история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Рассказ шестой, фантастический и последний

Встреча

- ...Какого дьявола!.. Ну, сколько раз ТЫ будешь повторять одну и ту же фразу? Нет, скажи, Серхио, скажи!..

- Во-первых, не Серхио, а Сергей, коль скоро Ваша милость решила сегодня изъясняться по-русски. Во-вторых, по-русски следует сказать: «какого черта». Но еще лучше, дорогой Мигель, или Михаил, в присутствии дам поступать так, как это делают настоящие мужчины, причем совершенно безразлично, на каком языке они говорят: не выражаться! Тебе, отпрыску благородного рыцарского рода, следовало бы все это знать... Если верить древним книгам, твои сверхдалекие предки как раз славились двумя качествами: необузданной храбростью и изысканной га­лантностью. В-третьих... не перебивай, спроси ЕГО самого. Ты ведь начальник смены, а я лишь старший оператор...

Молодой светловолосый мужчина, на вид почти юноша, гово­рил невозмутимо спокойно, не отрывая взгляда от огромного, во всю стену, экрана. Он сидел в рабочем кресле у главного пульта управления Диспетчерского приемно-посадочного зала Особого Космодрома Земли.

- Браво, Сергей! - негромко сказала «дама» - высокая девушка, одетая, как и мужчины, в золотисто-коричневый ком­бинезон, плотно облегавший ее худую фигуру. - Ты сегодня изумительно красноречив, в меру эрудирован и непонятно мно­гословен. С тобой случилось что-то?..

Девушка сидела справа от Сергея за пультом, на котором стояла цифра «2»; он контролировал работу всех автоматических устройств диспетчерской. Левое кресло, предназначавшееся для начальника смены, пустовало уже целый час: Мигель, не находя себе места, непрерывно ходил по залу.

Он действительно был руководителем смены и, возможно, даже потомком испанских рыцарей, поскольку родился в Мекси­ке. Высокий лоб, тонкий нос с горбинкой и острый подбородок делали его похожим на устремившуюся к добыче хищную птицу, однако ясные, по-детски широко открытые голубые гла­за светились таким доверием и добротой, что не оставляли сомнений о настоящем характере этого человека. Быстрый в своих решениях и еще более стремительный в действиях, он тяготился однообразной и спокойной работой в приемно-посадочном зале Особого Космодрома Земли, или ОКЗ, как его чаще называли. Мигель не скрывал от своих друзей и товари­щей по работе, что уже давно добивается перевода на службу на кораблях-разведчиках Галактики.

Быстрым и решительным шагом Мигель подошел к экрану. Это была одна из последних новинок видеотрансляционной техники. Автоматы-передатчики, расположенные на шести спе­циальных спутниках Земли, вели непрерывное наблюдение за околоземным пространством, внимательно ощупывая своими «глазами» сотни тысяч километров.

Они мгновенно оповещали ОКЗ о появлении любого инород­ного тела, размеры, форма, характер движения или еще какие-либо признаки которого не укладывались в общепринятые нор­мы привычных «обитателей» космоса. В течение нескольких се­кунд спутники снимали с подозрительного объекта всю необхо­димую информацию, обрабатывали ее и сообщали результаты в диспетчерскую.

Одновременно с поступлением информации на экране зала появлялся и сам нарушитель космического спокойствия и по­рядков, установленных Человеком в своей Галактике. Изображе­ние было объемным, и у всех, кто впервые попадал сюда, неизбежно возникало ощущение, что у зала только три стены и огромное окно, настежь распахнутое прямо в космос: один не­осторожный шаг, и ты вывалишься без скафандра в бесконеч­ную бездну вселенной.

- Нет, Серхио, нет! Ты все же скажи: почему ОН твердит только ее, только эту фразу? Почему? Неужели «Борода» ошиб­ся?! Этого не может быть... - Мигель говорил прямо в экран, словно ему хотелось, чтобы его подслушал тот, другой, твер­дивший вот уже целую неделю одну и ту же фразу: «Дайте ваш шифр; дайте ваш шифр; нужны переговоры; нужны пере­говоры...»

- Ты знаешь, Мигель, я и сам начинаю думать, что у НЕГО там что-то произошло... Его корабль кружит вокруг нас уже де­сятый день... Что же, он не видит и не слышит нас?.. А может быть, говорит вовсе и не ОН, а автомат?.. Почему наши не хотят спустить «Пузатый шар» на космодром? Все ожидают чего-то, а чего ждать?.. Страшно подумать: столько пролетел, чтобы до­ставить нам мертвое тело...

- Но ведь голос, голос, - перебила Сергея девушка. - Голос-то живой, понимаешь, живой. Неужели ты сам не слышишь: интонация, дыхание, вздохи... Я уже тысячу раз проверяла свои записи и ни одна не накладывается на другую. Нет, это не ав­томат, это живой голос...

Неуклюжее, шарообразное тело с длинными неподвижными щупальцами, растопыренными во все стороны, по-прежнему ви­село в центре экрана. Трое дежурных не отрывали от него глаз в надежде увидеть что-то необычное, неведомое, но такое желанное. Они смотрели так каждую смену, но, к их великому огорчению, с шарообразным кораблем ничего нового не про­исходило.

Вообще-то случилось невероятное: спутники ОКЗ именно в их дежурство десять дней тому назад поймали чужой корабль, Космический корабль, созданный Разумными существами, поис­ками которых так долго и безуспешно занимались земляне. Он появился именно тогда, когда уже казалось, что в Галактике землян, по-видимому, нет других планет с развитой разумной жизнью, и ученые начали готовить программы посещений дру­гих, наиболее близких галактик. Тогда-то неуклюжий шарообраз­ный корабль с растопыренными щупальцами-ногами сам приле­тел к Земле и землянам. Он ухитрился проскочить незамечен­ным мимо всех Космических застав, и только служба ОКЗ пой­мала пришельца.

Первая мысль была страшной: пришельцы из антимира! Ина­че почему чужой корабль не был замечен заставами? Но потом все объяснилось гораздо проще: «Пузатый шар» - так его окрестили взволнованные земляне, - очевидно, имел специаль­ную систему отклоняющих устройств, благодаря которым любая служба опознания не «ощупывала» его, а как бы проходила насквозь, вернее - обтекала тело корабля. Только спутники ОКЗ оказались способны обнаружить пришельца. Впрочем, судя по траектории его движения, он не блуждал по космосу, а сам уверенно направлялся к Земле!

С помощью космических буксиров «Пузатый шар» вывели на круговую орбиту в стороне от рейсовых трасс. Здесь он молча покрутился два дня, а потом, потом... заговорил! В первый свой сеанс корабль говорил ровно сорок минут, после чего замол­чал. Точно через два часа, секунда в секунду, он заговорил снова, и опять сеанс длился ровно сорок минут. На Землю опять полетела какая-то абракадабра, пока не наступило новое двух­часовое молчание. И так каждый день уже целую неделю; землянам она казалась веч­ностью.

- Сколько секунд до сеан­са? - спросил немного при­утихший Мигель.

Сергей нажал красную кнопку, и справа на стене за­жглась цифра «13».

- Тринадцать! - произнес голос из репродуктора. - Двенадцать, - продолжил он счет. - Одиннадцать. Десять...

Священный ягуар
Священный ягуар

Задняя стена зала плавно отъехала в сторону, пропустив в диспетчерскую пожилого мужчину с ярко-рыжей бородой.

- ...Семь. Шесть. Пять... Мужчина подошел к креслу Сергея.

- ...Три. Два. Один...

Комната наполнилась космической тишиной; потом что-то щелкнуло, и тихий голос устало заговорил: «Чюльхаветнадчлю-хаветнадировочерепинжунирсвочерепинжун...»

Странный, но ставший за неделю уже привычным набор зву­ков лился непрерывно, монотонно. Он был похож скорее на бормотание больного, чем на голос здорового человека. Только дыхание говорившего было ровным, спокойным, словно он спал и в бреду повторял свои непонятные слова...

- Он же спит! - вдруг закричал Мигель. - Боро... прости­те, профессор, он же спит и не слышит ваших ответов!..

На Генеральном совете по освоению галактик было принято решение немедленно посадить неизвестный корабль на Особый Космодром Земли. На все станции, спутники и дальние заста­вы, всем находящимся в полете кораблям был отдан категори­ческий приказ временно, вплоть до особого распоряжения, за­держать возвращение на Землю любых транспортных средств. В небо ушли только бригады космостроителей. Они подтащили к «чужаку» огромную спусковую капсулу - ее сооружение на­чалось сразу же, как только «Пузатый шар» был выведен на околоземную орбиту, - и завели его туда со всеми предосто­рожностями.

Посадка на Землю прошла благополучно. Оставалось решить главный вопрос: как проникнуть в корабль, не причинив не­вольный вред находившимся в нем Разумным существам, если они, конечно, живы?

Наконец после нескольких часов исследований с примене­нием сложнейшего комплекса самой разнообразной аппаратуры, удалось установить, что внутренний микроклимат кабины - больше всего волновались из-за давления - почти полностью соответствует земным условиям; правда, кислородная насыщен­ность «воздуха» была несколько выше земной. Только тогда по­следовал приказ вскрыть корабль, естественно, в изоляторе - гигантской непроницаемой камере. Среди тех, кому доверили эту операцию, находился Мигель. Он первый из землян обнару­жил и опознал «чужака»; он же получил право первым лицом к лицу встретиться с Разумными существами неведомого мира. Сергей был вместе с ним...

- Люди как люди! Словно из Марьиной рощи приехали, а не из чужой галактики...

- «Марьина роща»? - удивился Мигель. - Ты про какую Марью говоришь, Серхио, и почему у нее роща? Она что, раз­водит цитрусовые?..

- Потом расскажу, - засмеялся Сергей. - Смотри, Они идут, - добавил он уже совсем серьезно и тут же как-то не­естественно и торжественно воскликнул: - Встретим наших Братьев!..

Рыжебородый профессор, Мигель, Сергей и высокая девуш­ка - ее звали Джой, - как по команде, встали навстречу вхо­дившим в зал Женщине и Мужчине. Они были небольшого рос­та, стройные, пожалуй, слишком тоненькие. В земной одежде, сшитой специально для обоих иногалактян, они казались деть­ми, только со взрослыми лицами. Но от землян их отличали движения - быстрые, резкие, чуть-чуть угловатые, словно они постоянно куда-то торопились.

Профессор указал Женщине и Мужчине на два невысоких кресла, приглашая занять места напротив четырех землян за широким круглым столом. Также жестом он показал на миниа­тюрные наушники, объясняя, как ими следует пользоваться.

Когда все уселись на свои места, профессор заговорил в микрофон, вмонтированный в столе. Точно такие же микро­фоны стояли против каждого участника этой великой встречи, результаты которой затаив дыхание ожидала вся Земля.

Бог Чаак в храме
Бог Чаак в храме

- Друзья, - голос выдал волнение профессора, - Гене­ральный совет по освоению галактик поручил мне и моим юным друзьям провести наши первые беседы. Для нас это великая честь! Я начну с того, что позволю себе объяснить, почему именно нам доверили этот разговор с Вами, первы­ми Разумными существами, с которыми впервые встре­чается цивилизация Земли. Они, - он показал на своих товарищей, - обнаружили Ваш корабль и сделали все воз­можное для Вашего счастли­вого приземления. Я же руко­вожу научным центром - Уни­версальной системой сигнали­зации Разумных существ - и в этом смысле полезен, как мне кажется, на столь необычной, даже невероятной встрече наших двух миров.

Три дня Вы провели в Карантинном дворце. Вы понимае­те, почему это было необходимо. За это время Вы имели воз­можность освоиться с нашей дорогой планетой. - Профессор явно волновался; ему все время казалось, что он говорит слиш­ком обыденные слова, малоподходящие к столь невероятному случаю. - Вы отдыхали, одновременно получая комплексную информацию, которая должна была Вам дать минимум необхо­димых знаний о нас, о землянах. Встреча Разумных существ из разных миров - явление невероятное, необычное. Она может повлиять на разум в отрицательном смысле, и тогда нарушилась бы связь, о которой мечтали лучшие сыны наших планет, ради которой Вы совершили невиданный подвиг. Теперь Вы знаете, хоть и не много, но все же знаете, кто мы. Мы же хотим знать, кто Вы и откуда прилетели. Некоторое время нам придется пользоваться механической системой сигнализации, но по Вашим глазам я вижу, что занятия языком в эти три дня не прошли даром и Вы уже понимаете язык землян.

Профессор умолк. Он смотрел на своих собеседников радостным, немного тревожным взглядом, ожидая их ответа. Женщина и Мужчина переглянулись, как бы спрашивая, кому отвечать. Первой заговорила Женщина:

- Позвольте и Вас приветствовать словом «друзья», - сло­во «друзья» она произнесла на языке землян; мягкая улыбка и едва уловимая необычность произношения придали ее голосу какое-то особое, действительно неземное звучание. Было видно, что Женщина делает усилие, чтобы говорить медленно, - мане­ра разговора, так же как и движения иногалактян намного быст­рее земных. - Мы будем говорить на нашем языке - так нам будет легче точнее отвечать на Ваши вопросы. Мы расскажем все, что помним и знаем сами. Остальное землянам поведают видеозвуковые механические рассказчики, находящиеся в каби­не нашего корабля. Но мой спутник и супруг, так же как и я, мы хотели бы, если Вы позволите, задать Вам до того, как нач­нется наш рассказ, только один вопрос, волнующий нас обоих. Повторяю, если Вы, конечно, нам разрешите...

Спрашивайте, дорогие друзья. У нас нет никаких секретов. Я даже догадываюсь, о чем именно Вы хотите спро­сить: Вас интересует, как нам удалось так быстро понять и усвоить Вашу систему сигнализации, обучить ей автоматического синхронного переводчика и теперь столь непринужденно бесе­довать с Вами, хотя и не без помощи несколько примитивных микрофонов и наушников? Не так ли?..

Это как раз то, о чем мы хотели узнать, - голос Муж­чины был не таким сонным и монотонным, каким он слышался из «Пузатого шара». Он говорил, пожалуй, даже чуть быстрее, чем Женщина. - Как Вам удалось расшифровать нашу систему сигнализации? Я на Арете тоже занимался вопросами сигнализа­ции, и признаюсь, считал, что на пути их успешного решения стоят неодолимые препятствия...

Профессор по обыкновению откашлялся, словно собирался выступить с длинной лекцией, - в университетах снова лекции читались профессорами, как в далекую старину,- потом почему-то смутился, немного помолчал и начал свой рассказ:

- Я охотно отвечу Вам, дорогие еретейцы, - кажется, Вы так называете себя? - тем более что собирался начать раз­говор именно с Универсальной системы сигнализации Разумных существ. Но прежде всего я покажу Вам вот это, - и он про­тянул небольшую книжку, страницы которой воспроизводили в цвете какую-то древнюю иероглифическую рукопись. - Вы смотрите, мне это не помешает говорить... Много времени назад все как раз и началось с этой самой сложенной гармошкой «тетради». Между прочим, не с оригинала и не с такого вот великолепного повторения в цвете и материале, а с совершенно примитивных, как их называли тогда, фотокопий. Вот так же, как и Вы, люди внимательно рассматривали непонятные знаки, пы­таясь разобраться в том, что они скрывают; они хотели про­никнуть в тайны своих далеких предков. Многие светлые голо­вы разбивались о неприступную молчаливость рукописей. Люди спорили, сердились друг на друга и даже ссорились из-за не­умения прочесть эти тексты. Древняя письменность была пред­метом ожесточенной полемики в течение целого столетия. Ко­нечно, находились и такие, кто вообще отрицал необходимость работы над дешифровкой неизвестных письмен. Они говорили: «Стоит ли растрачивать человеческую энергию и средства ради того, чтобы узнать содержание каких-то никому не нужных ру­кописей? Зачем воскрешать мертвых - они не нужны живым». Представляете, так и говорили: «Не нужны живым»! Это как с плесенью - она тоже, говорили, никому не нужна, а потом из нее научились делать одно из самых замечательных лекарств своего времени - пенициллин. Именно в процессе дешифровки неизвестных текстов зарождалась, выкристаллизовывалась и от­рабатывалась, обретая право на жизнь, общая теория сигнали­зации между Разумными существами. К ней на помощь люди привлекли «думающие машины». Тогда они были еще просты до примитивности - десятки тысяч операций в секунду! Но и это­го оказалось мало. Человеческая мысль шагнула еще дальше - она подарила миру великую теорию информационного поиска - основы основ всех наших достижений в любой области знаний землян. Гигантские информационные центры сумели обобщить все знания Человека, накоп­ленные им за многие века, и они помогли ему в великом процессе самоусовершенство­вания ради познания такой близкой и вечно далекой Абсолютной истины!..

Небесный ящер
Небесный ящер

И вот мы, жители разных миров, сидим за этим круглым столом и спокойно беседуем друг с другом, потому что те, другие, ломая голову над ре­шением невероятных по слож­ности задач, ради нас, неведо­мых им потомков, отдавали свои силы, свою жизнь, чтобы похитить тайны, захороненные в столетиях, ушедших в вечность. В тайнах прошлого они искали путь в будущее. Они думали о нас, они верили и твердо знали:

ЭТО НУЖНО ЖИВЫМ!

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'