история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 9. ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ВИЗАНТИИ И НАРОДНЫЕ ДВИЖЕНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ V В.

Халкидонский собор привел к расколу византийской господствующей церкви. Безусловно, это явилось результатом усиления центробежных устремлений, развитие которых было в свою очередь связано с нарастанием социального протеста против всей системы общественно-политических отношений. Казалось бы, естественным следствием церковного раскола должен стать и политический распад Византии. Однако этого не произошло. Еще существовали могучие силы, заинтересованные в сохранении единства империи. В городах Сирии, Палестины и Египта греко-римские элементы все еще господствовали над местным населением (сирийцами, арабами, коптами). К тому же известная часть горожан получала выгоды от централизации, включаясь в административный аппарат и используя торговые связи. Что же касается господствующего класса рабовладельцев, то сохранение единства империи служило для него гарантией сохранения прежних имущественных отношений.

Несмотря на всю свою ненависть к императорским чиновникам, возмущение их насилиями и злоупотреблениями, городские массы не выдвигали прямых требований политического отделения тех или иных территорий от империи и создания самостоятельных государств. Но поскольку в религиозную распрю включались самые широкие слои местного — сирийского, коптского, арабского — населения, постольку церковный раскол угрожал перерасти в политический, которого отнюдь не желали состоятельные прослойки греко-римских городов. После Халкидонского собора весь Восток пришел в брожение, и только военная сила заставляла местное население признавать официальную церковную иерархию.

Для сохранения политического единства необходима была центральная власть, которая опиралась бы на крупные военные контингенты и управляла методами военной диктатуры. В условиях религиозной распри местные войсковые соединения были ненадежны. В качестве основного ядра войска приходилось использовать оторванных от народной массы наемников — сначала готов и аланов, затем исаврийцев. С их помощью византийская автократия надеялась сохранить политическую целостность страны, существующие имущественные отношения и социальный строй, маневрируя в то же время между интересами различных прослоек господствующего класса.

После Халкидонского собора продолжался курс на суровую эксплуатацию зависимых от Константинополя территорий Сирии и Египта. Константинопольская и александрийская торгово-ростовщическая верхушка, пытавшаяся при Хрисафии установить свое преобладание в империи, потерпела в Халкидоне поражение. Укрепилось автократическое правление, опорой которого являлись средние прослойки константинопольских ктиторов и вместе с тем военные круги — императорская гвардия; ее командный состав пополнялся не сенаторской знатью, а выслужившимися в рядах войска выходцами из низов туземного населения. И Маркиан, и Лев I, и Зинон начали свою карьеру простыми воинами.

Крупное провинциальное землевладение не имело в Византии V в. столь большого удельного веса, как на Западе. Правительству повсеместно приходилось считаться с горожанами, которые выражали свои требования шумными демонстрациями во время цирковых зрелищ, а также на судебных процессах. Последние проводились тогда открыто, и толпа часто вмешивалась в них, требуя изменения приговора.

Варвары продолжали служить в армии. Во главе византийских войск стоял алан Аспар, прославившийся своими победами над гуннами. Аспар не был племенным вождем; он сам и его личная охрана исповедовали арианство, которое в то время уже совершенно не пользовалось влиянием в Византии. Это оторванное от населения, чуждое ему по религии и племенному происхождению, войско было очень удобной карательной силой при подавлении народных волнений.

26 января 457 г. умер Маркиан, последний легитимный представитель династии Феодосия I. Реальная власть оказалась в руках Аспара, но учитывая свое происхождение и религию, он не смог отважиться на захват престола. Аспар выдвинул в императоры одного из своих офицеров, фракийца по происхождению, Льва I (457—474). Впервые обряд коронации императора был совершен константинопольским патриархом. Эта церемония отразила укрепление связей императорской власти с господствующей церковью и в представлении народа сделала Льва I независимым от готской верхушки. В то же время на Западе императорская власть полностью попала в руки германских военачальников, которые по своему усмотрению назначали и свергали императоров. Казалось, судьбы Византии и Италии сложатся одинаково. Однако Лев I вовсе не находился в такой зависимости от Аспара, как императоры Запада — от Рицимера. Городское население, послушная бюрократии, церковь с ее воинствующим монашеством — все это представляло собою такую реальную силу в Византии, которой Запад не знал и которую при случае можно было использовать.

Между тем народные волнения в Египте, Сирии, Палестине приобрели невиданный размах. Фанатизм египетского монашества объективно имел освободительную направленность. Во главе монахов стоял Шенуте, фактически руководивший боевой организацией. Монахи терроризировали византийских чиновников и их местных приспешников, которые были бессильны против этих иноков, облеченных священным саном и привлекавших к себе народные симпатии.

Возбуждаемое монахами население Александрии вместо константинопольского ставленника — патриарха Протерия выдвинуло на престол александрийского патриарха монофисита Тимофея, по прозвищу Элур («Кот»). Протерий был повешен и изрублен на куски. Все православное духовенство было изгнано из Александрии. Льву I удалось сместить Элура и сослать его в Гангры, а затем в Херсон. Волнения происходили в Антиохии, где дважды пришлось изгонять монофиситского патриарха Петра Кнафея («Валяльщика»), судя по прозвищу — бывшего ремесленника.

Несмотря на бурные волнения в провинциях, наиболее серьезной политической проблемой для Византии оставалась готская. Размеры германской опасности были очевидны: судьба Западной империи была наглядным тому подтверждением. Правительство Льва I вмешивалось в дела Рима. В 467 г. византийская дипломатия добилась возведения на западный престол своего ставленника, знатного вельможи Анфимия (внука Анфимия, главенствовавшего в Константинополе в начале V в.). Была осуществлена грандиозная попытка совместного наступления на Вандальское государство. Византия снарядила колоссальную для того времени эскадру из 1113 кораблей; затраты на подготовку похода составили 68 тыс. либр золота и 700 тыс. либр серебра. Но вследствие плохой организации и придворных интриг экспедиция потерпела неудачу. Этот провал сделал неизбежным падение Западной империи.

Поражение в войне с вандалами заставило правительство Льва I принять меры предосторожности в отношении готов Аспара. Лев набрал из исаврийцев особый отряд императорской гвардии — экскувитов. Их начальником был назначен Тарасокодисса, принявший имя Зинона. Между тем готы выдвинули требование провозгласить кесарем, наследником Льва, сына Аспара. Народ столицы, возбуждаемый монахами, константинопольские ктиторы, боявшиеся готской власти, выступили против провозглашения арианина престолонаследником. Положение еще более обострилось, когда в результате распада державы Аттилы на границе империи образовались племенные государства остготов: Теодориха, сына Тиария, и Теодориха, сына Теодомира. В 469 г. остатки гуннских племен вторглись на Балканский полуостров. Византийская армия с Аспаром во главе нанесла им уничтожающий удар. Но тем опаснее стали воинственные дружины готов, входивших некогда в состав гуиннского союза Аттилы.

Мавзолей Галлы Плацидии в Равенне. Внутренний вид. Вторая четверть V в.
Мавзолей Галлы Плацидии в Равенне. Внутренний вид. Вторая четверть V в.

Пребывание Аспара у власти грозило Византии опасностью. В начале 471 г. по приказу Льва I и при содействии корпуса исавров Аспар и все его семейство вместе с дружиной были перебиты.

Вместо готов ядром византийского войска, императорской гвардией сделались теперь исаврийцы Зинона, который, породнившись с Львом I, после его смерти стал императором (474—491).

Вслед за убийством Аспаридов началась война против готов Теодориха, сына Тиария. Византийцы терпели неудачи. Пришлось действовать обычным дипломатическим путем — предоставлять готам почетные звания и должности, подкупать вождей. В то же время опустошительные походы на Балканы совершали и остготы Теодориха, сына Теодомира. Византийская дипломатия пыталась натравливать готских вождей друг против друга, что, однако, не всегда удавалось. Обычно мир между Византией и готскими вождями устанавливался таким образом, что в жертву приносилось население балканских провинций. Предоставляя в «управление» готам отдельные города и районы полуострова, правительство фактически отдавало на поток и разграбление варварам их жителей. Народ был в ужасе от этих «правителей». В Фессалонике при одном только слухе, что император велел отдать город Теодориху, все население города заявило бурный протест: были низвергнуты статуи императора, произведена попытка убить префекта и сжечь дома правительственных: учреждений. Только благодаря посредничеству епископа и гарантиям, данным им, мятеж в Фессалонике был прекращен. Во время: переговоров с византийскими дипломатами готы открыто указывали, что не могут содержать свои дружины и семьи без грабежей ила крупных субсидий из Константинополя.

Готская опасность ложилась тяжелым бременем на всю империю. Кроме того, враждовавшие группировки византийской знати искали себе сторонников среди готских вождей. Смерть Теодориха, сына Тиария, в 481 г. несколько облегчила положение.

В 486 г. отношения между Византией и готами стали особенно, напряженными. Теодорих, сын Теодомира, осадил Константинополь, и разграбил его окрестности. Исавры и городское население готовы были сжечь город, если его невозможно будет отстоять. Однако Теодорих отступил и согласился на примирение. Зинон предложил ему двинуться с готами в Италию и стать ее правителем вместо Одоакра. Осенью 488 г. основные силы готов покинули Балканы.

С приходом к власти Зинона высшие должности в империи перешли к исаврийской военной знати. Это сразу же вызвало яростное сопротивление константинопольских сенаторов. Положение Зинона. на престоле было непрочным. Сознавая враждебное настроение сенаторов, Зинон должен был искать опоры в более широких слоях константинопольского населения, особенно среди торгово-ростовщической прослойки. В основном он продолжал внутреннюю политику Льва I. Опираясь на сильный гарнизон из исавров, Зинон правил самовластно, отстранив сенат от дел. Во главе его правительства стоял ловкий: представитель торгово-ростовщических кругов евнух Урвикий.

Несмотря на то, что в правление Льва I и Зинона царил грубый произвол военщины, сначала готской, потом исаврийской, в сущности их действия были угодны константинопольским ктиторам, которые пользовались привилегиями столичных жителей, в частности дешевым хлебом из Египта. Политика, которую проводили Лев I и Зинон в отношении крестьян, в основном соответствовала интересам торгово-ростовщических слоев Константинополя и партии прасинов. В 486 г. был издан так называемый закон Льва I и Анфимия, согласно которому крестьянам митрокомии запрещалось продавать свои земельные участки лицам, не являвшимся ее членами. В том же году был повторен указ, запрещавший практику самоотдачи крестьян под патроциний. Несколько позднее Зинон издал закон, не допускавший перекладывания долгов отдельных членов общины на других общинников.

Эти мероприятия несколько задерживали превращение свободного крестьянства в зависимое. В них нельзя усмотреть какой-то особой заботы Льва I и Зинона о крестьянстве. Стремление не допускать перехода земель в руки не членов общины было старинной традицией греческих полисов. Закон Льва I и Анфимия позволял городским дельцам эксплуатировать свободное крестьянство, используя фискально-судейский аппарат, а также через торговлю и ростовщичество.

Мавзолей Теодориха в Равенне. Построен около 519 г.
Мавзолей Теодориха в Равенне. Построен около 519 г.

Одним из проявлений того, что политика Зинона была направлена против крупной поземельной знати, служили попытки утвердить законом практику эмфитевсиса. Право передачи земель в аренду на вечные времена (при условии осуществления на этих землях хозяйственных улучшений) юридически оставалось неясным: со стороны держателей-эмфитевтов наблюдалась тенденция понимать эмфитевсис как передачу земли в полную собственность; землевладельцы же стремились видеть в нем аренду на неопределенный срок, причем господин был вправе изменять ее условия, т. е. фактически превращать эмфитевта в зависимого. Закон Зинона относительно эмфитевсиса обязал обе стороны соблюдать первоначальное соглашение, причем убыток от стихийных бедствий падал на землевладельца, а не на эмфитевта. Этот закон давал широкую возможность предпринимательским кругам городских ктиторов в порядке эмфитевсиса арендовать участки земли для разведения виноградников, оливковых рощ, садов и огородов в пригородной полосе крупных городов.

Правление Зинона ознаменовалось массовыми конфискациями владений оппозиционной аристократии. Отнятые у знати поместья пополнили фонд императорских земель, доходы от которых шли на содержание двора и не подлежали ведению местных властей.

Сенат был лишен права судить своих членов — оно передавалось лично императору или назначенному по его указанию судье. Эта мера снижала политическое значение сената.

Вторая половина V в. в истории Византии была относительно спокойным временем: большая часть территории Византии (Малая Азия, Сирия, Палестина, Египет, Греция) не подвергалась нашествию врагов. Продолжался рост городов — торгово-ремесленных центров. Ремесленно-торговые корпорации становились сильными организациями; они заключали между собой соглашения, пытались диктовать цены на рынке, что в некоторой степени препятствовало развитию рыночных связей. Правительства Льва I в 473 г. и Зинона в 482 г. запретили монопольные соглашения. Лев и особенно Зинон издавали указы о благоустройстве городов, отражавшие интересы константинопольских ктиторов.

Осуществлялось бурное строительство городских зданий. При этом повысилась активность строительных рабочих, которые требовали улучшения условий труда и оплаты. Надпись в Сардах говорит о конфликте между работодателями и работниками в 459 г. Правительство строго запретило строительным рабочим бросать начатую работу и препятствовать ктиторам в случае отказа работников от работы нанимать других.

Классовая борьба во время правления Зинона тесно переплеталась с религиозными распрями и народно-освободительными движениями. Несмотря на личные симпатии к монофиситам, Зинон продолжал по отношению к ним политику Льва I. Монофиситские иерархи Тимофей Элур и Петр Кнафей по-прежнему оставались в ссылке.

Правление исаврийской клики было неустойчивым. В столице ненавидели исаврийских «выскочек». Знать находилась в решительной оппозиции, народные массы постоянно испытывали произвол исаврийских воинов, которые грабежами надеялись сколотить себе состояние и таким путем занять более видное положение в обществе. Зинон буквально купался в роскоши. Он был ленивым и трусливым правителем. При его дворе большое влияние имели женщины — жена императора Ариадна и ее мать, вдова Льва, властолюбивая интриганка Верина. Верина стояла в центре ряда заговоров против Зинона. Она надеялась при помощи своего брата, неудачливого полководца Василиска, свергнуть исавров и возвести на престол своего интимного друга; заговорщикам удалось захватить власть, но Василиск обманул Верину и сам стал императором (9 января 475 г.). Наблюдая постоянные волнения монофиситов, Василиск переоценил их силу. Ратуя за установление церковного мира, он открыто принял сторону монофиситов. Вероятно, на этот шаг его побудили прежде всего политические затруднения империи в Египте.

Константинопольская знать не оставляла грабительских методов эксплуатации богатств Египта и предприняла попытку утвердить свое положение в Александрии, вступив в союз с монофиситами; был издан указ («сакра») об отмене решений Халкидонского собора. Все низвергнутые и сосланные епископы-монофиситы были восстановлены в правах. Однако против этой политики восстал патриарх Акакий (472—489), который настроил против Василиска городские массы. Василиск лишил константинопольского патриарха церковных прав на Малую Азию и возвысил Эфесского митрополита. Это еще более взволновало константинопольцев. Вспыхнуло восстание. Весь город был охвачен огнем. В пожаре погибли многие прекрасные произведения искусства классической древности — Афродита Книдская и другие статуи. Сгорела масса рукописей. Испуганный Василиск понял безнадежность своей политики в Константинополе и отменил «сакру». Но было уже поздно. Войска Зинона заняли город (август 476 г.). Партия прасинов бурно приветствовала возвращение императора. Религиозная распря с монофиситами временно заставила константинопольцев примириться с исаврийцами. Как раз в это время на Западе потерял престол последний западноримский император Ромул Августул. Византия, раздираемая внутренними смутами, не приняла участия в судьбе Западной Римской империи.

Несмотря на победу, положение исаврийцев в столице не было прочным. Произвол, коррупция и налоговый гнет возбуждали народ. Его недовольством снова решила воспользоваться родовитая константинопольская знать. Представитель знатной константинопольской семьи — Маркиан, женатый на младшей дочери Верины, организовал заговор. В 479 г. сторонники Мартиана неожиданно напали на правительственные учреждения; население Константинополя немедленно присоединилось к восстанию; исаврийских экскувитов избивали, народ бросал в них камни с крыш домов. Дворец был взят, Зиноя бежал. Население Константинополя праздновало победу. Но за ночь исаврийцы собрались с силами и сумели арестовать заговорщиков. Маркиан скрылся и некоторое время предводительствовал отрядом повстанцев в провинции, надеясь утвердиться в Малой Азии. Однако эта попытка не удалась. Время для Константинополя было крайне опасным, так как с запада городу снова угрожали остготы.

Постоянные смуты в Александрии и Антиохии, особенно в тяжелые годы внешней опасности, когда под Константинополем стояли германцы, привели Зинона и патриарха Акакия к решению примирить враждующие церкви. В 482 г. они издали Энотикон («Объединение»). Компромиссными формулировками, которые казались бы приемлемыми для обеих сторон, Зинон хотел прекратить церковную вражду. Ряд ставленников императора из обоих лагерей признал Энотикон, но борьба не прекратилась. Суть споров заключалась отнюдь не в догматах. Народные движения только по форме были религиозными. Энотикон не удовлетворил ни ту, ни другую сторону. Особенно энергично протестовал римский папа. Зинон и патриарх Акакий прибегли к насилию. Восставшие против Энотикона монахи были казнены, а с римским престолом произошел полный разрыв, продолжавшийся 34 года (484—518).

Правительство было обеспокоено активностью монашества и его связями с массами. Принимались меры к закреплению монахов за монастырями, которые таким образом превращались в хозяйственные учреждения с неотчуждаемыми владениями. Иначе говоря, делались попытки оторвать монашество от масс, включив монахов в ряды господствующего класса. Рабам и энапографам запрещалось вступать в монастыри.

Исаврия находилась при Зиноне в особом положении: исаврийцы становились военным сословием, связанным с землей. Их предводители стремились превратить свое традиционное влияние, вытекавшее из их положения как родоплеменных вождей в нечто большее — в устойчивую политическую власть. Исаврийцы ежегодно получали в качестве «даров» (donativa) 1500 либр золота. Из их рядов формировалась военно-землевладельческая знать. Но в продолжение всего правления положение Зинона не было прочным именно в Исаврии. Политика этого императора, его связи с торгово-ростовщическими кругами вызывали недовольство исаврийцев. В результате в Исаврии росло возмущение против Зинона. Этим воспользовался его сподвижник Илл, поднявший восстание и провозгласивший императором сенатора Леонтия (из исаврийской знати). Напряжением всех сил Зинону удалось подавить восстание.

Обострялась обстановка и в Палестине. Здесь происходили выступления греческого городского населения. Они носили реакционный характер: греки стремились сохранить свое привилегированное положение и инспирировали нападения на евреев и самаритян.

Ответом на религиозные преследования, на социальный и налоговый гнет было большое восстание самаритян (484—486 гг.). Их религиозным центром являлась гора Гаризим, которая стала и центром движения. Самаритяне в Неаполе (сирийском) произвели избиение христиан, организовали свое правительство во главе с Юстасом, которого провозгласили царем. Восставшие овладели центром Палестины — Кесарией. Но правительство организовало силы горожан, сколотило военно-полицейские отряды добровольцев и разгромило самаритян. Подавление восстания сопровождалось почти полной конфискацией имущества состоятельных самаритян в городах. На горе Гаризим был построен христианский храм.

Иная ситуация складывалась на персидской границе. Иранское государство во второй половине V в. переживало тяжелый период. В персидской Армении вспыхивали восстания, персам не удалось добиться полного подчинения восточной Армении. После острой гражданской войны (457—459) на Персию напали гунны-кидариты, затем гунны-эфталиты. Считая кочевников общими врагами, Византия оказывала Персии финансовую помощь. Шах Пероз (459—484) попал в плен к эфталитам. Зинон принял меры к его освобождению: очевидно, Византия рассматривала персов как менее опасного противника. В Иране ширилось революционное движение маздакитов; наибольший размах оно приняло в конце 80-х годов V в. Иран на время выпал из числа реальных противников Византии. Против учения Маздака и демократических сил Ирана совместно выступили и зороастрийское жречество и поддерживаемое Византией христианское духовенство.

Относительное спокойствие на восточной границе давало возможность византийскому правительству сконцентрировать внимание на Западе и попытаться ликвидировать угрозу со стороны готов.

В 491 г. в Константинополе произошел переворот. 9 апреля при подозрительных обстоятельствах умер император Зинон. Согласно поздней версии, мертвецки пьяного Зинона выдали за покойника и похоронили, хотя и слышали его крики. Вдова Зинона Ария дна объявила о своем желании избрать мужем чиновника из незнатной семьи, добившегося должности силенциария и близкого к сенаторским кругам, — Анастасия Дикора (491—518). Родственники и сподвижники Зинона не сумели воспрепятствовать этому.

Несмотря на попытки Зинона укрепить свое положение мероприятиями в интересах ктиторов и уступками оппозиционным элементам Сирии и Египта, правление этого императора было выгодно преимущественно формировавшейся военно-феодальной знати Исаврии. Все прослойки общества возмущались методами его правления, которые основывались на грубом произволе военщины.

Анастасий был избран сенатом, духовенством и цирковыми партиями Константинополя. Избрание нового императора происходило в напряженной обстановке: народ восстал, он требовал смещения городского эпарха, изменения всей политики, в частности, отмены Энотикона и признания халкидонского исповедания государственной религией. Новый император выполнил некоторые из этих требований, дал присягу в верности православию. Однако народные массы не удовлетворились сменой отдельных лиц в правительстве. Началась так называемая плебейская война — восстание, во время которого была сожжена большая часть столицы. В выступлениях масс принимали участие цирковые артисты-мимы, возбуждавшие народ. Анастасий подавил восстание, цирковые мимы были высланы из столицы.

Новое правительство сместило исаврийцев с занимаемых ими государственных должностей. Переворотом 491 г. была пресечена попытка исаврийцев занять главенствующее положение среди феодализирующейся знати Византии. Правда, для полного подчинения Исаврии правительству Анастасия пришлось вести в продолжение семи лет войну.

Политический переворот, направленный против деспотического правительства, опиравшегося на военно-полицейскую систему, способствовал оживлению и повышению значения сословных организаций. Одной из них был сенат, ставший при Анастасии сословным учреждением, главным образом константинопольской землевладельческо-рабовладельческой знати. В его состав, однако, в течение V в. включилось много представителей торгово-ростовщической прослойки, купивших сенаторское звание.

Другим сословным учреждением была церковь во главе с патриархами Константинополя, Антиохии. Александрии и Иерусалима. Важной общественной силой оставались цирковые партии, которые, несмотря на то, что руководство ими находилось в руках состоятельной верхушки, все же представляли собой сословную организацию плебейских масс города; социальное недовольство низов всегда толкало верхушку партии на выступления.

Анастасий поддерживал прасинов. Их руководство стояло за то, чтобы сенат и цирковые партии участвовали в управлении. Однако Анастасий считался лишь с финансовыми дельцами, связанными с Сирией и Египтом и возглавлявшими прасинов; представителей широких плебейских масс он не мог допустить к участию в управлении. Напротив, он начал проводить политику, направленную на сокращение влияния масс в цирке: уменьшалось количество зрелищ, запрещались некоторые виды празднеств. Народ ответил на это волнениями. В императора бросали камнями. В 499 г. центр столицы сгорел в пламени пожара. Император сумел подавить движение при помощи верхушки партии прасинов; на должность эпарха был назначен видный сенатор — патрон прасинов Платон.

Правительству, естественно, казалось опасным объединение прасинов с венетами. Разжигание вражды между партиями отвечало интересам властей. Взаимные побоища прасинов и венетов, вероятно спровоцированные правительством, были нередким явлением. В 501 г. в одном из таких столкновений на ипподроме погибло 3 тыс. человек, в том числе и сын Анастасия.

Политика натравливания одной партии на другую, видимо, имела успех. Когда в Антиохии плебейские массы под руководством прасинов выступили против наместника и начальника полиции никт-эпарха Мины, венеты сражались на стороне правительственных отрядов. Прасины победили. Мина был убит. Была организована карательная экспедиция. Волнения удалось подавить.

В основе политики правительства Анастасия лежало стремление к умиротворению страны. Путь к этому император видел в повышении роли гражданских учреждений. Но нужно было срочно создать новую военную силу вместо исаврийцев, с которыми приходилось вести войну. Уже в первый год правления Анастасия была введена хрисотелия. Нуждаясь в средствах для создания армии и не доверяя случайным рекрутам, Анастасий постановил вместо поставки рекрутов и провианта для войска требовать денежных взносов. Собранные таким образом суммы позволили Анастасию нанять послушные контингенты войск и в длительной борьбе с исаврами преодолеть их сопротивление.

В дальнейшем была введена синонэ (( συνωνη — coemptio) — закупка продовольствия у населения, которое должно было в принудительном порядке, по установленным правительством ценам, продавать излишки продовольствия особым чиновникам, или купцам, взявшимся за выполнение подрядов. Синонэ (она могла быть адэрирована) стала особенно тяжелой повинностью сельского населения.

Важной проблемой для правительства Анастасия явилась перестройка налоговой системы в соответствии с интересами торгово-ростовщической прослойки. Тяжесть хрисаргира в основном ложилась на бедноту; но его взимание затрагивало интересы и торгово-ростовщических кругов. В 488 г. под давлением масс Анастасий был вынужден согласиться на отмену налога. Сыграли свою роль, по-видимому, и другие мотивы: налог пагубно влиял на предприимчивость горожан, способствуя вместе с тем росту числа социально опасных люмпен-пролетариев и бродячих монахов. Возможно, доходы от рыночных пошлин, возросшие вследствие развития предпринимательства, покрыли убыток от отмены налога. Современники отмечали бурную радость населения при получении известия об отмене хрисаргира. Были учреждены морские таможни для сбора пошлин с товаров, перевозившихся на кораблях.

На торговле ходовыми товарами, в частности продовольствием, тяжело отражалась неустойчивость соотношения между разменной медной монетой и золотой номисмой. При Анастасии был введен твердый курс медного фолла; кератий был приравнен к 40 фоллам. Эта реформа способствовала стабилизации денежного обращения.

Наиболее четко классовая позиция правительства Анастасия проявилась в его реформе сбора налогов в провинции. До того времени ответственными за сбор налогов были городские курии. В IV в. они терпели большой ущерб от выполнения этой обязанности. Однако в V в. в экономическом положении городов Малой Азии и Сирии произошли крупные изменения. Археологические раскопки дают представление о значительном росте производства. Сбор налогов уже не мог быть столь разорительным предприятием. Был издан ряд законов против патроциниев, которые серьезно затрудняли сбор налогов во времена Ливания. Все это позволяло вкладывать капиталы в налоговое дело. Анастасий передал сбор городских налогов виндикам, т. е. откупщикам. Реформа не встретила поддержки горожан, ибо, хотя куриалы и жаловались на тяжесть сбора налогов, они так или иначе могли перекладывать основную часть налогового бремени на остальное население. Теперь курия лишилась главного и почти единственного преимущества: городское самоуправление оказалось совершенно беспомощным. Введение института виндиков нанесло сильный удар благосостоянию городов. Когда раньше куриалы грабили бедноту, награбленные средства оставались в городах, теперь же, через виндиков, деньги стали идти в Константинополь. Кроме того, виндики, обладая правительственной поддержкой, имели больше возможностей совершать насилия и грабежи. Реформой недовольна была также клика чиновников префектуры, поскольку сбор налогов осуществлялся без их участия. Однако крестьянство пригородов испытывало некоторое облегчение: ведь в прежние времена куриалы старались всю тяжесть налогов возложить на население пригородных деревень.

Немалые трудности для правительства представляло снабжение горожан. Законами 491 и 505 гг. оно возлагалось на епископа и протевонов города, которые должны были путем распределения литургий между разными должностными лицами курии доставлять хлеб не по твердой, а по рыночной цене. Эти меры стимулировали развитие внутренней торговли.

Несмотря на ряд демагогических мероприятий, проведенных в правление Анастасия, оно было очень непопулярно. Тяжелые налоги, в основном денежные, хозяйничанье откупщиков и придворных евнухов — все это возбуждало против Анастасия горожан. Возмущение вызывала его финансовая политика. К концу правления Анастасия казна располагала колоссальными запасами золота, достигавшими 320 тыс. либр. Анастасий сократил расходы на роскошь, не строил пышных дворцов и зданий, стремился урезать траты на организацию зрелищ. Эта политика лишала работы многих жителей Константинополя, особенно ремесленников, занятых производством предметов роскоши.

Изъятие из оборота массы золота стесняло развитие товарного хозяйства и порождало недовольство тех кругов, которые вначале поддерживали Анастасия.

Переход к денежным налогам привел к значительной задолженности населения. Обычным явлением стала выдача кабальных записей. Анастасию пришлось издать указ об их отмене, оказавшийся, впрочем, малоэффективным.

В аграрном вопросе Анастасий последовательно проводил политику сохранения существовавших тогда имущественных отношений. Отражая интересы городской знати, имевшей доходы от товарного хозяйства, вводя четкую денежную систему, Анастасий стремился придать устойчивость старым формам собственности и аграрных отношений. Никаких нововведений — таков был основной принцип его политики. Та же цель явственно проступает в указе Анастасия, изданном около 500 г.: указ ясно определял юридический статус лиц, работавших на земле крупного землевладельца. Все энапографы, прикрепленные еще в IV в., приравнивались к рабам: их имущество считалось только пекулием. Арендаторы, которые арендовали землю на срок не свыше 29 лет, сохраняли договорные отношения с господином. Лица, арендовавшие землю на срок более 30 лет, закрепляли за собой участок земли при условии обязательной ее обработки и выплаты положенных взносов. Закон Анастасия практически приравнивал таких колонов к эмфитевтам Зинона. Таким образом, появился институт, неизвестный римскому праву, но соответствовавший феодализационным тенденциям в аграрном строе. Закон препятствовал превращению арендаторов в энапографов, мало чем отличавшихся от рабов, и закреплял новые формы поземельных отношений, которые в большей мере стимулировали труд земледельцев. Закон Анастасия не предоставлял особых выгод крупной землевладельческой знати, которая привыкла закрепощать крестьян, лишь превращая их в энапографов, или устанавливая патроциний.

Та же тенденция к стабилизации общественных отношений лежала в основе религиозного курса Анастасия1. Объединительные мероприятия Зинона не удались, и потому первоначально политика Анастасия сводилась к принципу невмешательства в религиозные дела. Однако этого принципа невозможно было придерживаться в то время, когда все политические и социальные движения принимали форму борьбы за ту или другую религиозную доктрину. Политика невмешательства резко осуждалась константинопольским клиром и трактовалась как уступка монофиситам. Церковные авторы называли Анастасия еретиком.

Тайная Вечеря. Мозаика верхнего яруса южной стены корабля в базилике Сант-Аполлинаре Нуово в Равенне (493-526 гг.)
Тайная Вечеря. Мозаика верхнего яруса южной стены корабля в базилике Сант-Аполлинаре Нуово в Равенне (493-526 гг.)

Поскольку религиозные симпатии отражали социальные и сепаратистские тенденции, в каждой провинции по-разному относились к халкидонским канонам. В Константинополе широкие круги ремесленников и торговцев были втянуты в торговые отношения с Сирией и Египтом; немало моряков получало работу от навикуляриев. Естественно, в этой среде заметна была тяга к монофиситам. К тому же в руководстве цирковой партии прасинов имелись знатные лица, заинтересованные в снижении политической роли константинопольского чиновничества. Однако более сильными в Константинополе были приверженцы партии венетов, в которой преобладала высшая земельная аристократия. Партия венетов умела привлекать на свою сторону бедноту, люмпен-пролетарские элементы, которые подкармливались за счет ограбления провинций, в первую очередь Египта и Сирии. Именно эти элементы поддерживали халкидонское вероисповедание. Анастасий окружал себя незнатными людьми (он продавал им должности) и евнухами. Это вызывало особое недовольство верхушки столичного общества. Когда в 511 г. Анастасий решил более энергично защищать монофиситство и отстранить патриарха Македония II (496—511 гг.), большая часть населения Константинополя выступила против императора столь воинственно, что он должен был отказаться от своего намерения.

В 512 г. Анастасий и патрон прасинов Платон объявили о введении монофиситской формы так называемого «трисвятого» славословия. Несмотря на полную поддержку императора, руководству прасинов не удалось привлечь на свою сторону массы — прасины и венеты объединились против Анастасия и потребовали избрания нового императора. Были сожжены дома знатных сторонников Анастасия. Движение народных масс стало принимать социальный характер, аристократический квартал столицы был уничтожен огнем. В 513 г. константинопольцы снова выступили против монофиситской формы славословия. Столица стояла за строгую церковную централизацию, соответствовавшую принципам халкидонского вероисповедания. В Сирии Анастасий открыто проводил линию монофиситов. Основная часть местного населения придерживалась здесь монофиситства (хотя много оставалось еще и язычников разных культов); его непримиримыми воинственными проповедниками были фанатичные монахи-сирийцы. Их воодушевляла ненависть к греческим аристократам, владевшим землей, в Сирии.

Религиозная политика Анастасия в Сирии была тесно связана с внешней. После социальных потрясений второй половины V в. Персия постепенно окрепла. Началась длительная эпоха персидского наступления на византийские владения в Сирии. Не желая допустить потерю этого богатейшего края, Анастасий стал проводить здесь промонофиситскую политику.

В крупных городах Сирии (Антиохия) были, однако, и противники монофиситов. Привилегированное греческое население хотело удержать свои позиции, и его симпатии поэтому устремлялись к Кон-Отантиноцолю; в провинциях не затухала борьба между греками и сирийцами. Местное греческое население поддерживало патриарха Флавиана, высказавшегося за халкидонское исповедание. Громадная толпа монахов-сирийцев вступила в Антиохию, чтобы сместить Флавиана, но горожане, защищая его, перебили монахов. Анастасий счел Флавиана виновником столкновений: он был сослан, а на патриарший престол выдвинут монофисит Север.

Совсем иным было положение в Палестине. Первые попытки утвердить здесь монофиситство в конце V в. окончились неудачей. Преобладание получили православные. В Сирии основной массой христианского населения были негреки. Палестина, напротив, была густо населена пришлым греческим элементом. Христианские святыни в Палестине пользовались широкой поддержкой Константинополя, и в интересах жителей Палестины было сохранять дружественные отношения со столицей. Что касается местного негреческого населения, то оно не было христианским, и поэтому его социальный и национальный протест, естественно, не облекался в религиозную форму монофиситства.

Среди самаритян продолжалась борьба за возвращение им священной горы Гаризим. Эти выступления, религиозные по своему внешнему характеру, были прямо направлены против византийского господства.

В Египте церковь снова приобрела значительное влияние, поскольку власти Константинополя в общем благоприятно относились к монофиситам. Крупные египетские землевладельцы, преимущественно греки, опирались на свои связи со столицей, игнорируя, однако, невыгодные для них указы против патроциниев. Во главе этой аристократии стоял назначенный императором августал. Церковь демагогически выступала в качестве защитницы коптского населения против правительственных чиновников. Масса местных жителей поддерживала, монофиситского патриарха против августала. Между войсками Анастасия, симпатизировавшего монофиситам, и населением происходили вооруженные столкновения. В 509 г. императорские воины сожгли дом патриарха Иоанна, а городской плебс низверг статую Анастасия; толпы бедняков жгли дома противников патриарха. Видя в местной аристократии оппозицию монофиситству, правительство Анастасия приняло против нее ряд мер: в 510 г. крупнейший землевладелец Египта Апион был сослан, а имения его конфискованы.

Промонофиситская политика Анастасия была не в состоянии предотвратить выступления ремесленных низов Александрии. В 516 г. между сторонниками нового патриарха-монофисита и императорским августалом произошло столкновение. Повод к нему сам по себе был незначителен, но народ был раздражен недостатком продовольствия в Александрии. Августал был убит. На александрийских ремесленников и торговцев обрушились жестокие репрессии. Отношения властей с монофиситами снова урегулировались при монофиситском патриархе Диоскоре. В правление Анастасия продолжался разрыв с папой римским, который не признавал ни Энотикона Зинона, ни, тем более, монофиситского курса Анастасия. Папа активно вмешивался во внутреннюю политику Византии. Он стремился настроить духовенство против Анастасия. Попытка Анастасия установить связи с Римом (517 г.) окончилась безрезультатно вследствие непримиримости позиций обеих сторон.

Западные провинции переживали тяжелые времена. Опорой Византии являлись малоазийские и сирийские области. Балканы, в течение ряда лет находившиеся во власти готов, в 488 г. освободились от них, но хозяйство страны долго не могло оправиться от разорений. Считая невозможным собрать во Фракии какие-либо средства, Анастасий освободил балканские провинции от синонэ. Однако последующие финансовые мероприятия Анастасия сделали непопулярным его правление на Балканах как среди народных масс, так и в землевладельческих кругах.

В 513 г., опираясь на общее недовольство Анастасией, против него выступил комит федератов в провинции Скифии (Добруджа) — Виталиан. Поводом к восстанию послужило снижение денежных выдач федератам. Учитывая общее настроение масс, Виталиан подверг критике правление Анастасия в целом. Он призывал к борьбе против «ереси» императора — к борьбе за халкидонскую веру.

Военные действия Виталиана были успешны: он дошел до Константинополя. Однако испуганные размахом движения, принявшего социальный характер, его приближенные примирились с Анастасием. Примирение это оказалось недолговечным — Анастасий нарушил его условия. Виталиан поднял новое восстание. На этот раз против него было послано 80-тысячное войско под начальством Ипатия, племянника Анастасия. Оно было разгромлено восставшими. Ипатий попал в плен. Армия восставших опять появилась у Константинополя. Но Виталиан не смог реализовать своего блестящего успеха. Переговоры с Анастасией вели его приближенные. Будучи выразителями интересов землевладельческой знати, они фактически предали народные массы.

Условия мира совершенно не затрагивали вопросов социального порядка — здесь говорилось лишь о защите халкидонского исповедания, выдвигалось требование созыва церковного собора под руководством папы. Виталиан и все ведущие начальники восставших получили видные должности и подачки.

Клика Анастасия временно пошла на уступки. Вскоре, однако, император, собрав силы, решил покончить с Виталианом. Анастасию удалось убедить высшую аристократию в опасности возглавлявшегося им движения, и сенат торжественно объявил его «врагом отечества».

Третье восстание Виталиана потерпело неудачу. Его войско состояло почти исключительно из варваров-наемников. Вероятно, среди них были и славяне. Памятуя о предательстве, имевшем место во время второго похода, местное население не приняло участия в новом восстании. Воины Виталиана совершали жестокие опустошения. В Константинополе против восставших объединились все группировки. Сторонник халкидонского исповедания Юстин разгромил флот Виталиана. Последний бежал.

Внешняя политика Анастасия на всех границах была оборонительной. На востоке после длительного мира возобновились военные действия против персов. Анастасий отказался выплачивать Ирану денежную субсидию (персы требовали ее под предлогом необходимости охраны Каспийских ворот от наступления варваров). Персидская армия двинулась в наступление. Главные бои разыгрались в 502 г. за город Амиду. Персы захватили его, но не сумели удержать в своих руках. В 506 г. был заключен мир на условии сохранения прежних границ. Для защиты от будущих нападений персов византийцы построили новую крепость — Дару.

На Балканском полуострове конец V в. ознаменовался значительным усилением после распада державы гуннов болгарской опасности и опасности со стороны появившихся на Дунае славян. Они вторгались в пределы империи в 493, 499, 502 гг.

Вероятно, одно из славянских племен, которое византийцы называли традиционным именем «геты», организовало нападение на Византию в 497 г. Варвары глубоко проникли во Фракию, так что императору пришлось выплатить им большую сумму денег.

Варварские нашествия побудили Анастасия завершить постройку Длинных стен, которые должны были защищать пригородную территорию Константинополя приблизительно на протяжении 100 км. Это был район, втянутый в товарное производство. Мероприятие Анастасия оказало стабилизирующее влияние на хозяйство Константинополя и было выгодно константинопольским ктиторам и крестьянству пригородных деревень.

С Остготским государством в Италии отношения Византии были дружественными. Мир был нарушен лишь в 505 г., когда разгорелась борьба за Сирмий, который пришлось оставить за готами.

В продолжение V в. общественная, политическая и религиозная жизнь Византии проходила на фоне бурных и кровавых выступлений угнетенных масс. Казалось, империя шла к развалу. Однако народные движения V в. не сокрушили ее. Напротив, к началу VI в. Византия оказалась способной повести длительную реставрационную политику и достигнуть наивысшего внешнего блеска в своей истории.

Стихийные движения народных масс не могли иметь успеха, поскольку они не руководствовались идеями, которые были бы в состоянии мобилизовать, вдохновить, организовать их в борьбе и, овладев ими, стать материальной силой. В V- в. таких идей не было. Идеи, воодушевлявшие в это время народ, носили религиозный характер: это были христианские догматы и мораль, не заключавшие в себе, однако, принципиального протеста против рабовладения и даже, напротив, оправдывавшие эксплуатацию. Религиозные учреждения, секты и церкви, не столько объединяли массы, сколько разъединяли их. Цирковые партии также не выдвигали положительных идеалов. Трудовой люд в равной мере выступал как против старых, так и против новых форм социального гнета. При таких условиях особое значение приобретали варварские вторжения. Но ни кочевники-гунны, экономически не связанные с византийцами, ни совершенно оторвавшиеся от трудовой деятельности дружины готов не могли стать оплотом революционных выступлений масс.

Что же касается восстаний рабов варварского происхождения, то они представляли скорее попытки военнопленных освободиться из неволи и превратиться в победителей, чем социальные движения, направленные против рабства как такового. Восставшие рабы-варвары также не могли возглавить революционные силы.

Только в дальнейшем вторжения славян, более глубоко связанных с земледелием, могли развязать эти внутренние революционные силы в Византии. Византийское правительство в течение V в. умело приспосабливало пробивавшие себе дорогу новые производственные отношения к старым имущественно-правовым нормам.

Разъедаемая внутренними экономическими, социальными и идеологическими противоречиями, Византия тем не менее смогла сохранить еще в течение столетия свою политическую силу и административное единство.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска




Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'