история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

2

Нам предстояло наступать в горах Большого Хингана, когда центральная группировка Забайкальского фронта уже вырвалась на оперативные просторы Маньчжурской равнины и устремилась к жизненно важным центрам страны. Навстречу ей медленно, но неодолимо, взламывая долговременную оборону японцев, пробивались войска 1-го Дальневосточного фронта. С севера надвигалась 2-я Краснознаменная армия 2-го Дальневосточного фронта.

Огромный, сверхмощный пресс уже раздавил основные укрепленные районы Квантунской армии. Понимая, что сдержать советские войска на просторах Маньчжурии невозможно, и стремясь сохранить силы, чтобы удержать Ляодунский и Корейский полуострова, японское командование решило любой ценой выиграть время для проведения стратегической перегруппировки. С этой целью 14 августа оно лицемерно заявило о принятии условий Потсдамской декларации. В тот же день штаб Квантунской армии обратился по радио к советскому командованию с предложением прекратить боевые действия. Но это заявление оказалось голословным. Вражеские войска не получили соответствующего приказа и продолжали активно сопротивляться. На ряде участков они осуществляли сильные контрудары и проводили перегруппировки, стремясь занять выгодные оперативные рубежи на линии Цзинь-Чжоу - Чанчунь - Гирин - Тумынь.

Советское командование разгадало нехитрый прием кабинета Судзуки. 16 августа Генеральный штаб Красной Армии опубликовал разъяснение о капитуляции Японии. В нем говорилось: "Капитуляцию вооруженных сил Японии можно считать только с того момента, когда японским императором будет дан приказ своим вооруженным силам прекратить боевые действия и сложить оружие и когда этот приказ будет практически выполняться"*. Исходя из этого, Советское Верховное Главнокомандование потребовало от войск продолжать решительно наращивать темпы наступления.

* ("Правда", 16 августа 1945 года.)

В свою очередь командующий Забайкальским фронтом приказал Конно-механизированной группе усилить натиск на неприятеля и в самый короткий срок овладеть оперативно-стратегическими пунктами, которые японцы могли использовать как опорные пункты и узлы сопротивления для перегруппировки своих войск.

Таким важным стратегическим пунктом являлся для нас город Жэхэ. Через него проходили важнейшие авиационные пути, главная железнодорожная магистраль и шоссейные дороги, соединяющие Квантунскую армию с Северным фронтом японской армии в Китае, то есть с ближайшей крупной группировкой, способной оказать влияние на ход боевых действий правого крыла Забайкальского фронта.

Боевое распоряжение командующего Забайкальским фронтом предписывало Конно-механизированной группе к исходу дня 20 августа занять Калган и Сюаньхуа, а главным силам конницы овладеть районами Фыннин, Чанпин, Ниюнь, Аньцзятунь, Жэхэ. Иначе говоря, нам предстояло за несколько суток преодолеть с боями около 300 километров в труднопроходимых Хинганах.


Наступление возобновилось утром 16 августа. По правому направлению выступила 59-я кавдивизия генерала Коркуца, по левому - 8-я монгольская кавалерийская дивизия полковника Одсурэна. За первым эшелоном двинулся второй: 5-я и 7-я кавалерийские дивизии - по правому направлению и 6-я кавдивизия - по левому.

Штаб Конно-механизированной группы остался пока в Долонноре. Чтобы осуществлять управление войсками, я решил двигаться с оперативной группой офицеров по правому направлению в голове 59-й кавалерийской дивизии.

Не успели тронуться разведотряды, как хлынул ливневый дождь. После изнуряющего зноя это было не так уж плохо. Но хлопот он доставил немало.

Мы уже садились в машины, когда ко мне подошел генерал Никифоров. Доложив "о потерях от дождя", он попросил отсрочить наступление до окончания дождей.

- Ни в коем случае, - решительно возразил я. - Ливень послужит нам средством оперативной маскировки. Преодолев хребет, мы свалимся на противника как снег на голову.

- Товарищ командующий, идти сейчас в горы - форменное безумие. Проводник говорил, дороги часто нависают над пропастью, каждую минуту возможны обвалы. Во всяком случае, предвижу ничем не оправданные жертвы...

- Да, наступление в горах в период ливневых дождей связано с риском. Но на войне, как известно, без риска не обойтись. Что же касается завалов на дорогах и сорванных мостов, то это препятствие устранят передовые отряды, приданные им подразделения саперов. Они располагают необходимой техникой.

И кстати, давайте договоримся на будущее. Я принимаю любые ваши предложения, направленные на повышение темпов наступления и на поддержание в войсках высокой боевой готовности. За них буду благодарен. А излишняя осторожность... что же, она тоже полезна, только не в наших с вами условиях. И это давно пора понять.


Мы двигались долинами рек Шандухэ, затем Луаньхэ, между хребтами Майшань и Пукэлин. Поэтому вода обрушивалась на нас и с неба и со склонов гор. Набухшие реки словно взбесились и понеслись могучим потоком, сметая все на своем пути.

Большой опасности подверглись парковое, ремонтное и некоторые другие подразделения 14-го истребительного противотанкового полка, расположившиеся в русле высохшей реки. Когда упали первые капли, никто не придал им значения. Но вскоре появились бурные потоки, несшие с собой глыбы породы, тяжелые камни. Начались обвалы. Только теперь полк был поднят по тревоге. С трудом удалось вывести машины и пушки на более высокие и безопасные места. Но без потерь не обошлось. Течение подхватило и унесло легковую машину "амфибия". Немало было потерь и в других частях.

Уже темнело, когда мы подъехали к населенному пункту Вайгоумыньцзе. Мост здесь оказался сорванным. На берегу скопились машины с противотанковыми орудиями и кавалерийские подразделения. Саперы мужественно боролись со стихией, стягивая сваи, закрепляя их скобами.

По стремительному гладководью я понял, что, хотя вода и прибыла, речка неглубокая и дно ее ровное. Но твердое ли оно? Я уже думал пустить для пробы машины, когда на противоположном берегу появилась многотысячная толпа китайцев с длинными толстыми веревками. Пять человек, держась за руки, потащили концы веревок на наш берег. Началась буксировка автомашин.

Дружно действовали советские солдаты и китайские крестьяне. А когда вся техника была переброшена на противоположный берег, пять китайцев, которые перенесли веревочные канаты через реку, сели рядом с нашими солдатами на танк и доехали до деревни.

- Русско-китайская дружба на колеснице победы! - остроумно заметил кто-то.

Мы двинулись дальше, а саперам было приказано закончить ремонт моста.

Наступила ночь. Дождь усилился. Стрелы молний, сопровождаемые гулкими раскатами грома, то и дело прочерчивали темное небо. Природа разбушевалась не на шутку. На землю будто обрушилась неведомая, чудовищная сила. И мне стало как-то понятнее чувство страха религиозных маньчжур перед неукротимой стихией.

Двигались всю ночь. Сильный передовой отряд 59-й кавалерийской дивизии захватил перевал за деревней Даинцзы и, дважды форсировав бурную горную речку, к пяти часам спустился к деревне Гуаньди. Здесь он закрепился в ожидании подхода главных сил.

Пройдены 80 труднейших километров. Нам пришлось преодолевать не только естественные, но и искусственные препятствия, которые создавали наемные банды хунхузов и "кадровые" диверсионные группы. По заданию японской диверсионно-разведывательной службы они разрушали на пути следования советских войск мосты, переправы, устраивали завалы, обстреливали наши подразделения и части в узких дефиле.

Несколько столкновений с диверсантами выдержал передовой отряд, которым командовал заместитель командира 252-го полка майор Р. Г. Кудаков.

После одной из схваток отряд был сменен. Солдатам разрешили привести себя в порядок.

Воспользовавшись этим, я пригласил майора в машину, чтобы расспросить о встречах с противником.

"Виллис" сердито урчал, медленно взбираясь на крутой подъем. Нас мерно покачивало, и только на резких поворотах отжимало то вправо, то влево.

- Ну что там у вас произошло? - громко спросил я Кулакова, чтобы пересилить шум дождя и рокот мотора.

- Ничего особенного, товарищ командующий, - улыбнулся он. - Встретились с одной из террористических банд, которые рыскают в наших тылах. Не думал, что они окажутся на поверку такими жидкими...

Кулаков рассказал, как его бойцы спасли от разрушения каменный мост. Отряд двигался впереди главных сил дивизии. Поднявшись на гребень, солдаты заметили внизу суетившихся у моста людей в необычной одежде, наряд которых состоял из халатов и надетых на голову мешков. Один из них, отойдя на несколько шагов, воткнул в землю металлический штырь с чем-то белевшим на конце. Еще два человека забивали под мостом колья в расщелины между плитами, а третий держал в руках небольшой прямоугольный тючок зеленого цвета. "Тол", - подумал командир отряда. Позади минеров он заметил сидевших на корточках человек двадцать диверсантов. Под оттопырившимися халатами явно было укрыто от дождя оружие.

Майор подозвал командира автоматчиков старшего сержанта Бурова:

- Незаметно обойди мост по лощине и спрячься с той стороны. Жди моего сигнала. Мы обстреляем диверсантов, нагоним на них панику. А как увидишь зеленую ракету, атакуй.

Сверху майор видел, как пробирались, укрываясь за камнями, автоматчики Бурова. К тому времени, когда они обошли диверсантов, Кулаков распределил цели между оставшимися с ним бойцами.

Первые очереди свалили нескольких бандитов. Остальных словно ветром сдуло. Из-за громадных валунов, за которыми укрылись хунхузы из группы прикрытия, послышались ответные выстрелы.

Зеленая ракета подняла в атаку группу Бурова. С криками "ура", стреляя на ходу и бросая гранаты, его автоматчики навалились на диверсантов сзади. Бандиты не ожидали такого оборота. Они поспешно бросили оружие и подняли руки. Выстрелы продолжали щелкать только из-под моста. Трое солдат из группы Бурова получили ранения.

Наши бросили под мост гранату. Когда пленные уже строились на дороге, бойцы вытащили из воды вымокшего главаря банды.

- Вот и все, - закончил рассказ Кудаков. - Да, чуть не забыл. На штыре болтался лист бумаги с какими-то каракулями.

- Где он? - нетерпеливо спросил Чернозубенко.

- У меня. - Майор достал из полевой сумки вчетверо сложенный листок, протянул подполковнику: - Пожалуйста.

Чернозубенко склонился над запиской, с трудом разбирая размытые дождем строки.

- Что, Михаил Дмитриевич, не разберешь?

- Ничего, товарищ командующий, понять можно. Странно, но стиль тот же, что и в записке, которую нашли у колодца в Цзун-Хучит. И подпись та же. Вот послушайте:

"Вы не пройдете! Боги низвергнут вас в ущелья и пропасти Большого Хингана. Вы прошли через мертвую пустыню Шамо только потому, что обманным путем, ночью, захватили наши колодцы. Но через гневные потоки рек вас не перенесет никакая сила. Мосты исчезнут. Пусть погибнут русские, но монгольские воины должны вернуться назад, чтобы жить. Их славные предки видели светлоликого, всепобеждающего Тимучина. Пусть это великое имя хранит их от бед и несчастий. Это говорю вам я, потомок Дудэ, который был стремянным Джучи, сына Тимучина, я - Тимур-Дудэ".

- Обратите внимание, какая железная логика, - рассмеялся Чернозубенко. - Мы, видите ли, обманным путем добывали себе воду, чтобы не погибнуть от жажды, а он, честный бандит, отравлял колодцы стрихнином. Каков прохвост! Как только его земля носит!

- Между прочим, подполковник, земля носит его по твоей милости. Кто обещал мне поймать этого потомка Чингисхана?

- Что и говорить, оплошали мы с этим делом...

- Товарищ командующий, товарищ подполковник, - воскликнул вдруг Кудаков, -а ведь штырь с запиской ставил сам атаман хунхузов. Я отлично запомнил. Может, он и есть Тимур?

- Это мысль, - согласился Чернозубенко. - Если разрешите, товарищ командующий, я догоню пленных и допрошу атамана...

Подполковник Чернозубенко вернулся через несколько часов.

- Вот я и сдержал свое слово, - докладывал возбужденный Михаил Дмитриевич. - Человек, которого мы разыскивали, нашелся. Только оказался он вовсе не тем, за кого себя выдавал. Никакой это не потомок Джучи и даже не монгол, а самый настоящий русский. Сын ротмистра Темирханова, служившего в личной охране царя. После разгрома Колчака укрылся в Маньчжурии. Здесь его и завербовала японская разведка.

...Передовые отряды с боями продвигались в глубь Хинган. На пути все чаще встречались нам группы пленных.

Из докладов офицеров связи было известно, что наступление идет успешно. 8-я монгольская кавалерийская дивизия, наступавшая по левому направлению, форсировала реки Луаньхэ, Шандухэ и захватила перевал Улахалин. Ее части прошли около 60 километров.

Рассвет открыл нам величественную панораму. Сквозь матовую завесу дождя проглядывались крутые стены гор. Прохода нигде не было видно, даже там, куда убегали дорога и бурная Шандухэ.

На вершинах окружающих гор еще ночью закрепились подразделения авангардного 252-го кавалерийского полка под командованием подполковника И. Ф. Осадчука. Теперь их сменили новые передовые части, выдвинутые от главных сил дивизий. Подполковник Осадчук получил задачу продолжать наступление, выйти к городу Фыннину и на рассвете 18 августа внезапным ударом овладеть им. Захватив радиоцентр, телефонный узел и радиостанцию, полк должен был перекрыть выходы из города на юг.

С утра, после кратковременной паузы, войска в труднейшей обстановке возобновили наступление. Десятки километров, пройденные через горные перевалы, и семь переправ через Шандухэ легли тяжелым грузом на плечи солдат. Размытая ливневыми дождями, разбитая танками и машинами, дорога узкой лентой вилась по крутым скатам гор. Она то делала резкие повороты, за которыми ничего не было видно, то нависала над бездонной пропастью.

У деревни Годзятунь долина Шандухэ вдруг стала просторнее: взбудораженная река, вырвавшись из теснины, понесла свои воды в Луаньхэ. Здесь, недалеко от слияния рек, мы остановились, чтобы привести в порядок части и подтянуть технику. Дождь лил не переставая, но повара, пользуясь паузой, уже готовили пищу. Однако конникам было не до еды. Спешившись, они валились прямо на камни и засыпали, не выпуская из рук поводьев.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска




Мертвый город Хара-Хото

В ходе экспедиции в Гималаи ученые обнаружили уникальные каменные фигуры неизвестного происхождения

В Ираке найден двухтысячелетний затерянный город

Недокументированную историю Древнего Рима предложили изучать с помощью свинца

Канал Карла Великого

Французские археологи раскопали «Маленькие Помпеи»

Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'