история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

6

Второй день наступления.

По-прежнему идет борьба с вражескими частями и с пустыней - "противником номер два".

Солнце свирепствует. Даже полевые мыши, сурки и другие обитатели Гоби предпочитают отсиживаться в глубоких норах.

К середине дня меня начало серьезно беспокоить состояние личного состава. Жара грозила вывести из строя значительную часть людей. Обгоняя колонну нашей 59-й кавдивизии, я заметил, как один солдат вяло склонился к шее коня, обхватил ее, но не удержался и свалился наземь. На помощь бросились два товарища; они с трудом приподняли упавшего.

- Вы ранены? - спросил я.

- Нет, - чуть слышно прошептал он опухшими, потрескавшимися губами. - Что со мной, не могу понять.

- В бою советский солдат падает только мертвым.

Возьмите себя в руки, встаньте!

Усилием воли солдат заставил себя подняться. Теперь нельзя было отказать ему в товарищеском участии.

- Вы побороли крайнюю усталость. Это ваша первая победа. Не роняйте чести и достоинства советского воина.

- Слушаюсь, товарищ командующий...

Конечно, обессилевшего солдата можно было взять в машину, но я не сделал этого. На войне так нельзя: нет воли - нет солдата. Да и на остальных это могло произвести нежелательное впечатление. А людям действительно трудно. Наступаем только второй день, и уже появились первые жертвы пустыни. Я приказал срочно проверить, где и сколько имеется воды на рубеже, которого войска должны достигнуть вечером.

Тронулись дальше. В пути мне доложили о ходе наступления соединений Конно-механизированной группы и сообщили, что положение 6-й монгольской дивизии уточняется. Оказалось, она несколько отклонилась от своего направления. Это было неожиданностью. Ведь большинство генералов и офицеров МНА хорошо ориентировались в степи. По крайней мере так было на территории Монголии. Пришлось направить в дивизию вездесущих офицеров связи.

Увеличив скорость, мы обогнали наши передовые танковые и механизированные соединения. Впереди нас находилась лишь подвижная мехгруппа. Ехать было мучительно трудно: галька, камень, неровности и трещины грунта создавали невыносимую тряску. Мы прыгали на сиденьях, валились друг на друга. Может быть, со стороны это выглядело забавно, но нам было не до смеха.

Часам к двенадцати достигли Спаренных озер. На карте они значились как два небольших водоема, сообщавшихся протокой. Но это только на карте. Перед нами лежали два высохших озерца.

Команда водоснабжения начала рыть колодцы. Я вышел из машины, чтобы размять ноги и прийти в себя после тряски, от которой, казалось, перемешались все внутренности.

Страшно хотелось пить, но я сдерживал себя, хотя в фляжке соблазнительно плескалась вода. Знал, что стоит поддаться искушению, и мучения возрастут.

Как странно все-таки устроен мир. В одном месте холода, в другом невыносимая жара, где вода в избытке, а где она на вес золота. Невольно вспомнились родные места на Северном Кавказе. Чистый горный воздух, благоухающие сады, бурные потоки и водопады. Что может быть приятнее горных родников, где вода прозрачная, как слезинка радости!

Саперы вырыли три колодца, но воды не нашли. А мы так надеялись на эти озера!

Впереди по маршруту на карте значился маленький населенный пункт Улан-Усу. Если судить по слову "усу" - воды там достаточно. Туда и двинулся разведотряд старшего лейтенанта Лобанова.

До поселка добрых десять километров. Кто знает, сколько из них разведчикам придется проталкивать свои машины по гобийским пескам и сколько выдерживать мучительную тряску? Солнце палило нещадно, поднятая колесами пыль недвижно стояла в воздухе.

Религиозные люди связывали ярость пустыни с проклятием небес. Помню, встретившийся нам странник, идущий на богомолье, сказал:

- Никто еще не нарушал безнаказанно покой Гоби в такое время года. Всевышний превращает пустыню в раскаленную сковородку и заживо жарит грешников...

Путь разведчиков Лобанова к Улан-Усу действительно оказался очень трудным. Каково же было их огорчение, когда они увидели несколько пустых глинобитных мазанок, а в колодце обнаружили труп верблюда. Жители остались без воды и покинули свои лачуги.

Еще один источник находился километрах в двадцати южнее, около Парей-Хоб.

- День клонится к вечеру, и если японцы отошли в этом направлении, то на ночь они остановятся у колодца, - рассудил Лобанов. - Надо захватить их врасплох.

Двинулись дальше, отсчитывая расстояние по спидометру. И снова тряска до очередной остановки. Машины по ступицу зарывались в песок, и люди, обливаясь потом, вытаскивали их на руках. Когда до места оставалось четыре-пять километров, разведчики сошли с машин. Лобанов посмотрел на часы. Для памяти записал на карте: "18.30".

С теневой стороны вдоль бортов выстроились солдаты. Старший лейтенант, застегнув ворот гимнастерки и надев пилотку, вышел к строю.

- Дальше пойдем пешком. Ехать опасно: шум моторов выдаст нас. Нужно не только дойти до колодца, но и сохранить силы для боя. Кто способен на это, два шага вперед!

Сзади никого не осталось. Так у нас повелось. На трудное дело вызываются добровольцы. Лобанову требовалось всего несколько человек, и их оказалось не так-то просто отобрать: ведь добровольцы все!

Вскоре небольшой отряд ушел к колодцу, захватив только автоматы и гранаты.

Не зря, видно, говорят: ждать да догонять хуже всего. Прошло минут тридцать. Оставшиеся не выдержали, подошли к автомобилям и начали толкать их вперед, вслед за ушедшими товарищами. Падали, поднимались, но упорно продвигались метр за метром. Когда машины вязли в песке, бросали под колеса плащ-палатки, шинели и снова толкали, изнемогая от, усталости.

Услыхав наконец выстрелы, разведчики мигом взобрались в машины и, включив фары, поспешили к колодцу. Подкрепление прибыло очень кстати и вовремя поддержало ушедшую вперед группу Лобанова. Разведотряд захватил населенный пункт и поторопился сообщить: вода имеется. И только на следующий день стало известно, что японскому офицеру удалось перед отступлением отравить и эту воду стрихнином...

Вскоре после полудня был получен приказ командующего фронтом. Учитывая успешное развитие наступления, он требовал создать подвижные механизированные группы и еще больше увеличить темпы. К исходу 14 августа нам предлагалось овладеть городом Чжанбэй, а 15 августа - сильным Калганским укрепленным районом. На главном, долоннорском, направлении участь города Долоннор должна была решиться 13 августа. В последующем предстояло наступать на город Жэхэ.

Кое в чем мы даже предвосхитили требования этого приказа. Впереди обеих наших группировок уже наступали мощные подвижные мехгруппы. Они действовали на 15-20 километров впереди главных сил, а времен нами и дальше. По оперативным масштабам обычного театра военных действий - это незначительное расстояние, но в условиях пустыни преодолеть каждый километр труднее в десятки раз.

Новые, повышенные темпы наступления диктовались сложившейся обстановкой. Появилась угроза флангового удара дэвановских кавдивизий из района Бандидагэгэн-Сумэ. Могли также подойти и главные силы японо-маньчжурских войск, сосредоточенные в пространстве между Долоннором и Жэхэ. На калганском же направлении сохранялась вероятность встречного столкновения с сильной группировкой противника, которая могла выдвинуться из района Шанду, Чансыр.

Маршал Малиновский всегда ставил нам задачи, которые способствовали успеху главных сил фронта. Нужно было сделать даже невозможное, но выполнить их.

Получив необходимые указания, наш штаб подготовил приказ по Группе. Задачи соединений остались прежними, изменились только сроки. К вечеру приказ пошел в войска.

Перед выступлением на Долоннор у нас появился новенький "додж" с радиостанцией. Сопровождавший его представитель отдела связи фронта доложил, что машина прислана генерал-полковником Леоновым, чтобы обеспечить постоянную связь Группы с фронтом. Невольно вспомнился последний разговор с А. И. Леоновым перед операцией. Пожелав мне успеха, он на прощание сказал:

- О связи с фронтом не беспокойся, я тебя всюду найду.

В душе я поблагодарил Алексея Ивановича за драгоценную помощь. Нам предстояло совершить резкий бросок к отрогам Хингана, и эта радиостанция оказалась весьма кстати.


Перед рассветом, как всегда, прохладно. Выручает меня фронтовая спутница - бурка. Одна пола - постель, другая - одеяло. Но спать уже некогда. Через час должно возобновиться наступление. Тьма постепенно отступает. Вот уже слышатся команды, раздается шум моторов. Ритм боевой жизни заметно ускорился.

Оперативная группа находилась в голове главных сил долоннорского направления. С ними и решили идти до рубежа озера Арчаган-Нур, а затем перейти в подвижную мехгруппу.

Инженерная разведка доложила приятную весть: местность впереди хорошо проходима. Нам предстояло наступать по голой степи, лишь кое-где пересеченной увалами да небольшими высотами и солончаковыми лощинами. Но как раз эти мелочи, ускользнувшие от внимания инженеров, уже в первый день преподнесли нам неприятные сюрпризы. Твердый грунт, усыпанный галькой, оказался не таким уж удобным для движения. Первой почувствовала это не полностью подкованная монгольская конница. Еще хуже пришлось мотоциклистам. Попадая под колеса, галька бросала машины из стороны в сторону, выбивала из рук руль: После часа такой езды руки немели от напряжения. Солидно доставалось и тем, кто сидел в кузовах: тряска изматывала до колик в животе.

А с востока медленно и грозно накатывалось солнце. Степь покрылась темными штрихами теней от приземистого кустарника - горчака и лебеды. Но затем, как бы испугавшись беспощадных лучей знойного властелина пустыни, тени стали сжиматься и прятаться под растения. Из-под колес то и дело выскакивали полевые мыши и с писком исчезали в норах. Вдали мелькали пугливые тарбаганы. Здесь, на безлюдье, их особенно много, и напоминают они маленьких жирных поросят. Монголы охотились за тарбаганом ради сала и шкурок. Но этот промысел нередко приносил большое горе: зверьки - разносчики болезней, в том числе чумы.

- Слева - конница противника! - громко оповестил наблюдатель.

Машины двигались близко друг к другу, уступом, чтобы люди не глотали пыль, поднятую впередиидущими. Поэтому сигнал услышали все. Остановились. Я вышел из "виллиса" и, оглядевшись, заметил далекую пока, но надвигавшуюся на нас серую массу, окутанную облаком пыли.

- Батареи к бою! - скомандовал командир артиллерийской бригады полковник Диденко.

Но почему кавалерия противника так далеко развернулась для атаки и сразу перешла в карьер? Ба! Да это табун диких животных. Свою догадку я не высказал вслух: решил понаблюдать за поведением спутников.

Машины развернулись на одной линии, образовав цепь. Солдаты спокойно укрылись за ними, приготовившись к бою. Ни малейших признаков растерянности,

- Да это же дикие козы! - закричал мой шофер, первым разглядевший надвигавшуюся на нас лавину.

Многотысячное стадо, не дойдя до нас, описало широкую дугу и понеслось на запад.

Необычайный, так неожиданно возникший и закончившийся эпизод вызвал веселое оживление среди солдат.

Вскоре мы достигли монастыря Богдо-Сумэ, захваченного нашими передовыми частями рано утром. Нам рассказали, что и здесь противник так был ошеломлен внезапностью удара, что не оказал серьезного сопротивления. Передовые отряды танковой и механизированной бригад, не задерживаясь, двинулись отсюда к озеру Арчаган-Нур.

У ворот монастыря нас встретила ламаистская знать. Но мне некогда было заниматься торжественными церемониями. Только спросил у возглавлявшего группу:

- Сколько монастырь может поставить коней в кредит?

Лама назвал внушительную цифру. Один из табунов он предложил в дар советско-монгольским войскам. Это решение нас вполне устраивало.

Любезность "святых отцов" была вызвана, надо думать, не симпатиями к "красным безбожникам", а, скорее всего, страхом. Но мясо подаренного нам скота не стало от этого хуже, а лошади явились хорошим пополнением для кавалерийских дивизий.

Монгольский журналист Ч. Ойдов поведал читателям газеты "Улан-Од" о патриотическом поступке арата Нибвона, подарившего полковнику Доржу сорок пять верблюдов. Арат сказал, что хочет внести свою лепту в разгром ненавистных самураев.

По этому поводу конники шутили:

- Богачи непременно хотят, чтобы их лошади и верблюды участвовали в разгроме японского империализма...

Совсем иначе понимали свою роль в этой борьбе бедные араты. Они уходили в горы и вливались в отряды красных партизан. Оставшиеся же в селениях и монастырях радушно встречали нас. Они верили, что, освободившись от японской оккупации, обретут лучшую долю.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска




Прочитан свиток с календарем Кумранской общины

На греческом острове найдены сложные древние сооружения

Археологи нашли поселение, основанное полмиллиона лет назад

Совершенные орудия указали на бурное развитие в Индии каменного века

Найдена древнейшая искусственная гидросистема

Дар Юлианы Аникии

3000-летняя надпись на лувийском языке рассказала о прошлом Трои

Мертвый город Хара-Хото

В ходе экспедиции в Гималаи ученые обнаружили уникальные каменные фигуры неизвестного происхождения

В Ираке найден двухтысячелетний затерянный город

Недокументированную историю Древнего Рима предложили изучать с помощью свинца

Канал Карла Великого

Французские археологи раскопали «Маленькие Помпеи»

Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'