история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ


Древний Восток — область культуры, зародившейся в подтропических странах, примыкающих к восточным берегам Средиземного моря, и распространившейся до Индии, Атлантического океана и тропической Африки. От дальневосточных цивилизаций она отделялась непроходимой стеной Гиндукуш и Соломоновых гор. Этот торный массив Мечников называет одним из наиболее изолирующих на всем земном шаре. Лежащая к западу от него громадная область так называемого Ближнего Востока представляет великое разнообразие степей, пустынь, плодородных речных долин, оазов, горных стран, морских берегов, островов. Если обширные степные пространства, напр., Аравия или,- отчасти, Каппадокия, были удобны для пастушеских племен и для увеличения населения, бывшего причиной постоянных нашествий на соседние страны, то, культура могла зародиться и развиться только в плодородных или теплых речных долинах, где природа, давая населению в изобилии необходимое, в то же время требовала от него коллективного и организованного труда и, таким обpaзом, была школой государственности. Такими областями были в Азии — южная часть бассейнов двух великих рек Тигра и Евфрата и других, меньших, впадающих восточнее их в Персидский залив: Хоаспа, Евлея (Улай); в Африке — Нила. На Евфрате возникла вавилонская культура, имевшая крупными областями своего распространения и влияния на среднем Тигре — Ассирию, на верховьях двух рек и у больших озер Армении — Ванское царство, на Хоаспе и Евлее и плодородных крайних горах Ирана — Элам: даром Нила (вероятнр от семитич. Нахр — Нахайр реки; по-египетски Хапир, потом Хапи и Пиур, откуда др.-персидское Парава) был Египет, геологически начинающийся там, где могучая река, пробив ниже первого порога у нынешнего Gebel Silsileb нубийский твердый песчаник, образовала в мягком египетском известняке более широкую долину. Сами египтяне называли свою страну «Кимет», т. е, «Черная», Чернозем, в противоположность «Красной земле» — пустыне. Имя «Египет», вероятно, перешло к грекам от финикиян, называвших Мемфис Хикупта от египетского Хаткапта — «храм Духа бога Пта»). В настоящее время несомненно, что не только дельта Нила, но в значительной мере и Верхний Египет обязан своим происхождением отложениям речного ила, составившегося из размываемых Голубым Нилом, Собатом и Атбэрой абиссинских горных пород, вместе с растительными элементами из лесов Судана, приносимыми Белым Нилом. Точно также и почва Вавилонии до самой линии между Самаррой на Тигре и Хитом на Евфрате аллювиальная, а лагуна Шат-эль-Араба заполнилась только на глазах истории: в древности Тигр, Евфрат и Евлей (Керха) впадали отдельно в залив Нар-Маррату. Но, созидая культурные базы, реки требовали от их жителей неустанной работы. В Египте недостаток подъема реки влек за собою голод, излишний разлив грозил большими бедствиями; в Вавилонии, кроме того, равнина между двумя реками была слишком низка и легко обращалась в болото, непригодное для культуры и вредное для жизни. Только умелое распределение влаги, проведение ее в наиболее отдаленные и возвышенные места, заготовление запасных резервуаров на случай недостаточного разлития, осушение болот путем канализации — могли поддерживать культурную пригодность почвы. Но это требовало совместной работы всего народа под сильной властью: отсюда древнейшие крупные политические образования на началах деспотизма и крепостничества. Отсюда же могущественное влияние экономических факторов на политическую историю, а также постоянная связь сильной центральной власти с заботой о водяных сооружениях. В настоящее время Египет, всегда бывший густо населенным и сравнительно хорошо управляемым, представляет разительную противоположность области древнего Сеннаара — Вавилонии. Этот цветущий край, этот сад Эдемский, удивлявший Геродота и других попадавших туда греков и римлян, теперь представляет пустынное болото. И причиной атому не перемена климата, который остался тем же, а плохое управление и обезлюдение, обусловившее расстройство системы каналов и шлюзов, а следовательно, превращение страны в болото.

Итак, в двух больших речных бассейнах возникли древнейшие культуры. Но условия нильских разливов были проще, чем те, какие выпали на долю обитателей берегов двух азиатских рек. Здесь не было такой строгой периодичности, было больше случайностей, участие человека, вооруженного машинами, требовалось более интенсивное, особенно если принять в соображение наличность двух рек, имевших каждая свои особенности. Обе они переносят воды Черного моря в Индийский океан, так как их питают южные склоны Армянских Альп, получающих огромное количество влаги от водных испарений восточных ветров, дующих с Черного моря, покрывающих снегами горы вокруг их истоков и затем превращающихся в осадки в западных долинах. Но быстрый Тигр с высокими берегами представляет менее удобств для орошения, и его подъем оканчивается скорее: начав подъем в марте, он уже к средине июня входит в обычный уровень, между тем как Евфрат разливается с апреля по сентябрь, медленно протекая и выходя далеко из низких берегов. Вот почему на нем были расположены почти все древние города, где процветало наблюдение небесных явлений. В то время, как африканская река впадала в Средиземное море, азиатские были направлены к югу; между обеими областями лежали пустыня, море и громадный Аравийский полуостров. К тому же долина Нила была узка (в самом широком месте не более 20 верст) и заперта двумя стенами — ливийской и аравийской горных цепей. Поэтому, возникнув, может быть, из общего источника, эти, культуры долгое время не находились в особенно деятельных сношениях и, развиваясь более или менее самостоятельно, отмежевали себе особую область распространения. Египтяне, двигаясь вверх по Нилу, понесли свою цивилизацию в Нубию и Эфиопию до Судана; здесь еще в первые века н. э. были царства, культура которых покоилась на древне-египетских основах, хотя и подверглась сильному влиянию африканского варварства. Ископаемые богатства нубийских гор, богатая фауна лесов, а главное — та же нильская долина, но сначала более узкая, а потом переходящая в обширные луговые и лесные пространства, влекли сюда с давних пор египтян. Египетская колонизация приобщила культуре и ближайшие западные базы, начиная с непосредственно примыкающего Фаюма; минеральные богатства привели египтян и на Синайский полуостров [а потребность в ливанском кедре заставила их уже в глубокой древности завязать сношения с Финикией, в особенности с Библом].

Создатели великой азиатской цивилизации направились по противоположному пути. Вавилония нуждалась в камне и лесе — цари начинают экспедиции в Аравию и на Синай, идут вверх по Евфрату к Аману и Ливану. Евфрат, подходя в среднем течении близко к Средиземному морю, приводит их кружным путем к финикийскому побережью с его гаванями. За ним идет их культура, подчиняющая себе всю Переднюю Азию и Аравию и таким образом делающаяся, несмотря на направление своих рек, средиземноморской. В этих странах не могло образоваться ни самостоятельных культур, ни великих держав. Сирия, изрезанная горами, представляет соединение мелких областей, не связанных ни речной областью, ни дорогами. Сюда спасались не только с востока, но и из-за моря (филистимляне) остатки теснимых народов; здесь селились самые разнородные племена, и море, создавая торговое соперничество, не только не объединяло их, а разобщало даже части одного и того же народа, например, финикийские города. Жители последних, поселившись на островах из-за безопасности и не имея распространения на восток, в занятую и отрезанную Ливаном и Ермоном Сирию, увидели единственный путь — на запад, и заселили многие местности на островах Средиземного моря (Кипре, Сицилии, Мальте, Сардинии и др.), в Карфагенской области и Испании. Разобщенные и малочисленные сирийские племена, позже вступив на арену истории, не выработали ни своей государственности, ни культуры. Сначала они подверглись могущественному влиянию вавилонской цивилизации потом, когда Египет обратил взоры на Азию, они вошли в состав Египетского царства и не остались без его культурного влияния. Промежуточное положение, делая Сирию предметом раздора в политическом отношении, осудило ее на роль постоянного заимствователя и компилятора чужих культур. Но в то же время ее географическое приморское и международное положение сделало из нее передатчика приспособленной к дальнейшему распространению уже не египетской или вавилонской, а древне-восточной культуры. Это распространение дошло, как известно, до берегов океана. Карфагенская культура проникла в Нумидию и Мавританию и открыла впоследствии области до самой Гвинеи. Подобная же роль выпала и на долю Малой Азии. Это тоже был мост из Азии в Европу. Имея вблизи себя Евфрат, соединяясь с его областью рядом горных проходов через Тавр и Аман, эта плодородная страна с долинами, естественными путями сообщения, с плоскогорьями, понижающимися к западу, — была местом развития своеобразной хеттской культуры; жители этого полуострова делали на суше то, что финикияне — на море, и сыграли видную роль в деле передачи восточных элементов на запад, в область так называемой островной и микенской культуры; в лице выходцев этрусков они снабдили восточными элементами Италию и Рим.

Пустыня также сыграла свою роль в истории. Хотя она и разъединила две великих цивилизации и высылала племена, враждебные им, но она иногда давала повод к грандиозным предприятиям в видах улучшения средств сообщения и ирригации. Наконец, иногда она способствовала и плодородию. Проф. Воейков особенно подчеркивает роль пустыни в образовании египетского оазиса и называет ее вторым после Нила фактором, создавшим его культуру. Он сравнивает ее с костром, над которым образуется столб нагретого воздуха; малое давление, производимое им, служит причиной почти постоянного северного ветра с Средиземного моря (только в апреле и мае дует юго-восточный хамсин). Этот морской ветер обогащает Египет солями, необходимыми для растений, сметает с него песок пустыни, поддерживает влажность и умеренность климата. Последний в Египте гораздо ровнее, чем в Вавилонии; отсутствие дождей делает его еще более однообразным. Зимы, конечно, нет, но от декабря до марта температура иногда приближается к точке замерзания; летом она доходит до 35° в тени. Но и здесь скоро жаркое время умеряется разлитием Нила, который к концу июля уже выступает из берегов, в октябре достигает высшей точки, а в январе снова входит в берега. Сообразно этому, египтяне знали не четыре, а три времени года: наводнение, зиму или посев и жатву. Между тем, в области двух азиатских рек переходы температуры резче и климат суровее. В Вавилонии летом нестерпимые жары, зимой идут дожди, и после них пустыня покрывается растительностью, но стоит подуть летним ураганам, как роскошный луг превращается в песчаную пустыню.

Имея сходные географические условия, области двух великих древнейших цивилизаций имели и важные различия, также положившие печать на их характер. Египет, длинный и узкий оаз в долине одной реки, запертый с обеих сторон, с юга также мало доступный и легко охраняемый уже в силу крайней узости долины (в глубокой древности он даже оканчивался у нынешнего Gebel Silsileh, где обе горные цепи непосредственно подходят к воде, не оставляя свободного места), с северо-востока несколько более был подвержен внешним влияниям.

Таким образом, египетская цивилизация была более обособлена, менее подвержена внешним влияниям и опасностям, но зато и менее влияла на соседние народы. Иначе дело обстояло с вавилонской. Обширная область двух рек связывала Армению, а за нею Кавказ, Иран, Сирию; она была открыта со всех сторон и могла по всем направлениям распространять блага своей цивилизации, но к ней непосредственно примыкали и горная страна, и пустыня. Степная Месопотамия, орошаемая весенними и осенними дождями, превращается весною в цветущий сад, чтобы после знойного лета сделаться пустыней; она была долго населена кочевыми и охотничьими племенами; равным образом и лежавшая на противоположном берегу и по Тигру Ассирия воспитала население, закаленное в борьбе с дикой фауной и горными племенами. Воинственные горные племена всегда были готовы броситься на плодородную, а потом культурную страну. Таким путем, вероятно, Вавилония получила свое древнее культурное сумерийское население, таким же путем явились и племена, сокрушившие Ассирию. Никакие меры обороны не могли быть действительны, так как за горами простирались необъятные пространства Восточной Европы и Средней Азии, всегда поставлявшие новые контингенты разноплеменных завоевателей и грабителей. И приобщенные культуре страны Севера и Востока, как Ванское царство и Элам, находились в постоянных близких враждебных или мирных отношениях с Вавилоном и Ассирией. С юго-запада Двуречье примыкало к аравийской пустыне, врезавшейся углом в культурную область. В обширной Аравии, окруженной морями, жило однородное население — семиты, только в центре полуострова (Неджед) и на юго-западе (в Иемене) образовавшие культурные области. Отсутствие рек и бесплодие делало остальные части, кроме оазов у источников (напр., Тайма, Эль-Ола, Джоф, Фаран, Кадет и др.), лишь областями номадов, постоянно напиравших на Двуречье и Сирию. И такие постоянные нашествия и даже этнографические перевороты могли бы быть прекращены только после покорения и колонизации необъятного полуострова, что оказалось не по силам ни царям, ни народам. Отсюда понятно, что древние считали Вавилонию классической страной столкновения рас и смешения языков; вся история двуречной цивилизации представляет постоянное чередование вторжений новых рас, ассимиляций, перерывов, смен языков и смешений национальностей. Вопрос об этих национальностях, игравших роль в создании древне-восточных культур, об их происхождении и взаимодействии, имеет основное значение для уразумения судеб этих культур.

Прекрасный очерк географии Египта из древних авторов дает Диодор (гл. 30—411-й книги) на основании Гекатея и Артемидора или Агафархида; место об естественной обособленности Египта могло бы быть написано и ученым нашего времени. Историческая география Египта создана - Бругшем (Geographic d. alten. Aegyptens. 3 т., 1857); после него Dumiсhen, Gedgraphie d. alten. Aegyptens. В., 1879. J. de Rouge, Geogr. ancienne de la Basse Egypte, 1899. См. еще Клингeн, Среди патриархов земледелия. Ч. I. Египет. Спб., 1898. [О климате Египта см. Мeinardus, Mit. Geograph. Ges. Hamburg, 1918 (31), стр. 210 сл. О флоре Египта на основании изображений карнакского храма — Sсhweinfurth, Botan. Jahrbucher f. Systematik, Pflanzengeschichte u. Pflanzengeographie, т. 55, вып. 5, стр. 464—480, Leipzig, 1919. О культурных злаках др. Египта (пшенице, ячмене и полбе) писал A. Schulze в Ber. d. Deutsch. Botan. Ges. т. XXXIV (1916), вып. 8, стр. 601—619 и вып. 9, стр. 697—702 и в Abhandl. d. Naturforsch. Ges zu Halle and. Saale, Neue Folge № 5 (1916), стр. 395 cл.]. По исторической географии Азии — Delitzsch, Wo lag das Paradies, 1881. Im Lande des einstiges Paradieses, 1903 [статьи Тоfteen'a в Journ. of semit. Lang. a. Lit. XXI, 83—99, XXIII, 323—357; Jоhus'a, ibidem, XXII 228—238; Streсk'a, ibidem, XXII, 207—223, в Babyloniaca II, 242—256 и Mit. d. Vorderas. Ges., 1906, 3]. В. В. Бартольд, Историко-географический обзор Ирана. Спб., 1903. Sасhаu, Zur historischen Geographie von Nordsyrien. Berl., 1892. (Sitzungsberichte Берл. акад. наук. XXI). [E. Littmann, Zur Topographie d. Antiochene u. Apamene (Zeitschr. f. Semitistik u. ver-wandte Gebiete, I, 1922, стр. 163—195)]. Ramsay, The historical geography of Asia Minor (Royal Geogr. Society Supplem. IV). Garstang, The land of the Hittites. Lond., 1910. M. B. Hикольский, Древняя страна Урарту (Землеведение, 1891, 1). Неrzfeld, Untersuchungen uber die historische Topographie der Landschaft am Tigris. (Memnon, I, 1907). Обширная историческая география Финикии помещена в 4 и 5-й главах Geschichte der Phonizier Pietschmann'a. Berl., 1889. [О Палестине ср. Sсhwobel, Die Laridesnatur Palastinas, Leipzig, 1914]. В обильной рискованными положениями книге Ноmmel'я, Grundriss der Geographie und Geschichte d. alten Orients I, кроме общего географического введения, имеется обстоятельная историческая география Вавилонии. Адамов. Ирак Арабский. Бассорский вилайет в его прошлом и настоящем. Спб., 1912 - описание местности и современного населения области древней Вавилонии. Исторической географии Аравии посвящен I т. Glasеr, Skizze d. Geschichte und Geographie Arabiens. von den altesteh Zeiten bis zum Propheten Muhammad. Berl., 1890. Д.И.Мечников, Цивилизация и великие исторические реки. Пер. Городецкого. Спб., 1898. Филиппсон, Средиземье. Пер. Вельского. М., 1911.


предыдущая главасодержаниеследующая глава









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'