НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





назад содержание далее

Глава 9. Сильные мира сего (Знаменитые государи XIII в. — Иннокентий III, Фридрих II и Людовик IX)

Тринадцатый век — пик европейского средневековья — был богат на выдающихся политических деятелей. Трое из них произвели на современников и потомков особенно сильное впечатление. Один — римский папа, второй — император, а третий — король...

§ 45. Обжигающее солнце

В начале XIII в. на римском престоле восседал самый известный и самый могущественный из римских пап — Иннокентий III (1198—1216).

Вершина папской власти

Иннокентий III был уверен в том, что папа — единственный и высший глава христианского мира. Если его предшественники называли себя «преемниками апостола Петра», то Иннокентий III велел называть себя наместником самого Иисуса Христа. При Иннокентии III в церковном праве было специально записано, что папа выше любых светских властей, включая императора, и что «наместник Христа» вправе вмешиваться в любые светские дела и распоряжаться коронами государей.

Железной рукой стремился Иннокентий III навести порядок в самой церкви, избавить ее от всевозможных злоупотреблений. «Мы назначили тебя епископом, — писал однажды папа своему бывшему близкому другу, — потому что Мы думали дать пастве... истинного пастыря. Но твое пламя погасло. Нет ничего, кроме дыма от задутой свечи». И далее Иннокентий III лишал епископского сана «недостойного».

Много сил потратил Иннокентий III на то, чтобы ослабить давнего противника Рима — германского императора. При Фридрихе I Барбароссе и его сыне Генрихе VI империя была сильна, как никогда; Иннокентий III сделал все, чтобы раздуть в Германии раздоры, перессорить князей друг с другом и с императором. Он поддерживал то одну сторону, то другую, надеясь, что долгие дрязги приведут к полной зависимости немецкого государя от папского престола. «Подобно тому как луна получает свой свет от солнца, которое намного могущественнее, — говорил Иннокентий III,— так же и власть светских государей получает свое признание только от папского могущества».

Константинополь вместо Иерусалима

Иннокентий III неустанно призывал к Крестовым походам против язычников в Восточной Прибалтике, против еретиков на Юге Франции и, конечно же, против «сарацин» в Палестине.

В 1202 г. христианские армии двинулись на египетского султана, в чьих руках был Иерусалим. Папа возлагал очень большие надежды на этот — Четвертый по счету — Крестовый поход. Но случилось неожиданное: рыцарское войско крестоносцев оказалось под стенами... Константинополя — столицы христианской Византии. Богатая республика Венеция, давая деньги, корабли и продовольствие крестоносцам, сумела заставить их служить ее интересам. Венецианские купцы получали невероятную прибыль от торговли с Востоком, византийские же купцы, а главное византийские пошлины, им в этом мешали. Ловкая интрига — и вот уже крестоносцы штурмуют Константинополь.

Папа иннокентий III. Мозаика (XIII в.)
Папа иннокентий III. Мозаика (XIII в.)

В 1204 г. крестоносцы ворвались в столицу Византии и подвергли ее жесточайшему разгрому, неслыханному грабежу.

Сам Иннокентий III не замышлял разгром Византии. Но падение центра православия было, конечно же, в интересах Рима. Однако надежды на преодоление раскола между католической и православной церквами оказались тщетными...

Интересы папы Иннокентия III были обращены на Запад не меньше, чем на Восток. Король датский признал его верховенство над собой, король польский сделал Иннокентия III блюстителем своего престола, один из испанских королей (король Арагона), приняв корону из рук папы, объявил свое государство вассальным владением святого престола. Юный внук Фридриха I Барбароссы — тоже Фридрих, ставший по наследству королем Сицилии, провел детство под покровительством Иннокентия III, управлявшего его королевством.

Когда Филипп II Август в нарушение церковного права развелся с женой и женился вторично, Иннокентий III наложил на Францию интердикт и заставил восстановить все права оскорбленной королевы. Затем пришел черед и Англии.

Брату и наследнику знаменитого короля Ричарда Львиное Сердце королю Иоанну постоянно невезло. Недаром его в конце концов прозвали Иоанном Безземельным (1199—1216). Филипп II отвоевал все его владения во Франции севернее Луары. Иоанн поссорился с папой, отказавшись принять поставленного Иннокентием III архиепископа Кентерберийского. Тогда папа наложил на Англию интердикт, отлучил Иоанна от церкви, объявил его лишенным престола и предложил Филиппу II возглавить крестовый поход против Англии, чтобы принять после победы английскую корону.

Спастись от опасности Иоанн смог, лишь полностью подчинившись папе и, более того, объявив себя его вассалом. Иоанн признал, что Английское королевство принадлежит святому престолу, а он, король, получает его только как феод.

Это унизительное поражение вызвало сильное недовольство среди английских баронов, которое переросло в мятеж после бесславного поражения королевского войска в битве при Бувине.

Хартия вольностей

В 1215 г. беспомощный король, не имея сил подавить восстание, согласился на все требования мятежников. Они были изложены в грамоте (хартии), которая вошла в историю под названием Великая хартия вольностей. Эта хартия ограничивала королевский произвол. Отныне между государем и подданными должен был действовать договор, в котором определялись прежде всего права подданных. Теперь король не мог, скажем, арестовать, изгнать или лишить имущества барона без предварительного решения суда, составленного из таких же баронов.

Парламент

Смуты в Англии продолжались еще много лет, несмотря на утверждение королем Великой хартии вольностей. В 1263 г. в стране началась настоящая гражданская война. Король и наследник престола попали в плен к повстанцам, и победители решили созвать в 1265 г. в Вестминстере собрание из баронов, высшего духовенства, представителей графств и городов.

Это собрание получило название «парламент» (от французского глагола parler — «говорить»). С тех пор парламент становится важным государственным органом. Он представлял интересы разных групп населения страны (естественно, прежде всего знати и богатых горожан) перед лицом короля. Когда король нуждался в деньгах, он обращался за ними к парламенту, чтобы вместе определить размеры налога на подданных. При этом парламент позволял себе почтительно указывать государю на непорядки в управлении страной, на недостатки королевских министров...

Со временем подобные представительные собрания возникли в большинстве европейских государств. Во Франции они назывались Генеральными штатами, в Испании — кортесами, в Чехии и Польше — сеймом, в Германии — рейхстагом (общегерманский съезд) или ландтагами (собрания представителей в отдельных землях).

Разумеется, Иннокентий III не думал, что отлучение им английского короля приведет в конечном счете к серьезным изменениям в государственном устройстве Англии. Куда больше были заняты его мысли судьбой того самого внука Фридриха I Барбароссы, что рано остался сиротой и рос в Палермо под покровительством папского престола.

Вопросы

1. Какие средства использовали папы для укрепления своей власти?

2. Как вы думаете, почему крестоносцы так легко изменили первоначальный план войны в Палестине и оказались под стенами Константинополя?

3. Какие слои населения, по вашему мнению, больше всего сопротивлялись усилению королевской власти?

4. Какие причины привели к возникновению в различных странах представительных собраний?

5. Назовите какие-нибудь общие черты и отличия современных парламентов европейских стран от средневековых.

Из Великой хартии вольностей

Иоанн, Божией милостью король Англии, сеньор Ирландии, герцог Нормандии и Аквитании, граф Анжу, архиепископам, епископам, аббатам, графам, баронам, шерифам, слугам и всем должностным лицам и верным своим — привет. Знайте, что мы по Божиему внушению и для спасения души нашей и всех предшественников и наследников наших в честь Бога и для возвышения святой церкви и для улучшения королевства нашего...

1. Во-первых, дали пред Богом свое согласие и настоящей хартией нашей подтвердили за нас и за наследников наших на вечные времена, чтобы английская церковь была свободна и владела своими правами в целости и своими вольностями неприкосновенными... Пожаловали мы также всем свободным людям королевства нашего за нас и за наследников на вечные времена все нижеписанные вольности, чтобы имели их и владели они ими и их наследники от нас и от наследников наших...

12. Ни щитовые деньги ( Щитовые деньги — налог, собиравшийся для содержания войска.), ни какая-нибудь иная подать не должны взиматься в королевстве нашем иначе, как по общему совету королевства нашего, если это не для выкупа нашего из плена и для возведения в рыцари первородного сына нашего и для выдачи первым браком замуж: дочери нашей первородной; и для этого должно выдавать лишь умеренное пособие; подобным же образом надлежит поступать и относительно пособий с города Лондона...

14. А для того чтобы иметь общий совет королевства при обложении пособием в других случаях, кроме трех вышеназванных, или для обложения щитовыми деньгами, мы повелим позвать архиепископов, епископов, аббатов, графов и старших баронов нашими письмами каждого отдельно; и кроме того, повелим позвать через шерифов наших всех тех, кто держат (лены) от нас непосредственно...

16. Никто не должен быть принуждаем к несению большей службы за свой рыцарский лен или за другое свободное держание, чем та, какая следует с него...

39. Ни один свободный человек не будет арестован и заключен в тюрьму, или лишен имущества, или объявлен стоящим вне закона, или изгнан, или каким-либо иным способом обездолен, и мы не пойдем на него войной и не пошлем на него наших вассалов иначе, как по законному приговору равных ему и по закону страны...

52. Если кто был лишен нами без законного приговора равных своих земель, замков, вольностей или своего права, мы немедленно же вернем ему их; и если об этом возникла тяжба, пусть будет решена она по приговору двадцати, пяти баронов...

61. Мы создаем и жалуем нижеписанную гарантию, именно: чтобы бароны избрали двадцать пять баронов из королевства, кого пожелают, которые должны всеми силами охранять и заставлять охранять мир и вольности, какие мы им пожаловали и этой настоящей хартией нашей подтвердили, каким именно образом, чтобы, если мы или кто-либо из слуг наших, в чем-либо против кого-либо погрешим или какую-либо из статей мира или гарантии нарушим, и нарушение это будет указано четырем баронам из вышеназванных двадцати пяти баронов, эти четыре барона явятся к нам, указывая нам нарушение, и потребуют, чтобы мы без замедления исправили его. И если мы не исправим нарушения... те двадцать пять баронов будут принуждать и теснить нас всеми способами, и всеми, какими только могут, то есть путем захвата замков, земель, владений, и всеми другими способами, какими могут, пока не будет исправлено нарушение согласно их решению. Неприкосновенной остается при этом наша личность и личность королевы нашей и детей наших. А когда исправление будет сделано, они опять будут повиноваться нам, как делали прежде...

62. И всякое зложелательство, ненависть и злобу, возникшие между нами и вассалами нашими, церковными и светскими, со времени раздора, мы всем отпускаем и прощаем.

Вопросы

1. Какие последствия для королевской казны должно было иметь, по вашему мнению, принятие Великой хартии вольностей?

2. Опишите положение короля во время подписания документа. Какие чувства он должен был испытывать? Сравните его власть до и после подписания хартии.

3. Положение каких групп населения, на ваш взгляд, должно было улучшиться после принятия великой хартии вольностей? Докажите это с помощью текста.

4. Какие статьи хартии могли стать поводом для новых столкновений и почему?

§ 46. Удивлявший мир

Опасный выбор

Юный Фридрих, король Сицилийский, происходил из влиятельнейшего в Германии рода швабских герцогов Гогенштауфенов (иногда их называют Штауфены). Отец Фридриха — Генрих VI, тот самый, что держал в плену Ричарда Львиное Сердце, был государем огромной державы. Она простиралась от Балтийского моря до Средиземного. Армения и Иерусалимское королевство стремились наладить отношения с Генрихом VI. Но он внезапно умер, как говорили, от яда в разгар подготовки к грандиозному Крестовому походу. Его сыну Фридриху досталась лишь одна из корон отца — корона Сицилийского королевства. Вскоре выяснилось, что для него этого слишком мало.

Папы всегда с опаской относились к могущественным Гогенш-тауфенам — еще была свежа память о Фридрихе I Барбароссе и Генрихе VI. Но Иннокентий III решил, по-видимому, что почти всеми забытый мальчик из Палермо может стать послушным слугой Рима в Германии. В 1212 г. сам Иннокентий III настоял на том, чтобы германские князья избрали 18-летнего внука Барбароссы своим королем. Еще через восемь лет Фридрих II стал императором.

Фридрих II не очень любил холодную Германию с ее гордыми и склонными к мятежам герцогами и маркграфами. За время правления Фридриха II германские князья так привыкли к самостоятельности, что впредь не позволяли никому из своих государей вести себя столь же самовластно, как, например, Фридрих I Барбаросса.

Почти всю жизнь Фридрих II провел в Италии — здесь было цветущее и послушное его воле Сицилийское королевство. Здесь же были и его главные противники. Вопреки надеждам Иннокентия III, Фридрих II стал непримиримым врагом папского престола. В свою очередь и папы многие годы вели с ним войну не на жизнь, а на смерть.

Странный император

Сицилийский двор Фридриха II мог удивить кого угодно. Императора охраняла гвардия из мавров, т. е. арабов, потомков тех, кто когда-то захватил Сицилию, а потом был оттеснен нормандцами в горные районы острова. Однажды Фридрих II переселил часть сицилийских мавров в один христианский город, изгнав оттуда всех христиан и приказав превратить церкви в мечети. Похоже, что в отличие от большинства современников Фридрих II был полностью равнодушен к вопросам религии. Недаром ему приписывали сочинение «Легенды о трех обманщиках». Тремя обманщиками в ней были названы Моисей, Иисус Христос и Мухаммад.

Монета Фридриха II
Монета Фридриха II

При дворе императора, образованного человека, владевшего многими языками и интересовавшегося науками, собирались знаменитые ученые и мудрецы, мусульмане, христиане, иудеи. Сам этот двор своей пышностью и необычностью напоминал, скорее, дворы восточных, чем западноевропейских, государей. Нередко Фридрих II предпочитал передвигаться по стране в сопровождении... слонов, на спинах которых сидели трубачи и воины. За слонами вели верблюдов, леопардов, львов, пантер... Впечатление это производило на подданных сильное. В канцелярии Фридриха II писали на такой изысканной латыни, что ей старалась подражать вся Европа. Сохранялся и трактат об охоте с птицами, сочиненный с большим знанием дела самим императором. Фридрих II основал ряд школ и университет в Неаполе — первый, созданный не церковью, не городской общиной, а государем.

Современники поражались необычным вкусам, талантам и могуществу Фридриха II и присвоили ему прозвище «Удивление мира».

Проклятие над Иерусалимом!

Ссора императора с папой была почти неизбежной — интересы императоров и римской церкви со времен Григория VII слишком сильно пересекались. Но поводом для раздора стала задержка с отправлением Фридриха II в Крестовый поход.

Обещание идти в Святую Землю Фридрих II дал при коронации германской короной, но много лет подряд откладывал осуществление своего намерения. Когда же наконец флот крестоносцев вышел из гавани, Фридрих II неожиданно заболел и вынужден был повернуть назад. Раздосадованный папа Григорий IX тотчас же отлучил императора от церкви.

Охотничий замок Фридриха II Кастель дель Монте на юге Италии
Охотничий замок Фридриха II Кастель дель Монте на юге Италии

Фридрих II, находясь под отлучением, назло Риму отправился в 1228 г. в Сирию. Во время этого Шестого Крестового похода не было жестоких битв. Император предпочитал оружие дипломатии и вел успешные переговоры с египетским султаном. В результате Иерусалим, Вифлеем, Назарет и некоторые другие области были мирно уступлены Фридриху II. Главные иерусалимские мечети продолжали действовать, а император обязался помогать султану против всех его врагов, будь то мусульмане или христиане. Римский папа был взбешен результатами похода «не крестоносца, а пирата», как он назвал Фридриха II. Григорий IX не остановился даже перед тем, чтобы наложить интердикт на священный город Иерусалим, когда в него вступил отлученный от церкви император. Что же касается Фридриха II, то он без помощи епископов взял с алтаря храма Гроба Господня корону Иерусалимского королевства и сам торжественно возложил ее на свою голову.

Без поражений и побед

Вернувшись в Италию, Фридрих II разбил войска папы, вторгшиеся в Сицилийское королевство, и после этого сумел-таки убедить Григория IX снять отлучение. Надо признать, что воздействие этой кары уже не было столь сильным, как во времена Григория VII и Генриха IV. Папы слишком часто использовали оружие отлучения, и от такого употребления оно заметно притупилось. Самого Фридриха II новый папа в 1245 г. снова отлучил от церкви, и император так и умер, не избавившись от этого проклятия. Долгие годы он воевал, почти не зная поражений, то в Северной, то в Южной Италии, но так и не добился решительной победы. Ему пришлось пережить измену сына, возглавившего мятеж немецких князей, пытался отравить императора его собственный врач и даже среди самых ближайших помощников и друзей, похоже, пустила корни измена...

Конец Штауфенов

Смерть Фридриха II привела к скорому крушению всей его державы. Сторонники папы стремились уничтожить всех до единого отпрысков ненавистного рода Гогенштауфенов. Последний из них — 16-летний внук Фридриха II Конрадин — вопреки всем рыцарским обычаям был казнен на плахе. Иерусалим еще при жизни императора был захвачен султаном, устроившим там резню христианских жителей. Сицилийское королевство по приглашению папы захватили французы. Впрочем, они вели себя так, что вызвали восстание, в ходе которого почти все погибли. Тогда на Сицилии высадились испанцы... Что же касается Германии, то в ней начался долгий период «бескоролевья». Почти до XIV в. страну сотрясали бесконечные смуты. До конца средних веков не поднимутся германские императоры на ту вершину могущества, где были государи из династии Гогенштауфенов Фридрих I Барбаросса, Генрих VI и Фридрих II. Папство могло торжествовать победу.

Вопросы

1. В чем пересекались интересы императоров и римской церкви? Из-за чего велась борьба?

2. Вспомните первые Крестовые походы. Чем они отличались от описанного в параграфе?

3. Охарактеризуйте Фридриха II как политического деятеля. Какие качества помогали, а какие мешали достижению его целей?

Из послания папы Григория IX об отлучении Фридриха II

Чтобы... уничтожить силу врагов... римская церковь отлучает ныне из лона своего императора Фридриха; она его приняла из утробы матери, вскормила своею грудью, носила на руках своих, исторгнула из рук тех, которые посягали на его душу, с чрезвычайными усилиями и пожертвованиями вырастила его и возвела в королевское достоинство, а потом поставила на вершине императорского величия: и все это церковь сделала в надежде найти в нем посох защиты и опоры в преклонном возрасте. Но Фридрих заплатил церкви такою неблагодарностью, какую только может ожидать мать от своего сына!

Без разрешения папы, без согласия он сам по собственному побуждению принял в Германии крест, и когда папа Гонорий пригласил его венчаться императорской короной, в противность прежнему обычаю, по которому короли обыкновенно сами просили папу о том через знатное посольство, Фридрих повторил свой обет и даже настаивал на том, чтобы и он, и все пилигримы ( Пилигримами (т. е. паломниками) обычно называли и крестоносцев.) были отлучены от церкви, если не предпримут в условленный срок похода. Но он три раза находил предлоги к отсрочке предприятия, и Гонорий три раза, вместо того чтобы отлучить его, соглашался на промедление за новые обещания и новые клятвы. К нему питала доверие церковь; ему доверяли пилигримы, стекавшиеся радостно и большими толпами в Брундизий. Но они не нашли там ни обещанных приготовлений, ни съестных припасов или прочего необходимого для похода; а так как император противозаконно отложил отплытие на самое жаркое время, то вследствие того появились болезни, похитившие самых лучших бойцов. Наконец, когда было упущено время, Фридрих отправился в поход, но через несколько дней возвратился, забыв при этом свои обеты, клятвы, наказание и самое дело Христа, и предался обычным увеселениям в своем государстве. Так пало великое предприятие, так обманулся цвет верующих в своих надеждах; но мир не был обманут ничтожными и пустыми отговорками, за которыми укрылся император.

Нам больно то, что вскормленник церкви, возвеличенный ею сын, столь презренным образом погрузился в бездну стыда и срама без войны и борьбы с неприятелем; а судьба несчастных пилигримов и заброшенной Святой Земли лежит еще более у нас на сердце. Итак, чтобы не уподобиться немым псам, и не дать мысли, что мы людей чтим более Бога, мы произнесли отлучение над императором. Впрочем, уповая на милосердие Божие, которое никому не желает погибели, мы надеемся, что это спасительное средство откроет ему духовные очи. Принеся покаяние, он, возлюбленный нами с первых дней своей юности, легко найдет у нас прощение: но в случае упорства его ожидают тягчайшие наказания, чтобы он понял, что заповедь Господня стоит выше произвола императора.

Из грамоты Фридриха II в ответ на отлучение его от церкви

Я не прибегал к пустым предлогам, как в том меня упрекает папа, и без всякого дурного намерения не отправился в поход, но именно потому, что — Бог тому свидетель — меня постигла тяжкая болезнь.

...Мое же частое повторение обетов и мое настоящее слово свидетельствуют только о твердости и неизменности моего намерения; но скоро самое дело рассеет всякое сомнение и ясно обнаружит: действительно ли у пап так лежит на сердце благосостояние Святой Земли, преимущественно перед всем прочим, или они более всего думают о том, как погубить меня?

...Вот римский образ действия, и я испытал его на самом себе. Под сладкими речами, где мед льется на мед, масло на масло, чтобы тем обольстить и склонить, скрывается ненавистный кровопийца. Римская курия — неужели это истинная церковь! — называя себя моею матерью и кормилицей, действует как мачеха, и потому может быть названа, корнем и началом всякого зла. Ее послы ходят постоянно по всем землям и наказывают произвольно; при этом они имеют в виду не сеять и взращивать истинные семена Слова Божия, но, как волки в овечьей шкуре, стремятся поработить освобожденных, потревожить миролюбивых и повсюду выжимать деньги. Они не щадят ни св. церквей, ни убежищ убогих, ни жилищ праведных, которые созданы нашими предками в простоте и благочестии их сердца. Та первая церковь, которая произвела на свет стольких угодников, была основана на бедности и невинности, и другого основания кроме Господа нашего Иисуса Христа никто не может ни найти, ни положить, Теперь же, когда латинская церковь утопает в богатстве, опирается на него, зиждется им, надобно опасаться, чтобы не обрушилось все ее здание. Если римской империи, предназначенной к охранению христианства, будут угрожать враги и неверные, император схватится за меч и будет знать, чего требуют его честь и звание; но если отец всех христиан, преемник апостола Петра, наместник Христов... возбудит против нас врагов повсюду: на что мы должны тогда надеяться? что начать? Разве в наше время люди отвергнутые и неблагородные не простирают своих грязных рук к королевским и императорским титулам? Папы хотят перевернуть весь мир, чтобы видеть у ног своих императоров, королем и князей. Теперь и мы знаем, чего папа добивается от нас, и от подданных не сокрыто, насколько они могут рассчитывать на помощь церкви, если они вздумают отречься от повиновения законной власти. А потому весь мир должен соединиться к ниспровержению этой неслыханной тирании и к уничтожению всеобщей опасности.

Вопросы

1. Каковы причины отлучения Фридриха II от церкви с точки зрения папы?

2. В чем видит причины своего отлучения от церкви император?

3. Какие сведения о жизни, положении и образе действий Фридриха II можно извлечь из послания папы?

4. Какие упреки римской церкви и папству адресует Фридрих II?

§ 47. Святой король и ... монгольский хан

Если Фридрих II то и дело кощунствовал против Христа, наносил обиды римской церкви и покровительствовал мусульманам, то его младший современник французский король Людовик IX (1226 — 1270) был в этом полной противоположностью императору.

Необычный король

Король удивлял христиан скромностью и простотой своей жизни. Людовик IX повсюду устраивал приюты для бедных и калек. В самом дворце на ежедневной королевской трапезе за отдельным столом недалеко от Людовика IX сидели сирые и убогие. Король внимательно следил за тем, чтобы их кормили теми же блюдами, что и его самого.

Почтение короля к церкви, казалось, не знало границ. Однако такие границы были. Людовик IX мог в очень жестком тоне обращаться даже к римскому папе, если дело касалось интересов Французского королевства.

Королевская справедливость

Людовик IX был славен на всю Европу своим почтением к правосудию, уважением к закону. Соседние государи нередко приглашали Людовика IX судьей в их спорах. Когда английский король — давний враг Франции — поссорился со своими баронами, в посредники обе стороны пригласили Людовика IX. Он вынес приговор в пользу английского короля.

Кстати, у Людовика IX была возможность силой лишить англичан их владений во Франции — остатков земель Плантагенетов. Но король не сделал этого. За то, что французские земли останутся у английского короля, Людовик IX потребовал от него лишь одного — принести вассальную клятву. Когда советники начали упрекать французского государя за такое решение, он ответил им, что предпочитает видеть английского короля благодарным и смирным союзником, чем ожесточенным и свирепым врагом.

Людовик Святой со своей женой. Скульптура (XIII в.)
Людовик Святой со своей женой. Скульптура (XIII в.)

Людовик IX всеми силами добивался, чтобы в стране торжествовало правосудие. Он разрешал обращаться к королю с жалобами на неправильное решение местных судов. Говорят, что Людовик IX каждый день после обедни выходил из дворца, усаживался под сень большого дерева и выслушивал просьбы любого, кто искал королевской справедливости.

Уважение к королю Франции среди его современников было так велико, что многие уже при жизни почитали его за святого. Не прошло и 20 лет после смерти короля, как церковь торжественно объявила Людовика святым.

Во главе последних походов

Своей славой святого Людовик немало обязан и тому, что он дважды отправлялся в Крестовые походы на Ближний Восток. В первый раз он отплыл в 1248 г. сначала на Кипр, а оттуда в устье Нила к важной египетской крепости Дамиетта. Она была прекрасно укреплена, но после долгой осады пала. Королю дали неверный совет вести войско далее на Каир, и крестоносцы заблудились в лабиринте бесчисленных протоков дельты Нила. При отступлении «воинов Христа» к Дамиетте «сарацины» смогли... захватить в плен французского короля.

Весть о пленении короля египетским султаном привела к волнениям во Франции. В 1251 г. толпы простолюдинов бродили по дорогам страны, призывая к Крестовому походу для спасения короля и освобождения Иерусалима. Движение быстро превратилось в восстание. Толпы крестьян двинулись из северных областей Франции через Париж на юг, убивая по дороге священников и монахов — в них видели предателей дела освобождения Гроба Господня. Лишь с немалым трудом удалось королевской армии разгромить этих «паломников».

Между тем король освободился из плена, вернув султану в придачу к немалому выкупу Дамиетту. Однако он не спешил во Францию, а отправился в Иерусалимское королевство. Еще четыре года находился Людовик Святой в Палестине и Сирии, дожидаясь прибытия новых крестоносцев, объединяя христиан на борьбу за «дело Христа». Он деятельно строил крепости, вел переговоры с соседними мусульманскими государями, стал душой всего крестоносного воинства на Ближнем Востоке. Весть о кончине матери заставила его срочно отплыть во Францию, шесть лет остававшуюся без короля.

Во второй раз Людовик IX отправился в Крестовый поход в 1270 г. Это был Восьмой и последний крупный Крестовый поход. Армия Людовика высадилась далеко от берегов Палестины — в Тунисе. Король всерьез надеялся обратить в христианство местного султана. Но болезни, разразившиеся в лагере крестоносцев, унесли много жизней, в том числе и жизнь самого короля...

В ожидании нашествия

Обращение султана Туниса в христианство — еще не самый смелый из планов Людовика Святого. Он подумывал даже о крещении самого монгольского хана или, по крайней мере, о совместных с монголами действиях против мусульманских государей Ближнего Востока. На Людовика Святого, как и на всех его современников, произвело тягостное впечатление появление монголов в Западной Европе.

В 1241 г. орды Батыя вторглись в пределы Польши. В битве при Лигнице в Силезии они разбили отряды поляков и немцев. В Моравии монголы встретили сильное сопротивление и сочли за благо отступить. Разгромив венгерское войско, монголы опустошили страну и преследовали бежавшего от них венгерского короля вплоть до берегов Адриатического моря. Оттуда монголы неожиданно повернули и исчезли в причерноморских степях столь же внезапно, как и появились, оставив Западную Европу в ужасе перед новыми нашествиями. К счастью, они так и не последовали.

Осознав, с каким могучим врагом свела их судьба, христианские государи и церковь попытались принять меры защиты. Об этом они совещались в Лионе на церковном соборе 1245 г. Из Лиона римский папа отправил посольство к монгольскому хану. В 1245 — 1247 гг. посланцы папы через Киев, приволжские степи, Хорезм добрались до Каракорума — столицы великого хана монголов. Вернувшись в Европу, посольство привезло недвусмысленное требование хана к папе и христианским государям выказать полную покорность монголам. Хан упрекал тех европейских правителей, кто осмелился на сопротивление монголам, и ставил под сомнение право папы говорить от имени Бога...

Второе посольство в Монголию было отправлено Людовиком Святым. Людовик, похоже, надеялся добиться распространения христианства среди монголов и в союзе с ними ударить на мусульманских владетелей, угрожавших остаткам христианских государств в Святой Земле.

Легенда о пресвитере Иоанне

Надежды Людовика Святого на обращение монголов подогревались издавна ходившими по Европе слухами о том, что где-то далеко на Востоке, в глубине Азии, существует христианское государство. Во главе его якобы стоит священник (пресвитер) по имени Иоанн. Кого только из известных азиатских государей ни принимали порой в Европе за пресвитера Иоанна! Из-за скудости сведений с Востока даже Чингисхана на первых порах считали легендарным пресвитером Иоанном. Во всех этих рассказах была доля истины: христиан в XIII в. действительно было немало среди самых разных народов Азии от Средиземноморья до Китая. Христианами были некоторые из ближайших советников монгольских ханов, христиане встречались и среди родственников ханов. Все они были последователями несторианства, осужденного Вселенским собором как учение еретическое еще в V в. Из-за преследований как католиков, так и православных несториане ушли далеко на восток и рассеялись по всей Азии. Христианские церкви несториан строились даже в городах Китая...

Посольство

Людовик Святой нашел очень подходящего человека для выполнения столь сложного поручения — монаха Гильбма Рубрука. Рубрук выехал из Акры в 1253 г., через Константинополь достиг Крыма, в степях которого и встретил монголов. «Когда я вступил в их среду, — вспоминал позже Рубрук, — мне показалось, что я попал в какой-то другой мир». Через несколько месяцев Рубрук предстал перед Батыем в его ставке на Нижней Волге, а тот отправил посла Людовика Святого к великому хану в Каракорум. Хан Мункэ принял Рубрука милостиво и отправил с ним к Людовику довольно вежливое послание. Конечно, ни обращения монголов в христианство, ни совместного похода для освобождения Святой Земли не состоялось, но европейцы со времени посольства Рубрука стали намного лучше представлять себе Азию. Именно по следам Рубрука вскоре отправился в путь Марко Поло.

Рубрук передал Людовику Святому письмо и подарки хана. Мункэ предлагал вести переговоры дальше... Тем самым государи с противоположных концов Евразии впервые вступили в общение друг с другом...

Вопросы

1. Сравните отношение римской церкви к германскому императору и французскому королю. В чем причина различий?

2. Какую роль в средние века играла религия во взаимоотношениях между народами?

3. Почему европейцев так напугало нашествие монголов? Каким образом христианские государи намеревались с ним бороться?

Песнь неизвестного автора времени Седьмого Крестового похода

     Пусть мир заходится в веселье,
     Разносит радость благовест:
     Король французский принял крест,
     Чтоб в путь идти к священной цели.
     Туда нейдет, в чьем мерзость теле,
     Кому нечистый душу ест.
     Спасен, кто был в морской купели.
     Меня укоры одолели —
     Спешу к святыням Божьих мест.
     Нет безучастных в этом деле.
     
     Но вам история известна.
     Как принял крест благой король?
     Он чист прошел страстей юдоль.
     Преблагородный, сердцем честный.
     И в королевстве повсеместно
     Людьми прославлен рьяно столь!
     И все о нем рассказы лестны,
     И жизнь святой назвать уместно.
     В нем низость вмиг рождает боль
     И ум пытает мукой крестной.
     
     Уж долго в хвори он метался.
     И ум его был как в дыму.
     Вот принял крест он почему:
     Он час недвижным оставался,
     Решили: с жизнью он расстался,
     Сказали: он ушел во тьму.
     У Бланки разум разрывался,
     От боли голос пресекался —
     Пеняла в горе мать ему:
     «Зачем со мной навек расстался?»
     
     Казалось ей со всей родней,
     Что умер славный властелин.
     Все зарыдали, как один,
     Накрыли тело простыней.
     Пришла и челядь в тот покой,
     Навзрыд оплакан господин.
     Граф д'Артуа, склонясь главой,
     Шептал сквозь этот плач и вой:
     «В горчайшую из всех годин,
     Мой брат, подай мне голос свой!»
     
     Тут прошептал наш Людовик:
     «Любимый брат, склонись поближе!
     Зови епископа Парижа!
     Пусть даст мне крест мой духовник.
     Я духом долго пил родник
     Святой Земли и ныне вижу:
     Настал для тела славный миг
     Идти очистить край велик
     От гадов, коих ненавижу.
     За мной, кто Божью скорбь постиг!»
     
     Вернулись к радости опять,
     Услышав этот тихий толк.
     И плач и говор сразу смолк,
     Лишь с тонким, хрупким станом мать,
     Обняв его, могла сказать:
     «О, сын, я в этом вижу долг:
     Тотчас же вам готова дать
     Я сорок лошадей, чья кладь —
     Не вина, не меха, не шелк,
     А деньги, чтоб поход собрать!»
     
     Проникнись этою мольбою —
     Восславит мир твоя душа.
     Ведь весть светла и хороша
     И в путь зовет нас за собою.
     Причастен горнему покою
     Тот станет, подвиг свой сверша,
     Кто раздробленной головою,
     Кишками, кровью пролитою
     Заплатит, недругов круша,
     Где Бог рожден Своей рабою.

Гильом Рубрук о столице монголов

Так как в этот большой (ханский) дворец непристойно было вносить бурдюки с молоком и другими напитками, то при входе в него мастер Вильгельм Парижский сделал для хана большое серебряное дерево, у корней которого находились четыре серебряных льва, имевших внутри трубы, причем все они изрыгали белое кобылье молоко. И внутри дерева проведены были четыре трубы вплоть до его верхушки; отверстия этих труб были обращены вниз, и каждое из них сделано было в виде пасти позолоченной змеи, хвосты которых обвивали ствол дерева. Из одной из этих труб лилось вино, из другой — каракосмос, то есть очищенное кобылье молоко, из третьей — бал, то есть напиток из меда, из четвертой — рисовое пиво, именуемое террацино. Для принятия всякого напитка устроен был у подножия дерева между четырьмя трубами особый серебряный сосуд... А на дереве ветки, листья и груши серебряные...

И дворец этот напоминает церковь, имея в середине неф, а две боковые стороны его отделены двумя рядами колонн; во дворце три двери, обращенные к югу. Перед средней дверью внутри стоит описанное дерево, а сам хан сидит на возвышенном месте с северной стороны; так что все могут его видеть. К его престолу ведут две лестницы: по одной подающий ему чашу поднимается, а по другой спускается. Пространство, находящееся в середине между деревом и лестницами, по которым поднимаются к хану, остается пустым; именно там становится подающий ему чашу, а также послы, подносящие дары; сам же хан сидит там вверху, как бы некий бог. С правого от него боку, то есть с западного, помещаются мужчины, с левого — женщины... Рядом с колоннами, у правого бока, находятся возвышенные сиденья, наподобие балкона, на которых сидят сын и братья хана. На левой стороне сделано так же; там сидят его жены и дочери. Одна только жена садится там, наверху, рядом с ним, но все же не так высоко, как он...

О городе Каракоруме да будет вашему величеству известно... Там имеются два квартала: один — сарацин, в котором бывает базар и многие купцы стекаются туда из-за двора, который постоянно находися вблизи него, и из-за обилия послов. Другой квартал китайцев, которые все ремесленники. Вне этих кварталов находятся большие дворцы, принадлежащие придворным секретарям. Там находятся 12 храмов различных народов, 2 мечети, в которых провозглашают закон Мухаммада, и 1 христианская церковь на краю города. Город окружен глиняной стеной и имеет четверо ворот: у восточных продается пшено и другое зерно, которое, однако, редко ввозится; у западных продают баранов и коз; у южных — быков и повозки; у северных — коней.

Вопросы

1. Кем по своему положению в обществе мог быть автор песни о Людовике Святом?

2. По какой причине король Людовик обязался отправиться в Крестовый поход?

3. Чем отличается Каракорум от европейских городов? Есть ли что-либо общее в придворных обычаях у европейских правителей и монгольских ханов?

назад содержание далее








Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2022
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь