история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

АКСУМ


Уже в незапамятные времена Саргона, Нарамсина, Гудеи, Аравия вошла в сферу передне-азиатской культуры. Экспедиции фараонов в Пунт также не могли пройти бесследно для ее южной оконечности, равно как сношения египтян с Синаем — для северной. Огромное количество найденных и находимых надписей на своеобразном шрифте свидетельствует, что здесь во II тысячелетии до н. э. развилась культура и существовали могущественные политические образования, обусловленные выгодным торговым положением на пути индо-средиземноморской торговли. Сокровища Южной Аравии вошли в пословицу: они воспеты в псалмах и у пророков, о них повествуют древние классики. Вероятно, около XIV в. образовалось большое Минейское царство (Майн, в библии Маон). Надписи, находимые у Джофа, дают имена до 25 царей, укладывающихся почти сполна в династическую генеалогию. Колонии этого царства находились в Сев. Аравии в Эль-Эла; торговля его шла на Газу и захватывала Египет. Библейские мадианитяне входили в состав этого царства, и через них арабская культура оказала влияние на евреев. Указывают на ряд богослужебных терминов, общих библии и надписям, находимым в Эль-Эле и Джофе, на существование у минеев левитов и левиток. Сакральное право существовало здесь уже в детально разработанном виде, и среди надписей, как минейских, так и вообще южно-арабских, попадается много таких, в которых содержатся отрывки кодифицированного права о наказаниях за преступления религиозного характера. Если правильно толкуют эти трудные тексты Гримм и Глазер, южно-арабские законы гораздо ближе подходят к моисеевым, чем к Хаммурапи: и в них проведен принцип преимущества духовного уголовного закона над гражданским, совпадают и частности. Все это указывает на древнее развитие аравийских культур, более раннее, чем позволяют заключить сохранившиеся надписи. Религия имела сходство с вавилонской, но отличалась большей простотой. Главным божеством был бог Луны, носивший разные названия у различных племен: вавилонское «Син» у Хадрамотитов, Амм («дядя») — у Катабанцев, «Вадд» («друг») — у Минеев, Хаубас — у Савеев; кроме того почитался бог Солнца (Шамс) и бог утренней звезды — Атар, соответствующий вавилонской богине Истар и ханаанской Астарте. Преобладание лунного божества указывает на первоначальный кочевой характер народа, занимавшегося скотоводством.

Около VII в. Минейское царство мало-по-малу уступило свое место южному соседу — Савейскому, усвоившему его культуру. Последний удар нанес ему савейский «макарриб» Карибаиль-Ватар, преемники которого присоединили южные области и, приняв царский титул (ок. 550 г.), перенесли столицу из Сирва в Мариб. От этого времени также дошло много надписей с именами 17 царей, с упоминанием об их войнах в Хадрамауте и Катабане, а также о культурных деяниях, устройстве искусственного орошения, покровительстве земледелию, постройке огромных плотин (особ, около Мариба) и т. п.

К концу II в. в Савейском царстве обостряются отношения царя к феодалам; ок. 115 г. оно превращается в Савейско-Химьярское со столицей в Зафаре; цари приняли титул «царей Савы и Райдана». Власть их продолжалась до 300 г. н. э. Государство продолжало сохранять феодальный характер, и развалины замков до сих пор обращают внимание исследователей. По времени оно, как отчасти и предшествовавшее ему Савейское, соответствует эпохе эллинизма, но походы Александра и его преемников не коснулись этих царств и лишь в малой степени затронули северных арабов (Набатеи). Не имела удачи и попытка римлян подчинить себе Южную Аравию с ее богатствами (поход Элия Галла, 26 г. до н. э.). Тем не менее, соседство царства Птолемеев, с его далеко заходящими торговыми планами и широкой политикой, не могло не оказать влияния на Савеев и Химьяритов, и без того издавна занимавшихся торговлей и мореплаванием. Цари Савы и Райдана участвуют в торговых предприятиях, устраивают монополии; оживление торговли на Чермном море и сношения с Индией делали из них участников этих широких международных сношений. Древние Офир и Пунт продолжали оставаться обетованными землями богатств и товаров; греческие географы сообщают о деятельном обмене в этих водах. Индия была приближена к Средиземному морю. Парфяне также интересовались Аравией и в средине I в. н. э. даже утвердились на ее юго-восточной стороне.

Южная Аравия, сделавшаяся давно областью культуры и государственности, не могла вместить многочисленного населения. Мы знаем, что Аравийский полуостров вообще был исходным местом Семитических расселений. Большая часть их шла на север, но были и выселения на запад и юг. Мы знаем, что в незапамятные времена Аравия путем инфильтрации дала Египту историческое население. Вероятно за 1 000 лет до н. э. началось проникновение южно-арабских элементов на противоположный берег Африки. На пути от Адулиса до Аксума на абиссинском побережьи находят надписи, начертанные южно-арабским алфавитом насавейском языке, находят остатки сооружений в виде дворцов и зал с колоннами, напоминающих персидские ападаны, в виде посвященных богам тронов, высоких стел надгробного характера и различного устройства, представляющих своеобразную форму общесемитических «непешей», убежищ духа. Эти стелы иногда достигают огромной вышины до 33 м и превосходят самые высокие египетские обелиски, являясь самыми колоссальными монолитами в мире. Их отделка в виде многоэтажного здания с окнами и дверями является характерной для аксумского искусства; в верхней закругленной и орнаментированной части имеются круги, в которых вероятно были бронзовые диски с изображениями. Все это указывает на довольно развитую культуру и на богатство и могущество местной знати и правителей. Такие сооружения могли быть воздвигнуты только властителями крупного царства. Существование последнего засвидетельствовано в I в. н. э. Анонимный автор замечательного памятника «Перипл Эритрейского моря», весь погруженный в коммерческие интересы и с любовью описывающий бойкую торговлю в южной части Чермного моря, говорит, что в прибрежной области от Суакина до Баб-эль-Мандеба властвует царь 3оскал, «хотя и расчетливый, но честный и не чуждый греческой образованности». Это — первое упоминание об Абиссинии. На самом деле царство существовало здесь раньше; южно-арабские тексты дают возможность проследить его по крайней мере до II в. до н. э. Что его культурный семитический элемент вышел из Южной Аравии, за это говорит кроме археологических данных и географическая номенклатура, особенно Хабашат, как южно-арабское племя, Авасины греческих писателей. Но над созданием будущей Абиссинии поработала не только семитическая культура. Эллинизм проник сюда очень рано и с гораздо большей силой, чем во внутреннюю область — Мероэ. Приморское положение и торговые выгоды давно привлекали в Адулис греков; еще Птолемей III оставил здесь свою греческую надпись. Он нашел себе подражателя в лице какого-то неизвестного нам туземного завоевателя, увеличившего свое царство внутрь, насчет Мероэ, а также заморскими походами. Составленная им на хорошем греческом языке надпись сохранена для нас Космой Индоплавателем; она была начертана на троне, посвященном «Арею», с упоминанием кроме него еще «Зевса и Посидона»:

«Я покорил народы Ραυσων, варваров, живущих далеко от берега, на обширных безводных равнинах и торгующих ладаном, подчинил народ Σωλατε и повелел им охранять морской пролив. Победив в битвах сам лично и подчинив все эти народы, защищенные крепкими горами, я даровал им все их земли за подать. Но большинство народов добровольно подчинилось мне и принесло дань. Послав военный флот, я покорил царей, живущих по ту сторону Чермного моря, Аррабитов и Кинедоколпитов, повелел им платить дань за их землю и мирно путешествовать по суше и морю; я воевал от Левки-коми до земли Савеев. Все эти народы я покорил, как первый и: единственный царь из бывших до меня, по милости ко мне величайшего моего бога Арея, который и родил меня, чрез которого я подчинил себе все соседние народы or востока до земли ладана и от запада до земли эфиопов и Σασου. Из них одних я победил сам лично, других — послав (войско). Водворив в подчиненном мне мире мир, я спустился в Адулис принести жертву Дню, Арею и Посидону за плавающих. Собрав войско и соединив его, воздвиг на этом месте этот трон и посвятил его Арею на 27-м году моего царствования.

... Повелев ближайшим к моему царству народам быть в мире, я храбро повел войну и покорил в битвах нижеперечисленные племена. Я завоевал народ Γαζη, затем 'Α,αμη и Σιγυην, и 'Αγγαβε, и Τιαμα, и 'Αδαγαους, и Κολαα, и Σεμηνη, народ по ту сторону Нила, живущий в недоступных снежных горах, где постоянно туман, мороз и снега, так что люди проваливаются до колен; их покорил я, перейдя реку; затем — Δασινε и Ζαα и Γαβαλα, живущих в горах, обильных и окруженных горячими источниками, затем 'Αταλμω и Βεγα и все племена, которые с ними. Покорив из Тангаитов тех, которые живут до границ Египта, я повелел устроить дорогу от местностей моего царства до Египта. Затем (покорил я) Αννινε и Μετινε, живущих на крутых горах, завоевал народ Σεσεα они взошли на весьма высокую и неприступную гору; я окружил их, свел и выбрал для себя из них юношей, женщин, мальчиков, девиц и (взял) все их достояние».

К сожалению, имени царя не сохранилось и мы лишены возможности судить о его национальности. Имена царей, дошедшие до нас на монетах, надписях и в сфабрикованных впоследствии списках, по большей части не семитические и, может быть, имеют связь с языком мероитского царства, если вообще об этом позволительно говорить при современном состоянии наших сведений. Во всяком случае, облик их так называемый кушитский и они принадлежат приобщившимся семитической и эллинистической культуре туземцам Африки. Автор адульской надписи покорил все племена вокруг Аксума и прежде всего народ Гази, несомненно семитическое племя Геез, впоследствии достигшее господства и сделавшее свой язык официальным и литературным. Он довел свои завоевания до границ Египта и до Сомалийского берега, затем распространил свои владения по ту сторону моря, желая, вероятно, обезопасить свою морскую торговлю. Получилась огромная держава, третья в тогдашнем мире, на ряду с римской и парфянской (или персидской). Вероятно, и царства Мероэ уже ей подчинилось, во всяком случае сюда проникли цари Аксума еще в языческий период; на найденном Сэйсом в Мероэ обломке греческой надписи неизвестный: нам царь Аксумитов и Омиритов говорит о своих завоеваниях и, повидимому, о посвящении, в благодарность за победу, медной статуи своему династическому богу Арею-Махрему. Указывают на связь Аксумского царства с Мероитским, выразившуюся между прочим в форме царской повязки и т. п.

Адулис в языческую эпоху был блестящим богатым портом, средоточием красно-морской, индийской и парфянской торговли; здесь шведская и итальянская экспедиции обнаружили остатки больших сооружений. Письменные памятники аксумской истории дошли до нас главным образом уже от царя Эзаны, повидимому, современника Константина В. Это был один из самых крупных африканских государей. От него мы имеем семь надписей: одну греческую, две савейских, остальные уже на древне-абиссинском языке, даже частью с вокализацией, введенной, равно как и направление шрифта слева, не без греческого влияния. Таким образом, царствование Эзаны было эпохой в истории туземной культуры — она делается национальной; оно, вероятно, как увидим, соответствовало поворотному моменту и в религиозном отношении. Надписи повествуют о многочисленных победоносных войнах. Приводим греческую:

«Эзана, царь Аксума и Химьяра, и Райдана, и Эфиопии, и Савы, и Сальхена, и Циамо, и Бега, и Касу, царь царей, сын непобедимого бога Арея (= Махрема).

Когда возмутился народ Бега, послали мы нашего брата Саиазану и Хадефаху воевать с ними. Начав бой, они покорили их нашему господству и привели их к нам вместе с их имуществом — 3 112 быков, 6 224 овец и вьючного скота, давая им есть быков и зерно и пить пиво; вино и ключевую воду в достаточном количестве, сообразно их числу — 6 царьков с их подданными в количестве 4 400. Они получали ежедневно 22 000 хлебов из пшеницы и вино в течение 4 месяцев, пока они не привели их к нам.

Снабдив этих людей всякими съестными припасами и одев, мы позволили им выселиться и поселили их на месте нашей страны, называемой Матлия. И мы снова распорядились выдать им припасы, отправив шести царям 25 140 быков.

Ради милости моего родителя, непобедимого Арея ( = Махрема), воздвиг я ему золотую статую, серебряную и три медных».

Другие надписи сообщают о покорении восставшего племени Геез на востоке царства, о карательной экспедиции на племена Царане и Афан, ограбившие торговые караваны. В благодарность за победу, окончившуюся пленением царька с сыновьями, Эзана воздвиг у Аксума трон Астару, Бахру и Медру; Махрему принесено в жертву 100 быков и 50 пленников.

Следующая надпись повествует о большой войне с Ноба и Касу, т. е. с нубийцами, жившими за Таккацой, и Кушем Мероэ. Нубийцы жили в городах из кирпича и соломы, т. е. у них существовала некоторая культура; это не номады-скотоводы, — подобно Бега и др. Нубийцы, надеясь на безнаказанность, напали на соседние племена, состоявшие под покровительством Эзаны. Когда угрозы не подействовали, он двинулся сам и разбил их на берегу Таккацы и преследовал на 23 дня пути до их государства на Ниле. Здесь были разрушены их селения, потоплены суда, два вождя пленены, пять вождей и один жрец убиты. Затем Эзана пошел на Касу, которых разбил у соединения Нила с Атбарой, и послал войска вверх и вниз по Нилу. Были разрушены Алоа, Даро (у Мероэ) и др. У соединения Нила с Атбарой и у Аксума были воздвигнуты троны.

Троны эти были посвящены уже не Арею и не космической триаде, а «Владыке небес». Надпись свою Эзана начинает: «силою господа небес, победоносного на небесах и на земле»... и заканчивает: «Господь небес да укрепит мое царство. Как он ныне поборол для меня врагов моих, так да благословит он меня на всех путях моих (и я буду править) право и справедливо, не делая народам неправды»... Итак, царь в более ранних своих надписях является поклонником языческих богов: космической триады неба (Астар, южно-арабский Аттар), земли (Медр, слово зн. «земля») и моря (Бахр — «море») и бога войны Махрема (может быть, из персидского Веретрагны); в последней он уже забыл о них и молится «господу небес». В этом видят доказательство его обращения в христианство. В связи с этим приводят адресованное к нему и его брату Сазане письмо императора Констанция с предупреждением против Афанасия В. и поставленного им в Аксум епископом св. Фрументия, известного, как просветителя Эфиопии, и грекам и абиссинскому преданию. Констанций называет абиссинских царей «братьями почтеннейшими» и переписывается с ними по церковным делам. Все это довольно убедительно, но все-таки нам представляется странным, что Эзана не призвал имени св. троицы, а удовольствовался менее определенным призыванием «господа небес», которому нашел приличным посвящать трон. Во всяком случае тон надписи в связи с призыванием указывает на перелом в религиозном миросозерцании ее автора.

Следует иметь в виду, что проповедь христианства в Абиссинии шла одновременно с иудейской пропагандой из Южной Аравии, где иудействующие были весьма многочисленны и впоследствии образовали особое царство. В Абиссинии до сих пор иудейства держатся целые племена в Самиене и др., так называемые фаланги, вероятно хамитского происхождения. Все государство не могло сделаться иудейским — оно было слишком связано с эллинистическим миром и Римской империей, где как раз в это время восторжествовало христианство. Дальнейшая его история, изложение которой уже не входит в нашу задачу, определилась его религией — оно принадлежало к римскому миру, вопреки иудействующей или языческой Аравии, вошедшей в ктесифонтскую сферу. Но аксумский «царь царей» — все-таки могущественный владыка великой державы, равноправный римскому императору и персидскому царю; он сносится с ними на равных правах, он чеканит монету, хотя и римского образца, но золотую и с двумя собственными изображениями, причем одно из них — в короне, указывает на владычество над многими землями.

Своды сведений но истории Аравии: Otto Weber, Arabien vor dem Islam, 1901. (Der alte Orient, III). Hоmrael, Arabien vor dem Islam, 1910.

A. E. Крымский, Старинная история Южной Аравии от древне-вавилонских времен до подчинения Мохаммеду. Древности восточные, IV (1913). Минейское сакральное право. Grimme, Sudarabische Tempelstrafgesetze. Orient. Literaturzeit. IX. Glaser, Altiemenische Nachrichten. Munch., 1906.

История Аксума впервые научно разработала Dillmann'ом: Ueber die Anfange des Axumitischen Reiches. Berl., 1879. (Abh. Беря, акад., 1878). Zur Geschichte des Axumitischen Reiches. Berl., 1880. (Abh, Берл. акад., 1878). В недавнее время экспедиции предпринимались итальянцами и немцами; результаты изложены в трудах: Conti Rossini, Ricerche e studi sull' Etiopia. R., 1900. Documenti per l'archeologia Eritrea. R., 1903. (R. Accad. Lincei). Paribeni, Ricerche nel luogo dell'antica Adulis. R., 1908. Deutsche Aksum-Expedition. 5 томов, изданных берлинскими музеями под ред. Lillmann'a, Krencker'a, Ltipke и обнимающих архитектурный, апиграфический, нумизматический материалы, а также топографию и историю Аксума.


предыдущая главасодержаниеследующая глава









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'