история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

О пяти стихиях и двадцати четырех сезонах

Могучей державой стал Китай больше двух тысяч лет назад. По бескрайним степям и пустыням Центральной Азии тянулись на запад караваны, нагруженные отличным шелком, чудесными фарфоровыми вазами и другими изделиями искусных мастеров.

Страна покрылась густой сетью каналов и сухопутных дорог, на берегах морей и рек выросли крупные порты, города украсились небывалой красоты дворцами и храмами.

По древнекитайским верованиям, вся природа была заселена множеством добрых и злых духов - друзей и врагов человека. Главным начальником их и командиром числился Шан-ди, всемогущий владыка неба. Поэтому царь величался сыном неба, помощником верховного божества и его заместителем в управлении Поднебесной. Бесчисленную ораву духов во главе с Шан-ди обслуживал, как полагается, огромный штат жрецов.

Но в Китае не все жрецы были учеными и не все ученые жрецами. Наука, не так уж крепко опутанная религиозными предрассудками, развивалась свободнее, чем во многих других странах, и достигла больших успехов.

Почему днем ярко блестит Солнце, а ночью мрак торжествует победу над светом? Почему пестрый весенний наряд природы и радостный ее летний расцвет должны уступить свое место блеклым краскам осеннего увядания, а жизнь неотвратимо завершается смертью? Но ведь и смерть не всесильна - разве не побеждает ее новое возрождение?

Всегда и везде в мире, учили древние мыслители, царит борьба двух сил, это не боги, нет, а вездесущие, на земле и в небе, космические начала: светлое, активное, мужественное Янь и слабое, покорное, женственное Инь. Борьба между ними сменяется примирением, гармонией, творит весь видимый мир, живой и неживой, непрерывно развивает его и совершенствует.

Из чего же создаются все вещества и существа? Конечно, не из бесплотных духов, а из материальных элементов. Таких первоэлементов, или стихий, древние философы насчитывали пять: земля - вода - огонь - металл - дерево. Тесно связаны они и зависят один от другого: земля рождает воду, вода гасит огонь, огонь плавит металл, металл рубит дерево, а дерево растет из земли - так замыкается и вновь возникает вечный круговорот без начала и конца.

Пяти стихиям соответствуют пять стран света (север, юг, запад, восток и центр), пять планет, пять цветов (белый, черный, красный, синий, желтый), пять вкусовых ощущений (горький, сладкий, кислый, соленый, острый-едкий).

Пусть еще по-детски наивна эта всеобъемлющая пятерка, но она совсем не похожа на сокровенную семерку вавилонян. Там была слепая вера в чудесные, всемогущие силы незримых и грозных богов, сотворивших мир из ничего, управляющих им по своим капризам и произволу. Здесь - реальные, всем известные первоэлементы, они не господствуют над миром, а в различных сочетаниях образуют видимые, ощутимые вещи.

Познавая эти стихии, человек умножает свою власть над ними. И древнее учение (оно возникло еще во втором тысячелетии до нашей эры) будило стремление познать законы, равно обязательные и для земли и для неба.

В Китае были созданы древнейшие астрономические обсерватории, составлен первый в мире звездный каталог, построен вращающийся небесный глобус. Задолго до нашей эры китайские астрономы сделали выдающиеся открытия, обогатившие мировую науку.

И все-таки даже в Китае свила свое гнездо зловредная астрология. Придворные астрономы должны были предсказывать грядущее по расположению звезд и планет, удачные дни для дальних путешествий, военных походов и других государственных дел. Такие благодатные или несчастливые дни с древних времен указывались и в календарях.

Наученные горьким опытом Хи и Хо, астрономы бдительно наблюдали солнечные затмения и небесные метлы - кометы, которые нагоняли страх на суеверных людей, как предвестники междоусобных войн и других народных бедствий. Но недаром ведь говорится: нет худа без добра.

Безупречной точностью отличаются китайские описания солнечных затмений и их даты. Подтвержденные позднейшими научными вычислениями, они помогли разработать теорию этого явления. Велико значение для астрономии и китайских записей о "звездах-гостьях", так называемых "новых", внезапно вспыхивающих звездах.

Лишь в 1610 году великий ученый Галилео Галилей при помощи изобретенного им телескопа наблюдал пятна на Солнце. Это открытие впервые, еще в 43 году до начала нашей эры, совершили китайские астрономы. Им помогли те же муссоны, что приносили в бассейн Хуанхэ плодородный песок: пыльная дымка, окутывая прозрачным покровом небо, позволяла даже невооруженным глазом наблюдать багровый диск Солнца.

Благодаря тщательному изучению видимого движения Солнца, а также Луны и планет сотни китайских ученых в течение многих веков улучшали и уточняли счет времени. Ни в одной стране так часто не совершенствовался календарь: его после открытия девятнадцатилетнего цикла обновляли больше пятидесяти раз.

Однако даже самый простой календарь был доступен и понятен лишь богатым и знатным, образованным людям. Миллионы же крестьян, которым календарь насущно необходим, разве могли они овладеть невообразимо сложной китайской грамотой?

Но пожалуй, Китай был единственной страной, где еще в древности ученые старались сделать календарные премудрости доступными для простого народа, прежде всего для многомиллионного сельского населения. В III веке до нашей эры астрономы добавили к четырем цзеци (весна, лето, осень, зима) еще двадцать сезонов. Это помогало земледельцам точнее рассчитывать сроки пахоты, сева, жатвы и других сельскохозяйственных работ.

Каждый сезон продолжался по пятнадцать-шестнадцать дней. Первый - чуньфэнь, или весеннее равноденствие, - начинался 22 марта (по нашему календарю) и заканчивался 4-5 апреля, а последний сезон - цзин-чжэ, или пробуждение насекомых, - продолжался от 5-6 до 21 марта.

В обычном календаре начало каждого месяца было приурочено к новолунию. Смена сезонов не зависела от лунных фаз. Светит ли на небе круглый лик полной Луны или едва заметен узкий серп, 23 декабря начинается сезон дунчжи (зимнее солнцестояние). И всем крестьянам было известно, что через восемьдесят один день наступит весна - пора приступать к полевым работам.

Но как вести долгий счет дням? Для этого во многих деревнях рисовали девять цветков по девяти лепестков в каждом и, начиная с первого дня дунчжи, ежедневно раскрашивали по одному лепестку такого самодельного календаря.

Еще и теперь китайские крестьяне пользуются очень удобным делением года на двадцать четыре цзеци, но начало каждого сезона указывается в календарях по астрономическим данным. И в долгие зимние вечера в деревнях можно услышать старинную веселую песенку "О девяти девятках" - восьмидесяти одном дне, отделяющем начало зимы от весеннего пробуждения природы.

До наших дней сохранилась в Китае и другая древняя мера времени.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'