НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





назад содержание далее

Революционный подъём 1905-1906 гг.

Внутренняя политика колониальных властей и революционное движение в начале XX в.

В 1899 г. вице-королем Индии был назна-н лорд Керзон (1899-1905 гг.), представлявший крайне реакционную, «джингоистскую» группу английских империалистов. Керзон проводил политику грубого подавления национального движения и неприкрытой расовой дискриминации. Администрация Керзона активно поддерживала английских предпринимателей и открыто чинила препятствия индийским промышленникам. В 1903 г. был издан специальный закон, всемерно облегчавший английским монополиям разведку и освоение природных богатств Индии.

Особую ненависть проявил Керзон к индийской интеллигенции. При нем был понижен необлагаемый подоходным налогом минимум с 500 до 100 рупий годового дохода. Эта мера широко затронула интересы так называемых городских средних слоев.

В 1898, а затем в 1904 г. было расширено действие Закона о государственной тайне, направленного против индийской национальной печати.

Одним из первых актов нового вице-короля был акт о сокращении состава муниципалитета Калькутты с целью ограничить в нем представительство от имущей части индийского населения города. В 1904 г. Керзон провел университетскую реформу. Была значительно повышена плата за обучение, все делз университетов были поставлены под контроль английской колониальной бюрократии. Этой мерой колониальные власти рассчитывали преградить доступ к высшему образованию «индийским разночинцам».

О своем отношении к Национальному конгрессу Керзон сказал, что намерен «содействовать его мирной смерти». Он открыто выражал свое презрение к индийской культуре. В одной из речей в Калькуттском университете Керзон позволил себе оклеветать великое культурное прошлое страны.

Реакционная внутренняя политика Керзона сочеталась с активной подготовкой к новым военным авантюрам в Азии. Он спешно провел реорганизацию армии и полиции. Главнокомандующим был назначен душитель буров генерал Китченер. Резко увеличились военные ассигнования. К северо-западной границе подводились новые, имевшие стратегическое значение железные дороги. С целью закрепиться в этом районе, а также развернуть наступление на непрекращавшие борьбу патанские племена в 1901 г. пограничные округа выделили в специальную Северо-Западную пограничную провинцию.

Однако репрессивная политика Керзона лишь усилила анти-колониалистсние настроения и революционное брожение.

После выхода в 1898 г. из тюрьмы Тилак снова стал редактором «Кесари». В Махараштре оживилась деятельность левого крыла националистов. Полиции не удалось полностью разгромить полулегальные спортивные и молодежные организации, в которых националистически настроенная молодежь готовилась к будущей активной борьбе с колониальными угнетателями. Влияние Тилака, который стал общепризнанным лидером левого крыла национального движения, выходило далеко за пределы Бомбейской провинции. Особенно тесными были связи маратхшшх патриотов с бенгальскими националистами.

В Бенгалии, как и в Махараштре, в конце 90-х — начале 900-х годов возникли полулегальные организации и кружки левых националистов, члены которых резко критиковали умеренную оппозицию лидеров Национального конгресса и вели агитацию за свержение английского колониального режима в Индии. Продолжавшиеся в Бенгалии массовые празднества в честь Ганеши (по примеру Махараштры) выливались в мощные патриотические манифестации и символизировали общеиндий-скую солидарность в национально-освободительном движении. В 1902 г. в Калькутте было созвано тайное общество, ставившее своей целью подготовку вооруженного восстания.

Активизировалась деятельность и местных организаций Национального конгресса — провинциальных конференций, на которых все более уверенно слышались го теса левых мелкобуржуазных националистов. Наряду с Тилаком все большую известность стали приобретать лидеры левых националистов: Бенин Чандра Пал и Ауробиндо Гхош в Бенгалии и Лала Ладжпат Рай в Пенджабе. Левых националистов в отличие от умеренного крьпа национального движения стали называть крайними или «экстремистами».

Раздел Бенгалии в 1905 г. и начало массового движения

Английские колониальные власти, стремясь предотвратить возможный революционный взрыв, решили заранее нанести решительный удар по национально-патриотическим силам. С этой целью вице-король Керзон предпринял в 1905 т. раздел Бенгалии.

В начале XX в. Бенгалия по-прежнему оставалась главным центром национально-освободительного движения. Бенгальцы были наиболее сформировавшейся нацией в Индии, и их национальное единство составляло важный элемент в развитии национально-освободительного движения в этой части страны. Раздел Бенгалии на Западную (включавшую Бихар и Ориссу) и Восточную (включавшую Ассам) способствовал еще большему разжиганию религиозной и национальной розни. Действительно, в Западной Бенгалии большинство населения составляли бихарцы и ория, а в Восточной, несмотря на преобладание бенгальцев, сановная часть населения исповедовала мусульманскую религию. Представителям помещиков-мусульман и крупной мусульманской торговой буржуазии Восточной Бенгалии прямо намекали, что в колониальном аппарате вновь созданной провинции мусульманская интеллигенция займет преимущественное положение с индусской.

Однако вопреки планам колонизаторов раздел Бенгалии оказал прямо противоположное воздействие. Против раздела выступили все слои бенгальского общества. Национальная промышленная и торговая буржуазия опасалась, что раздел провинций нарушит сложившиеся хозяйственные связи, ослабит ее основной орган — Торгово-промышленную палату. Помещи-ки-заминдары боялись, что вслед за разделом будет ликвидирована система постоянного землеустройства и повышены ставки земельного налога. Интеллигенция считала, что в результате раздела последует сокращение административного аппарата и судопроизводства в Калькутте, что приведет в дальнейшем к обострению безработицы среди лиц с высшим образованием. Как писал С. Банерджи, лидер умеренных бенгальских националистов, «мы чувствовали, что нас оскорбили, унизили и провели, что все наше будущее поставлено на карту; это был рассчитанный удар по растущей солидарности и самосознанию населения, говорившего на бенгальском языке».

В поддержку раздела Бенгалии выступили лишь незначительные группы помещиков, компрадорская буржуазия, часть феодальной мусульманской интеллигенции. О разделе Бенгалии колониальные власти официально объявили в июле 1905 г., а в начале августа в Калькутте уже состоялись грандиозные массовые митинги, на одном из которых было принято решение начать бойкот английских товаров. В националистической прессе, на массовых митингах и собраниях национальных общественно-политических организаций в Бенгалип наряду с бойкотом иностранных товаров развертывалась агитация за поощрение отечественного — свадеши — производства.

Движение свадеши, хотя и имело экономическую окраску, стало массовым общеиндийским национальным движением. Осенью 1905 г. оно вышло за пределы Бенгалии и охватило некоторые другие районы страны, в особенности Махараштру и Пенджаб. Это движение было активно поддержано Тилаком и его сторонниками. Повсюду открывались лавки и промышленные предприятия свадеши, участники движения бойкотировали и пикетировали магазины, торговавшие иностранными товарами.

16 октября 1905 г., когда закон о разделе Бенгалии вступил в силу, было объявлено днем национального траура в Бенгалии. В Калькутте огромная демонстрация с пением национального гимна «Банде матарам» («Привет тебе, Родина-мать!») направилась к священному для индусов берегу Ганга, чтобы принести клятву борьбы за воссоединение родины. В городе приостановилась деловая жизнь, не топили очагов, не готовили пищу. В знак клятвы бенгальцы повязывали вокруг запястья полоску материи — символ единства бенгальского народа.

Движение свадеши ширилось, распространившись и на сельские местности. Нарушители бойкота подвергались общественному остракизму. Многие торговцы-компрадоры разорились. В Калькутте и других городах Бенгалии были созданы организации национальных волонтеров, опиравшиеся на тайные общества и спортивные молодежные организации. Волонтеры, носившие специальную форму (желтый тюрбан и красную рубашку) , были главными организаторами массовых демонстраций и митингов, пикетирования английских торговых предприятий.

Движение свадеши оказало влияние и на руководство Национального конгресса. В конце 1905 г. на очередной сессии Конгресса виднейший лидер умеренного крыла индийских националистов председатель партии Гокхале поддержал бойкот английских товаров в Бенгалии как форму протеста против ее раздела. Вместе с тем умеренные не поддержали предложение Тилака и крайних о распространении движения свадеши на все провинции Индии и бойкота — на все стороны общественной жизни страны.

Сессия показала, что умеренные лидеры Конгресса не могут больше не считаться с массовым движением, однако их стремление всячески сузить рамки борьбы свидетельствовало о наличии серьезных расхождений между ними и крайними. Эти расхождения в национальном движении еще более усилились в ходе дальнейшего нарастания революционной борьбы.

Развитие движения свадеши и участие в нём масс

С начала 1906 г. движение свадеши продолжало охватывать все новые города и сельские местности Бегнгалии и других районов страны, повсюду принимая форму массовых антиимпериалистических выступлений.

Экстремисты в Бенгалии, Махараштре, Пенджабе, а также в других провинциях усилили свою деятельность. В Бенгалии была создана (с центром в Дакке) нелегальная революционная организация «Анушилон шомити» («Общество прогресса»), объединявшая усилия революционеров-подпольщиков. Подобные же организации были созданы в Бомбейской провинции и Пенджабе. Тайные общества активизировали агитацию среди мелкобуржуазных прослоек города, в особенности учащейся молодежи и студенчества.

Появились новые органы печати левого направления. Особенно популярными были бенгальские газеты «Джугантар» («Новое время») и «Банде матарам». Печатались и распространялись брошюры о народном восстании 1857—1859 гг., о Гарибальди, Мадзини, о русской революции.

В качестве легального прикрытия подпольной деятельности крайние использовали повсюду возникавшие спортивные и молодежные общества и клубы, свадешистские лавки и торговые организации. Индийские мелкобуржуазные националисты стремились с помощью движения свадеши вовлечь широкие массы в активное антиимпериалистическое движение. Они не ограничивались работой среди городской мелкой буржуазии, а стали вести агитацию среди рабочих и даже сельских жителей.

Массовые митинги и демонстрации, в которых в основном принимали участие мелкобуржуазные слои городского населения, были поддержаны рабочим классом. Еще осенью 1905 г. несколько мощных стачек произошло на хлопчатобумажных фабриках Бомбея, в результате которых рабочие добились некоторого ограничения рабочего дня. В 1906 г. центр стачечной борьбы переместился в Бенгалию.

Летом вспыхнули две крупные забастовки железнодорожников Восточно-Индийской железной дороги. Бастовали рабочие и служащие государственной типографии, муниципальные рабочие Калькутты; в середине и конце 1906 г. здесь же вспыхнуло несколько крупных забастовок на принадлежавших англичанам текстильных фабриках.

Стачечное движение лета—осени 1906 г. отличалось тем, что наряду с чисто экономическими требованиями рабочие стали выдвигать п некоторые политические лозунги, в частности, они протестовали против проводившейся английской администрацией расО'Вой дискриминации. В ходе забастовок железнодорожников и текстильщиков с помощью представителей бенгальских мелкобуржуазных демократов были созданы местные профессиональные союзы. Соединение общедемократического антиимпериалистического движения с борьбой рабочего класса означало новый качественный сдвиг в национально-освободительном движении Индии.

Одновременно крайние, в особенности в Бенгалии и Пенджабе, стали проводить агитацию среди крестьян. В деревнях участились митинги и выступления в поддержку бойкота английских товаров. Агитаторы-крайние распространяли среди крестьян листовки революционного содержания. В одной такой листовке говорилось: «Разве могут быть нашими правителями эти воры, которые разрушили наши ремесла, отняли работу у наших ткачей и кузнецов, которые ввозят бесчисленное количество товаров, произведенных у них в стране, продают их через наших людей на наших базарах и тем самым воруют наше богатство, отнимают жизнь у нашего народа? Разве могут быть нашими правителями те, кто грабит урожай наших полей и обрекает нас на голод, лихорадку и чуму?.. Разве могут быть нашими правителями эти чужеземцы, которые облагают нас все новыми и новыми налогами... Братья, чем дальше вы будете терпеть, тем сильнее эти коварные люди будут угнетать вас. Мы должны встать на собственные ноги и посмотреть: нет ли средств для избавления. Братья, мы — это все на земле. На наши деньги они жиреют не трудясь. Нашу ировь они пьют. Почему мы должны терпеть?!.. Братья-индусы, поклянитесь именами Кали, Дурги, Махадевы и Шри Зряшны, братья-мусульмане, поклянитесь именем Аллаха я объявите в каждой деревне, что индусы и мусульмане будут вместе служить Родине... Вставайте, братья! Покажем себя достойными сыновьями Матери, отважно сражаясь и жертвуя собою для нее!»

Этот призыв к единству индусов и мусульман был не случайным. Английские колониальные власти наряду с прямым подавлением народных выступлений — разгоном и запрещением митингов и демонстраций, запрещением пения гимна «Банде матарам» и т. д.— делали основную ставку на раскол движения и широко использовали для этого разжигание индусско-мусуль-манской религиозно-общинной розни. Однако в 1905-1906 гг. им не удалось спровоцировать индусско-мусульманские столкновения. Тогда в обстановке нараставшей революционной борьбы были спешно мобилизованы проанглийские мусульманские деятели из верхушки феодальных помещиков и компрадорской буржуазии.

Осенью 1906 г. было инспирировано посещение нового вице-короля Индии Минто (1906—1910 гг.) делегацией «ведущих мусульман». В переданном меморандуме делегация просила, в частности, введения для мусульман специальной курии на выборах в муниципалитеты и законодательные собрания. Претензии мусульманской феодальной верхушки встретили благосклонное отношение со стороны английской колониальной бюрократии. Было объявлено, что мусульмане в Восточной Бенгалии при заполнении вакансий в административном аппарате пользуются привилегиями.

В декабре того же года в Дакке была создана реакционная проанглийская организация Мусульманская лига, которая ставила своей целью «содействовать развитию у мусульман Индии чувства лояльности к английской власти».

В там же году индусская реакция при поддержке властей создала свою религиозно-общинную организацию «Шри Бхарат дхарма мандал» («Общество славной религии Индии»).

Однако на первом этапе движения англичанам не удалось использовать (разногласия внутри индийских националистов. Умеренные, хотя и с оговорками, продолжали поддерживать движение свадеши, которое дало импульс развитию национального капиталистического предпринимательства. Именно на этой волне в кратчайший срок были распространены акции металлургического комбината Тата среди 7 тыс. акционеров. Крупная индийская буржуазия пожинала плоды бойкота английских промышленных изделий. Характерно, что в 1905 — 1907 гг. цены на индийские ткани поднялись на 8%, а на английские — снизились на 25%.

Крайние также еще не шли на открытый разрыв с умеренными. Осенью 1906 г. на пост председателя очередной сессии Национального конгресса в Калькутте крайние выдвинули Ти-лака. Но умеренные, чтобы не допустить его избрания, провели на пост председателя Конгресса пользовавшегося всеобщим уважением в кругах индийских националистов престарелого Дадабхая Наороджи.

На Калькуттской сессии Конгресса под давлением крайних впервые в истории национально-освободительного движения Индии было выдвинуто требование свараджа (самоуправления), которое трактовалось как самоуправление в рамках Британской империи по типу самоуправляющихся английских колоний.

Сессия Конгресса показала, какое глубокое воздействие на национально-освободительное движение Индии оказала первая русская революция. В своем выступлении председатель Конгресса Дадабхай Наороджи заявил: «Если русские крестьяне не только подготовлены к самоуправлению, но и сумели вырвать его из рук величайшего самодержавия на земле, если Китай на востоке Азии и Персия на западе просыпаются, если Япония уже проснулась, если Россия героически борется за свое освобождение, то как можем мы, якобы свободные граждане Индо-Британской империи, оставаться бесправными подданными деспотизма».

Влияние на национальное движение русской революции 1905 г. Второй этап борьбы за сварадж.

Первая русская революция оказала наибольшее влияние на деятельность крайних. Вести о революционных событиях в России поступали в Индию в основном из европейской буржуазной печати, которая обычно подчеркивала акты индивидуального террора, называя их «русскими методами». В Индии появились нелегально напечатанные брошюры с описанием решо-люционных событий в России. Индийские мелкобуржуазные демократы, члены тайных обществ, по-своему понимая русскую революцию, обучали индийскую патриотически настроенную молодежь владеть оружием.

Распространению революционного опыта России способствовала деятельность индийской революционной эмиграции в Европе. В 1905—1907 гг. сначала в Лондоне, а затем в Париже образовался кружок индийских эмигрантов-революционеров, которые установили тесные связи с русскими социал-демократами, передававшими индийцам революционный опыт. С трибуны Штутгартского конгресса II Интернационала прозвучали страстные речи индийских делегатов против колониализма и английского империализма. Они говорили о восхищении индийских патриотов героическим примером русской революции.

Доходившие до Индии отголоски революционной бури в России способствовали усилению революционного накала в стране. Калькуттская сессия Конгресса как бы знаменовала завершение первого этапа борьбы. С 1907 г. движение свадеши стало перерастать в движение за осуществление свараджа.

Наибольшего размаха массовые выступления достигли в Пенджабе весной 1907 г. В массовых антианглийских митингах, демонстрациях и забастовках протеста приняли участие самые широкие слои городского населения, включая рабочих. Мелкобуржуазные демократы под руководством Лала Ладжпат Рая и Аджит Сингха установили связи с солдатами синайских частей, которые стали принимать участие в массовых митингах. Арест и высылка Л. Л. Рая и А. Сингха послужили сигналом для начала восстания в городе Равалпинди, подавленного силами английских частей. В Пенджабе выступления в городах были поддержаны окрестным крестьянством. Здесь движение стало принимать подлинно общенациональный характер.

Усилилась борьба и в Бенгалии, где возникло новое тайное общество «Банде матарам шомпродай» («Объединение Банде матарам»). Оно стало готовиться к вооруженным выступлениям. Участились случаи, когда национальные волонтеры оцепляли базары и уничтожали товары английского происхождения. Нередко демонстрации и митинги кончались настоящими сражениями с полицией. Во время одной такой стычки группа полицейских в Калькутте перешла на сторону демонстрантов.

В различных центрах страны снова начались стачки. Как и в предшествовавшем 1906 г., в авангарде шли железнодорожники. Весной бастовали железнодорожники Бомбея, а в октябре произошла 10-дневная всеобщая забастовка рабочих и служащих Восточно-Индийской железной дороги. Экономическая жизнь Бенгалии оказалась парализованной: из-за нехватки угля останавливались фабрикрг в Калькутте и других городах, на станциях скопилось множество товарных неразгруженных составов. Но главное — вице-король оказался отрезанным от всей страны. Это нанесло серьезный удар по престижу колониальной власти в охваченной революционным волнением стране. Забастовки продолжались в различных местах до конца года. В их организации, как и прежде, активное участие принимали представители крайних.

Усугубление разногласий среди националистов. Раскол Национального конгресса

По мере нарастания революционной борьбы все больше усиливались расхождения между умеренными и крайними. Умеренные, представлявшие крупную индийскую буржуазию, верхушку буржуазной интеллигенции и поддерживавших национальное движение помещиков, не шли дальше требований проведения протекционистской политики, известного ограничения иностранного капитала, расширения самоуправления путем более полного представительства имущих классов Индии в законодательных советах при вице-короле и губернаторах. Они требовали, чтобы эти советы были наделены правами известного контроля над деятельностью колониальной администрации.

Крайние, хотя большая часть их и не призывала к вооруженному восстанию, выступали за полную независимость Индии, достижение которой, по их мнению, было невозможно без активного вовлечения в национально-освободительное движение народных масс. Они предполагали создание в будущем в Индии федеративной республики при ликвидации княжеств. У крайних не было четкой программы решения внутренних социальных вопросов, однако их апелляция к массам объективно способствовала развязыванию классовой борьбы рабочих и крестьян. Слабость крайних заключалась в том, что они не имели общеиндийской организации, работая лишь внутри провинциальных организаций Национального конгресса.

Развязывание революционной инициативы масс, подъем забастовочного движения напугали крупную индийскую буржуазию и умеренных. В выступлениях крупных бомбейских фабрикантов, а также лидеров умеренных Гокхале и Банерджп все более определенно звучали призывы к компромиссу с колониальными властями. Чтобы ускорить отступление правого крыла националистов, вице-король Минто (1905—1910) объявил о подготовке административной реформы. Колониальные власти заверили бенгальских заминдаров, что их права останутся неприкосновенными.

Веоиой 1907 г. делегация умеренных Бенгалии во главе с Банерджи посетила вице-короля. Она просила помощи в обуздании «разбушевавшихся в Бенгалии страстей». С выражениями лояльности стали выступать умеренные и в других провинциях. Летом того же года бенгальские заминдары выпустили специальный манифест, направленный против развертывания массовой борьбы.

В то же время Тилак с целью укрепления позиций крайних совершил ряд поездок по стране. Его выступления широко освещались всей индийской печатью. Выражение Тилака, что «индийская конституция — это уголовный кодекс», стало крылатым.

Острая борьба разтернулась по вопросу о кандидатуре председателя предстоявшей сессии Национального конгресса, однако крайним снова не удалось провести Тилака.

Большинство делегатов на сессии Конгресса, проходившей в бомбейском городе Сурате, принадлежало к правому крылу. На первом же заседании Тилак обвинил умеренных в том, что они отошли от программы борьбы за сварадж, принятой на Предыдущей сессии. Заседание окончилось потасовкой и вмешательством полиции, вызванной умеренными. На следующий день обе фракции провели отдельные заседания. В речах и принятых резолюциях умеренные продемонстрировали свою капитуляцию перед империализмом. Крайние сделали попытку, правда неудачную, создать свою собственную организацию, после чего призвали к дальнейшему развертыванию массовой борьбы. Раскол Конгресса стал свершившимся фактом.

Наратание массовой борьбы. Бомбейская политическая стачка

После капитуляции умеренных массовое движение в Бенгалии пошло на убыль, а деятельность тайных обществ свелась к индивидуальному террору. Центр борьбы переместился в Махараштру и Южную Индию.

Весной 1908 г. в мадрасских городах Тинневелли и Тути-корин вспыхнули серьезные волнения, переросшие во всеобщую политическую забастовку, которой руководили местные организации крайних. Выступление было жестоко подавлено английскими войсками.

В Махараштре крайние вели большую организационную работу и создали отделения своего союза в каждом уезде (талуке) Бомбейской провинции. Они усилили работу среди бомбейских рабочих, которые провели несколько крупных забастовок. Одна из них — стачка телеграфистов — распространилась и на другие города страны.

Между тем англичане развернули контрнаступление против революционных сил. В Бенгалии были запрещены организации национальных волонтеров. Каралось даже ношение одежды с вышитыми национальными лозунгами. В 1907 г. был издан Закон о бунтовщических сборищах, по которому разгонялись митинги и демонстрации, а в 1908 г. — Закон о печати, на основании которого любую газету можно было закрыть по обвинению в «подстрекательстве к мятежу».

В. И. Ленин, характеризуя политику английских колониальных властей и министра по делам Индии Морли, писал: «Самые либеральные и радикальные деятели свободной Британии, вроде Джона Морли (Моr1еу) — авторитета для русских и нерусских кадетов, звезды «прогрессивной» (на деле = лакействующей перед капиталом) публицистики — превращаются в качестве правителей Индии в настоящих Чингисханов, которые способны санкционировать все меры «успокоения» вверенного населения, вплоть до сечения политических протестантов!»

Чтобы нанести решительный удар по национально-освободительному движению, колониальные власти, используя Закон о печати 1908 г., арестовали Тилака. Арест и последовавший за ним процесс Тилака 13—22 июля 1908 г. вызвали массовые демонстрации и митинги протеста по всей Бомбейской провинции. Сторонники Тилака вели на фабриках Бомбея подготовку к забастовкам протеста.

Свою защитительную речь на процессе Тилак превратил в яркий обвинительный приговор политике английского империализма в Индии. Выступление Тилака имело широкий резонанс как внутри страны, так и за ее пределами.

Несмотря на протесты индийской общественности, Тилак был осужден к крупному штрафу и шести годам каторги, позднее замененной тюремным заключением.

После оглашения приговора крайние призвали население Бомбея провести в знак протеста всеобщую стачку в течение шести дней — по числу лет каторжных работ, к которым был приговорен Тилак.

23 июля началась всеобщая политическая стачка. Бастовали рабочие всех предприятий Бомбея, были закрыты все лавки, не функционировали учебные заведения. Повсюду были расклеены патриотические лозунги и портреты Тилака. Демонстранты и участники митингов протеста встречали полицию градом камней. Колониальные власти оказались бессильными подавить забастовку. Она окончилась по истечении назначенного шестидневного срока.

Оценивая историческое значение событий в Бомбее, В. И. Ленин писал: «Подлый приговор английских шакалов, вынесенный индийскому демократу Тилаку (Тilak), — он осужден на долголетнюю ссылку, причем запрос, сделанный на днях анпийской палате общин, выяснил, что присяжные-индийцы высказались за оправдание, обвинение же вынесено голосами присяжных-англичан! — эта месть демократу со стороны лакеев денежного мешка вызвала уличные демонстрации и стачку в Бомбее. Пролетариат и в Индии дорос уже до сознательной политической массовой борьбы, — а раз это стало так, песенка английско-русских порядков в Индии спета!»

Революционный подъем 1905—1908 гг. завершился бомбейской стачкой. В политически осознанную борьбу с английским колониализмом были втянуты широкие слои городской мелкой буржуазии, средних слоев и рабочего класса, а также некоторые группы крестьянства в Бенгалии и Пенджабе. Активное участие крайних в революционных событиях, их руководство массовыми выступлениями в различных областях Индии способствовало оформлению мелкобуржуазного, демократического крыла внутри национально-освободительного движения. Влияние первой русской революции в наибольшей степени проявилось в деятельности мелкобуржуазных демократов: они восприняли и применили в индийских условиях российский опыт массовой политической агитации, всеобщей политической забастовки. Становление идеологии мелкобуржуазной революционной демократии проявлялось в росте национального самосознания индийцев, поднимало его на новую ступень. Особенно ярко это видно из печатных и устных выступлений Б. Г. Тилака, Б. Ч. Пала, А. Гхоша и других лидеров крайних.

Вместе с тем в событиях 1905—1908 гг., имевших локальный характер, проявилась слабость национального движения, объективно определявшаяся исторически достигнутым уровнем экономического и социально-политического развития страны. Сказались, в частности, раскол национальных сил и отсутствие общеиндийской организации мелкобуржуазных демократов.

Хотя события 900-х годов и показали возможность участия в национальном движении народных масс, что в свою очередь составляло предпосылку успеха антиимпериалистической борьбы, подавляющее большинство основной части населения Индии — крестьянство еще не пробудилось для политической борьбы.

Историческое значение этого этапа национально-освободительного движения заключалось в том, что началось политическое пробуждение тех классов и слоев индийского общества, которые составили основную движущую силу антиколониальной борьбы в период революционного натиска 20-х годов

назад содержание далее








Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2022
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь