история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

7

От рубежа, на котором мы получили приказ командующего фронтом, около 300 километров до Долоннора. Наши войска должны были пройти это расстояние за трое суток и 13 августа овладеть городом.

Начало было обнадеживающим. Несмотря на большие трудности, подвижная группа уже к середине дня 11 августа обогнула озеро Арчаган-Нур с. восточной стороны и с ходу захватила монастырь Бор-Хошуну-Хурал.

Рассчитывая, что главные силы подойдут к Арчаган-Нуру не раньше следующего дня, я решил отправиться с оперативной группой вперед и догнать танковое и механизированное соединения.

Вскоре после того как мы покинули Богдо-Сумэ, в небе появился краснозвездный самолет-разведчик. Летал он низко и что-то высматривал.

- Не иначе вас ищет, товарищ командующий? - вопросительно произнес Семенидо.

А самолет между тем пронесся чуть правее, качнул крыльями, что означало "вижу", и, сделав еще круг, удачно приземлился недалеко от нас. Мы подъехали. Летчик доложил:

- Со стороны Бандидагэгэн-Сумэ на рысях движется конница противника.

Предположительно, это могли быть передовые части 1-й кавдивизии князя Дэвана.

Я не был склонен недооценивать противника и его стремление к активным действиям. Но, право, двигаться наперерез Конно-механизированной группе без танкового, артиллерийского и воздушного прикрытия чересчур опрометчиво.

- Где наш боковой отряд? - спросил я у летчика.

- У монастыря Хамбаламын-Сумэ:

- Очень хорошо.

Не вызывало сомнения, что боковой отряд, состоявший из кавалерийского дивизиона, усиленного танковыми и артиллерийскими подразделениями, один разобьет дэвановские части. Но отряд нужно предупредить. Взглянув на карту, я убедился, что встреча отряда с княжеской конницей возможна не раньше чем через два-три часа. Так что времени оставалось более чем достаточно.

Вызвал офицера связи:

- Передайте офицеру Корзуну, что впереди слева появился передовой отряд маньчжурской конницы. Его отряду продолжать движение в готовности к встречному бою.


Обстановка прояснилась.

Было понятно, что японское командование решило вывести главные силы дэвановских войск из-под удара и двинуть к Большому Хингану. Там они вместе с суйюаньской и юго-западной группировками Северного фронта в Китае должны встретить наши войска на выгодной для обороны горной местности.

Отсюда вытекала задача - упредить противника, раньше его захватить важнейшие пункты Большого Хингана на направлении нашего наступления. Многое теперь зависело от передовой мехгруппы.

С утра 12 августа мы устремились догонять ее, не останавливаясь на промежуточном рубеже.

Солнце, светившее ярко, вдруг начало тускнеть. Подул резкий, раскаленный ветер.

- Песчаная буря! - крикнул кто-то.

Действительно, по лицу и рукам начали хлестать острые горячие песчинки. Еще миг - и все кругом заволокло вздыбленной песчаной завесой. Ни вздохнуть полной грудью, ни глотнуть воды.

Песчаная буря - тяжелое бедствие пустыни. Пережив ее, мы еще раз ощутили на себе дикую силу первозданной природы.

Шофер натянул на капот машины чехол, мы все укрылись под плащ-накидками. В ушах гудело, на тело давила упругая тяжесть ветра и песка.

Буря, продолжавшаяся несколько часов, стихла столь же неожиданно, как научалась. И снова - ни дуновения, ни звука, только гнетущая неподвижность раскаленного воздуха.

Все троны, колонные пути через трудные участки, колодцы, которые мы начали рыть, - все оказалось засыпано песком. Но войска возобновили наступление и с еще большим упорством пробивались вперед.

А каково сейчас положение бокового отряда Корзуна? Своевременно ли он оправился от песчаной бури?

Связываюсь по радио с командиром истребительного авиаполка Островским. Приказываю ему:

- Немедленно поднимайте в воздух две эскадрильи. Атакуйте кавалерийские части противника, двигающиеся от Бандидагэгэн-Сумэ. Свяжитесь с нашим боковым отрядом. Установите взаимодействие с ним.

Прошло немногим более тридцати минут, и появились самолеты. Они приветливо покачали крыльями и, развернувшись, вскоре растаяли в знойной дымке.

Как мне потом рассказывал К. Д. Корзун, в его отряде своевременно обнаружили приближение песчаной бури и успели укрыть не только людей, но и технику. Сразу же после бури подразделения изготовились к бою.

С сопки, за которой развернулся отряд, был виден широкий "шлейф" пыли и колыхавшиеся под ним плотные ряды всадников.

Корзун внимательно наблюдал за приближающейся конницей. Он получил приказ атаковать противника и успел продумать план боя. Начнет артиллерия, она произведет огневой налет на середину колонны. Тем временем танки с конницей, совершив обход, атакуют врага с фланга и тыла. Твердо уверенный в победе, командир отряда представлял себе, как "тридцатьчетверки" ворвутся во вражеские колонны и начнут в упор расстреливать и давить гусеницами растерявшегося противника, а кавалерия будет добивать тех, кто не сдастся в плен.

Но вот над противником появились наши истребители. Они внезапно и яростно обрушились на части 1-й кавалерийской дивизии князя Дэвана. Рев моторов навел ужас на людей и лошадей. Масса конников задвигалась из стороны в сторону, еще больше уплотняя строй; Обезумевшие животные, шарахаясь друг на друга, сбрасывали седоков и табуном мчались по степи, унося на себе чудом удержавшихся в седле всадников. После этой безумной скачки поле покрылось трупами.

Самолеты разметали основную массу дэвановцев. Правда, небольшая часть конницы смогла отделиться и попыталась спастись бегством. Но Корзун приказал батареям произвести по беглецам артналет и расстроить боевые порядки. Одновременно с этим наперерез им устремились наши танки и артиллерия...

Так бесславно погибло большинство частей одной из дивизий князя Дэвана, попытавшегося атаковать нас во фланг.

Продолжая изучать обстановку на местности, мы неожиданно встретили мехбригаду полковника Попова. Почему она оказалась здесь, в десяти километрах от озера? Я считал, что передовая группа далеко впереди. Доклад полковника рассеял мое недоумение. Выяснилось, что дороги, обозначенной на карте, не существует.

- Перед нами сплошные непроходимые пески, - угрюмо закончил он.

- А где танковая бригада?

- Впереди. Пытается пробиться...

Вот и первые серьезные трудности. После столь успешного стодвадцатикилометрового броска к озеру Арчаган-Нур мы вновь оказались в плену у непроходимых песков. Подтверждалась оценка театра военных действий, данная в военно-географическом описании Ставки.

Я приказал вытягивать подвижную группу из песков, поворачивать строго на восток и следовать по дороге к озеру Далай-Нур, одновременно ведя разведку песков самолетами У-2.

Конечно, у меня не было уверенности, что высланные вперед разведгруппы и передовые части обязательно найдут в этом направлении тропы к Долоннору. Но что делать? Приходилось рисковать. Тем более что при благоприятном развертывании событий наша группа вышла бы в этом случае к городу Цзинпэну и заняла его, что само по себе было бы полезным оперативным маневром. Ведь тогда попадала под угрозу группировка противника, действовавшая против 17-й армии, правая колонна которой как раз и наступала на Цзинпэн.

Главные силы армии, судя по информации ее штаба, только начали преодолевать пустынно-степное Чахарское плато. До предгорий Большого Хингана, где на стыке двух дорог расположился Цзинпэн, оставалось около ста километров. Мы полагали, что генерал-лейтенант А. И. Данилов будет доволен, если Конно-механизированная группа и его 17-я армия в тесном взаимодействии разгромят противника в районе города. Кроме того, повернув от Цзинпэна резко на юг, можно было по плато Вэйчан выйти к Долоннору. И наконец, маневр на восток давал возможность перерезать дорогу Долоннор - Линьси, одну из магистралей, по которой противник мог бросить свои войска для удара по главным силам. Во всяком случае, действия Группы в восточном направлении продолжали бы оказывать полезное влияние на ход фронтовой операции, а это для нас было главным. Отдавая приказ о действиях главных сил в общем направлении на город Цзинпэн, я и руководствовался такими соображениями.

К счастью, совершать этот маневр не потребовалось. Недалеко от маленького селения Кымунчол мы увидели приближающийся "виллис".

- Это майор Васильев, - раньше всех сориентировался Семенидо.

И как всегда, оказался прав. Офицер связи Д. В. Васильев действительно возвращался из танкового соединения, куда его посылали с заданием.

- Что хорошего привез? - спросил я майора.

Непроизвольным движением Дмитрий Васильевич поправил свои закрученные усы. Глаза его устало смотрели из-под кустистых, насупленных бровей.

- Ничего хорошего, товарищ командующий. Южнее озера Далай-Нур местность непроходима. Сплошь, куда ни глянь, крупные сыпучие барханы. - Васильев развернул планшет с картой. - Есть, правда, глухая караванная тропа, идущая на юг. Я проехал по ней до монастыря Монгур-Сумэ. Но пастухи предупредили: "Солнце трижды пройдет свой путь, прежде чем русские достигнут долины Луаньхэ".

Мы сосредоточенно разглядывали карту.

Река Луаньхэ берет свое начало вблизи города Долоннор и несет мутные воды в Ляодунский залив. Летчики видели там небольшой населенный пункт, но дороги к нему не обнаружили. Зато от предгорий, на подходе к Долоннору, есть улучшенная дорога.

- Маньчжурские пастухи плохо знают русских, - сказал я Васильеву, - Передовой подвижный отряд пойдет этим путем и достигнет Луаньхэ за одни сутки.

Я тут же передал по радио командирам частей мехгруппы: в целях выигрыша времени и пространства наступление развивать вдоль тропы на Далай-Нур до рубежа регулирования в Тас-Обо. Быть готовым к решительным ночным действиям на Долоннор.

Путь на Далай-Нур не обошелся без приключений. Наши юркие легковые машины далеко опередили штабной автобус и два "доджа" с автоматчиками. С моей стороны это было неосторожно потому, что, выехав на один из каменистых холмов, мы чуть не врезались в толпу хунхузов. Один из бандитов вскинул автомат, но Семенидо успел спрыгнуть с машины и вырвать у него оружие. Другие хунхузы схватились за маузеры. Положение оказалось серьезным: нас было пятеро против двадцати бандитов.

Хунхузы в длинных халатах были похожи на идолов, высеченных из темного камня. Лица черные и страшные. Только бегающие, удивленные глаза да вздрагивающие в руках увесистые пистолеты подтверждали, что это живые люди.

Прошло несколько напряженных секунд. Убийцы, привыкшие подстерегать жертву из-за угла, были явно растерянны. Надо было что-то предпринять. Встав на сиденье, я приказал им по-маньчжурски сдать оружие.

Семенидо решительно подошел к главарю хунхузов в богатом халате, с кобурой, украшенной перламутром, и вырвал у него маузер. Бандиты зашумели, но стрелять не решились. К счастью, позади нас ободряюще заурчали моторы отставших "доджей". Вовремя подоспевшие автоматчики разоружили хунхузов.

По радио меня вызвал начальник политического отдела Конно-механизированной группы полковник Сергеев. Он сообщил неприятную новость. На пути к озеру Арчаган-Нур, у речки Хибин-Гол, разведчики задержали диверсанта, сыпавшего в воду стрихнин. Отравленными оказались и другие источники, а наши войска уже второй день двигались без запаса воды.

Зато другое известие обрадовало. От Дорожинского прибыл самолет с офицером связи. В донесении сообщалось, что главные силы калганского направления успешно наступают за подвижной мотомехгруппой. После скоротечного боя мотомехгруппа с ходу взяла Панцзян. С боями пройдено около двухсот километров. Правда, на пути к горному плато главным силам еще предстояло преодолеть Изюнсидакскую пустыню с труднопроходимым песчаным барьером. Но главное достигнуто - путь туда открыт.

Прошло три дня операции. Срок, казалось, достаточный, чтобы князь Дэван на что-то решился и привел в действие свою многочисленную конницу. Как-никак, а такой подвижный род войск имел свои преимущества в пустынной местности.

Однако этого не случилось. Наше наступление осуществлялось так стремительно, а удары были столь внезапны и сокрушительны, что неопровержимо убеждали врага в его обреченности и вели к быстрому разложению его войск.


Тас-Обо. Этот маленький, типично гобийский поселочек в несколько глиняных мазанок запомнился очень хорошо. Он явился для нас промежуточным пунктом перед окончательным прыжком на Долоннор.

Здесь поздно вечером 13 августа после стокилометрового броска сосредоточилась передовая мехгруппа. Дневной бросок удалось осуществить в хорошем боевом стиле. Люди и боевая техника были готовы к ночному штурму; до города оставалось несколько часов пути.

Вызвав командиров бригад, я уточнил задачи на штурм города, сообщил порядок наступления и предупредил:

- Успех - в стремительности наших действий. Быстрее и плотнее кормите солдат. После короткой паузы возобновим наступление в двадцать четыре часа. Долоннор надо взять не позднее завтрашнего утра. А к исходу пятнадцатого августа в район города должны выйти конные соединения. Все ясно?

Командиры молчали,

- Вопросы есть?

С места поднялся командир танковой бригады полковник Иванушкин:

- Товарищ командующий, бензин на исходе, часть танков двигаться на Долоннор не может...

- И у меня тоже встало несколько машин, - поддержал Иванушкина Диденко.

Из докладов выяснилось, что во всех соединениях бензин на исходе. Войска взяли с собой шесть заправок горюче-смазочных материалов. В обычных условиях их могло хватить на 1500 километров. Но пустыня была беспощадна и коварна. Моторы, перегреваясь на солнцепеке и в песках, теряли мощность и "съедали" по три-четыре нормы. Немало бензина, несмотря на герметическую упаковку, испарилось из раскаленной тары.

Подвоз горючего тоже являлся сложной проблемой. Приданный Группе автомобильный парк едва успевал доставлять бензин с фронтовых баз на склады, которые все больше удалялись. Подвоз же этих запасов от складов в войска осуществлялся автотранспортом частей и соединений. А он комплектовался по обычным штатам, не рассчитанным на действия в пустынной местности.

Собственно, по первоначальному оперативному плану фронта в иных штатах и не было необходимости. Ведь в предгорьях Большого Хингана по оптимальным расчетам наши войска должны были выйти через десять - пятнадцать суток. Но мы продвигались в три раза быстрее и сожгли бензин раньше, чем было предусмотрено.

Фронтовые склады отстали. Коммуникации очень растянуты, поэтому машины автопарка и весь транспорт, какой мы смогли взять из частей и направить за бензином, еще находились в пути, на подходе. Вслед за ними должен был прибыть 710-й наливной автобат. Часть бензовозов его шла в соединения калганского направления.

Все это будет. Но когда? А бензин нужен сейчас, немедленно. Через три-четыре часа мехгруппа долоннорского направления должна возобновить наступление.

Пришлось принять необычное решение, соответствовавшее столь же необычной обстановке.

Сообщив во фронт, что подвижная мехгруппа долоннорского направления с 24 часов 13 августа продолжит наступление на Долоннор и утром овладеет городом, я одновременно попросил командующего фронтом выслать к середине дня на аэродром, что севернее Долоннора, самолеты с бензином и ускорить движение колонн автомобильного полка, который шел к нам с фронтовых баз.

Командирам бригад было приказано слить бензин со всех машин и заправить сколько возможно танков. Сверх ожидания бензина набралось на несколько десятков танков и машин. Конечно, для атаки крупного города этого явно недостаточно. Но делать нечего. Придется взять в союзники ночь и максимально использовать элемент внезапности. Если сосредоточиться у Долоннора затемно и атаковать перед рассветом, можно вызвать панику и разгромить противника. Главное же - захватить аэродром в пяти километрах от города, а сил для этого хватит.

Чтобы обеспечить своевременный выход кавалерийских дивизий в район Долоннора, им были поставлены новые задачи. Коннице за три дня предстояло покрыть расстояние около 300 километров. А продвижение со скоростью около 80-100 километров в сутки требовало от войск огромного напряжения физических и духовных сил.

Несколько легче было в той обстановке 59-й кавдивизии генерала Коркуца, двигавшейся впереди других соединений. В первые два дня ей необходимо было преодолевать по 80 километров, чтобы 15 августа, уже на более удобной местности, увеличить темп до 100 километров и выйти в указанный район к исходу дня. Это отвечало интересам наступления войск фронта в целом.

Монгольской коннице, наступавшей за 59-й кавдивизией уступом вправо и влево назад, надо было пройти примерно такое же расстояние. Особенно трудным представлялся первый участок пути. Но с выходом на рубеж Баин-Хурэ-Нур местность для движения становилась более удобной. Это позволяло увеличить темп и достигнуть района Долоннора почти одновременно с дивизией Коркуца.

Позже мы подготовили еще один приказ, обязывавший командиров соединений доставить в течение ночи в подвижную мехгруппу в район Тас-Обо все горюче-смазочные материалы. На Долоннор решили идти без громоздких тылов, захватив с собой лишь возимый комплект боеприпасов. Тылам предстояло дождаться очередного подвоза горючего, а затем двигаться за войсками - по плану.

Сделав необходимые распоряжения, я решил посмотреть, как идет заправка танков. Работа шла полным ходом. Солдаты радовались возможности продолжать стремительное наступление; они знали: завтра утром надо любой ценой взять Долоннор.

Сто раз правильно то, что солдат всегда должен иметь понятную боевую задачу, пусть нечеловечески трудную, но понятную и ясную!

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска




Мертвый город Хара-Хото

В ходе экспедиции в Гималаи ученые обнаружили уникальные каменные фигуры неизвестного происхождения

В Ираке найден двухтысячелетний затерянный город

Недокументированную историю Древнего Рима предложили изучать с помощью свинца

Канал Карла Великого

Французские археологи раскопали «Маленькие Помпеи»

Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'