история







разделы


Пользовательского поиска




назад содержание далее

Глава XIX. Упадок Речи Посполитой

В середине XVII в. Речь Посполитая вступила в полосу жесточайшего политического кризиса, связанного с восстанием украинского народа, шведским вторжением в Польшу и затяжной войной с Россией. Политические события углубили черты застоя и упадка, обнаружившиеся в экономике Польши уже с начала этого века.

Сельское хозяйство и положение крестьян во второй половине XVII в.

Эти черты выступают прежде всего в технике земледелия, вообще консервативной для всего феодального периода. Наблюдаются случаи перехода от трехполья к двухполью, недостаточное удобрение полей, сокращение посевов пшеницы, технических культур и даже ржи. Снизилась урожайность: во второй половине XVII в. она составляла в среднем для ржи и ячменя сам-три, для овса — сам-два. Положение крепостных крестьян в это время значительно ухудшилось. По-прежнему господствовала фольварочно-барщинная система. Основной повинностью оставалась барщина, нормы которой непрерывно возрастали. Но повинности крестьян не ограничивались обработкой господской земли. Они должны были выполнять без всякого вознаграждения и не в счет барщины много других разнообразных работ для пана: подводную повинность и охрану поместья, ремонт дорог, экстренные работы во время летней страды, работы на панском огороде и т. д. Сохранялись и натуральные оброки, и денежный чинш. Сверх повинностей в пользу помещика на крестьянина ложилась главная тяжесть государственных налогов.

Связь крестьянского хозяйства с рынком и все крестьянские промыслы находились под контролем пана. Обязанность крепостных молоть хлеб только на панских мельницах и монопольное право пропинации (изготовления и продажи спиртных напитков), являвшиеся для пана дополнительным источником дохода, также были тяжелым бременем для крестьянского хозяйства.

Следствием беспощадной эксплуатации крестьянских хозяйств было их разорение и упадок. Крестьянские наделы во второй половине XVII в. сократились на 20%; уменьшилось количество крестьянского скота, и крестьянам приходилось пользоваться панским скотом за дополнительные повинности. Увеличилось число малоземельных и безземельных крестьян, вынужденных наниматься в батраки на крайне тяжелых для них условиях. Еще более ухудшали положение крестьян войны, эпидемии и голодовки, весьма частые во второй половине XVII в.

Безграничная власть панов над их «подданными» подтверждалась многими сеймовыми постановлениями. Феодалы продавали или дарили своих крепостных крестьян, распоряжались их наследством, имели над ними неограниченную судебную власть. До XVIII в. паны обладали так называемым правом меча, т. е. правом жизни и смерти по отношению к своим «хлопам». Против панского гнета крестьяне защищались всеми средствами. Они бежали от своих панов, отказывались выполнять повинности, убивали своих угнетателей. Несмотря на то что шляхта располагала сильным аппаратом принуждения, часто вспыхивали крестьянские волнения. Самым крупным, охватившим Великую и Малую Польшу, было восстание 1651 г.; до конца XVII в. не прекращались локальные вооруженные выступления крестьян.

Упадок техники, разорение крестьян, обострение классовой борьбы и непрерывные войны этого периода подорвали и панское хозяйство.

Города, ремесло и торговля

Города, торговля и промышленность во второй половине XVII в. также находились в упадке. Барщинно-фольварочная система уже привела в этот период к обнищанию основной массы крестьянства и к ослаблению связей крестьянского хозяйства с рынком. В то же время польские феодалы, выручая огромные суммы денег от торговли хлебом, расходовали их на покупку заграничных товаров, преимущественно предметов роскоши. Города были отстранены от внешней торговли.

Основной формой промышленного производства оставалось цеховое ремесло, но количество цеховых ремесленников значительно сократилось при одновременном росте числа ремесленников, не входивших в цеховые организации и получивших название партачей. При этом развитие внецехового ремесла не облегчало перехода к новому способу производства. Оно было использовано феодалами для увеличения своих доходов и в ущерб экономическим интересам города. Феодалы селили «партачей» и крепостных ремесленников в своих городских владениях — юридиках, на которые не распространялось городское право, и таким образом укрывали их от преследования цеховых и городских властей, запрещавших им заниматься ремеслом. Цеховые ремесленники справедливо видели в «партачах» своих конкурентов. С середины XVII в. обнаруживается заметный упадок внутренней торговли. Отчасти это явилось результатом роста вотчинного ремесла, которое обычно не включалось в общий товарооборот и было связано лишь с соседними деревнями. Сократилась и внешняя торговля. Транзитный путь через Польшу с Востока в результате польско-турецких войн потерял свое значение.

Напряженная борьба подмастерьев и городской бедноты против мастеров и городской верхушки усугубляла кризис городской, экономики.

Политический упадок Речи Посполитой

Экономический упадок Речи Посполитой сопровождался ее политическим упадком. Если значение королевской власти было давно подорвано, то теперь потерял свое значение и другой орган центральной власти — сейм. Установление в XVII в. принципа «либерум вето», т. е. полного единогласия при решении дел, давало право любому участнику сейма выступить против сеймового постановления, и в таком случае оно отменялось. Такой порядок голосования, по мнению магеатов, не давал возможности «глупому большинству приказывать мудрому меньшинству». Выступая против какого-нибудь решения сейма, шляхтич не был обязан обосновывать свой протест какими-либо соображениями. Обычно магнаты, руководившие политической жизнью Речи Посполитой, сами же парализовали деятельность сейма, но, не желая выступать открыто, подкупали послов шляхтичей, которые по их указке срывали работу сейма. Во второй половине XVII в. срыв работы сейма становится обычным явлением. Право «либерум вето» строго охранялось, так как считалось, что покушение на него ограничит «шляхетскую свободу» — одну из важнейших основ польской государственности. Областные собрания шляхты — сеймики действовали совершенно самостоятельно и только в интересах местной шляхты, что усиливало децентрализацию страны.

Польская шляхта на сеймике. Рисунок З. Норблина
Польская шляхта на сеймике. Рисунок З. Норблина

Речь Посполитая была сильно ослаблена и в военном отношении. Польское феодальное войско («посполитое рушение»), в котором преобладала конница, отличавшаяся недисциплинированностью, потеряло свое значение. Большая часть регулярного войска состояла из иностранных наемников. Военное командование не пользовалось авторитетом, его деятельность характеризовалась чудовищными злоупотреблениями. Войскам иногда не выплачивалось жалованье, в таких случаях солдаты расходились по домам или грабили шляхетские поместья и крестьян.

Слабость польского государства сказалась на его внешней политике. Вся вторая половина XVII в. заполнена почти непрерывными войнами, проходившими большей частью на территории Речи Посполитой. В 1655 г. шведский король Карл X Густав, стремясь использовать ослабление Речи Посполитой, воевавшей в то время с Россией за Украину, вторгся во главе своих войск в Польшу, что послужило началом так называемой первой Северной войны. Шведы почти беспрепятственно заняли большую часть польской территории с городами Варшава, Краков, Познань. Вилеиский воевода Януш Радзивилл передал шведам Литву. Польский король Ян Казимир бежал в Силезию. В это тяжелое для Речи Посполитой время на защиту страны выступили крестьяне и городское мещанство. Организовав партизанские отряды сперва в Подгорье, а затем и в других областях Польши, они оказывали упорное сопротивление врагу. В 1656 г. вся южная часть Малой Польши до Вислы была освобождена от шведов. Шляхта, которая в начале войны присягнула шведскому королю Карлу X Густаву, под влиянием народного движения также стала выступать против шведов. При этом шляхта, опасаясь дальнейшей активизиции народных масс, стремилась подчинить народное движение своему руководству. Ян Казимир в демагогических воззваниях к народу обещал после заключения мира освободить его от «всякого угнетения и насилия». Понятно, что эти обещания не были осуществлены. Объединение сил всего народа, присоединение Литвы к освободительному движению против оккупантов, изменение внешней политики России, которая, заключив перемирие с Польшей, начала в Прибалтике военные действия против шведов, — все это сорвало завоевательные планы шведского короля. Напрасно Карл X, стремясь укрепить союз с бранденбургским курфюрстом Фридрихом Вильгельмом и трансильванским воеводой Ракоци, предложил им план: раздела Речи Посполитой, по которому бранденбургскому курфюрсту была обещана Великая Польша, а Ракоци должен был получить юго-восточную часть Речи Посполитой. Война затянулась до 1660 г., когда был заключен мирный договор в Оливе (близ Гданьска). Речь Посполитая понесла значительный ущерб на Балтике. Еще во время войны, в 1657 г., она должна была признать независимость герцогства Пруссии, прежде находившегося в вассальной зависимости от Польши. К герцогской Пруссии, слившейся теперь с Бранденбургским курфюршеством, были присоединены как ленные владения Лемборк, Бытув и староство Драгимское. Таким образом, Бранденбургско-Прусское государство усилилось, что позволило ему возглавить германскую экспансию на Восток. Польские магнаты не понимали ни значения потерь на Балтийском море, ни опасности со стороны Бранденбургско-Прусского государства.

Магнаты и часть шляхты пошли на мир со Швецией, чтобы возобновить войну с Россией за Украину. Но ослабленная внутренней анархией, экономическим упадком и шведской войной, Речь Посполитая вынуждена была заключить в 1667 г. с Россией Андрусовское перемирие, на основании которого последней возвращались исконные русские земли — Смоленская и Северская, а также Левобережная Украина и Киев. Обе стороны обязывались совместно выступить против Турции. Заключая перемирие, польские правящие круги еще хранили надежду вернуть утраченные на востоке земли. Только в 1686 г. Речь Посполитая, разоряемая татарами и находясь под угрозой нового турецкого вторжения, подписала с Россией договор о «вечном мире» и союзе против Турции и татар.

Кроме шведской оккупации, которую польский народ назвал «потопом», Речь Посполитая во второй половине XVII в. подверглась и турецкой агрессии. В 1672 г. турецкие армии двигались к Бучачу и Львову, не встречая серьезного сопротивления. На организацию обороны в казне не было средств. Раздираемые фракционной борьбой, сеймы не могли принять какого-либо решения. Речь Посполитая была вынуждена по Бучачскому договору 1672 г. отдать Турции Подолию и большую часть Правобережной Украины. Сейм 1673 г. не утвердил этого невыгодного договора, и война возобновилась. Гетман Ян Собеский одержал ряд побед над турецкой армией, но в связи со смертью короля Михаила Вишневец-кого и наступлением бескоролевъя военные действия были приостановлены.

В мае 1674 г. королем Речи Посполитой был избран Ян Собеский (1674—1696), который ориентировался на Францию, надеясь при ее поддержке вернуть Польше герцогство Пруссию. Эти планы Собеского означали прекращение войны с Турцией, чего главным образом и добивалась Франция. Но они не отвечали интересам влиятельной шляхетско-магнатской группировки, стремившейся вернуть Подолию и Правобережную Украину. Эти стремления шляхты были поддержаны австрийской дипломатией и папской курией. Война с Турцией возобновилась. Собеский пытался создать широкую антитурецкую коалицию, но ему удалось заключить союз только с Австрией, которой также непосредственно угрожала турецкая опасность. Выступление польских и саксонских войск под командованием Яна Собеского сыграло решающую роль в разгроме турок под Веной в 1683 г. После этого война с Турцией продолжалась уже с большим успехом для Речи Посполитой, и по Карловицкому договору 1699 г. Польше удалось отстоять Правобережную Украину, но она вынуждена была отказаться от своих притязаний на Молдавию. В общем внешняя политика Речи Посполитой на протяжении всего рассматриваемого периода была, за редкими исключениями, неудачной.

Не раз во второй половине XVII в. Речь Посполитая находилась в критическом положении, а в период шведского нашествия была спасена от гибели только активностью народных масс, но большинство шляхты и магнатов не понимало необходимости коренных реформ. И хотя внутри шляхетско-магнатского лагеря образовалась фракция, выдвинувшая идею усиления королевской власти, тем не менее эта группировка, как и противоположная ей фракция, защищавшая принципы «золотой вольности», выражала не государственные, а групповые или даже личные интересы. В этой борьбе победила партия защитников «золотой вольности». К тому же иностранные государства всемерно поддерживали «золотую вольность», так как связанная с нею анархия ослабляла Польшу.

Особенно активно вмешивались некоторые иностранные государства в сопровождавшую в Польше каждый период бескоролевья предвыборную борьбу, стремясь провести на польский престол своего кандидата и, таким образом, обеспечить свое влияние на политику Речи Посполитой. Так, во время выборов в 1697 г. Франция выдвинула кандидатуру принца Конти, Россия же и Австрия поддержали кандидатуру саксонского герцога Фридриха Августа и добились его избрания на польский престол под именем Августа II (1697—1733).

Социально-экономическое развитие Польши в первой половине XVIII в.

Речь Посполитая вступила в XVIII в. уже ослабленной, а крулные потрясения, которые пришлось испытать стране в первые десятилетия этого века, еще более расшатали Польское государство. Непрерывные войны, разорение страны иностранными армиями и эпидемии повлекли за собой хозяйственную разруху и сокращение численности населения.

В таких условиях усиливается тенденция к перестройке фольварка.

Помещики старались повысить товарное производство, расширяли посевы пшеницы (на экспорт), ячменя (для пивоварения) и овса. В ряде фольварков занимались разведением тонкорунных овец; на шерсть предъявлялся спрос со стороны местного, преимущественно великопольского суконного производства, частично шерсть вывозилась в Силезию, Поморье (Померанию), Голландию и Францию.

В результате наступления шляхты на крестьянство, уменьшения численности крестьянского населения и бегства крестьян происходило дальнейшее сокращение площади крестьянского землепользования. Увеличилось количество малоземельных и безземельных крестьян (халупники, комарники). Этот процесс больше всего характерен для Малой Польши и Червонной Руси, в меньшей степени — для Великой Польши и королевской (Западной) Пруссии. Одновременно возрастала площадь под фольварками; шляхта присоединяла к ним крестьянские наделы. В XVIII в. было упразднено наследственное право крестьян на обрабатываемые ими участки.

Расширение площади фольварочных хозяйств при заметном сокращении численности крестьянского населения заставляло помещиков изыскивать способы возмещения потерь рабочей силы. Паны увеличивали нормы барщинного труда (нередко до шести-семи дней в неделю). Крестьяне не в состоянии были вести свое хозяйство и выполнять столь высокие нормы барщины; они были вынуждены переходить на меньшие наделы с соответственно меньшим числом дней барщины. Только в Великой Польше и королевской Пруссии замечалось некоторое сокращение барщины и рост применения наемного труда, особенно во время сельскохозяйственных сезонных работ. В Малой Польше, Волыни и Подолии не было недостатка в даровой рабочей силе крепостных, и поэтому там весьма мало применялся наемный труд. Невозможность вести барское хозяйство на всей площади фольварка побуждала панов переводить часть своих крестьян на чинш. В Малой Польше к середине XVIII в. было уже довольно много чиншевиков.

Значительнее число среднепоместных шляхтичей разорялось, а их поместья переходили в руки магнатов. В течение XVII — XVIII вв. крупное землевладении, увеличившись за счет земель средней и мелкой шляхты, обеспечивало как экономическое, так и политическое преобладание магнатов.

Часть магнатов, располагая солидными средствами, имела возможность перестроить и усовершенствовать свое хозяйство, сделать его более доходным. Но подавляющее большинство стремилось только к тому, чтобы немедленно извлечь из своих поместий максимум денег. Не заботясь о завтрашнем дне, эти магнаты хищнически эксплуатировали свои поместья.

Возрастающая эксплуатация встречала со стороны крестьянства на протяжении всего XVII и XVIII вв. глухое сопротивление, а нередко и открытый отпор. Особенно тяжелым было положение украинского и белорусского крестьянства, которое подвергалось не только феодально-крепостнической эксплуатации, но и национальному угнетению и религиозным гонениям. По существу народные массы Речи Посполитой без различия национальностей имели в лице магнатско-шляхетского класса общего врага. Против него поднимались и польские, и украинские, и белорусские, и литовские крестьяне.

Наиболее распространенной формой антифеодальной борьбы крестьян был отказ от выполнения феодальных повинностей и бегство от помещиков. Больше всего известно о сопротивлении крестьян и их выступлениях в королевских имениях в Мазовии, Подляшье. В Западных Бескидах (Подгале, Подгуже) борьба приняла особенно острый характер. Вооруженные отряды, в которые вступали беглые крестьяне, вели борьбу с властями и помещиками. Такие крестьянские предводители, как карпатский атаман Югий Яношик или Олекса Добуш, стали народными героями; о них складывались песни и сказания.

На Правобережной Украине крестьянское движение нередко принимало характер массовых вооруженных выступлений. В конце XVII — начале XVIII в. вспыхнуло большое народное восстание под предводительством Семена Палея. Крупные движения происходили на Украине также в 1713—1714,1734—1735 и в 1750 гг. Здесь сложилась своя форма крестьянской борьбы — гайдаматчина. Известны имена руководителей гайдамацких отрядов: Верлана, Гривы, Медведя, Жилы и др. Народно-освободительное движение украинского и белорусского крестьянства было направлено как против политического владычества польской шляхты, так и против феодального гнета со стороны польского и украинского дворянства.

Опустошительные военные действия на территории страны в начале XVIII в. разоряли города. Население таких крупных центров, как Варшава, Краков и Познань, значительно сократилось, в небольших городах и местечках это явление было еще заметнее.

Разорение населения и падение ремесла нанесли удар внутренней торговле. Ярмарки, имевшие в XVI—XVII вв. большое значение в экономике страны, в первой половине XVIII в. почти совсем прекратились.

Упадок городской ремесленно-торговой жизни породил тенденцию к аграриза ции небольших городов и местечек. Их население переходило к земледелию как главному занятию. Жизнь горожан, их хозяйственная деятельность сковыва лись феодальными порядками а находились под придирчивым контролем со стороны магнатов и шляхты. Феодальные сеньоры городов запрещали давать убежище на городской территории беглым крестьянам, лишая тем самым города важного источника прироста населения. Феодалы заставили города мириться с существованием на их территории упоминавшихся выше юридик. Сеньоры городов регулировали цены на городском рынке. Несмотря на восстановление экономической жизни в городах (особенно в крупных), масса населения продолжала оставаться в бедственном положении, и только патрициат, связанный с магнатами и шляхтой узами общих экономических интересов и взаимных услуг, богател и становился более влиятельным.

Внешняя торговля Речи Посполитой продолжала играть существенную роль в экономической жизни страны. Заинтересованные в реализации продуктов своего фольварочного хозяйства, землевладельцы старались увеличить их экспорт. Впрочем, хотя вывоз составлял в среднем 35 млн. злотых в год, за ввозимые иностранные товары Польша платила 45 млн. злотых; из них 15 млн. падало на заграничные вина и 18 млн. — на пряности и разные предметы роскоши. Экспорт хлеба оставался монополией шляхты. Вместе с тем внешняя торговля служила также источником обогащения для торговых посредников, особенно для иноземных купцов.

Внутриполитическая борьба и международное положение Речи Посполитой

В политической жизни страны главенствующее положение по-прежнему занимали магнаты, сосредоточившие в своих руках высшие административные и военные должности. Дворянская анархия и взаимная борьба магнатских группировок привели Речь Посполитую в плачевное состояние. Соперничавшие между собой европейские державы вмешивались во внутренние дела Польши и стремились подчинить ее внешнюю политику своим интересам. Совместная борьба против Турции делала для Польши необходимым союз с Австрией; Франция же стремилась оторвать Польшу от Австрии и примирить ее с Турцией. Россию и Польшу связывал военный союз, направленный против Турции как общего врага; обеим державам угрожала также Швеция, которая стала гегемоном на Балтийском море. Однако русско-польские отношения оставались неурегулированными: Польша уклонялась от ратификации трактата 1686 г. («вечного мира»). На границе Речи Посполитой выросла сильная Пруссия, угрожавшая ее западным областям.

В самом конце XVII в. начались переговоры между Россией, Данией и польским королем Августом II о союзе, направленном против Швеции. Август II, поглощенный интересами своего Саксонского герцогства и планами превращения польского престола в наследственный, рассчитывал, что успешная война со Швецией поможет укрепить его положение в самой Польше. В ноябре 1699 г. переговоры увенчались соглашением между Августом как курфюрстом Саксонским и Россией. Августу II была обещана территория Лифляндии и Эстляндии, а также гарантирована полная поддержка союзными державами, Россией и Данией, его династических планов.

Военные действия оказались неудачными для Августа II. Саксонские войска дважды, в 1700 и 1701 гг., потерпели поражение, и шведская армия вторглась на территорию Речи Посполитой.

В самой Польше различные слои шляхты и магнатско-шляхетские группировки относились к войне со Швецией по-разному, но в общем не одобряли ее. Август должен был считаться с этими настроениями, и когда он заключил в Биржах в 1701 г. новый договор о союзе с Петром I, это был договор между Россией и Саксонией, без участия Польши.

Между тем шведские войска, заняв большую часть территории Речи Посполитой, включая Варшаву и Краков, беспощадно обирали население. Конфискации и контрибуции, грабежи и опустошения возбудили в стране всеобщее возмущение. Против шведских войск поднялись горожане, крестьяне, шляхта. Часть литовской шляхты вступила в контакт с Россией, от которой она стала получать материальную и военную помощь. Формально, однако, Речь Посполитая не вступила еще в войну со шведами. Большая часть польских военных сил была брошена на подавление крестьянского восстания на Правобережной Украине под предводительством Семена Палея. Военные действия против шведов вели главным образом расположенные в Польше саксонские войска, которые жили за счет населения. В Польше разгорелась борьба между сторонниками и противниками Августа II.

Полковник польского войска. Рисунок З. Норблина.
Полковник польского войска. Рисунок З. Норблина.

В оккупированной шведскими войсками Великой Польше под покровительством шведов противники Августа II весной 1704 г. образовали Варшавскую конфедерацию. Конфедераты объявили о низложении Августа II и избрали королем шведского кандидата — познанского воеводу Станислава Лещинского.

В противовес Варшавской конфедерации антишведский лагерь образовал Сандомирскую конфедерацию. Август II и его сторонники из магнатов и шляхты решили обратиться за помощью к России. В 1704 г. в Нарве был подписан союзный договор между Россией и Речью Посполитой. Последняя теперь уже и официально объявила Швеции войну, за что ей были обещаны помощь в подавлении крестьянского восстания на Украине, а также денежные субсидии и возвращение Северной Лифляндии. Русские войска получили право действовать на территории Речи Посполитой против шведов и их сторонников.

В свою очередь Лещинский, чтобы заручиться поддержкой Швеции, в 1705 г. подписал со шведским королем Карлом XII договор, согласно которому Швеция получила право набирать в Польше солдат, держать в ней свои войска и вести военные действия. Польша обязывалась не участвовать в антишведских коалициях и вместе со Швецией выступить против России. Шведские купцы получили в Польше важные торговые привилегии.

В результате всех этих договоров территория Речи Посполитой превратилась в театр военных действий. Иноземные войска, а также вооруженные силы обеих конфедераций проходили по польской территории во всех направлениях, разрушая города и селения, опустошая страну и принося огромные бедствия населению.

В 1706 г. Карл XII вторгся в Саксонию. Август II был вынужден подписать со шведами унизительный Альтранштадтский мир, согласно которому он отказался от польского престола в пользу Станислава Лещинского. Однако Сандомирская конфедерация не признала Альтранштадтского договора и продолжала борьбу со шведами. После победы русских под Полтавой и бегства Карла XII в Турцию русская армия совместно с польскими войсками очистила страну от шведских оккупантов. Август II вновь утвердился на польском престоле. В 1710 г. был созван сейм («Варшавская рада»), на котором магнатско-шляхетские круги вынуждены были окончательно отказаться от своих претензий на Левобережную Украину и Киев. После 1710 г. Речь Посполитая фактически вышла из Северной войны. Август II продолжал военные действия, но вооруженными силами одной Саксонии. В Польше началась продолжительная борьба между Августом II и шляхтой, недовольной стремлением короля ликвидировать шляхетские вольности и пребыванием в Польше саксонских войск. В 1715 г. образовалась Тарногродская конфедерация, враждебная Августу II. Создавшаяся обстановка все более благоприятствовала иностранному вмешательству во внутренние дела Польши. Обе стороны прибегали к посредничеству России, закрепившей в Польше свое решающее влияние. Поддержка Петром I Сандомирской конфедерации снискала ему много сторонников, а гарантирование Россией «золотой вольности» удовлетворяло чаяния широких кругов шляхты. В споре между королем и оппозиционной шляхтой Петр I играл роль арбитра, не давая ни одной из сторон решительного перевеса над другой. Петр не согласился с требованием оппозиции лишить Августа польского престола, но вместе с тем не одобрил абсолютистских планов короля. Соглашение между Августом и шляхетской конфедерацией, утвержденное в 1717 г. на так называемом немом сейме, предусматривало увод саксонских войск, расположенных в Речи Посполитой, и ограничение численности наемной польской армии.

Август II, опираясь на Англию и Австрию, сделал было попытку противодействовать планам Петра I. В 1719 г. он подписал с Австрией и Англией Венский трактат, в котором говорилось о защите независимости Польши. В ответ на это Россия и Пруссия заключили между собой в 1720 г. договор, гарантировавший сохранение существующего государственного строя Польши, а русская дипломатия успешно воспротивилась ратификации сеймом Венского трактата.

Пруссия неоднократно пыталась воспользоваться затруднениями Речи Посполитой. Прусский король выдвигал планы раздела части польской территории между соседними державами. Россия стремилась, наоборот, сохранить целостность Польши, как страны, находившейся под ее безраздельным влиянием.

Наступившее после смерти Августа II (1733 г.) бескоролевье принесло Польше тяжелые испытания. Снова началась борьба держав, выставлявших своих кандидатов на польский престол. Франция, рассчитывая укрепить свое влияние в Польше, выдвинула кандидатуру Станислава Лещинского, ставшего к этому времени тестем французского короля Людовика XV. Этот проект вызвал энергичное противодействие в Петербурге и Вене.

В Польше кандидатура Лещинского получила поддержку значительной части шляхты и магнатов. В сентябре 1733 г. он был избран польским королем. Вскоре после этого Лещинский высадился в Гданьске, где успешно выдержал длительную осаду войск саксонского курфюрста (сына Августа II) и его союзников. Но Россия и Австрия договорились поддерживать саксонского курфюрста, за которого высказались наиболее консервативные элементы шляхты, и он был избран королем под именем Августа III. В 1734 г. в селении Диков (Южная Польша) образовалась конфедерация для поддержки кандидатуры Лещинского. Борьба между сторонниками Лещинского и Августа III продолжалась два года, причем последнему помогали саксонские и русские войска. В конечном счете Станислав Лещинский отказался от короны и покинул пределы Польши.

В годы правления Августа III (1734—1763) еще больше обострилась борьба группировок внутри господствующего класса Речи Посполитой. Королевский двор поддерживали Чарторыские и их родственники Жевусские и Радзивиллы — группа, известная под названием «фамилия». Противниками «фамилии» выступали Потоцкие и Браницкие.

Чарторыские понимали, что без некоторых реформ государственного строя Польша обречена на политическую зависимость от соседних держав. В противовес «фамилии» Потоцкие выступали против всех попыток реформ, защищая «золотую вольность». Ослабленная внутренней борьбой, Речь Посполитая не могла играть сколько-нибудь самостоятельной роли в международных отношениях. Слабость Польши особенно трагически проявилась во время войны за Австрийское наследство и в годы Семилетней войны, когда войска воюющих держав беспрепятственно передвигались по всей Польше и давали сражения на ее территории.

Экономический подъем и попытки реформ во второй половине XVIII в.

К середине XVIII в. Польша оправилась от военных потрясений и в ее социально-экономической жизни обнаружился заметный прогресс. Землевладельцы не удовлетворялись уже традиционной барщиной. В сельском хозяйстве, главным образом в магнатских имениях, получил большое распространение перевод крестьян с барщины на чинш. Применялся и наем безземельных и малоземельных крестьян, труд которых носил в сущности принудительный характер. Вместе с тем владельцы фольварков стали шире применять усовершенствованные земледельческие орудия и улучшать агротехнику.

Продукция сельского хозяйства находила растущий рынок сбыта; наряду с извозом хлеба за границу все в большей степени возрастала емкость внутреннего рынка, особенно в связи с быстрым ростом численности городского населения.

Во второй половине XVIII в. наряду с городским и сельским ремеслом получила развитие мануфактура. Основателями мануфактур выступали как помещики, так и зажиточные горожане. Шляхетские мануфактуры, основанные на крепостном труде, не приносили их владельцам большого дохода и обычно не выдерживали конкуренции с более дешевыми иностранными товарами. Они или погибали, или переходили в руки предпринимателей из богатого купечества. Такова была судьба мануфактур, принадлежавших Сапегам, Потоцким и другим магнатам. Некоторые мануфактуры были созданы совместными усилиями магнатов и представителей нарождавшейся буржуазии. К таким предприятиям относится учрежденная в 1766 г. «Компания шерстяных мануфактур». Капитал компании был разделен на 120 акций, владельцами которых были представители дворянства и буржуазии. Но и эта компания, предприятия которой были основаны главным образом на труде крепостных, также оказалась нежизнеспособной и в 1771 г. обанкротилась.

Мануфактуры, основанные богатыми купцами, использовали главным образом труд вольнонаемных рабочих, отличавшийся большей производительностью, чем труд крепостных крестьян. Кроме того, капиталистическими предприятиями обычна руководили люди, хорошо знающие технологию производства и обстановку на рынке. Как правило, эти предприятия изготовляли предметы широкого потребления, которым был обеспечен сбыт внутри страны. Мануфактуры, использовавшие наемный труд, приносили большую прибыль, чем шляхетские крепостные мануфактуры.

Таким образом, в рамках феодально-крепостнической системы происходили сдвиги, вызванные развитием элементов капиталистического способа производства.

Одним из ярких проявлений этих процессов была развернувшаяся острая идеологическая борьба. Наиболее дальновидные представители магнатов и шляхты понимали, что под угрозой находится само существование Речи Посполитой. Они выступали с программой политических и экономических реформ, включавшей создание постоянной армии, упорядочение финансов и налоговой системы, реорганизацию сейма и всего государственного устройства, перестройку системы школьного образования.

Однако создание постоянной армии требовало крупных дополнительных ассигнований, т. е. введения новых налогов, а также установления рекрутской повинности, а большинство магнатов и шляхты не желало отдавать своих крепостных в рекруты и платить новые налоги. Противники реформ возражали и против того, чтобы предоставить армию в распоряжение короля. На сеймах они неизменно отклоняли все проекты реформ, в частности проект отмены или хотя бы ограничения «либерум вето» и изменения статута сейма. Не получил движения и проект военной и других политических реформ, подготовленный известным польским прогрессивным публицистом Станиславом Конарским. Последнему принадлежала также большая заслуга в деле разработки и проведения в жизнь школьной реформы. Программу политических и социальных реформ выдвинул Станислав Лещинский, который высказывался в пользу личного освобождения крестьян и перевода их на чинш.

Рынок в Новом городе в Варшаве. Рисунок З. Норблина
Рынок в Новом городе в Варшаве. Рисунок З. Норблина

Передовые представители польской публицистики уделили много внимания проектам социальных преобразований. Так, Антоний Поплавский доказывал, что земледелие может процветать только тогда, когда крестьянин будет трудиться с любовью, а это возможно лишь при условии предоставления ему личной свободы. Стефан Гарчинский выступил с резкой критикой крепостничества, утверждая, что-неволя и тяжелое положение крестьянства являются основной причиной медленного роста промышленности и торговли.

Большинство сторонников реформ выступало против крайностей фольварочно-барщинной системы, претив феодальной анархии.

Первые реформы относятся к 1764 г., когда во время бескоролевья, наступившего после смерти Августа III (1763 г.), Чарторыским удалось взять власть в свои руки. Надеясь на избрание королем представителя «фамилии», они провели на конвокационном сейме ряд постановлений, касавшихся как порядка деятельности сейма — было ограничено применение «либерум вето», — так и финансовых, военных и судебных органов, которые подверглись значительной реорганизации. Вместе с тем сейм восстановил самоуправление в королевских городах и заменил все взимавшиеся магнатами торговые сборы генеральной пошлиной.

В 1764 г. польским королем был избран под давлением России второстепенный представитель «фамилии» Станислав Август Понятовский. Совместно с королем Чарторыские хотели продолжать политику реформ. Однако реформы встретили решительные возражения со стороны Пруссии и России, не желавших усиления Польши и поэтому настаивавших на сохранении шляхетских вольностей.

Литва в составе Речи Посполитой

Со времени Люблинской унии 1569 г. Великое княжество Литовское в состав которого входили Литва, украинские и белорусские земли, было объединено с Польшей. Польские феодалы, выдвинувшие идею унии с Литвой, стремились добиться безоговорочного подчинения Великого княжества Литовского своей власти. Однако осуществить это полностью они не смогли. Несмотря на общий с Польшей сейм и наличие единого короля, княжество Литовское сохраняло свою администрацию. Оно имело особого гетмана, командовавшего войском, канцлера и казначея; население подчинялось своим особым законам и судилось своим судом. Но княжество Литовское являлось составной частью Речи Посполитой, и его судьбы были тесно сплетены с судьбами этого государства.

Во второй половине XVII в. Литва подверглась шведскому нашествию, а в начале XVIII в., в период Северной войны, Литву снова разоряли контрибуции и грабежи войск, действовавших на ее территории. Положение Литвы в этот период осложнялось борьбой литовских магнатов против королевской власти, причем каждая магнатская группировка стремилась к полной самостоятельности. В этой борьбе магнаты пользовались как подкупом отдельных шляхтичей, с помощью которых они срывали сеймики, так и террором. Таким путем в конце XVII в. Сапеги добились в Литве господствующего положения, но в начале следующего столетия другие магнаты выступили против их диктатуры. Магнатские усобицы снова возобновились в то самое время, когда страну разоряли шведские войска и когда народ, ободренный успехами русской армии под Полтавой, решительно выступил против захватчиков.

Положение Литвы в это время было очень тяжелым. Города и села были разорены. Население в результате военных бедствий и эпидемии чумы сократилось почти наполовину. Ограбленные крестьяне часто уже не могли восстановить свое хозяйство. Многие из них погибали или уходили на чужбину искать лучшей доли.

Разорение коснулось и литовских феодалов. Значительное число фольварков было разрушено, села опустошены. Восстанавливая свое хозяйство, паны пытались прибегать к средствам принуждения по отношению к крестьянам, но такие меры вызывали сопротивление. Бегство крестьян из поместий приобрело массовый характер. Об этом свидетельствуют законы против беглых 1712, 1717 и 1718 гг. Крестьяне боролись против феодалов не только путем бегства и повседневного пассивного сопротивления, но и путем восстаний. Известны вооруженные выступления крестьян в 1701 г. в Шауляйской экономии, восстание 1707 г. в Жемайтии, восстание деревни Скуодас в 1711 г. Феодалы жестоко расправлялись с участниками этих разрозненных выступлений. Вместе с тем, заботясь о хозяйственном восстановлении своих фольварков, феодалы нередко заменяли барщину чиншевой системой; такая замена была выгодна феодалам: она повышала производительность труда, не требовала вклада денежных сумм в хозяйство, сокращала расходы на поместную администрацию. Несколько улучшалось и положение крестьян, так как взимаемый с крестьян чинш был, как правило, умеренным; помимо того, крестьяне получали некоторые льготы и освобождались от придирчивого надзора пана или его управляющего.

Однако правовое положение крестьян при чиншевой системе не изменилось.

Процесс перевода крестьян на чинш шел неравномерно. Более широко он охватил королевские поместья, расположенные главным образом в северо-западной части Литвы, и в меньшей степени коснулся крестьян частновладельческих имений. По мере укрепления крестьянского хозяйства к середине XVIII в. снова начинает расти барщина. Распространение денежной ренты в Литве было временным явлением; оно не подорвало феодально-крепостнической системы.

В городах в это время обостряется борьба плебейских масс и ремесленников против злоупотреблений городского патрициата. Особенно острые формы приняла эта борьба в Вильнюсе в 1712 и в 1720 гг.

Первый раздел Речи Посполитой (1772 г.)

Царская Россия в течение долгого времени выступала против раздела и ликвидации Речи Посполитой, которая находилась под ее влиянием. Однако императрица Екатерина II видела угрозу этому влиянию в начавшемся в Польше движении за реформы. Стремясь оказать давление на правящие круги Речи Посполитой, царское правительство использовало в качестве предлога так называемый диссидентский вопрос, т. е. вопрос об угнетенном положении в Польше украинского и белорусского населения, исповедующего православие. Екатерина II в 60— 70-х годах предъявила Польше требование об уравнении православных и других диссидентов в правах с католиками.

Политика царского правительства в отношении Речи Посполитой вызывала раздражение в правящих кругах Пруссии и Австрии, которые стремились уничтожить русское влияние в Речи Посполитой и добиться согласия Екатерины II на раздел Польши.

Австрия при молчаливой поддержке прусского двора шантажировала царское правительство угрозой заключения союза с Турцией. Впоследствии к этому приему прибегла также и Пруссия. Австрия и Пруссия воспользовались в свою очередь диссидентским вопросом, стараясь всеми способами усилить антирусские настроения в Речи Посполитой. Австрийский двор открыто выступал в роли защитника католицизма и поддерживал противников уравнения в правах православных с католиками. Прусский король давал своим представителям в Польше тайные инструкции противодействовать русскому влиянию.

Надеясь на поддержку со стороны Пруссии и Австрии, правящие круги Речи Посполитой стали на путь открытого сопротивления царскому правительству. Сейм 1766 г. выступил против уравнения в правах католиков и диссидентов. После окончания сейма русское правительство предложило Чарторыским решить вопрос о диссидентах, а также заключить оборонительно-наступательный союз с Россией. Получив отказ, правительство Екатерины II оказало давление на созванный осенью 1767 г. сейм. Оно добилось решения об уравнении в гражданских правах католиков и диссидентов и отмены почти всех проведенных в 1764 г. реформ. Россия брала на себя гарантию сохранения вольной элекции (избрания) королей, «либерум вето» и всех шляхетских привилегий, признавая их «кардинальными правами» Речи Посполитой.

Против этих решений выступила организованная в феврале 1768 г. в Баре (Украина) конфедерация. Барская конфедерация была весьма пестрой по своему составу. К ней примкнули, помимо ярых клерикалов и вообще консервативных элементов, еще и патриотические круги шляхты, недовольные вмешательством России во внутренние дела Польши и ставшие ее противниками. Конфедерация провозгласила отмену равноправия диссидентов и католиков и начала борьбу против других постановлений сейма 1767 г. Царское правительство направило в Польшу военные силы, которые совместно с войсками Станислава Августа летом 1768 г. разгромили конфедератов.

Войска Барской конфедерации притесняли население, что послужило толчком к ряду крестьянских восстаний. В мае 1768 г. поднялось на борьбу украинское крестьянство, видевшее в организаторах Барской конфедерации своих давнишних угнетателей. Требование крестьян восстановить православную церковь являлось лишь религиозным выражением антифеодального и национально-освободительного движения.

Еще в 1767 г. в селе Торчин появился манифест, который распространялся на польском и украинском языках. Манифест призывал польское и украинское крестьянство к совместной борьбе против общего врага — магнатов и шляхты. Крестьянское движение 1768 г. охватило значительную территорию Правобережной Украины. Отряды восставших, возглавляемые Зализняком, Шило, Бондаренко, Гонтой, заняли Звенигородку, Умань и другие укрепленные города.

Размах крестьянского движения, получившего название колиивщины (от кольев, которыми вооружались повстанцы), стал настолько значительным, что встревожил и польское и царское правительства. Против восставших двинулись царские войска под командой генерала Кречетникова и отряд польских войск во главе с Браницким. В результате карательных действий уже летом 1768 г. силы восставших были разгромлены и вожди их казнены. Но борьба не прекращалась, и отдельные крестьянские отряды продолжали действовать.

Колиивщина показала, что магнаты и шляхта уже не в состоянии собственными силами подавлять антифеодальные движения. Обращаясь к царскому правительству за помощью против восставших народных масс, польские феодалы тем самым признали свою зависимость от царской России.

Пруссия и Австрия воспользовались напряженной обстановкой в Польше и приступили к захвату пограничных польских областей. В то же время, осенью 1768 г., Турция объявила войну России, вследствие чего значительные русские военные силы были отвлечены на новый театр военных действий. Правительство Екатерины II опасалось возможного выступления Австрии на стороне Турции. Кроме того, Екатерина II имела основание не доверять нейтралитету Пруссии, а главное не могла надеяться на прочность своего влияния в самой Польше. В этих условиях она дала согласие на раздел Польши. Первый раздел Польши был закреплен особым договором между тремя державами, подписанным в Петербурге 5 августа (25 июля) 1772 г. Пруссия получила Поморское воеводство (Запарную Пруссию без Гданьска), Вармию, Мальборкское и Хелминское воеводства (без Торуня), часть Куявии и Великой Польши. Австрия заняла всю Галицию, часть Краковского и Сандсмирского воеводств и Русское воеводство с городом Львовом (без Холмской земли). К России отошли часть Белоруссии — Верхнее Поднепровье, Подвиьье и часть латвийских земель — Латгалия.

Речь Посполитая была бессильна отстоять свои границы, и сейм 1773 г. утвердил акт раздела. Этот раздел означал полнее подчинение Речи Пссполитой соседним государствам и предопределил — в результате двух последующих разделов, 1793 и 1795 гг., — ее окончательную гибель.

Культура Речи Посполитой

По сравнению с эпохой польского Возрождения — «золотым веком» польской литературы — уровень культуры польского общества во второй половине XVII — первой половине XVIII в. значительно снизился. Это - время торжества контрреформации, господства католицизма, упадка наук, искусства, литературы, просвещения.

Школа и просвещение в деревнях стояли на весьма низком уровне; в городах положение было несколько лучше. Для шляхты существовали школы иезуитов и других монашеских орденов. В течение XVII в. количество иезуитских школ возросло втрое; в 1700 г. имелась уже 51 школа с 20 тыс. учащихся. Однако обучение в этих школах давало очень мало. В них прочно держалась схоластика, главное внимание уделялось заучиванию латинского языка. По сохранившимся сведениям, на одной из львовских ярмарок начала XVIII в. среди прибывших мещан было 44% неграмотных, из крупной шляхты — 28, из средней шляхты — 40 и мелкой — 92% неграмотных. Эти цифры отражают более или менее положение в стране в целом.

Низкий уровень просвещения, религиозный фанатизм и нетерпимость благоприятствовали распространению суеверий и предрассудков. Умножается число судебных процессов над ведьмами и колдуньями. Выходившие в конце XVII — первой половине XVIII в. книги с пышными названиями «Ученые беседы», «Новые Афины» и т. п. представляли собой сборники фантастических сведений о приметах и чудесах.

Шляхетское общество XVII — первой половины XVIII в. сильно отличается от общества времени «польского Возрождения». Сужение политических горизонтов, застой во внутренней жизни имели своим следствием ограничение и оскудение интеллектуальных интересов. Шляхетское общество проявляет равнодушие и пренебрежение к прогрессу науки и культуры в других европейских странах и в то же время рабски копирует французские или саксонские моды в одежде, украшениях, образе жизни. Жизнь магнатов, окруженных многочисленными приживалами из мелкой шляхты, а также следующих их примеру помещиков средней руки проходила в разгуле и пьянстве, постоянных столкновениях и вооруженных нападениях одних шляхетских групп на другие. В это время родились такие выражения, как «Польша держится беспорядком» и «при королях саксонских ешь, пей и распускай пояс». Подобные поговорки характеризовали не только образ жизни, но и идеологию шляхты, нашедшую свое выражение в идейно-литературном направлении, известном под названием «сарматизм» (от латинского наименования Польши — Сарматия).

Сарматизм — это возвеличение шляхты, безоговорочная защита шляхетского духа, шляхетских «доблестей», шляхетского господства. Вместе с тем это — превознесение Польши, пренебрежительное отношение к чужим странам, к «чужим» наукам. Со второй половины XVII в., когда явственно обозначается упадок Речи Посполитой, сарматизм становится способом маскировки собственной слабости. Идеями сарматизма проникнута вся литература второй половины XVII в. Она не удержалась на высоте, достигнутой польской литературой предыдущего столетия; в ней зазвучали теперь мотивы ханжеской набожности, религиозной нетерпимости, шляхетского самопрославления.

Селькая школа. Гравюра М. Морва 1657 г.
Селькая школа. Гравюра М. Морва 1657 г.

В католическом духе прославляет Польшу историк и поэт Веспасиан Коховский (1633—1700) в своей поэме «Польская псалмодия»; ему принадлежит много других поэтических произведений, в том числе поэма о битве под Веной в 1683 г. Более талантливым поэтом был Вацлав Потоцкий (1625—1696). Необычайно плодовитый, он оставил свыше 300 тыс. стихотворных строф. Автор поэмы «Хотинская война» и сборников эпиграмм и афоризмов, Потоцкий выступает в них как замечательный бытописатель. Он показывает читателю свет и тени шляхетского быта, нередко в острой сатирической форме. Произведения Потоцкого важны для понимания жизни современного ему шляхетского общества.

Из писателей-прозаиков этого времени наиболее значительными были Андрей Максимилиан Фредро (1620—1697), Станислав Любомирский (1640—1702) и Яв Хризостом Пасек (1630—1701). Фредро выступал в качестве апологета шляхетских вольностей. Любомирский, драматург и публицист, известен главным образом своим произведением «О тщетности советов», проникнутым скептицизмом и сомнениями в возможности реформ в Речи Посполитой. «Воспоминания» Пасека являются ценнейшим источником сведений о жизни шляхетского общества второй половины XVII в.

Из писателей первой половины XVIII в. заслуживают внимания поэтесса Эльжбета Дружбацкая и автор сатирических произведений Антоний Понинский.

В строительстве и архитектуре тон задавали магнатство и католическая церковь, по заказу которых возводились дворцы и костелы. Наиболее значительными памятниками архитектуры этого времени являются дворец короля Яна Собеского в Вилянове (около Варшавы), дворец Красинских и костел Визиток в Варшаве, а также костел св. Анны и костел Петра и Павла в Кракове. В архитектуре в XVII в первой половине XVIII в. преобладал стиль позднего барокко.

Изобразительное искусство представлено рядом портретистов и художников, нанимавшихся декоративной и религиозной живописью. Наиболее известны портретист Людвиг де Сильвестр и церковные живописцы Чехович и Конич. Замечательным художником второй половины XVIII в. был переселившийся в Польшу итальянец Бернардо Бслотто (Каналетто), который оставил серию превосходных видов польской столицы.

В 1724 г. в Варшаве открылся постоянный театр. Сценическое искусство начинает поощряться в «благочестивых школах» католического ордена пиаров (основан в 1607 г.), члены которого давали обет воспитания юношей. В этих школах с середины XVIII в. ставятся пьесы Мольера, Корнеля, Вольтера. Это свидетельствовало об усилении в Польше влияния идей французского Просвещения.

Вилянов. Конец XVII в.
Вилянов. Конец XVII в.

В связи с начавшимся в это время экономическим и политическим подъемом страны деятельность прогрессивных элементов польского общества в области культуры стала более активной и целеустремленной. Такие радикально настроенные публицисты и писатели, как Стефан Гарчинский, Станислав Конарский, Францишек Богомолец, видели необходимость перемен в системе просвещения, понимали важность дальнейшего развития науки, литературы и искусства. Их волновала судьба польского языка, засоренного латинизмами и находившегося под угрозой дальнейшей латинизации. Конарский и Богомолец неоднократно в течение 40—50-х годов выступали против господства латыни в школе и против ее внедрения в польский литературный язык. Они получили поддержку со стороны других выдающихся деятелей польского просвещения, в частности Гуго Коллонтая, и в 1780 г. добились введения преподавания в Краковском университете на польском языке.

Выступая против схоластики и догматизма в польских школах, Конарский выдвигал программу расширения круга изучаемых в школе предметов. Он доказывал необходимость строить обучение на понимании предмета, а не на его механическом заучивании. Преодолев противодействие иезуитов, Конарский основал в 1740 г. в Варшаве новую школу — «Collegium Nobilium», сыгравшую важную роль в последующей перестройке всего образования в Польше. В 1766 г. в Варшаве появилось еще одно учебное заведение нового типа — кадетский корпус («Рыцарская школа»).

В основанной Конарским школе был создан физический кабинет. Большая роль в истории польской науки принадлежит Ю. А. Залусскому, который открыл для общего пользования свою богатейшую библиотеку, насчитывавшую около 300 тыс. книг и 10 тыс. рукописей. Важным признаком пробуждения научных интересов явился ряд периодических изданий, начавших выходить в 70—80-х годах: «Новые экономические и ученые ведомости» Вавжинца Мицлера, «Монитор» Богомольца и др.

В середине XVIII в. наметился определенный подъем польской художественной литературы, клеймившей наиболее уродливые стороны социального и политического строя магнатско-тттляхетской Речи Посполитой, религиозный фанатизм, католическую реакцию. Ведущим литературным направлением был просветительский классицизм.

В это время уже начинали творческий путь те прогрессивные писатели, которые несколько позднее, в период польского Просвещении, внесли основной вклад в развитие национальной культуры. Однако и ранние их произведения сыграли важную роль в развитии польской литературы. Таковы комедии Богомольца «Брак по календарю» (1766 г.) и «Добрый пан» (1767 г.), в которых остро высмеиваются различные пороки шляхетского общества; поэмы 70-х годов крупнейшего польского просветителя Игнация Красицкого (1735—1801) «Мышеида» и «Монахомахия» (или «Война монахов»), осуждающие косность и произвол шляхты, невежество и фанатизм католического духовенства; произведения Трембецкого и Нарушевича, разоблачающие отдельные стороны шляхетского быта, порицающие ханжество духовенства и своеволие шляхты.

назад содержание далее



Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2015
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'