история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава двенадцатая. Еще одна тайна

Прежде чем подводить итоги, мне хотелось бы рассказать о другом замечательном открытии, сделанном тридцать лет назад доктором Д. А. Рейзнером близ Великой пирамиды в Гизе. Он также нашел пустой саркофаг, в котором, однако, по всей видимости, ранее лежала мумия. Египтологам этот случай, конечно, известен, но я хочу, чтобы о нем знали все мои читатели.

Американский археолог Рейзнер возглавлял в 1924 году экспедицию Гарвардского университета в Бостоне, исследовавшую участок вокруг Великой пирамиды Хеопса. Экспедиция приступила к работе еще в 1902 году, а к 1924 году ее концессия занимала уже две трети обширного кладбища западнее пирамиды Хеопса, весь участок пирамиды Менкаура, восточную часть двора пирамиды Хеопса и всю прилегающую площадь к югу от нее, до самого сфинкса.

Первого ноября 1924 года работники Рейзнера приступили к раскопкам в юго-западном углу кладбища. Это было нелегким делом. Сначала приходилось освобождать первый слой от наваленного сверху камня, песка и щебня, затем пробиваться глубоко через следующий слой, и только тогда обнажалось скальное основание. Таким образом расчищался каждый квадратный метр, причем весь щебень тщательнейшим образом просеивали. И вот однажды археологи заметили край высеченной в скале траншеи, заваленной остатками каменной кладки.

Южный спуск под пирамиду с оставленным скальным 'мостом'
Южный спуск под пирамиду с оставленным скальным 'мостом'

12 декабря 1924 года эта траншея была полностью очищена. Она оказалась основой недостроенной пирамиды. К северу от нее скальный грунт поднимался невысоким гребнем, а примерно на шестнадцать метров дальше лежал восточный край каменоломни, где добывали камень во времена правления Хеопса. В западной ее части неровная поверхность скалы была очищена на глубину от 30 до 50 сантиметров. Огромные каменные блоки оставалось только извлечь, однако на этом этапе добыча камня была здесь приостановлена.

В конце января 1925 года Рейзнер вернулся в Америку по делам Гарвардского университета. И вот однажды февральским утром, когда он находился за шесть тысяч километров от Гизе, один из членов его экспедиции попытался установить треножник своего фотоаппарата на остатках каменной кладки. Это был фотограф египтянин по имени Абду, Он расположился чуть севернее главной аллеи мастаб в тени Великой пирамиды, однако, к его досаде, треножник все время скользил по твердой скале.

Тогда Абду переменил место, и тут, к его величайшему удивлению, одна нога треноги вдруг вонзилась во что-то, напоминающее по виду известковый раствор. Абду позвал другого члена экспедиции, доктора Алэна Роу, и они вдвоем принялись изучать поверхность. Оказалось, что пятно белой штукатурки закрывает прямоугольное отверстие в скале. Оно было замуровано небольшими обтесанными блоками известняка из каменоломен Туры. Блоки скреплял белый раствор. Абду и Роу поняли, что перед ними находится какая-то нетронутая гробница.

Археологи приступили к разборке каменной кладки, снимая слои известняковых блоков один за другим. Наконец, 23 февраля перед ними открылась лестница из двенадцати ступеней, спускавшаяся к короткому, высеченному в скале туннелю в южной части каменоломни. Он вывел исследователей к северной стене вертикальной шахты.

Начались поиски выхода шахты на поверхность. Оказалось, что и этот выход тщательно замаскирован. Он был замурован камнями, специально оставленными необтесанными, чтобы они сливались с естественной поверхностью скалы. По всей видимости, это было тайное погребение.

Расчистка шахты продолжалась весь февраль и весь март 1925 года. Сначала археологи думали, что это такая же погребальная шахта, как под обычными мастабами, где она достигает глубины шести-девяти метров. На этой глубине они обнаружили в западной стене шахты большую каменную плиту. Однако первое предположение, что за нею скрывается усыпальница, не оправдалось. Позади плиты оказалась просто ниша с остатками жертвоприношений: здесь лежали череп и три ноги быка. А самая шахта уходила все дальше вглубь. День за днем под лучами палящего солнца рейс Махмуд Ахмед Саид со своими людьми выламывал заполнявшие шахту глыбы и отправлял их на поверхность в плетеных корзинах.

Южная входная галерея. Видны верхний вход и отверстия внизу
Южная входная галерея. Видны верхний вход и отверстия внизу

Двенадцать метров... пятнадцать... восемнадцать... двадцать один! Шахта вела сквозь скалу все глубже. Наконец, на глубине двадцати пяти метров один из рабочих выломал камень и обнаружил за ним комнату.

Над шахтой установили зеркало. Отраженные им солнечные лучи проникли в глубину и взволнованные исследователи увидели обломки шестов, обитых золотом, золотые предметы, алебастровые сосуды и прекрасный алебастровый саркофаг. На крышке саркофага виднелись золотые начертания. В них можно было разобрать имя последнего фараона Четвертой династии Снофру, отца самого Хеопса.

Когда археологи приступили к исследованию усыпальницы, оказалось, что обшитые золотом деревянные обломки были шестами от переносного балдахина для ложа и прочей погребальной утвари покойного. От самой утвари остались одни обломки. Дерево истлело, а покрывавшие его золотые пластинки усыпали весь пол тысячами тонких листочков. Несмотря на это, археологам удалось собрать и восстановить по частицам пышную погребальную утварь. На это потребовалось терпение поистине бесконечное!

Среди утвари было великолепное ложе с именем Снофру; два обитых золотом кресла; инкрустированный золотом футляр, где, по-видимому, хранились пологи ложа; деревянный, также обитый золотом сундук с восьмью красивыми алебастровыми сосудами, на каждом из которых начертано название его содержимого - масла или косметического снадобья, например: "Праздничное благовоние", "Зеленая краска для глаз" или "Лучшее ливийское масло". Кроме этого, здесь же нашли набор серебряных ножных обручей с инкрустацией из лазурита в форме крыльев бабочек. Стало ясно, что в этой гробнице похоронена женщина. Но кто она? К счастью, удалось собрать воедино и прочесть следующую иероглифическую надпись:

"Мать фараона Верхнего и Нижнего Египта, почитателя Гора, кормила власти... Хетепхерес".

Итак, гробница принадлежала царице Хетепхерес, жене Снофру и матери Хеопса. Ложе с именем Снофру, очевидно, было подарком фараона жене. В то время (в 1925 году) это были древнейшие образцы погребальной утвари и ювелирных украшений, относящихся к эпохе Четвертой династии. Браслеты еще более раннего периода Третьей династии найдены лишь недавно во вновь обнаруженной пирамиде.

Однако Рейзнера и всех членов его экспедиции больше всего поразила странная обстановка погребения, так и не объясненная до сих пор. Например, рабочие почему-то бросили в усыпальнице свои инструменты. Рейзнер пишет:

"У западной стены (усыпальницы) лежит алебастровая чаша и тяжелое, прекрасно сохранившееся медное зубило; примерно на середине ложа - другой массивный медный инструмент, очевидно пест для размельчения щебня (crusher), а рядом с ним с западной стороны - медное лезвие ножа с приклепанной деревянной ручкой. Зубило и пест представляют собой тяжелые рабочие орудия каменщиков, и почему они оказались среди погребальной утвари царицы, совершенно непонятно".

Но это не все. Подпорки балдахина были небрежно брошены на крышу саркофага. По-видимому, собрать балдахин в тесноте маленькой усыпальницы оказалось невозможно. И, наконец, среди сундуков и прочей утвари археологи обнаружили много обломков и кусков штукатурки, по всей видимости занесенных в усыпальницу откуда-то извне. В одном из ларцов оказался, в частности, кусок алебастра, явно отбитый от саркофага. Позднее удалось найти на саркофаге место, от которого он был отколот.

При всем этом самый саркофаг оказался нетронутым, и Рейзнер имел все основания полагать, что в нем покоится мумия царицы. Ведь гробница не была ограблена! Каменный завал глубокой шахты никто не тревожил, а другого входа в усыпальницу не существовало.

Алебастровые сосуды из пирамиды Джосера
Алебастровые сосуды из пирамиды Джосера

И вот 3 марта 1927 года последние приготовления к вскрытию саркофага были завершены. Вокруг собралось восемь свидетелей. Вспоминая этот момент, Рейзнер пишет:

"Руководивший операцией мистер Уилер встал к северной подъемной тали, а Данхэм и наш десятник Махмуд Ахмед Саид взялись за две южные тали. Все взгляды были устремлены на саркофаг. Крышка его вздрогнула и... медленно, сантиметр за сантиметром начала подниматься. Показалась внутренняя поверхность стенок саркофага. Каждую минуту мы заглядывали в него все глубже. Вскоре стало ясно, что в нем нет внутреннего гроба, и наконец, через десять минут мы поняли - саркофаг пуст..."

Через двадцать семь лет после Рейзнера мне довелось пережить точно такую же драму в усыпальнице Сехемхета.

Впрочем, различие было налицо. В гробнице Хетепхерес оказалась погребальная утварь и облачения царицы; кроме того, в запечатанной нише усыпальницы Рейзнер нашел канопы с внутренностями, извлеченными из трупа во время бальзамирования. Таким образом, совершенно очевидно, что мумия царицы тоже была погребена в саркофаге, но затем по каким-то причинам ее оттуда извлекли. Однако вынуть мумию из саркофага, уже установленного в усыпальнице, едва ли было возможно.

Далее: стены усыпальницы оказались необтесанными и незавершенными; всю утварь, очевидно, торопливо свалили в нее, едва она достигла минимально необходимого размера. Исходя из всего этого, Рейзнер заключил, что он обнаружил вторичное погребение и что первоначально царица была похоронена в другой, более обширной гробнице, расположенной, по-видимому, вблизи пирамиды ее мужа в Дашуре. Здесь же явные следы крайней спешки - незаконченная усыпальница, брошенные каменщиками инструменты и т. д. - все свидетельствовало о том, что работу заканчивали второпях. Но почему? Выдвинутая Рейзнером теория вкратце заключается в следующем.

Вскоре после того как мать Хеопса была погребена близ пирамиды своего мужа, в ее гробницу проникли грабители и украли мумию, чтобы на досуге спокойно обобрать с нее все многочисленные золотые украшения. Очевидно, они утащили бы и утварь, но что-то им помешало.

Фараону доложили об ограблении гробницы его матери, однако чиновники, по-видимому, побоялись сказать, что мумия царицы исчезла.

Тогда фараон, по предложению Рейзнера, приказал перенести мумию матери со всей ее погребальной утварью в Гизе и похоронить в тщательно скрытом тайнике близ своей собственной Великой пирамиды, строительством которой он как раз в то время был занят. Каменщики приступили к работе, однако на глубине девяти метров, где обычно сооружают усыпальницы, они наткнулись на слой рыхлого известняка и вынуждены были углубляться дальше. Сузив шахту, рабочие опускались все ниже, но лишь на невероятной глубине в двадцать пять метров им удалось найти достаточно прочную скалу, в которой можно было вырубить погребальную комнату.

Тем временем все сроки проходили. Чиновники некрополя, должно быть, дрожали от ужаса, что их тайна вот-вот выплывет на свет, или, что еще хуже, Хеопс пожелает взглянуть на мумию своей матери. Был отдан новый приказ приостановить дальнейшие работы и заделать отверстия в стене. Каменщики смели щебень в колодец. Затем в шахту опустили пустой саркофаг, закрыли его крышкой, а сверху положили брусья разобранного балдахина. Оставшееся пространство усыпальницы было заполнено погребальной утварью Хетепхерес, перенесенной из ее первой гробницы вместе с обломками и кусками штукатурки.

Табличка слоновой кости со списком льняных одеяний. Справа имена Джосертианха и Небти-Джосертианха
Табличка слоновой кости со списком льняных одеяний. Справа имена Джосертианха и Небти-Джосертианха

После этого каменщики начали заваливать шахту. Они так спешили, что даже позабыли в усыпальнице свои инструменты. Недалеко от верхнего края шахты они вырубили в стене нишу, принесли в жертву Ка царицы быка и замуровали в нише его останки. В этот момент в шахту свалилось несколько обломков базальтовых плит от храма Хеопса. Ими замуровали нишу. Рейзнер отсюда заключил, что в то время храм Хеопса уже существовал или строился. Наконец, каменщики скрыли вход в шахту под необтесанными глыбами, выглядевшими как естественная поверхность скалы, и работа была завершена.

Эта захватывающая и остроумная теория была создана Рейзнером на основе чисто археологических данных, собрания ных при обследовании тайной гробницы. Никаких подтверждающих ее документов нет; первую гробницу Хетепхерес, если только она вообще существовала, тоже найти не удалось. При всем этом объяснение Рейзнера остается наиболее правдоподобным, и многие археологи с ним согласны.

Однако сейчас, после находки еще одного пустого саркофага, я думаю, эту теорию необходимо коренным образом пересмотреть. Можно ли утверждать, что саркофаг действительно предназначался для погребения мумии Хетепхерес? За это как будто бы говорит находка с ее внутренними органами. Однако внутренняя поверхность алебастрового саркофага почему-то осталась незапятнанно чистой, такой же чистой, как в другом саркофаге, где мы надеялись найти мумию фараона Сехемхета.

Но, может быть, это не вторичное погребение? Может быть, с самого начала мать Хеопса решили похоронить возле его пирамиды? В таком случае почему саркофаг оказался пустым?

Некоторые ученые выдвигают предположение, что мумия царицы была похищена из мастерской бальзамировщиков. Возможно. Но, с другой стороны, если это действительно первая гробница, почему погребение в ней произвели в такой спешке? Почему утварь царицы торопливо втиснута в столь маленькую усыпальницу, что в ней еле хватило места?

И, наконец, последнее. А вдруг, несмотря ни на что, эта гробница окажется еще одним "ложным погребением", где никто и не собирался хоронить мумию Хетепхерес?

Какая волнующая загадка*!

* (Тот, кто захочет подробнее изучить этот вопрос, может обратиться к отчету самого доктора Рейзнера, опубликованному в Bulletin of the Museum of Fine Arts, vols. XXV, XXVI и XXX, Boston, 1927-1932.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'