история







разделы



назад содержание далее

Глава XVIII. Госудаство Габсбургов (Австрия, Чехия, Венгрия) во второй половине XVII и в XVIII в.

1. Австрия

Габсбургская монархия, образовавшаяся в XV—XVI вв. в бассейне среднего Дуная, представляла собой многонациональное государство, включавшее в свой состав немецкие, славянские и венгерские земли Центральной Европы. В течение всего этого периода Габсбургской монархии приходилось обороняться от грозных турецких вторжений. Только к концу XVII в. турецкая опасность была ликвидирована. После того как вторжение турок в 70—80-х годах этого столетия закончилось полным их поражением, Габсбурги сами перешли в наступление на восточных границах. Теперь руки у них были развязаны и для активизации своей политики в Западной Европе.

Расширение владений Габсбургского дома

По Карловицкому миру 1699 г. с турками австрийские Габсбурги получили Восточную Венгрию и Трансильванию, а также Хорватию и часть Словении — славянские земли, получившие наименование «военной границы». Несколько позже, по Утрехтскому и Раштаттскому миру, в результате войны за Испанское наследство к Австрии отошли испанские Нидерланды, а также обширные владения в Италии: Ломбардия с Миланом, Неаполь и Сардиния. Южноитальянские провинции к середине XVIII в. были полностью утеряны Габсбургами, но североитальянские владения оставались в их руках вплоть до второй половины XIX в. По Пожаревацкому (Пассаровицкому) миру 1718 г. Австрия получила от Турции еще ряд земель — Банат, остальную часть Славонии, Северную Боснию, значительную часть Сербии с Белградом и часть Валахии. Большая часть этих земель, правда, была вскоре тоже потеряна (по Белградскому миру 1739 г.), но влияние Австрии на Балканском полуострове все же сохранилось и в последующие десятилетия.

В результате первого раздела Речи Посполитой в 1772 г. к многочисленным владениям Габсбургов прибавились еще польские и украинские земли. В итоге всех этих присоединений национальный состав Австрийского государства стал отличаться необычайной пестротой. По крайней мере до двух десятков различных народов входило в состав Австрийской монархии в XVIII в.: немцы, чехи, словаки, словены, карпатские и галицийские украинцы, поляки, сербы, хорваты, венгры, румыны, итальянцы и другие, причем в общей массе населения первое место по численности занимали славянские народы.

Централизация управления и бюрократизация государственного аппарата

Присоединенные к Австрии насильственно, в результате войн и сложных дипломатических интриг (в частности, путем использования Габсбургами своего положения династии, из которой неизменно выбирались императоры Священной Римской империи), народы Габсбургской монархии все больше ощущали свое бесправное положение и несовместимость своих национальных интересов с интересами господствующего класса Австрии. Однако классовая солидарность феодалов всех национальностей в деле подавления крестьянских волнений, которые почти непрерывно тянутся через XVII и XVIII столетия, а также возникновение более или менее устойчивых экономических связей между отдельными частями Габсбургской монархии, превращение в XVIII в. Вены в крупный экономический центр Дунайского бассейна — все это обусловило относительную прочность австрийского многонационального государства.

Рыночная площадь в Вене. Гравюра С. Клейнера.
Рыночная площадь в Вене. Гравюра С. Клейнера

Централизаторские тенденции в политике Габсбургов особенно усилились со второй половины XVII в. Потерпев поражение в борьбе за господство в Европе, австрийские Габсбурги по окончании Тридцатилетней войны сосредоточили все усилия на важнейшей задаче укрепления политического единства своих разноплеменных владений.

Решению этой задачи должно было служить прежде всего усиление католической реакции. Императорские указы 1651—1657 гг. предписывали насильственное обращение протестантов в католичество и беспощадное преследование упорствующих. Леопольд I (1658—1705) проводил политику католической реакции в венгерских и славянских землях.

В последние десятилетия XVII в. Габсбурги укрепляют существовавшие уже ранее центральные правительственные учреждения в Вене и создают новые: Государственный совет, Королевскую канцелярию, Военный совет при императоре, Коммерц-коллегию и пр. Их деятельность обнаруживает такое же стремление подчинить своему полному контролю администрацию провинций, какое наблюдалось в германских княжествах. Однако централизация и бюрократизация аппарата не достигли здесь таких успехов, как, например, в Бранденбурге. Вопреки усилиям Габсбургов их наследственные земли еще долго сохраняли черты феодальной раздробленности: исторически сложившиеся привилегии провинций; особые провинциальные ландтаги и сеймы, стеснявшие действия центральной власти в области финансов; провинциальные наместники, избираемые сословиями из рядов местной аристократии; таможенные перегородки между провинциями и т. д.

Политика меркантилизма

Среди различных областей австрийского многонационального государства экономическая гегемония во второй половине XVII в. и первой половине XVIII в. все более переходила к собственно Австрии. Однако по сравнению не только с Англией, Голландией, Францией, но даже с некоторыми германскими княжествами Австрия являлась экономически отсталой страной. Промышленность Австрии была сосредоточена главным образом в Вене и вообще в районе Нижней Австрии. Она носила до конца XVII в. в основном еще ремесленный характер и была относительно слабо развита. В Вене с ее 100-тысячным населением насчитывалось к концу XVII в. всего 1679 мастеров и 4111 подмастерьев, причем первое место по численности занимали представители таких профессий, как садовники, портные, ювелиры и т. п. Мануфактура не только централизованного, но и рассеянного типа к этому времени еще только начинала развиваться.

Рыночные отношения не были широкими. Связь Австрии даже с соседними провинциями — Штирией, Каринтией, Крайней и Тиролем — была затруднена из-за отсутствия хороших дорог. Австрия вывозила сравнительно мало изделий своей промышленности за границу. Наоборот, промышленное сырье и полуфабрикаты — шерсть, лен, пряжа, руда — свободно и в значительном количестве экспортировались в другие страны, в ущерб развитию австрийской промышленности.

Все же ряд фактов свидетельствовал о начавшихся экономических сдвигах. Деревенская домашняя промышленность в начале XVIII в. в известной степени была уже связана со скупщиками, которые, приобретая ее изделия, частью экспортировали эти товары (например, пряжу) за границу. Наряду со старыми (зеркальное, стекольное) возникали новые производства: фарфоровое, мебельное, бумажное.

Особенно характерен в указанный период рост крупного торгового капитала, стремившегося добиться от правительства монополии не только в сфере торговли, но и в области промышленного производства. Правительство в фискальных целях весьма охотно продавало патенты на монопольную торговлю определенными товарами. Почти вся австрийская крупная торговля, особенно внешняя, была сосредоточена в руках немногих капиталистов — аппальтаторов. Крупные купцы и стоявшие близко ко двору аристократы стремились приобретать патенты, приносившие большие барыши. Торговые и промышленные компании в Австрии сыграли большую роль в накоплении капиталов. Но система монополий задерживала рост мелкого и среднего капитала, занятого непосредственно в производстве, несмотря на то, что правительство, исходя из фискальных интересов и военно-хозяйственных потребностей, проводило политику поощрения промышленности и уделяло некоторую, впрочем незначительную, часть государственных средств на развитие крупного капиталистического производства.

Молодая австрийская буржуазия выдвинула из своей среды теоретиков этой политики. Еще в 60 — 70-х годах XVII в. в Австрии появляется большое число писателей, которые пропагандировали модную тогда «национальную экономию», развивали идеи меркантилизма, отстаивали мысль о необходимости создавать и поощрять отечественное крупное промышленное производство. Самыми видными представителями австрийского меркантилизма этого времени были: Филипп Вильгельм фон Хернигк (1638—1713), Иоганн Иоахим Бехер (1635—1682) и Вильгельм Шредер (1640 — 1688).

В «Десяти правилах меркантилизма» Хернигка встречаются как старые требования меркантилистов (запрещение экспорта золота и серебра, поиски в первую очередь внешних рынков), так и новые положения, имевшие в виду развитие в стране собственной крупной промышленности (запрет ввоза иностранных промышленных товаров, если их можно произвести в своей стране, прекращение вывоза сырья и т. д.).

Хернигк, Бехер и Шредер являлись не только теоретиками, но и практиками, которые (особенно два последних) в качестве высших чиновников пользовались известным влиянием при венском дворе. Хернигк в своих работах критиковал правительство за его пассивность, вялость и нерешительность в вопросах «национальной экономии». Бехер и Шредер, более близкие ко двору, создали некоторые крупные предприятия при непосредственной поддержке правительства. Бехер основал Восточную торговую компанию, организовавшую в свою очередь ряд мануфактур, которые вырабатывали шелковые нитки, чулки, ленты, шелковые и шерстяные ткани, льняные полотна, бархат, обувь, зеркала. Труд рабочих в централизованной мануфактуре широко сочетался с использованием рабочих-надомников. Численность последних даже несколько превышала количество мануфактурных рабочих в собственном смысле этого слова. В компанию входили и частные лица на правах акционеров. Эта наполовину государственная, наполовину частная компания просуществовала, однако, недолго. Она распалась отчасти вследствие недостаточной поддержки со стороны государства, отчасти вследствие низкого экономического уровня страны, господства цеховой организации ремесла и торговли.

Важное значение для экономического развития Австрии в первой половине XVIII в. имели такие мероприятия, как основание в Вене в 1703 г. государственного банка, проведение ряда шоссейных дорог, связавших Вену с Адриатическим морем, Каринтией, Штирией и Тиролем, постройка морских гаваней в Фиуме и Триесте, основание ряда новых торговых компаний. В это время была создана и австрийская Ост-Индская компания, существовавшая, однако, очень короткое время и не достигшая сколько-нибудь заметных успехов. Организация банковского кредита, контроль за экспортом и импортом проводились австрийским правительством более или менее последовательно, особенно во второй половине XVIII в., в период «просвещенного абсолютизма».

Аграрный строй

В самой Австрии в XVIII в. уже не существовало личной крепостной зависимости. Крестьяне в массе были свободными держателями-чиишевиками, сидевшими на земле светских и духовных сеньоров и платившими им денежную ренту. В этом отношении положение крестьян в австрийской деревне было несколько более благоприятным по сравнению с положением крестьян Чехии, Венгрии, а также Штирии, Каринтии и Крайны, в которых Господствовало крепостничество. Поскольку в собственно Австрии крестьяне и феодалы принадлежали к одной национальности, здесь не существовало того национального гнета, который ощущался во многих других провинциях Габсбургской монархии. В австрийской деревне XVIII в. крестьянское хозяйство все более связывается с рынком. Выделяется верхушка крестьян, которые торговали, основывали промышленные заведения; они эксплуатировали труд батраков и ремесленников. В то же время в деревне растет прослойка бедняков, лишенных совсем или частично возможности вести самостоятельное хозяйство. Многие из таких бедняков-крестьян занимались ремеслом, работая на скупщиков и мануфактуристов.

Однако и в австрийской деревне феодальный гнет чувствовался достаточно сильно. Дворянство было собственником подавляющей массы пахотных земель, лесов, лугов и т. п. Помимо чинша, феодалы взимали с крестьян ряд других поборов и платежей. Сохранилась и барщина (в количестве 10—12 дней в году). На крестьян ложились многочисленные государственные налоги. Землевладельцы, не довольствуясь получением феодальной ренты, захватывали крестьянские наделы и особенно общинные угодья и леса. В имениях австрийских дворян разрабатывались рудники, соляные копи, имелись пивоваренные и водочные заводы мануфактурного типа, а также прядильные и ткацкие предприятия. Дворянин, владея промышленным предприятием и обладая различными привилегиями, подавлял своей конкуренцией зарождавшуюся купеческую и крестьянскую мануфактуру и ремесло. Сплошь да рядом дворяне-предприниматели сочетали эксплуатацию наемного труда с использованием принудительного труда; обязывая зависимых крестьян работать на своей мануфактуре, они частью засчитывали им эту работу как барщину, частью уплачивали пониженную заработную плату, как своего рода «обязанным» рабочим. Хотя австрийские крестьяне, как уже отмечалось, не были лично зависимыми, но в руках сеньоров имелись такие способы внеэкономического принуждения, как сословные дворянские права, например, право требовать, чтобы сыновья и дочери крестьян работали батраками или прислугой в дворянской усадьбе.

Подобно французскому и западногерманскому крестьянству, австрийские крестьяне в XVIII в. сильно страдали и от ростовщичества, распространению которого способствовали растущее малоземелье, гнет государственных налогов, повышение сеньориальных денежных поборов.

Прагматическая санкция

Владения Габсбургов представляли собой конгломерат земель, долгое время лишенных единообразия в управлении. Государство Габсбургов даже не имело определенного названия. Под Австрией разумелась лишь Австрия в узком смысле, т. е. бывшая Восточная, или Австрийская, марка. Для обозначения всей Габсбургской монархии употребляли описательное выражение: «Наследственные владения дома Габсбургов». Не было и определенного закона о наследовании этих владений. Неясен был вопрос, что будет с землями монархии в случае прекращения Габсбургской династии. Вопрос этот приобрел особую остроту в начале XVIII в., когда император Карл VI (1711 — 1740), не имея сыновей, должен был узаконить переход своих владений к потомкам по женской линии. Новый закон о престолонаследии, изданный в 1713 г., получил название Прагматической санкции. Он устанавливал, что «наследственные земли дома Габсбургов» являются нераздельными и переходят в целом по наследству к старшему сыну умершего короля либо, за отсутствием сыновей, к его старшей дочери. На основании этого закона старшая дочь Карла VI Мария Терезия была провозглашена наследницей престола, а ее муж Франц I Стефан, герцог Лотарингский, был избран императором Священной Римской империи под именем Франца I.

Карл VI принимал все меры к тому, чтобы Прагматическая санкция была признана всеми сословными представительными собраниями в землях Австрийской монархии, а также иностранными правительствами. Тем не менее новый порядок наследования дал повод прусскому королю Фридриху II напасть на Силезию и захватить ее. Так началась в 1740 г. война за Австрийское наследство, протекавшая для Австрии неудачно.

Ахенский мир 1748 г. гарантировал Австрии Прагматическую санкцию, но Пруссия получила международное признание ее прав на большую часть Силезии. Последовавшая вскоре после этого Семилетняя война против Пруссии (1756—1763) закончилась отторжением от Австрии всей этой провинции. Феодальная раздробленность и слабость связей между различными землями Габсбургской монархии явились одной из главных причин ее военных неудач. Отсутствие единой армии, нэупорядоченность финансовой организации, недостаточное развитие промышленности, феодально-крепостнический строй в большинстве провинций, нескрываемая ненависть угнетенных народов к господству Габсбургов и австрийских феодалов — все это неизбежно должно было привести к поражению.

Австрийский «просвещенный абсолютизм» и реформы второй половины XVIII в.

Неудачи Австрии в двух больших войнах сделали для правящих кругов очевидной неотложность реформ. Эти реформы, осуществленные в правление Марии Терезии (1740 — 1780) и ее сына Иосифа II (1780 — 1790), весьма характерны для политики «просвещенного абсолютизма». Как и в других странах, «просвещенный абсолютизм» в Австрии проводил реформы в интересах господствующего класса дворян и шел лишь на минимальные уступки поднимающейся буржуазии. Правительство стремилось только устранить наиболее грубые, мешавшие развитию страны феодальные институты. Наиболее важным из проведенных мероприятий была военная реформа, необходимость которой ощущалась особенно остро. В 1748 г., вскоре после окончания первой австро-прусской войны, в стране был введен новый порядок военного набора. Набор производился по особым мобилизационным спискам во вновь созданных военных округах. Рекруты должны были служить пожизненно. Таким образом, значительно увеличивалась численность армии и вводилось единообразие в ее комплектование.

Реформа армии носила классовый характер. Рекруты набирались преимущественно из беднейшего люда. Дворянство, духовенство, интеллигенция (учителя, врачи, чиновники), а также купцы и предприниматели не подлежали рекрутскому набору. От военной повинности мог освободиться и зажиточный крестьянин, которому предоставлялось право нанять вместо себя «охотника». В преобразованной армии солдат подвергали усиленной военной муштре; широко было распространено сечение розгами. Число офицеров сильно возросло. Как и до реформы, офицерские кадры состояли преимущественно из дворян с ничтожной прослойкой выходцев из буржуазии. Для подготовки офицерского состава в Вене была основана Военная академия — так называемый Терезианум (по имени Марии Терезии). К 80-м годам ХVIII в. численность австрийской армии была доведена до 278 тыс. человек, т. е. значительно превосходила численность прусской армии.

Мария Терезия. Гравюра Я. М. Шмуцера 1770 г.
Мария Терезия. Гравюра Я. М. Шмуцера 1770 г.

Правительство уделило также очень большое внимание финансовой реформе. Стремясь увеличить налоговые поступления, Мария Терезия издала закон о всеобщем подоходном налоге, от которого не были освобождены дворянство и церковь. Одновременно в тех же фискальных целях была проведена всеобщая перепись населения, положено начало статистическому учету земель, скота и прочего движимого н недвижимого имущества. В 1775 г. были уничтожены многие внутренние торговые пошлины, тогда как пошлины, которыми облагалась внешняя торговля, были увеличены. И Мария Терезия и Иосиф II последовательно применяли принцип меркантилизма, устанавливая высокие пошлины на иностранные промышленные изделия и низкие на импортное сырье. Вывоз за границу таких видов промышленного сырья, как лен, шерсть, металлы, был полностью запрещен.

В целях поощрения промышленности правительство «просвещенного абсолютизма» освобождало от уплаты налогов новые промышленные заведения на срок до десяти лет. Для подготовки квалифицированных рабочих были созданы технические и ремесленные школы; для подготовки инженерно-технического состава в Вене были организованы Горная академия, Торговая академия, специальные технические и сельскохозяйственные училища.

Большое место в мероприятиях Марии Терезии и Иосифа II занимали судебные реформы. Они ограничили сеньоральный произвол в отношении крестьян. Судебные функции были объявлены исключительной прерогативой государства. Были разработаны новые уголовный и гражданский кодексы (1768 г.), отменены судебные пытки (1776 г.), ограничено применение смертной казни. Заключенных в тюрьмы преступников принуждали к работе в ремесленных мастерских или мануфактурах.

Сатирическая листовка по поводу закрытия монастырей Иосифом II
Сатирическая листовка по поводу закрытия монастырей Иосифом II

В это время в Австрии было положено также начало светскому низшему и среднему общему образованию. Университет в Вене, ранее находившийся целиком под влиянием и контролем католической церкви, был реорганизован и получил светский характер.

Частью еще при Марии Терезии, а особенно при Иосифе II, в Австрии был проведен ряд мер, значительно ограничивших привилегии католической церкви: закрыты многочисленные монастыри, проведена частичная секуляризация церковных земель, иезуиты изгнаны из австрийских владений. С другой стороны, были отменены законы о преследовании протестантов (в частности, «чешских братьев» и др.) и протестантские общины получили свободу религиозного культа. Управление католической церковью в габсбургских землях, в частности использование церковью своих доходов, было поставлено под контроль чиновников. Несмотря на эти меры по ограничению привилегий католической церкви как особой корпорации, она продолжала оставаться в Австрийской монархии большой силой. Подчиняя себе церковь, правительство стремилось возможно шире использовать в своих интересах ее материальные ресурсы и ее идеологическое влияние на массы.

Реформы Марии Терезии и Иосифа II нисколько не ослабили национальных противоречий Габсбургской монархии. Наоборот, они еще более обострили их, ухудшая правовое положение не немецких национальностей. Принудительное введение немецкого языка в качестве единого государственного языка во всех провинциях, предпочтение лицам немецкого происхождения при поступлении на военную и гражданскую службу, отмена местных (провинциальных) привилегий и особенностей в области суда, управления и налогов, поощрение роста немецкого дворянского землевладения и немецкого капитала в зависимых землях — все это заставляло чехов и других славян, а также венгров, итальянцев и прочие народности еще сильнее ощущать свое неполноправное положение. В конечном итоге политика централизации, составлявшая сущность реформ Марии Терезии и Иосифа II, не только не смогла преодолеть децентрализаторских тенденций, обусловленных наличием многочисленных национальностей, но даже усиливала центробежные силы. Этому способствовало и складывание в Габсбургской монархии, в условиях начавшегося перехода всей страны от феодализма к капитализму, буржуазных наций с их собственными национальными культурами. К концу XVIII в. национальные противоречия стали главным источником слабости Австрийского государства.

Реформы Марии Терезии и Иосифа II не разрешили аграрного вопроса. Крепостное право сохранилось в подавляющем большинстве габсбургских земель. Правительственные мероприятия по этому вопросу носили нерешительный, компромиссный характер (освобождение крестьян в ряде земель от личной зависимости и др.), но даже в такой умеренной форме они встретили резкую оппозицию со стороны дворянства и на деле остались нереализованными.

Культура

В XVIII в. Австрия заняла ведущее место в развитии музыкальной культуры. Европейская опера в итоге двухвекового развития достигла вершины в творчестве венских композиторов — Христофа Виллибальда Глюка (1714 — 1782) и Вольфганга Амедея Моцарта (1756 — 1791). Классический симфонизм и классическая камерная музыка были созданы австрийским композитором Йозефом Гайдном (1732—1809) и гениальным Моцартом.

Когда говорят о классическом стиле в музыке (в смысле определенного направления, наряду с романтизмом, импрессионизмом и т. п.), имеют в виду прежде всего венскую классическую школу, представленную именами Гайдна и Моцарта, а в XIX в.— Бетховеном. К этой школе во многом примыкал и Глюк.

В других областях культуры Австрия XVIII в. внесла меньший вклад, хотя в этот период не остались в стороне от общего развития и австрийская литература, театр, изобразительные искусства, научная мысль и практическая медицина. В области медицины важное значение имело введение в 1761 г. венским врачом Л. Ауенбруггером перкуссии — метода исследования внутренних органов больного путем постукивания по телу, дающего звуковой показатель. К двум старым австрийским университетам, существовавшим с 1365 г. в Вене и с 1585 г. в Граце, присоединился в 1677 г. новый университет в Инсбруке. В XVIII в. получила значительное развитие журналистика. С 1724 г. начал выходить официальный орган — «Венская газета»; появился венский юмористический листок «Шпацфогель». В австрийскую литературу и журналистику проникают идеи Просвещения. Наряду с распространением сентиментальной поэзии входит в моду пародийная литература, подвергающая осмеянию поэтические формы классицизма.

Большое место в духовной жизни Австрии занимал театр. В XVII в. театр и драматическая литература находились под влиянием иезуитов. Но сначала нового столетия в театральном искусстве и драматургии усиливаются реалистические тенденции, главным образом под воздействием народного театра. Наиболее яркое выражение они получили в деятельности Йозефа Антона Страницкого (1676—1727), чеха по происхождению, выдающегося актера и драматурга, руководителя труппы, ставшей после 1712 г. первым стационарным народным театром Вены.

В придворном театре Вены господствовала итальянская опера. Здесь созрел законченный тип пышного декоративного музыкального спектакля в стиле барокко на мифологический сюжет. Этот тип театрального представления стал образцом для всех европейских придворных оперных сцен XVIII в. В этом столетии в Вене работают многие прославленные итальянские художники — композиторы, певцы, инструменталисты, балетмейстеры, знаменитые либреттисты итальянской оперы-серпа (большой, «серьезной» оперы) — Апостоло Дзено и Пьетро Метастазио, виднейший представитель семьи театральных художников и архитекторов — Фернандо Галли-Бибиена.

Период «просвещенного абсолютизма» ознаменовался открытием в Вене Бург-театра (1748 г.), в котором наряду с иностранными, преимущественно итальянскими, труппами начали выступать австрийские драматические актеры, а также учреждением «Национального зингшпиля» (1778 г.), где исполнялись музыкальные пьесы типа комической оперы. Однако развитие национальной драматургии тормозилось зависимостью театра от вкусов императорского двора и аристократии, и лишь спустя десятилетия Бургтеатр вырос в крупнейший центр драматического искусства Австрии.

С начала XVIII в. Вена обрастает широким поясом дворцов аристократии, отличающихся своеобразной элегантной архитектурой; среди них — дворец Шёнбрунн, построенный Фишером фон Эрлахом (1656—1723), дворцы Бельведерского парка (архитектор Лукас Гильдебрандт, 1668—1745). Получает значительное развитие декоративная скульптура, скульптурные портреты, декоративная живопись, пейзаж.

Но все эти успехи затмила мировая слава музыкального искусства Австрии. Эта слава была выстрадана великими венскими композиторами. Их жизнь была нелегкой, их творческая деятельность встречала препятствия, им приходилось отстаивать свои художественные идеалы в упорной борьбе с консервативными вкусами придворной камарильи и клерикальных кругов. Глюк, начавший в Вене реформу оперы и балета (оперы «Орфей и Эвридика» — 1762 г., «Альцеста» — 1767 г., «Парис и Елена» — 1770 г., балет «Дон Жуан» — 1761 г.), не встретил здесь поддержки и вынужден был перенести свою деятельность в Париж. Гайдн почти 30 лет служил капельмейстером у венского магната Эстергази и страдал из-за своего подневольного положения. Лучшие свои симфонии он создал в Париже и Лондоне; в Англии под впечатлением услышанных им ораторий Генделя зародился и его новый ораториальный стиль.

Трагически сложилась судьба Моцарта. После нескольких лет унизительной зависимости от зальцбургского архиепископа он поселился в Вене как независимый, но материально совершенно необеспеченный художник. Ему пришлось испытывать материальную нужду, и он умер совсем еще молодым в полном расцвете творческих сил.

Искусство Глюка, Гайдна и Моцарта — выходцев из народа — проникнуто глубоко демократическим духом и отражает прогрессивные гуманистические идеи эпохи Просвещения.

Принципы оперной реформы Глюка сформировались под прямым воздействием социальных воззрений эпохи Просвещения и были родственны многим важнейшим положениям эстетики Дидро, Винкельмана и Лессинга. Глюк является создателем новой музыкальной трагедии, в которой античные образы служили формой для выражения идеалов гражданской и нравственной доблести. Простота и правдивость, драматизм, идейная устремленность, цельность художественного замысла — таковы основы его оперного стиля, получившего завершение в парижский период его творчества («Ифигения в Авлиде», «Армида», «Ифигения в Тавриде»).

Музыка Гайдна непосредственно связана с народным творчеством: в ней использованы мелодии, интонации, ритмы народных песен и танцев различных национальностей Австрийской монархии. Гайдн поднял симфонию, а также важнейшие жанры камерной музыки (квартеты, трио, сонаты) на высшую ступень классического искусства и одновременно демократизировал их, сделал общедоступными. Музыке Гайдна присущи жизнерадостность, естественность, образность, юмор, близость к народному быту. Апофеозом крестьянскому труду и гимном природе явилась его живописная оратория «Времена года» (1801 г.).

Моцарт — универсальная музыкальная натура. Создатель лучших симфоний XVIII в. — соль минор и до мажор («Юпитер»), основоположник фортепианного концерта современного типа, автор непревзойденного «Реквиема», богатых по содержанию квинтетов, квартетов, оркестровой музыки, Моцарт явился одновременно крупнейшим музыкальным драматургом. На основе прежних типов комической, серьезной и сказочной оперы Моцарт создал новые оперные жанры реалистического стиля — оперу-комедию («Свадьба Фигаро», 1786 г.), оперу-драму («Дон Жуан», 1787 г.) и философскую оперу-сказку («Волшебная флейта», 1791 г.).

У Моцарта была заветная мысль: создать национальный оперный театр. Господство итальянской оперы вынуждало композитора пользоваться для большинства своих опер, в том числе для «Свадьбы Фигаро» и «Дон-Жуана», итальянскими либретто, не он хотел утвердить музыкальный театр на родном яеыке. «И как любили бы меня, если б я помог подняться немецкой национальной сцене в области музыки!» — говорит он в одном из своих писем к отцу. С презрением и гневом Моцарт писал об аристократии, чуждой национального достоинства и преклоняющейся перед иноземной модой. Своей последней оперой «Волшебная флейта» он внес неоценимый вклад в создание немецкого оперного искусства.

В конце XVIII в. в Вене начал работав Людвиг ван Бетховен. Его героический музыкальный стиль — отражение революционной эпохи и принадлежит новому, XIX столетию.

2. Чехия

Экономическое развитие Чехии во второй половине XVII в.

Тридцатилетняя война нанесла Чехии серьезный ущерб. Во время военных действий многие города были разорены, а те, которые уцелели, находились в упадке. Феодальная реакция, начавшаяся после 1620 г., привела к массовой эмиграции из Чехии. Страну покинуло много квалифицированных мастеров-ремесленников, оставшиеся же на родине были разорены конфискациями и военными контрибуциями и влачили жалкое существование, не имея достаточного рынка для сбыта своих товаров ни в городах, ни тем более в опустошенных деревнях. В условиях крепостничества и господства натуральных хозяйственных отношений крестьянство обладало весьма низкой покупательной способностью. Привилегии феодалов, положение которых в период реакции укрепилось, также наносили ущерб интересам городов.

Прямым нарушением древнейших прав городов была организация торгов в панских местечках. Некоторые паны проложили к этим торгам новые дороги и запрещали крестьянам под угрозой сурового наказания продавать сельскохозяйственные продукты в городах.

Горожане были обложены многочисленными государственными налогами (постоянная берна, получившая в XVII в. также название контрибуции; пошлина с ремесла и торговли, установленная в 1654 г., и др.). Весьма обременительным был налог, уплачиваемый городами с принадлежащих им земель.

В политическом отношении чешские города были совершенно бесправны. Городское самоуправление сохранилось лишь формально. Вся полнота власти в городах была сосредоточена в руках королевских чиновников, большей частью немецкой национальности.

С конца XVII в. в чешской деревне появляются централизованные мануфактуры с применением труда вольнонаемных рабочих. Раньше всего такие мануфактур возникают в текстильном и стекольном производствах. Но наиболее широко распространена в этот период рассеянная мануфактура. Многие крестьяне ввиду недостатка земли, непосильных налогов и поборов вынуждены были искать подспорья в неземледельческом труде, в частности в домашнем ткацком производстве. Наиболее богатые крестьяне (сельские старосты, трактирщики и т. п.) скупали у деревенских прядильщиков и ткачей их продукцию для перепродажи. Доставляя ткачам сырье в кредит и авансируя их, скупщики экономически подчинили себе мелких товаропроизводителей. Они заключали договоры с феодалами на право продажи полотна в их владениях при условии отчисления известной пошлины в пользу пана. Таким образом, в период возникновения капиталистической промышленности в Чехии огромную роль играла эксплуатация крестьян скупщиками-капиталистами.

Во второй половине XVII в. наряду с упадком мелкого дворянства продолжался интенсивный рост крупного помещичьего землевладения. Феодальное поместье все более втягивалось в процесс товарного производства. Чешские феодалы экспортировали свои товары (зерно, шерсть) в различные страны Европы, особенно в Северную Германию. В то же время они стремились предотвратить проникновение иностранных купцов в Чехию, устраивая торги главным образом на границах государства.

Оломоуц в середине XVIII в. Гравюра Ф. Б. Вернера.
Оломоуц в середине XVIII в. Гравюра Ф. Б. Вернера.

Положение крестьян

Расширение панского хозяйства требовало дополнительной рабочей силы, которая могла быть получена лишь за счет усиления барщины. Естественным следствием этого явилось новое резкое ухудшение положения крестьянства, и без того разоренного Тридцатилетней войной. Именно в этот период в Чехии достигает высшей точки своего развития процесс, известный как «второе издание крепостничества».

Документы, характеризующие положение в чешской деревне второй половины XVII в., свидетельствуют о том, что крестьянам приходилось исполнять обременительную барщину.

В результате расслоения крестьянства к середине XVII в. более половины крестьянских дворов имели наделы площадью менее 10 стрыхов (около 3 га). Большинство же прочих наделов не превышало 30 стрыхов (около 8 га) на один двор. В отношении размера наделов старое феодальное деление на седляков, халупников и т. д. утрачивает значение, сохраняясь лишь как пережиток и не влияя более на размеры феодальных повинностей.

В 1680 г. император Леопольд I издал так называемый Барщинный патент, который ограничивал барщинные работы тремя днями в неделю, но этот патент фактически не соблюдался. Крестьянина жестоко эксплуатировали как пан, так и государство, взимавшее с него налог—берну, которая за 100 лет, с середины XVII до середины XVIII в., увеличилась в шесть раз.

Сосредоточив в своих руках судебные и административные функции, феодалы опутали крестьян многочисленными запрещениями, ограничениями и т. п. Крестьянам запрещалось: покидать поместье, вступать в брак без разрешения сеньоров, отдавать детей учиться ремеслу, носить и вообще иметь оружие, охотиться, ловить рыбу, собирать хворост в бывших общинных угодьях; они были обязаны молоть зерно на господской мельнице, печь хлеб в господской пекарне, покупать пиво только в корчме сеньора. Крестьянину предписывалось представлять феодалу своих детей по достижении ими десятилетнего возраста, чтобы пан мог выбрать себе слуг из их числа. Феодал сохранял право на посмертный побор. Нарушения установленных сеньором порядков карались штрафами и телесными наказаниями, вплоть до смертной казни.

Католическая реакция

Одним из следствий поражения чехов в Тридцатилетней войне было усиление католической реакции. В марте 1651 г. императором был одобрен проект проведения контрреформации в Чехии, предусматривавший конфискацию имущества всех некатоликов и объявлявший католичество единственной законной религией. Чехам-протестантам угрожали жестокие кары, вплоть до изгнания и смертной казни. У населения отбирались и сжигались протестантские книги, в деревни и местечки посылались карательные войска. Религиозные преследования вызвали новую волну эмиграции. После 1651 г. из Чехии бежало и было изгнано более 30 тыс. человек. Из Пражского университета были изгнаны все прогрессивные чешские профессора. Университет перешел под руководство ордена иезуитов, с особой ненавистью относившихся к памяти Яна Гуса и гуситов. Иезуиты систематически уничтожали сохранившиеся от этого времени чешские произведения, призывавшие к борьбе за национальную независимость. Лучшие представители чешской интеллигенции были истреблены или вынуждены были эмигрировать. Среди покинувших Чехию в середине XVII в. были крупнейший педагог Ян Амос Коменский, историк Павел Странский и многие другие.

Антифеодальное движение

Тяжелый социальный и религиозный гнет, свирепствовавший в Чехии во время и в первые десятилетия после Тридцатилетней войны, привел к обострению классовой и освободительной борьбы. Главной силой, выступавшей против феодального гнета, было крестьянство. Основной причиной его недовольства являлось усиление крепостничества. Феодалам нередко еще удавалось принуждать крестьян к несению прежних повинностей, но попытки введения дополнительной барщины вызывали сопротивление. Частым явлением стали массовые побеги крестьян; уходя в леса, они объединялись в вооруженные группы (так называемое збойничество), нападали на панов и купцов и захваченным добром делились с неимущими.

В 1679—1680 гг. во Фридлантском панстве (в Северной Чехии) началось крестьянское движение, затем оно охватило и ряд других областей. Крестьяне обратились к императору с требованием отмены наиболее ненавистных феодальных повинностей и поборов, а после отказа удовлетворить эти требования начали громить панские усадьбы и расправляться с габсбургскими чиновниками. Против крестьян были направлены регулярные войска. Два отряда карателей, прибегая даже к помощи артиллерии, жестоко расправились с повстанцами. Движение было повсеместно подавлено к началу июля 1680 г. Слабость восстания, несмотря на его широкий размах, объясняется тем, что у повстанцев не было ни единого центра, ни единого руководства, ни общей программы. По своему социальному составу восстание не было однородным. Его ядром являлись низшие слои крестьянства, но в восстании участвовала и часть более обеспеченных крестьян. Это обусловило и различие в тактике. В одних случаях крестьяне не решались выступать с оружием в руках или давали себя отговорить от применения оружия, в других они сопротивлялись решительно и стойко, вступая с войсками в кровопролитные сражения. В 1693 г. на юго-западе Чехии восстали ходы (государственные крестьяне, несшие пограничную службу), которые отстаивали свои старинные вольности. В 1695 г. некоторого успеха достигли восставшие крестьяне 30 деревень Гуквальдского панства в Северо-Восточной Моравии, где пан по указанию правительства, заинтересованного в успокоении пограничного края, частично удовлетворил требования крестьян.

Промышленное развитие в XVIII в.

К началу XVIII в. городская промышленность Чехии все еще оставалась во власти цеховой регламентации, и горожане выступали против создания мануфактур в черте города и даже в его окрестностях. Поэтому некоторые отрасли промышленности (текстильная и металлургическая) еще в XVII в. переместились почти полностью в деревню. Город же с его цехами ограничивался производством обуви и платья, хлебопечением, виноделием и т. п. Таким образом капиталистическая мануфактура развивалась первоначально в деревне. Наиболее интенсивно организация нового мануфактурного производства происходила в панствах крупнейших земельных магнатов.

Распространяясь по всей стране, этот процесс, несмотря на сопротивление цехов, с середины XVIII в. захватывает и город, где в связи с притоком дешевой рабочей силы из деревни появляется значительное число внецеховых ремесленников и рабочих. Этот факт свидетельствует о дальнейшем упадке цеховой системы. Правительство оказалось вынужденным официально ограничить цеховые привилегии и фактически даже отменить многие из них. Законы 1731 и 1739 гг. подчинили ремесленные цехи контролю государства, и многие прежние постановления, препятствовавшие развитию внецехового ремесла, были отменены. Во второй половине XVIII в. дальнейшее развитие внецехового производства вынудило правительство признать ряд отраслей промышленности совершенно свободными от цеховой регламентации. Заинтересованные в развитии чешской промышленности, особенно после потери Силезии, Габсбурги во второй половине XVIII в. объявили свободными от цеховой организации 14 наиболее важных ремесел, в том числе суконное, полотняное, стекольное, металлургическое, бумажное. После этого мануфактуры возникают в пригородах, а иногда и на территории «старого города».

Характер мануфактур и в городе и в деревне постепенно меняется. До середины XVII в. значительное распространение имели рассеянные мануфактуры. Так, одна из литомержицких мануфактур имела в первой половине этого века в среднем около 50 квалифицированных чулочников, живших лишь в период обучения при самой мануфактуре, а в остальное время — по окрестным деревням; работали они не только на основную мануфактуру, но и самостоятельно и даже конкурировали с мануфактурой. Но уже с конца XVII в. появляются централизованные и смешанного типа мануфактуры. В последних основная рабочая сила и машины были сосредоточены в одном-двух зданиях, но одновременно предприниматели пользовались трудом надомных рабочих. На крупной, оборудованной высокой по тому времени техникой суконной мануфактуре в Горном Литвинове, где использовалась для производства сипа воды, было занято 400 рабочих. Уже в этот ранний период существования в Чехии мануфактур они отличались довольно высокой степенью разделения труда.

Текстильные мануфактуры составляли в XVIII в. основу промышленного производства в Чехии. Кроме того, известны мануфактуры и в других отраслях производства, особенно стекольные, которые возникали почти во всех частях Чехии. Стекольщики пользовались у феодалов рядом привилегий, в частности могли откупаться от барщины и за плату освобождать своих детей от службы в замке. Чешское стекло шло как на внутренний рынок, так и на экспорт во все страны Европы.

К 1755 г. в Чехии насчитывалось 250 мануфактур с общим числом рабочих, учеников и т. д. в 188 500 человек. Из них 177 450, т. е. почти 95%, были заняты в текстильном производстве.

Значительное влияние на развитие мануфактурного производства оказала отмена в Чехии крепостного права патентом 1781 г. За период с 1780 по 1782 г. число мануфактур выросло почти вдвое, а количество рабочих в них — более чем на 20%. К концу века число крупных суконных мануфактур достигло 10, а крупных шерстопрядильных предприятий в одном только городе Брно—15. Некоторое представление о характере этих предприятий нового типа дает описание одного из них, находившегося в Литомержицком крае. Оно размещалось в двух одноэтажных зданиях, состояло из двух основных и восьми вспомогательных цехов, а также общежития. На этой мануфактуре в 1787 г. было занято 766 постоянных рабочих и имелось 64 станка.

Горнолитвиновская суконная мануфактура. Рисунок 1728 г.
Горнолитвиновская суконная мануфактура. Рисунок 1728 г.

Технический уровень чешской промышленности в общем был все же не высок, а темпы ее развития — несколько замедленны. Лучше других отраслей развивалось горнорудное и металлургическое производство, хотя и здесь переход к доменному процессу совершился на целое столетие позже, чем в развитых странах Западной Европы. Важнейшие отрасли промышленности были захвачены немцами. В руках чехов оставалась главным образом мелкая и частично средняя промышленность, преимущественно текстильная. Как и в Австрии, Габсбурги проводили в Чехии меркантилистскую политику. Поощрение торговли и промышленности Габсбурги использовали в качестве средства для более полного включения Чехии в общеавстрийскую систему. С целью развития торговли и упорядочения мануфактурного производства в Чехии в начале XVIII в. основывается ряд правительственных учреждений, так называемых коллегий, контролировавших частную торговлю и промышленность. Для хранения важнейших импортных товаров устанавливались складочные центры, в которых проверялось качество товаров и выдавалось разрешение на их продажу. Главным таким центром был город Прага. В ряде городов в XVIII в. открываются ярмарки (в Пльзене, Брно и др.). Все это несколько подталкивало торговое и промышленное развитие Чехии. Однако налоговая политика Габсбургов тормозила дальнейшее расширение крупной промышленности и сводила на нет положительное значение некоторых поощрительных мероприятий правительственного меркантилизма.

Крестьянские движения в XVIII в.

Антифеодальные крестьянские движения в Чехии в начале XVIII в. усилились. В 1705 г. восстали крестьяне деревень в районе города Йиглава. В 1713 г. произошло восстание в поместье Печки в Коуржимском крае. Восставшие жаловались на то, что их принуждают работать на барщине четыре дня в неделю вместо трех. Правительство было вынуждено издать в 1717 г. патент о барщине, имевший целью при помощи мелких уступок внести раскол в антифеодальное движение. Этот патент в основном повторял содержание «Барщинного патента» 1680 г., но уточнял некоторые пункты, например, относительно продолжительности рабочего дня крепостного, который должен был длиться от восхода до заката солнца.

20-е годы XVIII в. ознаменовались в Чехии новым разгулом католической реакции. Законы, изданные габсбургским правительством с 1721 по 1726 г., предписывали «упорствующих в еретичестве подданных» заключать в тюрьму, ссылать на галеры и даже казнить. Имущество же казненных крестьян шло пану. Поэтому крестьянские выступления в Чехии в 30-х годах XVIII в. часто направлялись и против религиозных притеснений. Так, крестьяне, восставшие в панстве Опоченском в 1732 г., выступили с требованием религиозной свободы, но одновременно отказались выполнять феодальные повинности. Восстание было подавлено вооруженной силой.

Рост крестьянского движения в 20 и 30-х годах, а также многочисленные случаи бегства крестьян за границу в связи с религиозными преследованиями заставили правительство издать в 1738 г. новый патент о барщине. Как и предшествующие патенты 1680 и 1717 гг., закон 1738 г. не принес крестьянам существенного облегчения. Правда, этим патентом устанавливались размеры урочной барщины, однако феодалы свели на нет эту уступку введением новых чрезвычайных повинностей.

Во второй половине XVIII в. в связи с дальнейшим развитием капиталистических отношений чешская деревня заметно меняет свой облик. Процесс социальной дифференциации зависимого крестьянства значительно ускоряется. Выделяются богатые хозяева, посылающие за себя на барщину батраков. Широкие же массы мелкого крестьянства все более разоряются. Десятки тысяч пауперизованных крестьянских семей были втянуты в процесс капиталистического производства. В большинстве случаев они использовались капиталистами в качестве домашних ткачей и прядильщиков, вырабатывавших за нищенскую плату полуфабрикаты для текстильных мануфактур. Они же все больше привлекались и к работе в централизованных мануфактурах.

Крупнейшим антифеодальным выступлением крестьян в XVIII в. было восстание 1775 г., начавшееся в Северной Чехии, а затем охватившее и часть Моравии. Центром восстания было село Ртыне в Находском панстве. Крестьянские отряды из различных краев двинулись на Прагу, намереваясь захватить город. В восстании участвовали также полупролетаризованные слои городского населения и деревенские безземельные крестьяне-бобыли, работавшие в качестве наемных рабочих в различных отраслях промышленности или же в качестве батраков и слуг на панской усадьбе. По пути к Праге восставшие расправлялись с наиболее ненавистными панами и разрушали их усадьбы.

Несмотря на то что некоторая часть восставших сохраняла еще монархические иллюзии, надеясь на получение от Габсбургов новых уступок, и даже соглашалась выполнять некоторые повинности на панов, в целом восстание проходило под знаменем борьбы за полную ликвидацию феодально-крепостнической системы. Восстание 1775 г., совпавшее по времени с пугачевским движением, представляет тем больший интерес, что повстанцам в Чехии было известно о крестьянской войне в России. Среди них распространился слух, что русские идут в Чехию и помогут чешским крестьянам расправиться с их панами.

Размах восстания был настолько велик, что правительство бросило на его подавление целую армию. В ряде кровопролитных боев, в ходе которых правительственные войска широко использовали артиллерию, восставшие крестьяне были разбиты.

Патенты 1775 и 1781 гг.

Восстание 1775 г. показало всю глубину кризиса феодально-крепостнической системы в Чехии. Новые экономические потребности зарождающегося капитализма вызвали необходимость устранения с пути такого препятствия, каким было крепостное право. С другой стороны, господствующий класс феодалов боялся повторения крестьянских восстаний. Эти обстоятельства заставили правительство Габсбургов пойти на кое-какие уступки крестьянам. Патентом 1775 г. правительство Марии Терезии делало попытку успокоить крестьян, снова «регулируя» барщину. Однако среди крестьян распространился слух, что это не настоящий патент, а ложный, и что настоящий, «золотой патент» чиновники спрятали, так как этим указом барщина будто бы отменялась полностью. Следующий патент, изданный в 1781 г. Иосифом II, отменял крепостную зависимость и предоставлял крестьянам право перехода от одного землевладельца к другому. Крестьяне могли переходить также в города, обучаться ремеслу и т. п. Но и патент 1781 г. не устранял полностью феодальной эксплуатации, так как он не затронул помещичью собственность на землю. Все же издание этого патента имело большие последствия для развития чешской капиталистической промышленности. Малоземельные и безземельные крестьяне массами уходили в города, где быстрее, чем раньше, развивалась капиталистическая мануфактура. В то же время патент способствовал дальнейшему расслоению крестьянства, верхушка которого могла теперь превратиться в свободных земельных собственников.

Культура

Как уже упоминалось, в период после Тридцатилетней войны чешская культура стала подвергаться гонениям. В условиях религиозных преследований и засилья немецкого чиновничества. На первое место выдвигается борьба за сохранение и развитие национального языка. Еще в XVII в. талантливый ученый Богуслав Бальбин (1621—1688) написал книгу «Защита славянского, в частности чешского, языка», в которой излагал свои патриотические идеи. Ему же принадлежит труд «Фрагменты из истории королевства Богемии», содержащий богатейшее собрание чешских летописей.

Большую роль в развитии национального самосознания чешского народа сыграли многочисленные труды по отечественной истории, археологии, этнографии. В конце XVIII в. в этих областях выдвинулась группа чешских интеллигентов: Добнер, Пельцль, Дурих, Добровский. Для этих представителей ранней буржуазной историографии характерны критический подход к источникам и борьба с католической и феодальной реакцией. Они стремились восстановить подлинную историю своей страны, освободив ее от иезуитской фальсификации.

Франтишек Мартин Пельцль (1734—1801) является одним из основоположников чешской буржуазной историографии. Будучи профессором чешского языка и литературы в Пражском университете, Пельцль в 1791 г. издал на чешском языке «Новую чешскую хронику», которая явилась своеобразным опытом изложения чешской истории. Кроме того, в течение ряда лет Пельцль трудился над составлением биографического словаря чешских и моравских ученых и писателей. Г. Добнер (1719—1790) прославился пространным трудом, содержащим критические замечания на латинский перевод чешской хроники XVI в. В. Гаека. Вацлав Дурих (1735—1802) — видный чешский славист. Он, в частности, познакомил чешское общество с древнеславянской азбукой — кириллицей.

Крупнейшим чешским ученым-филологом и историком является «первый будитель чешского народа», сын крестьянина Иозеф Добровский (1753—1829). В трудах Добровского, возглавлявшего чешское национальное движение, отразились все наиболее значительные события общественной жизни Чехии XVIII — начала XIX в. Он первый стал издавать в Чехии журналы, трактовавшие актуальные вопросы науки и литературы, прославлявшие Яна Гуса, Жижку и других героев чешского национального движения. Он был одним из основоположников современного славяноведения в Чехии. Ему принадлежит первый учебник русского языка для чехов и несколько статей о древней русской литературе («О летописи Нестора», «Слово о полку Игореве»). Добровский интересовался естествознанием, был знатоком ботаники и геологии. В его научном мировоззрении имелись элементы материализма.

Чешские историки XVIII в. играли роль просветителей и идеологов молодой чешской буржуазии. Но деятельность их была классово ограниченной. Главной задачей национально-освободительного движения они считали культурное возрождение.

Во второй половине XVIII в. в Чехии возникает ряд национальных просветительских организаций. С начала 70-х годов функционирует частное «Научное общество», ставшее в 1784 г. официальным «Чешским обществом наук», в 1790 г. — «Королевским чешским обществом наук». Общество объединяло крупнейших ученых, в него входили Пельцль, Добровский, Дурих. В 1789 г. возникло «Патриотическо-экономическое общество», в 1792 г. в Пражском университете («Клементинуме») была открыта кафедра чешского языка.

В связи с борьбой за преподавание в школах на родном языке появляется большое количество грамматик чешского языка. За последнюю четверть XVIII и первую четверть XIX в. вышло 28 названий таких пособий. С 1782 г. начинает издаваться «Пражская почтовая газета», организуется публикация многочисленных старочешских историко-литературных и языковых памятников, налаживается массовое издание просветительской литературы.

В конце XVIII в. появилась целая плеяда талантливых поэтов. В 1785 г. вышел сборник стихотворений Вацлава Тама (1765—1816), воспевавшего патриотические устремления чешского народа. Патриотические темы характерный для од Пухмайера (1769—1820), например, «Яну Жижке из Троцнова» и «На чешский язык». Пухмайер с группой литераторов организовал систематическое издание литературных альманахов.

В это же время возникает национальный чешский театр. Только за период 1786—1792 гг. на чешском языке появилось около 300 драм, переводных и оригинальных. Однако чешский театр существовал главным образом благодаря усилиям любительских трупп, которым приходилось в чрезвычайно тяжелых условиях конкурировать с профессиональным немецким театром.

Зал библиотеки Карлова университета в Праге. Второая половина XVII в.
Зал библиотеки Карлова университета в Праге. Второая половина XVII в.

Изобразительное искусство Чехии XVII—XVIII вв. представлено рядом крупных мастеров, в их числе Карел Шкрета (1610—1674), Петер Брандль (1668— 1739), В. Райнер (1689—1743). Всем им присуще реалистическое изображение действительности. Особенно широко известны портреты К. Шкреты, а некоторые его картины (например, «Семья ювелира Мизеронио» и др.) и до настоящего времени считаются значительными произведениями искусства.

Галерея в саду дворца Вальдштейна в Праге. XVII в.
Галерея в саду дворца Вальдштейна в Праге. XVII в.

Еще в XVII в. в Праге было основано несколько скульптурных мастерских. В 1730 г. в одной из них М. Браун создал скульптурный портрет Карла IV и ряд статуй, и теперь еще украшающих Карлов мост в Праге.

В чешской архитектуре XVII—XVIII вв. господствует стиль барокко. Но и в пышных памятниках барочной архитектуры проскальзывают элементы народного творчества. Особенно ярки народные мотивы в зодчестве Килиана Игнатия Динценгофера (1689—1751). Украшения созданного им собора св. Николая в Праге выполнены в манере, напоминающей народную резьбу по дереву.

В области музыки тенденции чешского национального возрождения наметились в творчестве Богуслава Черногорского (1684—1742), идейного предшественника Сметаны и Дворжака.

Замечательным представителем чешской науки конца XVIII — начала XIX в. является Георг Прохаска (1749—1820), выдающийся анатом, физиолог и окулист, профессор Венского и Пражского университетов. Глубоко научный, объективный подход к исследованиям вывел Прохаску на материалистический путь, сделал его одним из основоположников материалистической разработки проблем физиологии, одним из создателей теории рефлексов. Ученый поднялся до правильного понимания проблемы взаимосвязи организма с окружающей его средой. Научная деятельность Прохаски сочеталась с большой практической работой. Он сделал тысячи операций. Его теоретические взгляды и практический опыт обобщены в ряде руководств по физиологии, принадлежавших к числу лучших пособий того времени. Он основал превосходные анатомические музеи в Праге (1778 г.) и в Вене (1791 г.), а также научное медицинское общество в Праге (1784 г.)

Деятельность просветителей — ученых, писателей, поэтов, публицистов, возникновение научно-просветительских и литературных обществ, оживление издательской деятельности, появление национального театра являются характерными чертами быстрого подъема чешской культуры, вступившей вo второй половине XVIII в. на путь национального возрождения.

3. Венгрия

Венгрия под властью Габсбургов н Османской империи

К середине XVII в. земли средневекового Венгерского королевства все еще оставались раздробленными на три части в соответствии с территориальным разделом, установившимся вскоре после битвы при Мохаче: центральная, большая часть была захвачена турками; западная и северо-западная часть, населенная венграми и словаками, подпала под господство Габсбургов; наконец, в восточной и юго-восточной части, где значительную часть населения составляли молдаване и валахи, возникло зависевшее от турецкого султана Трансильванское княжество. Во второй половине XVII в. эти земли являлись ареной кровопролитных австро-турецких войн, в результате которых к концу столетия почти все они вошли в состав Габсбургской монархии.

Пограничная охрана на южных границах Венгрии. Гравюра XVIII в.
Пограничная охрана на южных границах Венгрии. Гравюра XVIII в.

В период турецких войн Габсбурги были заинтересованы в поддержке со стороны венгерских магнатов и поэтому предоставляли тогда своим венгерским владениям видимость некоторой самостоятельности: время от времени созывался венгерский сословный сейм, дворянство сохраняло за собой безраздельное господство в местных органах управления — комитатских собраниях. Положение, однако, стало существенно меняться во второй половине XVII в., когда началось постепенное превращение государства Габсбургов в абсолютную монархию. Габсбурги наложили на венгерские и словацкие земли новое тяжелое налоговое бремя. Ответственность за сбор податей была возложена на помещиков. Последние использовали это право для еще большего усиления своей власти над крестьянами, но тем не менее были недовольны как налоговой политикой венского правительства, так и ущемлением своих сословных прав и привилегий, прекращением созыва сеймов и т. п. Попытки Габсбургов установить в венгерских землях абсолютистский режим в ущерб интересам венгерских феодалов привели к ряду дворянских заговоров во второй половине XVII в.

Дворянские заговоры

Одним из руководителей дворянской оппозиции являлся венгерский феодал Миклош Зриньи. Обладая недюжинными литературными способностями, Зриньи в своих произведениях, в частности в трактате о короле Матьяше (Матвее Корвине), развил идею восстановления независимого Венгерского государства. В борьбе против Габсбургов Зриньи рассчитывал на поддержку Трансильванского княжества, однако эти планы в связи с усилением в княжестве власти турецкого султана не могли быть осуществлены. Мужественная борьба за национальную независимость сделала его имя популярным в народе.

После смерти Миклоша Зриньи (1664 г.) группа венгерских дворян неоднократно пыталась поднять восстание против Габсбургов. В 1666—1667 гг. такую попытку сделал Франц Вяшшелена, что повлекло за собой оккупацию Венгрии австрийскими войсками. В 1670—1671 гг. был раскрыт еще более крупный дворянский заговор, руководимый Петром Зриньи, Ференцем Надашди и Ференцом Ракоци I; многие его участники были казнены. Неудачи многочисленных заговоров объясняются тем, что их организаторы рассчитывали исключительно на помощь извне — со стороны Франции или Турции.

Дворянские заговоры послужили для императора Леопольда поводом для дальнейшего подчинения венгерских земель. Вся полнота власти в Венгрии была сосредоточена в руках императорско-королевского наместника. В конце XVII в. в Венгрию хлынула волна австрийских чиновников, была увеличена численность оккупационных войск. Венгерские войска (гонведы), несшие пограничную службу, были распущены, как не заслуживавшие доверия. Особенно тяжелым бременем для венгерских крестьян было содержание австрийских императорских войск.

С конца XVI в. подавляющее большинство венгерских горожан и дворянства приняло реформацию. Сторонниками Габсбургов в Венгрии являлись исключительно католики. Не удивительно, что с усилением власти Габсбургов в Венгрии была связана католическая реакция. Протестантские церкви были закрыты и частью заняты под конюшни для австрийских войск. Сотни протестантских пасторов были арестованы и казнены. В страну проникли иезуиты, которые захватили в свои руки все школы.

Поместье в комитате Шопрон. Гравюра XVII в.
Поместье в комитате Шопрон. Гравюра XVII в.

Куруцы и их борьба в 70—80-х годах XVII в.

Многочисленные поборы, бесчинства и грабежи оккупационных войск вынуждали многих венгерских и словацких крестьян бросать насиженные места и бежать; были нередки случаи, когда пустели целые деревни. Беглые крестьяне были прозваны в память участников крестьянской войны 1514 г. куруцами (крестоносцами). Они направлялись в восточные, пограничные с Трансильванией районы, надеясь объединить там свои силы с трансильванскими крестьянами. В этих же районах скрывались и многие дворяне, замешанные в антигабсбургских заговорах, а также спасавшиеся от преследований протестанты.

Куруцы, сила которых из года в год росла, совершали нападения на австрийские войска. Летом 1672 г. началось восстание в Северной Венгрии. Кроме венгерских крестьян, в нем участвовали словаки. Это восстание использовал в своих интересах дворянин Имре Тёкёи (Эмерик Текели), возглавивший его с 1678 г. Руководимые им отряды повстанцев были поддержаны венгерскими и словацкими крестьянами. Вскоре значительная часть венгерских и словацких земель была очищена от австрийских войск, и Тёкёи, воспользовавшись поддержкой султана и Людовика XIV, заинтересованных в ослаблении Габсбургов, провозгласил себя князем освобожденной территории.

Император Леопольд, напуганный успехами куруцев, вынужден был пойти на ряд устунок венгерским феодалам. Он согласился на возобновление деятельности венгерского сейма, временно прекратил преследование протестантов, щедро раздавал венгерским магнатам титулы, ордена, коронные земли.

Турки использовали восстание Тёкёи для продвижения в глубь Австрии и осадили Вену. Но здесь они в сентябре 1683 г. потерпели поражение. После этого Тёкёи оставил центральные области, вскоре совершенно опустошенные отступавшими турками, которые истребляли и угоняли в рабство многие тысячи венгерских и словацких жителей. В 1684—1685 гг. австрийские войска отобрали у Тёкёи почти всю Словакию, и его княжество прекратило существование.

Оборона Вены в 1683 г. Гравюра Р. де Хоха.
Оборона Вены в 1683 г. Гравюра Р. де Хоха.

Распространение власти Габсбургов на всю Венгрию и Трансильванию

В последующие два года габсбургские войска заняли венгерскую столицу Буду, а затем вытеснили турок из Трансильвании, которая была теперь поставлена в вассальную зависимость от Австрии. В 1690 г., после смерти трансильванского князя Михаила Апофи, его престол захватил Тёкёи, но ненадолго. Трансильвания не могла устоять перед военной мощью Габсбургской монархии и вскоре окончательно утратила независимость.

Таким образом, к концу XVII в. турецких угнетателей сменили австрийские. Завоевание Габсбургами всех земель бывшего Венгерского королевства сопровождалось кровавой расправой над куруцами и протестантами. По свидетельству современников, казни руководителей венгерского освободительного движения совершались ежедневно в течение целого месяца тридцатью палачами. Венгерское население должно было содержать на свой счет габсбургские войска, продолжавшие военные действия против турок. Войска собирали налоги и при этом грабили крестьян, обрекая целые селения на голод и разорение; богатые города Венгерской низменности пришли в полный упадок.

Захваченные Габсбургами в ходе австро-турецкой войны 1683—1699 гг. венгерские земли распродавались австрийским придворным и генералам; венгерским феодалам, сохранившим верность Австрии, были отданы земельные владения, находившиеся ранее в руках турок. Венгерские магнаты провозгласили в 1687 г. династию Габсбургов носительницей наследственной королевской власти. Из «Золотой буллы» был исключен параграф о праве на сопротивление незаконным действиям короля. Таким образом, венгерские феодалы примирились с Габсбургами, чтобы сохранить при их помощи неограниченную власть над своими крепостными.

Стремясь превратить Венгрию в обычную провинцию, Габсбурги пытались осуществить здесь политику централизации и насаждения католицизма. В проведении этой политики важная роль отводилась немецким колонистам.

В конце XVII в. крепостные крестьяне вновь поднялись на борьбу против австрийских захватчиков и венгерских феодалов. Отряды беглых крепостных совершали многочисленные налеты на поместья магнатов. По всей стране прокатились крестьянские восстания; крупнейшим из них явилось вспыхнувшее в 1697 г. вооруженное восстание валашских и венгерских крепостных в Северо-Западной Трансильвании. Его руководителями являлись крестьяне Ференц Токаи, Дьердь Салонтаи и Мартин Кабаи. Вскоре восстание перекинулось на соседние земли. Повстанцы заняли крепости Шарошпатак и Токай и в течение трех с лишним месяцев успешно отражали атаки австрийских войск. Когда же восстание с помощью крупных военных сил было подавлено, множество беглых крестьян долго еще скрывалось в лесах и болотах Тисской долины, продолжая борьбу партизанскими методами.

Национально-освободительное движение в начале XVIII в.

В начале XVIII в. в Венгрии развернулось широкое национально-освободительное движение. Оно уже не было таким стихийным, как крестьянские восстания XVII в. Поднялся весь венгерский народ. Его клич «За родину, за свободу!» призывал к борьбе с иноземными угнетателями, за создание независимой Венгрии.

Восстание вспыхнуло в 1703 г. в районе Мункача (Мукачево); вначале оно было направлено против феодалов, сборщиков налогов и ростовщиков. Крестьяне отказывались от выполнения феодальных повинностей, громили помещения местных административных органов, совершали нападения на склады реквизированных продуктов, в отдельных случаях расправлялись самосудом с наиболее ненавистными чиновниками и дворянами.

Постепенно восстание крепостных крестьян стало перерастать в мощное национально-освободительное движение, к которому примкнули и другие слои населения, недовольные габсбургским игом, — городская беднота, разоренное мелкое и средне-поместное дворянство, низшее духовенство. Признанным руководителем национально-освободительного движения стал дворянин Ференц Ракоци II, сын Ракоци I, казненного за участие в дворянском заговоре против Леопольда. В своих воззваниях к венгерскому народу Ракоци призывал к борьбе за уничтожение ненавистного господства Габсбургов и восстановление независимости Венгрии. Откликаясь на этот призыв, венгерские крестьяне надеялись добиться своей основной цели - уничтожения крепостной зависимости. Один из крестьянских вождей — Томаш Эсе прямо писал Ракоци: «Те крепостные, которые верно служат с оружием в руках вашей милости, крепостными после этого уже не будут... ведь борьба идет против угнетателей бедного люда».

Почва для массового восстания была настолько подготовлена, что в течение нескольких недель оно охватило почти всю страну. Отряды восставших крестьян-куруцев, во главе которых стояли Томаш Эсе, Томаш Борбели, Альберт Киш и др., одерживали одну победу за другой. Боевым успехам крестьянских отрядов способствовало то обстоятельство, что в их состав входили хорошо вооруженные соединения старого войска куруцев — участников движений конца XVII в. Плечом к плечу с венгерскими крестьянами против ненавистного габсбургского ига боролись украинцы, словаки, молдаване и валахи. Большая подвижность и маневренность войска куруцев, их тактика неожиданных атак, огромная материальная и моральная поддержка со стороны населения — все это давало повстанцам ряд важных преимуществ над австрийскими войсками. В результате успешных боевых действий куруцев в 1704 г. почти вся территория собственно Венгрии, Словакии, Трансильвании и нынешней Карпатской Украины была освобождена от австрийцев. Лишь отдельные крепости оставались в руках императорских войск.

Манифест Ференца Ракоци II. 1704 г.
Манифест Ференца Ракоци II. 1704 г.

После победы над австрийцами в мае 1704 г. куруцы угрожали даже самой Вене, но не получили ожидаемой помощи от французов и вынуждены были отступить. В этот период национально-освободительная борьба венгров протекала в тесной взаимосвязи с событиями международного значения — войной за Испанское наследство и Северной войной. Франция, заинтересованная в ослаблении австрийских Габсбургов, открыто поддерживала восставших. Когда же успехи, шведского оружия в Польше и изгнание короля Августа II ухудшили положение России, Петр I вступил в переговоры с Францией и предложил Ракоци польский престол. В сентябре 1707 г. был подписан в Варшаве договор, по которому Петр I обязался оказать Ракоци помощь для освобождения Венгрии и Трансильвании, если Ракоци вступит на польский престол, а Франция подпишет союзный договор с Россией. Летом 1708 г. к Ракоци приехало русское посольство. Однако оккупация Польши шведами и неудача переговоров с Францией помешали осуществлению Варшавского договора.

Успехи куруцев привели к тому, что значительная часть дворянства приняла участие в освободительном движении. Вскоре дворяне заняли в нем руководящее положение. Но они стремились использовать движение для восстановления своих социальных и политических прав, ущемленных Габсбургами. Другая часть дворянства, главным образом магнаты, открыто выступала против восстания, надеясь своей поддержкой Габсбургов выторговать себе новые земельные владения и политические привилегии. Один из крупнейших венгерских феодалов — Пал Эстергази заключил с Габсбургами договор, согласно которому он должен был получить четвертую часть всех земель, которые будут конфискованы после поражения национально-освободительного движения. Открытую поддержку Габсбургам оказало и высшее католическое духовенство, угрожавшее отлучением всем служителям церкви, которые примут участие в освободительной войне.

Около семи лет большая часть территории бывшего Венгерского королевства находилась под властью куруцев. На освобожденных землях Ракоци и его соратники развернули кипучую деятельность. Главное внимание уделялось организации боеспособной армии. Солдатам было установлено регулярное жалованье, для подготовки офицерского состава основано специальное военное училище, в войсковых частях созданы военные лазареты. Семьи рядовых частично освобождались от налогов, а семьям погибших в освободительной войне выдавалось государственное пособие. В 1704 г. были построены оружейные заводы, производившие пушкии артиллерийские снаряды. Многие текстильные предприятия снабжали армию обмундированием. Центром военной промышленности являлся город Дебрецен. Часть обмундирования, а также оружия ввозилась из-за границы. По инициативе Ракоци в стране было преложено много дорог, налажена регулярная работа почты; вскоре после начала войны куруцев Ракоци стал издавать еженедельную газету.

Поражение восстания

Несмотря на многочисленные прогрессивные мероприятия, проведенные по инициативе Ракоци, дворянское руководство восстания не сумело решить главного вопроса, волновавшего основную массу повстанцев-крестьян, — отмены крепостного права. Более того, крестьяне, отказывавшиеся от несения феодальных повинностей, строго наказывались. Влияние крестьянских руководителей восстания ослабевало с каждым годом; многие из них, в том числе и Томаш Эсе, были отстранены от руководства войском и заменены генералами-аристократами, которые относились к куруцам с нескрываемой враждебностью. Все это привело к сужению социальной базы восстания и неблагоприятно отразилось на боеспособности армии Ракоци. Даже лишение Габсбургов престола на Онодском сейме в 1707 г. и объявление Ракоци главой независимого Венгерского государства не смогли воодушевить крестьян и поднять их на продолжение войны, все тяготы которой ложились в конечном счете на их плечи.

Стремясь предотвратить распад своей армии, Ракоци в 1709 г. издал указ, согласно которому все крестьяне, принимавшие участие в освободительной войне, объявлялись свободными и получали ряд льгот. Указ, однако, явился уже запоздалым шагом, он не сумел привлечь разочарованное крестьянство в армию и придать освободительному движению новую силу. Не оправдались расчеты Ракоци и на внешнеполитическую поддержку, которую он расценивал как главное условие успешного завершения войны с Габсбургами. Людовик XIV, которому Ракоци еще в начале войны предложил протекторат над Венгрией, отказался заключить соглашение с венгерским правительством и не оказал ожидаемой помощи. Столь же безуспешным было обращение Ракоци к Польше, Швеции, Турции и Пруссии.

Сужение социальной базы восстания привело к ряду крупных поражений армии Ракоци у Тренчина (1708 г.), Рохманы, Сольнока и Эгера (1710 г.). После этого армия Ракоци отступила к Мункачу. В этот наиболее критический момент Ракоци обратился за помощью к России. После Полтавской битвы отношения между Россией и Венгрией приняли исключительно дружественный характер. Ракоци отказался пропустить через подвластную ему территорию остатки шведской армии. Представитель Ракоци при французском дворе выступил инициатором возобновления переговоров о союзе между Францией и Россией. Однако начавшаяся в 1711 г. русско-турецкая война помешала Петру I оказать Ракоци вооруженную помощь. Тем временем в Венгрии реакционное дворянство, занявшее руководящие посты в правительстве и армии, воспользовалось военными неудачами и внешнеполитическими затруднениями Ракоци для сговора с Габсбургами. 1 мая 1711 г. граф Шандор Карой, один из генералов Ракоци, подписал с австрийцами Сатмарский мирный договор, признававший власть Габсбургов над Венгрией. Ракоци, еще до этого покинувший Венгрию, некоторое время жил в Польше и во Франции, а затем переехал в Турцию, тщетно пытаясь при поддержке султана вернуть себе Трансильванию.

После того как Габсбургам с помощью венгерских феодалов удалось подавить национально-освободительное движение, куруцы были разоружены, имения дворян — участников восстания — конфискованы и розданы австрийским офицерам и католическим прелатам, либо проданы венским бюргерам. Получили свою долю и венгерские магнаты. Венгерское дворянство сохраняло свои сословные права.

Компромисс венгерского дворянства с Габсбургами

Венгерские дворяне, договорившись с Габсбургами, усилили эксплуатацию как венгерского, так и хорватского, сербского, словацкого, румынского и украинского крестьянства. Крестьянские массы ответили на это новыми выступлениями. В 1711—1713 гг. отряды словацких крестьян, возглавляемые участником освободительной войны куруцев, словацким национальным героем Юрием Яношиком, одержали немало славных побед над феодалами.

Кувшин из Западной Словакии с изображением сельскохозяйственных работ. 1750 г.
Кувшин из Западной Словакии с изображением сельскохозяйственных работ. 1750 г.

В результате длительных опустошительных войн венгерская экономика почти перестала развиваться. Условия для капиталистического производства создавались в Венгрии крайне медленно. С другой стороны, экономическая политика Габсбургов имела своей целью увековечить положение Венгрии как страны, являвшейся аграрным придатком более развитой в промышленном отношении Австрии. Хозяйничанье венгерских магнатов, сохранивших и под властью Габсбургов свои неограниченные сословные привилегии, также вело к задержке развития производительных сил в венгерской деревне.

Сговор между Габсбургами и венгерскими феодалами, направленный против народных масс, был закреплен в первой половине XVIII в. рядом законодательных актов. По закону 1741 г. земли феодалов на вечные времена освобождались от налогового обложения. Вновь укрепилось господство дворянства в комитетских органах управления. Комитаты, во главе которых стояли местные магнаты, рассматривали себя как своего рода самостоятельные государства и всячески тормозили проведение общенациональных экономических мероприятий, если они нарушали интересы местного дворянства. До поры до времени Габсбурги мирились с такой децентрализацией, видя в ней существенное препятствие для нового подъема национально-освободительного движения, а также рассчитывая на то, что разъединенное венгерское дворянство будет более уступчивым по отношению к короне.

Крестьянское восстание в Трансильвании

Крестьянские волнения местного характера вспыхивали, главным образом в Трансильвании, в 20, 30, 50 и 60-х годах XVIII в. Часто они принимали форму религиозных движений, сливавшихся с национальной и социальной борьбой. В этих движениях участвовали все национальности, проживавшие на венгерской территории Габсбургской монархии. Наиболее крупное из них происходило в 80-х годах под руководством народных героев Хории, Клошки и Кришана.

Восстание началось в октябре 1784 г. в селе Местякан; вскоре оно охватило весь район Зэранд, а затем перебросилось на уезд Хунедоару. Крестьяне громили и поджигали дворянские усадьбы, убивали наиболее жестоких феодалов. Основным требованием крестьян являлась отмена крепостного права.

Кратковременные успехи плохо вооруженной армии повстанцев скоро сменились поражениями, их вожди были схвачены и казнены. Восстание трансильванских крестьян 1784 г. не нашло поддержки в слабо развитом городе, но оно все же нанесло серьезный удар по феодально-крепостнической системе. Восстание заставило серьезно встревожиться венское правительство и послужило одной из главных причин издания патента 1785 г., которым на Венгрию распространялся патент 1781 г., изданный для Чехии. Хотя этим актом и отменялось прикрепление крестьян к земле, но они по-прежнему обязаны были выполнять барщину и оставаться «частными подданными» феодала. Сохранялись в силе многочисленные феодальные повинности, ложившиеся тяжелым бременем на крестьянское хозяйство.

Подъем венгерской национальной культуры

Политика насильственного онемечивания не сломила боевого духа лучших представителей венгерской национальной культуры. Крупнейший венгерский просветитель Д. Бешеньеи (1747—1811) в своих произведениях пропагандировал национальную венгерскую культуру и выдвинул задачу возрождения национального языка и литературы. Трагедии и комедии Бешеньеи сыграли значительную роль в создании национального венгерского театра.

Попытки насильственной ассимиляции, предпринимавшиеся Габсбургами в Венгрии, привели на деле к противоположным результатам. В конце XVIII в. с новой и еще большей силой пробудилось стремление венгерского народа к независимости. Рост производительных сил, хотя и происходивший замедленными темпами, развитие промышленности и торговли, в частности торговли сельскохозяйственными продуктами (в связи с возраставшим их экспортом), некоторое оживление городов создавали необходимые экономические предпосылки национально-культурного подъема. Этот подъем выражался в различных формах. В стране создавались литературные кружки для изучения родного языка и литературы, многочисленные театральные общества возникали не только в Будапеште, но и в ряде провинциальных городов.

К 80-м годам относится появление первого венгерского литературного журнала «Мадьяр музеум», первой венгерской газеты «Мадьяр хирмондо» и первого литературного альманаха «Урания». Просветитель Ласло Келемен (1763—1814) явился основателем первого постоянного венгерского театра (1790 г.).

В это же время начали свою деятельность основоположники современного венгерского литературного языка, филологии и литературной критики Ференц Казинци и Миклош Реваи. Начинается очищение венгерского языка от германизмов.

Таким образом, подобно Чехии, и Венгрия в конце XVIII в. переживала подъем своей национальной культуры, вызванный мощным народным национально-освободительным движением.

Австрийская феодально-абсолютистская монархия Габсбургов тогда была еще достаточно сильна, чтобы подавлять социальные и национально-освободительные движения. Габсбурги использовали при этом раздробленность, недостаточную согласованность действий угнетенных народов; они умело играли на расовых и национальных различиях между ними, усиливая нажим на одних (например, на чехов) и делая уступки другим (например, венграм). Все же пробуждавшееся национальное сознание и рост национальной культуры угнетенных народов предвещали неизбежное поражение великодержавной политики Габсбургов.

назад содержание далее





Пользовательского поиска




Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'