история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

ПАДЕНИЕ АССИРИИ


В первой половине VII века Ассирия находилась на вершине могущества. Египет был покорен, Лидия унижена, Элам разгромлен. Ванское царство лишено агрессивной политики и загнано в естественные границы. Параллельно с этим достигли небывалой высоты внутренний блеск и культурное развитие. Но напряжение, которое пришлось выдерживать сравнительно немногочисленному народу уже в продолжение пяти веков, надорвало его силы. Удерживать в повиновении множество разнообразных, не заинтересованных в поддержании общего государственного тела, культурных народностей, даже прибегая к ужасающим жестокостям, можно было лишь временно, и когда на горизонте появился новый свежий элемент, обветшавшее здание стало грозить падением. Мы видели, какое впечатление произвели арийские орды, заставившие Асархаддона прибегать к другим средствам обороны, кроме войск и походов. Ассурбанипал применял еще одно средство — интриги. Таким путем он лавировал в Египте, действовал в Лидии, облегчал разгром Элама, а следовательно и победу над своим самым опасным врагом — Шамашшумукином. Однако борьба с последним потребовала такого напряжения, что отныне всякая наступательная политика Ассирии становится невозможной, и Ассурбанипалу пришлось спокойно смотреть, как из-под его влияния вышел Гиг Лидийский и даже оказал содействие Псаметиху в изгнании из Нильской долины ассирийских гарнизонов. Оборонительные действия пока еще имели успех, и нашествие мидян было отражено, хотя и с помощью скифов. Однако, опустошения, произведенные ими, были серьезны, и древняя столица — укрепленный Калах погиб в пламени. Нашествие скифов 626 г., разлившееся по всей Азии, доказало, что Ниневия перестала играть роль твердыни культурного мира против северных варваров, что роль ее окончилась. Подчиненные народы, конечно, поняли это. В 625 г. умер Ассурбанипал, и с этого же года птолемеевский канон начинает царствование в Вавилоне Набупаласара, известного основателя халдейского вавилонского царства и одного из участников ассирийской катастрофы.

Это мировое событие известно нам далеко не с такой обстоятельностью, какой заслуживает. Долгое время мы знали о нем лишь по рассказам Геродота и цитатам, дошедшим чрез несколько рук из Бероса. Затем к этому прибавились две любопытные клинообразные надписи: так наз. хроника Набонида и найденный немецкими археологами в 1901 г. памятный цилиндр-бочка самого Набупаласара. Первая из этих надписей интересна как древнейший образец своего рода прагматической истории: благочестивый царь говорит о разгроме Ассирии, как о мщении Мардука за поругание его города Синахерибом, и рассматривает дальнейшие судьбы своего государства с точки зрения промысла божества. Если к этому присоединить пророка Наума и несколько обломков, дошедших от последних ассирийских царей, то наш материал будет исчерпан и окажется недостаточным для того, чтобы представить с необходимой ясностью ход великой катастрофы.

Первым провозвестником ее был пророк Наум, может быть, сам родившийся на ассирийской почве и происходивший из плененных и переселенных израильтян (родом из Элькоша, может быть, Алькуш, к северу от Ниневии, на восточном берегу Тигра). Во всяком случае, его небольшое творение обнаруживает хорошее знакомство с современной ему столицей мира. Прекрасным поэтическим языком, образно и рельефно, но вместе с тем и с нескрываемой злобой и ненавистью, уверенно говорит еврейский пророк о неминуемой гибели «притеснительницы», расхищении ее богатства ж совершенном уничтожении самого имени ее. Эту книгу называли даже политической брошюрой, и она дала полковнику Биллербеку, известному исследователю военной истории древности, материал для специальной работы о Ниневии, как крепости и объекте осады. Еврейский поэт ясно видел потерю жизнеспособности Ассирии, и надвигавшиеся орды арийцев делали ее падение только вопросом времени. Действительно, сын Ассурбанипала, Ассур-этиль-илани-укинни известен нам только тем, что пытался поддерживать боевую готовность укреплений и производил ремонты в калахском дворце. Лэйярд, обнаруживший его сооружения, был поражен их грубостью и убожеством сравнительно с постройками лучшего времени. От его брата Синшарукина (Сарака в греч. передаче; 620—607) дошли обломки надписей, рассказывавших о постройках и ремонтах, а также о врагах, от которых его избавляют боги. Между прочим, на одном обломке даже, кажется, было упоминание мидян: «Я боялся повелений великих богов, заботился об их храмах и молился их владычеству... Мидян побороли они, милостивую помощь оказали мне, услышали молитву мою, ниспровергли врагов моих... моих супостатов связали, вымели вон врагов Ассирии, неприязненных моему царству»... Как понять эти известия — решить у нас нет данных. Эта неудача мидян во всяком случае была последней. Абиден сообщает из Бероса следующее: «Сарак (т. е. Синшарукин), получив известие, что войско, многочисленное, как саранча, вышедши из моря, готовится напасть, немедленно послал полководца Бусалоссора в Вавилон. Тот же, решившись на возмущение, сватает для своего сына Навуходоносора Амухею, дочь Астиага, князя мидян. Затем, поспешно уйдя, стремится напасть на Ниневию. Извещенный обо всем этом, царь Сарак сжег дворец»... (в тексте Синкелла из Александра Полигистора Астиаг назван сатрапом, вероятно, по принятой Беросом официальной ассирийской номенклатуре, не признававшей индийского царства). Что это за войско, вышедшее из моря? По вавилонской терминологии «Приморская страна» — юг, Халдея. С этим согласуется и «отправка» Набупаласара в Вавилон. Вероятно, дело идет о новом восстании халдеев. Царем («сатрапом») мидян во всех версиях назван Астиаг. Конечно, здесь не может итти речь об известном последнем царе мидийском. Остается предположить или небрежность Бероса (может быть, компиляторов), или, вместе с Прашеком и Хюзингом, предполагать Астиага I, едва ли впрочем считая его тожественным с геродотовским Фраортом, — это затруднительно в хронологическом отношении.

Таким образом, по этому краткому экцерпту, Набупаласар, посланный ассирийским царем в Вавилон, отпал, вступил в союз с Мидией и был главным виновником гибели Ассирии. Геродот, напротив, разрушение и покорение Ассирии приписывает только мидянам. Выйти из затруднения помогает клинописный текст Набонида.

Исходным пунктом его служат неистовства Синахериба: «Он замыслил злое против Вавилона; он разрушил его храмы, уничтожил изображения, осквернил святилища. Он коснулся рук Мардука и увез его в Ассирию. Как божий гнев, поступал он со страной. Не смягчал своего гнева бог Мардук: 21 год пребывал он в Ассуре. Дни исполнились, время прошло, он утишил гнев, который царь богов, владыка владык, питал к Эсагиле и Вавилону. Царя Ассура, разрушившего страну во время гнева Мардука, поразил мечом его сын, отрасль его плоти... (потеряно). Помощника дал ему (Набупаласару) Мардук царя Умманмандов (мидян), не имеющего себе равного, подчинил он его своим повелениям и пришел ему на помощь. Сверху и снизу, справа и слева он поверг страну, как наводнение, отмстил за Вавилон... царь Умманмандос бесстрашный — он разрушил храмы всех богов Ассура и города в области Аккада, враждебные царю страны Аккада (очевидно, не подчинившиеся Набупаласару и еще державшиеся ассириян), не пришедшие к нему на помощь. Царя вавилонского удручало положение Мардука... он не наложил рук на святилища всех богов», — таким образом, погром ассирийских храмов приписывается лишь иноверцам-варварам.

Отсюда прежде всего следует, что в самой Вавилонии были города, «враждебные царю Аккада», т. е. вавилонскому, следовательно оставшиеся верными Ассирии. Это были те же древние привилегированные города, которые всегда стояли на стороне Ассирии против халдеев. Действительно, в Ниппуре, Сиппаре и в Эрехе найдены документы, датированные годами царствований Ассурэтильилани, Синтум-лишира, а затем Синшарукина, по крайней мере до 613 г. Затем видно, что Набупаласар попал в какое-то затруднение, так что не мог даже наказать сам этих городов, враждебных себе в своей области, и должен был обратиться к «царю Умманмандов», т. е. мидян, чтобы тот «отмстил за Вавилон» как Ниневии, так и этим городам. Мессершмидт, впервые основательно обработавший эту интересную надпись, полагает, что вавилонский царь, пользуясь слабостью Ассирии и заручившись мидянами (может быть, к тому же желая предупредить фараона), пошел завоевывать Месопотамию (о чем повествует одна из его ранних надписей). Затем он встретил неожиданный отпор, отрезавший ему сообщение с базой, и должен был позвать мидян, которые и исполнили дело разрушения. Последнее было проведено настолько радикально, что Набонид счел себя обязанным очистить память Набупаласара от участия в нем: участие это было косвенное; главная роль принадлежала Киаксару, к сожалению, нигде не названному по имени. Разрушен был в это время и священный Харран; идолы богов мидяне отдали союзнику и они были перенесены в Вавилон. Сам Набупаласар, однако, в двух из своих надписей хвалится, что он «покорил Ассирию и превратил страну своих врагов в кучу мусора и груды развалин», но кроме этой общей фразы, понятной в его устах, он оставил нам и более обстоятельное свидетельство в своей надписи, повествующей о постройках в вавилонских храмах и найденной немецкой экспедицией осенью 1901 г.

«Набупаласар, царь правды, пастырь, призванный Мардуком... Так как я во смирении моем, будучи сыном ничтожного, постоянно чтил святилища Набу и Мардука, моих владык, и помышлял о непоколебимости их заповедей и исполнении их повелений, направлял мысль мою на правду и справедливость, то бог сердцеведец, ведающий сердца богов неба и земли и непрестанно следящий за стезями народов, проник в сердце меня, ничтожного, незаметного среди людей, и поставил меня во главе страны, в которой я родился, призвав меня к господству над страной и людьми. Он послал ко мне духа-хранителя сопровождать меня и споспешествовал мне во всех моих начинаниях. Нергала, могущественнейшего среди богов, он сделал моим спутником, покорил моих врагов, поразил моих супостатов. Ассириян, с давних дней господствовавших над всеми народами и подчинивших своему тяжелому игу людей (моей) страны, я, слабый и смиренный, чтущий господа господей, при помощи грозной силы Набу и Мардука, моих владык, отразил стопы от страны Аккада и сверг их иго»...

Эта прекрасная по тону и духу надпись, напоминающая манифест, ничего не говорит о наступательных действиях самого автора и ниневийском погроме. К сожалению, она не дает и никаких фактических подробностей, и представляется рискованным вместе с Вейсбахом заключать из упоминания помощи Набу и Мардука, что вавилонский царь вначале владел только Вавилоном и Борсиппой, а из упоминания Нергала - что победа была облегчена чумой в ассирийском войске. Во всяком случае ясно, что Ассирия была сокрушена не так просто, как это любят рассказывать; еще накануне краха она давала не без успеха отпор своим врагам, и потребовалось исключительно благоприятное стечение обстоятельств и выдающихся личностей, чтобы ее ниспровергнуть. Характерно, что Набупаласар ссылается на тяжелое иго ассириян, господствовавших над всеми народами, почти в тех же выражениях, что Геродот и библия. Земли Ассирии были поделены между союзниками, причем Вавилония получила область к западу от Тигра.

Ниневия и Ассирия не исчезли с лица земли, как это любят говорить, ссылаясь на поверхностные сообщения Ксенофонта, не упоминающего места Ниневии в Анабасисе. Ассирия, сохранив свое имя («Атуриа»), была персидской провинцией, а город Ниневия возник при римских императорах в виде военной колонии Niniva Claudiopclis. Ассирией называли часто классические писатели всю область Тигра и Евфрата, и в настоящее время мы называем ассириологией науку ассиро-вавилонской филологии. Но политической роли народ уже не мог играть. Литература и наука, невидимому, угасли, так как поддерживались искусственно двором, в то время как в народе давно уже господствовали арамейский язык и письмо. Отныне единственным носителем вавилонской культуры остается древний Вавилон, роль же великой державы пришлось ему разделить не только со своей союзницей Мидией, но и с возродившимся Египтом и Лидией.

Год падения Ниневии определяется Евсевием в 1-й год 43-й олимпиады — 609/8, Иеронимом — годом раньше. В библии в год смерти царя Иосии (608) Нехао еще идет сражаться с царем ассирийским. Набонид говорит, что он реставрировал храм Сина в Харране (в 553 г.) 54 года спустя после разрушения, — это приведет нас в 607 г., который, вероятно, и есть точная дата гибели Ассирии.

Надписи: Messerschmidt, Die stele Nabunaids. Mitteil. Vorderasiat. Gesellsch. I. 1. Weissbach, Babyl. Miscellen. 20. Исследования: Billerbeck und Ieremias, Der Untergang Ninives. Beitrage Z. Assyriologie, III. Winсkler, Kimmerier, Ashguzaer, Skythen. Altorient. Forchungen. I. Zur medischen und altpers. Oeschichte. Untersuch. Lineke, Assyrien und-Ninive in Geschichte und Sage. Berl., 1894. M. Streсk, Assurbanipal und die letzte assyrisoh. Konige bis z. Untergange Niniveh's. Vorderasiat. Bibl. VII, 1915.


предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'