история







разделы



назад содержание далее

3.12. Сумерки американской империи.

Современная Америка является имперским государством (другим оно просто не может быть) и сейчас она находится во второй фазе, начавшейся в 1970-х годах, своей гегемонии, которая присуща вообще процессу эволюции Римской, Византийской, Британской и других империй. Согласно классическим представлениям исторической науки любая империя проходит три фазы в своем развитии – становление, расцвет и упадок. Американская империя на второй фазе своего развития привлекает к себе другие страны мира, но она неуклонно движется к фазе упадка. "В 90-х годах Соединенные Штаты, – подчеркивает С.Хантингтон, – все еще экспортируют продовольствие, технологию, идеи, культуру и оружие. Однако они импортируют людей, капиталы и товары. Они стали крупнейшим должником в мире. Типичным является то, что в них больше иммигрантов, чем во всех остальных странах мира вместе взятых" (Huntington S.P. The Erosion of American National Interests // Foreign Affairs. 1997. N5. P.44). Основным в финансовом аспекте эволюции американской империи является то, что, если раньше она была крупнейшим кредитором в мире, то в 1997 году чистый долг иностранцам составляет более одного триллиона долл. (только Япония одолжила почти 300 млн. долл.) (См. Там же.С.45).

Нынешней Америке уже не под силу нести бремя расходов на социальные нужды, что обусловлено значительным государственным долгом и бюджетным дефицитом. Здесь следует принимать во внимание тот эмпирический факт, согласно которому американское общество является полурабским и полусвободным, т.е. в нем свобода существует за счет рабства, благосостояние – за счет нищеты. Это значит, замечает И. Валлерстайн, что все американцы без исключения не могут достигнуть благосостояния, что "стало нашей исторической дилеммой, нашей исторической тюрьмой" (Валлерстайн И. Америка и мир: сегодня, вчера и завтра // Свободная мысль. 1995. №4. С.72). В принципе ничего не меняет тот факт, что живущие на социальные пособия американцы имеют лучшие условия жизни, нежели большинство русских, китайцев, индийцев, турок и др. Для будущего Америки значимо то обстоятельство, что сейчас фактически ликвидируется социальный контракт, заложенный в середине 30-х годов Ф. Рузвельтом (речь идет о "новом курсе", позволившем Америке выйти из тяжелой депрессии благодаря введению в жизнь различного рода социальных льгот для бедной части населения). Все объясняется громадным внутренним государственным долгом США, который тяжелым грузом лежит на бюджетной стратегии. Республиканская партия разработала свой "новый курс", направленный на решение сложных проблем государственного долга.

Анализ предложенной республиканской партией бюджетной стратегии позволил отечественному исследователю Н.М. Травкиной сделать следующий вывод: "Республиканский контракт для Америки представляет собой "новый курс", только взятый наоборот. Это, скорее, формула развода богатых и бедных, составленная по типу брачных контрактов, в которых, как известно, основную роль играют не условия совместного проживания супругов, а обязательства сторон, возникающие после расторжения брака...Дело в принципиальном подходе к функциональной роли социально-экономических программ в жизни страны. А в этом вопросе общий подход сводится к тому, чтобы заморозить расходы на социальное обеспечение как минимум на нынешнем уровне... Программы борьбы с преступностью, контроля за воздушными перевозками, охраны окружающей среды, общественных работ, поддержки искусства просто предлагается пустить под нож, а программы пенсионного обслуживания сократить более тонким способом – путем такого изменения в системе индексации, которая по существу ее аннулирует при исчислении ежегодно устанавливаемых пенсий... Таким образом, бюджетная политика Америки вступает в сложный и трудно предсказуемый период своего развития, когда она не только может не достигнуть поставленных целей, в частности сбалансировать федеральный бюджет, но и нанести такой ущерб американской государственности и американскому федерализму, для ликвидации последствий которого потребуется не один Рузвельт и не один социальный контракт"(Травкина Н.М. Бюджетная стратегия США до 2000 г.//США – ЭПИ.1995.N10. С.24-25). Перед президентскими выборами 1996 года Б. Клинтон, чтобы перехватить инициативу у республиканцев, подписал закон о социально-экономических программах, который предлагала республиканская партия. Этим самым усилилась социальная поляризация в американском обществе (в том числе поляризации среднего класса как основы стабильности социума), что чревато социальными потрясениями в будущем и ведет американскую империю к упадку. Ведь аморфная структура американского "общества потребления" слишком способна к распаду, так как социальная ткань ветшает вплоть до разрушения (См. Partant F. La fin du development: Naissance d^un alternative? P.,1982.P.108).

Теперь посмотрим, какое же будущее ожидает Америку с точки зрения И.Валлерстайна, исходящего из тезиса об утрате ею роли мирового гегемона, о ее упадке. В этом он не видит ничего особенного, ибо в истории существует немало прецедентов подобного рода, а именно: через фазы потери статуса гегемона в свое время прошли Венеция, Голландия и Великобритания. Все это происходило относительно медленно и сопровождалось не очень заметным снижением уровня материального благосостояния и комфорта, так как каждая гегемония обладает своим "жировым" запасом. Америке, по мнению И.Валлерстайна "жить предстоит не в роскоши, но как нации нам не придется питаться и отходами" (Валлерстайн И. Указ. соч. С.74). Страна довольно долго будет обладать значительной военной мощью и ее экономика может еще пройти через фазу роста в ближайшее время. Америка останется в ранге политического тяжеловеса, однако она испытает сильное психологическое потрясение. Ведь она за 30 лет привыкла к статусу хозяина мира, теперь же потребуется не менее 30 лет для привыкания к статусу более низкого уровня.

В перспективе Америка с неизбежностью должна будет решать вопрос о том, кому придется нести на себе бремя упадка, вроде бы и небольшого по стандартам американского образа жизни. Ситуация осложняется тем весьма неприятным фактом, что Соединенные Штаты Америки длительное время жили "знахарской экономикой" (многие государства фактически оплачивают расходы Америки за свой счет), теперь же падает доверие к их экономике. Это проявляется и в том, что американский доллар (чей курс, как было показано выше, искусственно завышен по отношению к фунту стерлингу, немецкой марке, японской иене и др. валютам) в качестве ведущей мировой валюты теперь теряет свою роль, вытесняется маркой (и евровалютой). "Доллар, – по мнению Х. Ламбсдорфа, – еще долгое время сохранит за собой роль ведущей мировой резервной валюты. Однако эта роль означает не только власть, влияние и престиж, она может быть обременительной. За последние годы немецкая марка уже сняла часть бремени, лежавшем на долларе… В конце 1997 г. доля немецкой марки в мировых валютных резервах превысила 40 проц. Таким образом, уже сейчас просматривается тенденция разделения ответственности" (Ламбсдорф Х. Евро, Европа и США // Deuttschland. Политика, культура, экономика и наука.1998.№3. С.3). В мягкой форме здесь высказана мысль о том, что американский доллар уже не может нести бремя ведущей мировой резервной валюты, что с ней разделяет ответственность немецкая марка, а с 1999 года евровалюта, чья роль еще более усилится. Усиление роли евровалюты означает, что ведущие державы мира начнут переводить свои валютные резервы из долларов в новую общеевропейскую валюту (Китай и Россия уже заявили об этом). Это, по мнению специалистов, способно вызвать массовый возврат долларов на территорию Америки, обрушить американскую экономику и вызвать глобальное перераспределение контроля над финансовыми потоками. Тогда вся экономическая система Америки рухнет как карточный домик и ничто не сможет помочь ей, ибо каждая держава блюдет свои интересы.

Американская империя уже не способна нести бремя ответственности ни по социальному контракту, ни по роли доллара в мировой экономике. Известно, что имперское государство (а надо исходить из того, что Аме­рика – имперское государство) погибает в тот момент, когда в обществе разрушается консенсус относительно того, что это государство просто обязано быть имперским. "В тот момент, когда возникают разговоры о том, что "бремя империи" неподъемно, что его надо сократить, что "не нужны нам эти..." – империя конча­ется… Так вот психологически Великая Американская Империя умерла тогда, когда на ее политической арене появились Росс Перо и Патрик Бьюкенен, которые задали именно эти вопросы. И американское общество, – конечно, далеко не всё – с большим пониманием отнеслось к их позиции; достаточ­но вспомнить, что и тот и другой на президентских выборах (Бьюкенен на предварительных, а Перо – на основных) наби­рают значительный процент голосов. А ведь это голоса политически достаточно активных из­бирателей, которые утруждают себя прихо­дом на выборы" (Евстафьев Д. Несколько мыслей об Америке.С.46).

Одним из признаков наступления сумерек американской империи является сложившаяся социокультурная ситуация после окончания "холодной войны", триумфального шествия Америки с ее гегемонисткими устремлениями выстроить мировой Pax americana. Исходя из убежденности в абсолютной силе тотального знания и тотальной управляемости, правящая элита Америки в лице Ф.Фукуямы провозгласила монистическую идеологию общепланетарной вестернизации (См. Фукуяма Ф. Конец истории? // Вопросы философии.1991.№1). Однако опыт истории свидетельствует о том, что гегемонистские претензии на право управлять миром – не что иное, как первая фаза грядущей социокультурной катастрофы. Чувство триумфа Америки над поверженным и исчезнувшим с международной арены Советским Союзом в действительности может обернуться ее гибелью и ее присоединением к нему на пепелище истории. В связи с этим С. Хантингтон пишет: "Повсеместный триумф демократии делает эту пугающую возможность более реальной, поскольку Соединенные Штаты всегда определяли свою сущность как противопоставление чему-либо – Георгу III, европейским монархиям, европейскому империализму, фашизму, коммунизму. Всегда имелся враг, который позволял нам формировать общность. как мы узнаем кто мы, если не знаем против кого мы? У Джона Апдайка кролик-философ Энгстром сформулировал это обстоятельство следующим образом: "Если нет холодной войны, какой смысл быть американцем?"" (Хантингтон С. Неуправляемость демократии? // Демократия 1990-х.1994.С.22; Huntington S. Op.cit.). Отсутствие врага у Америки расслабляет общность, способствует наступлению фазы упадка. Проведенный российским исследователем Л.В. Лесковым синергетический анализ возможных вариантов будущего Запада к 2025 г. показывает, что "в течение тех десятилетий, которые последуют за границами нашего прогноза… почти наверняка начнется соскальзывание Запада к одному из неблагоприятных, тупиковых сценариев" (Лесков Л.В. Футуросинергетика западной цивилизации // Общественные науки и современность.1998.№3.С.158). Речь идет о сценарии сохранения современного положения, когда осуществляется контроль ТНК над мировым рынком, когда происходит обновление технологической структуры развитых стран, когда будет высокий уровень валового мирового продукта. Так как именно Америка составляет ядро Запада, то синергетическое моделирование показывает большую вероятность ее упадка.

Другим признаком наступления сумерек американской империи является появление концепций относительно характера американского участия в регио­нальных военно-политических балансах и степени свободы Вашингтона в принятии стра­тегических политических решений. Эксперты Вашингтонского Университета национальной обороны, работающие в его Институте национальных стратегических исследований (ИНСИ), подготовили коллективный доклад "Стратегические оценки 1995 года. Вызовы безопасности США в переходных условиях" (См. "Strategic Assessment 1995. U.S. Security Challenges in Transition". Institute for National Strategic Studies, 1995), который вполне укладывается в версию И.Валлерстайна. По мнению авторов доклада, со времени образования США в международных отношениях сменили друг друга пять типов "мирового порядка", каждый из которых определялся своими формами взаимоотношений между "великими державами": наполеоновские войны, система Венского конгресса, возвышение Германии, эра Лиги Наций, "холодная война" (совпавшая с концом колониализма). Сейчас мир входит в шестой период, для которого среди прочего будет характерно вытеснение Европы из эпицентра мировой политики. В прошлом, по замечанию экспертов ИНСИ, переходы от одного типа "мирового порядка" к другому занимали несколько лет; теперь же этот процесс может затянуться на более длительный срок, поскольку пока трудно сказать, какая система придет на смену "холодной войне". Понятно лишь то, что окончательный облик новой геополитической расстановки сил будет зависеть от таких факторов, как степень вовлеченности США в мировые проблемы, продвижение вперед европейской интеграции, ход реформ в России, уровень новых международных обязательств Японии, возможности Китая добиваться новых рубежей мирными средствами и, наконец, надежность контроля за ядерным распространением.

Эксперты ИНСИ выделяют два принципа американского участия в решении международных проблем. Первый состоит в "селективном вовлечении". Другими словами, США должны вмешиваться в развитие процессов за своими границами лишь тогда, когда это позволит укрепить американские национальные интересы на базе собственных принципов. Возникает, естественно, вопрос: как определить данные интересы? Доклад признает, что это непростая задача. Для иллюстрации ее сложности достаточно сослаться лишь на несколько трудноразрешимых дилемм: как, например, совместить следование принципу национального самоопределения и приверженность нерушимости границ? Как свести воедино права беженцев и естественное желание защититься от чрезмерной иммиграции? Как найти общий знаменатель для защиты прав человека и невмешательства во внутренние дела других стран? Оставляя без ответа эти вопросы, авторы доклада дают, тем не менее, некоторые наметки шкалы региональных приоритетов для США: "Наиболее важными являются связи с остальными крупнейшими державами, как в Европе, так и в прогрессирующей Юго-Восточной Азии. Для собственной уверенности США должны поддерживать важные контакты и с другими странами, исходя из доступа к ключевым ресурсам (Персидский залив), исторических интересов (Корейский полуостров и арабо-израильский конфликт) и заботы о собственном "тыле" (транскарибский бассейн)"(Цит. по: Макарычев А. Новые идеи для военно-стратегического планирования США // МЭиМО. 1996. №6. С.149).

Второй принцип, предлагаемый экспертами ИНСИ, состоит в расширении зоны рыночной демократии в мире. Это относится прежде всего к "переходным государствам". Гораздо более скептически они оценивают перспективы развития демократии в так называемых "проблемных" государствах Юга. Что касается функциональных приоритетов американской внешней политики на ближайшие годы, то они, следуя логике "Стратегических оценок", таковы. Во-первых, это поддержание мира между государствами-лидерами. Их сферы влияния подчас представляются столь аморфными, что нельзя исключить потенциальных конфликтов. Второй приоритет состоит в выборочном вмешательстве в региональные конфликты. Зонами, где вооруженные силы США в принципе могут оказаться вовлечены в разрешение конфликтов, способны стать Корейский полуостров, Персидский залив[1], Карибский бассейн и Центральная Европа (в том случае, если Вашингтон возьмет на себя новые обязательства в связи с расширением НАТО). В-третьих, США должны адекватно отвечать на транснациональные угрозы и, в-четвертых, продолжать помогать "странам-неудачникам", оказавшимся жертвой природных катаклизмов, этнического насилия или внешней агрессии.

Однако подобного рода новые идеи для военно-стратегического планирования США не смогут спасти их, если они не смогут остановить миграционные потоки из стран Юга. Тогда Америке придется не предоставлять гражданских прав всем прибывшим мигрантам; в силу этого почти половина населения Америки окажется лишенной избирательных прав и доступа к социальной помощи. В этом случае Америке вынуждена будет перевести стрелки своих исторических часов на 150-200 лет назад, что неумолимо повлечет за собой день расплаты, который может произойти в 2025 или 2050 году (См. Валлерстайн И. Указ. соч.С.76). Иными словами, американская империя вступит в фазу упадка, для нее поистине наступят сумерки ее существования. Она окажется перед тем самым выбором, какой стоит сейчас требуется сделать всему человечеству, или миросистеме. Так как Америка будет продолжать занимать важное место в мировом порядке, то от ее судьбы будет зависеть существование миросистемы. Анализируя ее процесс трансформации, И. Валлерстайн указывает наряд факторов, подрывающих базисные структуры капиталистической мировой экономики и тем самым приближающие кризисную ситуацию:1) исчезновение деревенской специфики жизни (это снижает уровень прибыльности экономики), 2)тенденция роста социальных затрат на увеличение цены продукции предприятий, 3) чересчур дорогим стал тренд демократизации мировой системы как результата геокультуры, которая легитимирует его в расчете на политическую стабилизацию (См. Валлерстайн И. Социальное изменение вечно? Ничто никогда не изменяется / / Социс.1997.№ 1. С.18-20). Вполне возможно, что она исчерпает себя и ее придется заменять чем-то совершенно иным; во всяком случае она попадет в точку бифуркации и поэтому невозможно предсказать результат, ибо он носит поливариантный характер. Не исключен вариант удачи, когда "современная капиталистическая система в органическом единстве с мировым сообществом в целом трансформируется в некую качественно новую устойчиво саморазвивающуюся социально-политическую структуру, у которой пока нет вполне адекватного названия, но многие черты которой верно угаданы Вернадским в его учении о ноосфере" (Лесков Л.В. Указ. соч.С.158). Но тогда в мире не останется никаких империй, в том числе и американской империи, она сама трансформируется в совершенно иное общество. Об этом говорит в своем интервью с главным редактором "Независимой газеты" В.Третьяковым и знаток мировой политики З.Бжезинский: "И американская распадется. Цель моей книги (речь идет о книге "Великая шахматная доска" – В.П.) – это внести уверенность, что окончание жизни американской империи примет форму ее эволюции в систему современных отношений внутри основных компонентов мировой системы и не станет новым вариантом хаоса, новой империи или чем-нибудь еще, что может быть недемократическим, иными словами, мало привлекательным" (Независимая газета. 31.12.98. С.8).

О наступающих сумерках американской империи свидетельствует подспудное ощущение того, что страна идет куда-то не туда; это ощущение выражено в американских фантастических фильмах о будущем на видеокассетах. Достаточно вспом­нить такие фильмы, как "Безумный Макс" (три серии), "Водный мир", "Черри-2000", "Планета обезьян" (целых пять серий, в кото­рых с совершенно садистским упорством доказывается, что люди – быдло), "Вспомнить все", "В пасти безумия", относи­тельно новый "Марс" и еще десятки им подобных фильмов. Они все какие-то апокалиптические: действие происходит то ли после ядерной войны, то ли в США возникло какое-то то­талитарное государство-корпорация, то ли власть в стране захватил безумный диктатор, то ли роботы покорили людей, то ли случилась какая-то вселенская катастрофа, то ли люди себя уничтожили сами и на планете проживают исключи­тельно обезьяны, говорящие по-английски. Если в государст­ве, находящемся на гребне могущества, снимаются и, что са­мое интересное, идут б кинотеатрах, на видео и по телевиде­нию с большим успехом такие фильмы, то это означает его закат.

На основании просмотра и анализа подобного рода американских фантастических фильмов Д. Евстафьев приходит к следующему выводу: "Я не хочу сказать, что Америка вот-вот умрет, хотя, как правило, империи начинают умирать, будучи на гребне мо­гущества, когда наступает золотой век, плавно и незаметно переходящий в угар, а затем и распад. Даже если поставлен­ный нами диагноз и верен, то, в конечном счете, сумерки последней империи могут продолжаться достаточно долго. Нам нужно хотя бы оценить, насколько сильно Америка "вползла" в свои сумерки, насколько сильно ржавчина внутреннего кризиса разъела краси­вые схемы американской геополитики, на­сколько то, что происходит в США, может затронуть и нас" (Евстафьев Д. Несколько мыслей об Америке.С.47-48). С этим выводом вполне согласуется весь материал, относящийся к американской цивилизации бизнеса, к американскому образу жизни, американскому индивидуализму и либерализму, к американской массовой культуре и иным сферам американской действительности.

назад содержание далее








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'