история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава тринадцатая. Предварительное заключение. Следующий этап

С тех пор как я подписал последние слова предыдущей главы, прошло более года. Тогда был июнь 1954 года, а сейчас уже близится конец 1955 года. За моей спиной остался еще один полный сезон раскопок.

В октябре 1954 года я отправился в Соединенные Штаты в лекционное турне и вернулся к раскопкам в Саккара только к ноябрю. Во время этого перерыва у меня было предостаточно времени поразмыслить о пирамиде Сехемхета и поговорить о ней с моими коллегами, американскими египтологами. Они поддержали во мне бодрость и надежду.

Возвратившись в 1954 году в Саккара, я принялся за работу с новыми силами. Журналисты, радио и телерепортеры исчезли. Шумиха, поднятая вокруг нас в момент вскрытия усыпальницы с саркофагом, полностью улеглась. Со мной остались только мои преданные помощники Хофни Ибрагим и его брат Гуссейн. Они поздравили меня с возвращением. Разумеется, я был полон новыми теориями и горел нетерпением продолжать штурм таинственной пирамиды.

Как я уже говорил, вход в подземелье лежит в южном конце огромного прямоугольного котлована, высеченного в скале у северной стороны пирамиды. Он ведет к пологому коридору, уходящему в глубь скалы и заканчивающемуся недостроенной комнатой в центре пирамиды примерно на тридцать метров ниже поверхности пустыни. Но меня больше всего интриговала одна особенность "предвыходного" котлована. Он аккуратно высечен в скальном грунте. Когда мы обнаружили запечатанный вход, до дна котлована было еще далеко. Я в этом не сомневался, потому что под ногами у нас лежала не скала, а щебень. Шахта тоже начиналась ниже уровня открытого мною входа. Хофни и Гуссейн торопили меня с углублением котлована, уверенные, что там внизу лежит вход в настоящую усыпальницу.

Почти полтораста человек с кирками и корзинами трудились более месяца, вынося из котлована наполнявший его щебень. И вот на глубине двенадцати метров ниже скальной поверхности мы наткнулись на другой вход в южной стене туннеля. Он вел к нижнему коридору длиной всего в девять метров. Этот коридор остался недостроенным явно из-за угрожающего состояния скалы. Очевидно, мы нашли следы первой попытки вырубить подземные ходы пирамиды. Попытка оказалась неудачной. Наклон внешнего привходного туннеля был уменьшен таким образом, чтобы он подводил к более прочному слою скалы. Затем, поскольку верхняя галерея по пути к усыпальнице все равно должна была в глубине пересечь слабый скальный слой, ее потолок из предосторожности начали высекать в форме полукруглой арки. Такой потолок имеет наибольшую прочность.

Установив этот факт, мы соорудили деревянный помост, снова открывший нам доступ к верхней входной галерее, и, наконец, в марте 1955 года приступили к исследованию главного коридора пирамиды.

Прежде всего надо было завершить раскопки последних сорока метров этого коридора, соединяющего шахту с усыпальницей.

Браслет из золотых бусин с перемычками
Браслет из золотых бусин с перемычками

Во время предыдущего сезона мы не затронули огромные массы щебня, покрывавшие пол коридора, а ведь под ним могло скрываться множество предметов. И в самом деле, едва были убраны первые метры щебня, как под ним на полу обнажились многочисленные каменные сосуды. Сотни прекрасных ваз, кувшинов, блюд, маленьких подносов и чаш, выточенных из алебастра, диорита, порфира, сланца и конгломерата, усеивали весь проход. Одни были разбиты на куски, другие - совершенно целые. В этих сосудах не оказалось ни пищи, ни какого-либо иного содержимого. Большинство из них явно относилось к чисто погребальной утвари.

Среди сосудов мы обнаружили несколько кувшинов с глиняными печатями, на которых стояло имя Сехемхета,- еще одно доказательство того, что пирамида принадлежит именно ему.

Кроме того, просеивая щебень, мы смогли отыскать маленькие золотые бусины и соединявшие их трубочки от одного широкого браслета. Это дополнило нашу коллекцию ювелирных предметов, обнаруженных поблизости в прошлый сезон.

Тем временем горы камней и щебня продолжали расти и вскоре достигли угрожающей высоты. По мере того как галерея расширялась, они становились все выше. В подобных случаях обычно приходится прибегать к довольно трудоемким крепежным работам. Поскольку скальный грунт здесь слабый, одних деревянных креплений было недостаточно, а потому нам пришлось строить каменные подпорные стены. И чем глубже уходила галерея, тем выше становились эти стены. Примерно на середине галереи они уже сейчас достигают высоты более десяти метров.

Систематические раскопки позволили нам обнаружить новые каменные сосуды. На некоторых сохранились курсивные надписи чернилами. Я разобрал имя некоего чиновника Ииенхнума, о котором известно, что он служил еще при фараоне Джосере. Его имя упоминается в связи с "Празднеством Сед" фараона Сехемхета.

Кроме того, мы нашли необычайно красивую пластинку слоновой кости с перечнем кусков льняной ткани. На ней начертано имя Джосертианх или Небтиджосертианх. Это могло быть имя - "небти" самого фараона, который, таким образом, являлся как бы вторым Джосером из списка фараонов, либо имя его жены, а может быть просто какой-нибудь принцессы. Судить об этом пока еще рано.

Дальнейшие раскопки в коридоре привели к открытию целой коллекции медных инструментов - ножей, долот, шил и мотыг. Здесь же оказались медные блюда и остатки медных сосудов. Поблизости мы нашли большой кремневый нож.

Т-образный комплекс кладовых, обнаруженный в предыдущий сезон, оказался гораздо обширнее, чем мы думали. В нем насчитывается не сто двадцать кладовых, как полагали сначала (смотри восьмую главу), а все сто тридцать две. Горизонтальная ветвь Т-образного комплекса, как я уже говорил, имеет сто пятьдесят один метр в длину и полтора метра в ширину. Как выяснилось, от обоих концов этой галереи ответвляются еще два идущих с севера на юг хода длиной в сто шесть метров каждый. Отделения кладовки высечены в обеих стенах всех трех галерей. Этот комплекс в целом так и остался незавершенным. Оставшийся после каменщиков щебень заполняет галереи и большинство кладовок почти на две трети их высоты.

Мы откопали северо-восточный и юго-западный углы пирамиды. Над поверхностью земли поднялись вновь отрытые стены заупокойного храма. Эти массивные стены сооружены точно так же, как и самая пирамида, то есть ряды камней уложены в них с наклоном внутрь. Кое-где в храме сохранилась даже первоначальная кладка пола, однако общий план этого сооружения все еще неясен.

На одном из бастионов Белой Стены мы нашли начертанное красными чернилами имя Имхотепа. Возможно, что речь идет о знаменитом архитекторе Джосера, но это не наверняка. Зато у нас есть теперь все основания полагать, что непосредственным преемником Джосера был именно фараон Сехемхет.

Сейчас ясно одно: мы только приступили к работе. Мы едва начали "царапать" поверхность. Все сооружение занимает площадь, равную двум помещенным рядом футбольным полям. Внешняя его ограда имеет в длину около полукилометра. И все это еще предстоит раскопать. В настоящее время большая часть гигантского сооружения погребена под песком. Здесь мы можем найти новые подземные галереи, такие же, как под ступенчатой пирамидой, и одна из них, возможно, приведет нас к усыпальнице либо самого фараона, либо одного из членов его семьи. Понадобится по крайней мере еще двадцать лет, чтобы исследовать весь этот комплекс, созданный почти пятьдесят веков назад, в те времена, о которых история хранит молчание.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'