история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Герой Ферганы

Весной 1923 года по рекомендации Г. К. Орджоникидзе Тодорский был направлен в Туркестан. В этом обширном крае гор, пустынь и долин все еще продолжалась кровопролитная борьба с басмачеством - контрреволюционным движением баев-феодалов, местной буржуазии и реакционной части мусульманского духовенства, опиравшимся на помощь из-за границы. Особенно бесчинствовали басмачи в Ферганской долине. Английские и американские империалисты, учитывая близость Ферганы к китайской и индийской границам, стремились при содействии басмачей подавить здесь Советскую власть и отторгнуть этот богатый район от Советской Республики. К началу 1920 года Ферганский фронт стал в Средней Азии одним из главных1.

1 (См.: Белоножко С. Е. На самых южных рубежах. Ташкент, 1978, с. 58.)

Басмачи наносили огромный вред мирному социалистическому строительству в Туркестане. Активный участник борьбы с басмачеством, впоследствии прославленный узбекский хлопкороб, трижды Герой Социалистического Труда Хамракул Турсункулов вспоминал: "Фергана - жемчужина Средней Азии, представляла в ту пору страшную картину. Басмачи опустошили цветущую долину. Куда ни посмотришь, всюду разрушенные хлопковые заводы, кибитки и целые кишлаки. Более 100 тысяч хозяйств лишились лошадей, скота, жилищ. Многие водозаборные и регулирующие сооружения были разрушены, а ирригационная сеть запущена"2. По состоянию на 1 мая 1922 года в Ферганской области из 180 хлопкоочистительных заводов считались действующими всего 4. Из 18 маслозаводов не работал ни один. К 1923 году посевы сельскохозяйственных культур в долине сократились на 75 процентов, а посевы хлопчатника - в 10 раз3.

2 (Турсункулов X. Страницы жизни. Ташкент, 1964, с. 44-45.)

3 (См.: Зевелев А. И., Поляков Ю. А., Чугунов А. И. Басмачество: возникновение, сущность, крах. М., 1981, с. 95.)

В годы гражданской войны Красная Армия разгромила сотни бандитских шаек. Однако в начале 1923 года басмачество в Фергане вновь усилилось. Лишь в окрестностях Андижана и Намангана действовало свыше 3 тысяч басмачей4. Вооруженные одиннадцатизарядными английскими винтовками и карабинами, конные отряды басмачей представляли грозную силу. Они неожиданно обрушивались из труднодоступных укрытий на красноармейские гарнизоны, терроризировали население, вырезали и выжигали целые кишлаки. В этих условиях VII съезд Компартии Туркестана, состоявшийся в марте 1923 года, постановил добиться в течение очередной летней боевой кампании уничтожения ферганского басмачества5.

4 (См.: Бабаходжаев А. X. Провал английской политики в Средней Азии и на Среднем Востоке (1918-1924). М., 1962, с. 135.)

5 (См.: Резолюции и постановления VII краевого съезда КПТ. Ташкент, 1923, с. 5.)

Всемерную помощь войскам Туркестанского фронта и трудящимся края оказывали Центральный Комитет партии и Советское правительство. В Среднюю Азию были направлены 6-я отдельная Алтайская кавалерийская бригада, 17-й Нижегородский отдельный кавалерийский полк и другие воинские части и подразделения6. Особое значение придавало Советское правительство ликвидации бандитских шаек в Фергане. В приказе Реввоенсовета республики о назначении А. И. Тодорского командующим и членом РВС войск Ферганской области подчеркивалось, что задача истребления басмачества в основном хлопководческом районе страны должна быть решена в самый кратчайший срок7.

6 (См.: Краснознаменный Туркестанский. М., 1976, с. 112.)

7 (ЦГАСА, ф. 5, on. 1, д. 144, л. 79.)

Имея сведения о неблагополучии в руководстве борьбой с басмачеством, Центральный Комитет партии создал комиссию для налаживания дела во главе с Главнокомандующим всеми вооруженными силами республики С. С. Каменевым. 24 мая 1923 года комиссия прибыла в Ташкент. Вместе с главкомом в Туркестан приехал и Тодорский.

С первых дней пребывания в Средней Азии Тодорский тщательно изучал политическое, экономическое и военное положение в Фергане, особенности быта и нравов местных народов. В Коканде, где располагался штаб Ферганской группы войск, на станции Тодорского встречал начальник штаба В. Д. Соколовский. Впоследствии он писал: "Мы быстро сработались. Он оказался как раз тем командующим, какого нам так не хватало: хорошо знает военное дело, имеет приличный боевой опыт, и, что также немаловажно, культурен и очень внимателен к окружающим"8.

8 (Соколовский В. Боец и военный писатель, с. 53.)

30 мая в Коканде под председательством Каменева состоялось совещание по борьбе с басмачеством. Главком подробно охарактеризовал задачи, стоящие перед советскими войсками в Фергане. С целью быстрейшей ликвидации басмачества в главном очаге бандитизма - Андижанском уезде - был создан реввоенсовет города Андижана в составе Тодорского, начальника Особого отдела Туркестанского фронта Шленова и председателя Ферганского областного ревкома Ходжаева9. Вскоре специальное постановление "О ликвидации ферганского басмачества" и о создании РВС Андижана принял ЦИК Туркестанской республики10.

9 (ЦГАСА, ф. 1111, оn. 3, д. 278, л. 69.)

10 (См.: Воспоминания участников гражданской войны в Андижанской области, вып. 1. Андижан, 1957, с. 28.)

5 июня 1923 года Тодорский подписал первый боевой приказ войскам Ферганской области. В нем говорилось: "Доблестные бойцы, командиры, комиссары и политработники войск Ферганской области! Вступив в командование войсками, я прежде всего товарищески и коммунистически приветствую вас. Тот пост, который вы занимаете теперь, является одним из ответственнейших в деле служения интересам мировой социальной революции... Наша задача: в течение настоящего лета восстановить полный порядок в Фергане, и вопреки бешеному сопротивлению иностранного капитала, прячущегося за спины басмачей, мы эту задачу решительно и твердо выполним"11.

11 (ЦГАСА, ф. 1111, оn. 3, д. 502, л. 142-143.)

Замысел Тодорского был прост: чтобы пресечь возможный отход бандитов за границу, блокировать силами стрелковых подразделений горные перевалы, а активными действиями кавалерийских частей отбросить басмачей к вечным ледникам и снежным вершинам Алайского хребта. Одновременно перед войсками ставилась задача не только преследовать басмаческие шайки, но и охранять жизнь дехкан, их жилища, плоды их труда.

В ходе подготовки к наступлению территория Ферганской области была разбита на боевые районы. В каждом из них создавались летучие истребительные отряды, призванные обезвреживать в первую очередь курбашей - главарей банд. В специально разработанной инструкции для командиров истребительных отрядов отмечалось, что важнейшие условия их успешной деятельности - быстрота натиска, легкость передвижения, умение свободно ориентироваться, отсутствие обоза, беспрерывность преследования противника. В своей деятельности, указывалось в инструкции, отряды должны стремиться к тому, чтобы каждое их действие, каждый поступок показывал мирному населению все те преимущества, которые несет с собою Красная Армия12.

12 (Там же, д. 274, л. 90.)

Значительную помощь командованию Ферганской группы войск оказал С. С. Каменев. Ознакомившись на месте с обстановкой, он написал брошюру-наставление "Система борьбы с басмачеством". В этом документе освещались войсковые приемы борьбы с противником, вопросы закрепления в освобожденных районах и т. д. Для полной ликвидации басмачества, писал главком, необходима согласованная работа военных, партийных, советских и хозяйственных органов. Сделанные им выводы были положены в основу деятельности командования войск Ферганской области.

В Гурзуфе с летчиком-космонавтом П. Р. Поповичем. 1963 год
В Гурзуфе с летчиком-космонавтом П. Р. Поповичем. 1963 год

В начале лета значительно усилилась политическая работа среди местного дехканства. Успех боевых действий, неоднократно подчеркивал Тодорский, во многом зависит от поддержки Красной Армии местным населением. Завоевать же симпатии дехкан можно лишь совместными усилиями командного, политического и красноармейского состава. "Необходима чрезвычайная чуткость и внимательность в повседневном подходе к населению, исключительная добросовестность в разрешении всех вопросов, прямо или косвенно затрагивающих его интересы"13.

13 (Там же, л. 82.)

Для укрепления местных кадров ЦК Компартии и Совнарком Туркестана направили в Фергану 200 лучших партийных и советских работников14. Реввоенсовет Ферганской группы войск снарядил военно-политическую экспедицию, которая проводила большую разъяснительную работу среди населения по важнейшим вопросам советского строительства, изучала настроения масс15.

14 (См.: Кельдиев Т. X. Разгром контрреволюции в Ферганской и Самаркандской областях Туркестанской АССР (1918-1923 гг.). Ташкент, 1959, с. 138.)

15 (См.: Боевой путь войск Туркестанского военного округа. М., 1959, с. 155.)

В течение десяти дней подготовка к наступлению на (басмачей была завершена. 9 июня 1923 года командующий Туркестанским фронтом телеграфировал Тодорскому: "Операцию согласно приказа главкома и выработанного Вами плана начать 11 июня"16.

16 (ЦГАСА, ф. 1111, оn. 3, д. 272, л. 8.)

Первый удар по басмачам наносился в Андижанском уезде. Введение здесь военного положения прервало связи курбашей с их городской агентурой. Предпринятые накануне по приказу Тодорского широкие наступательные операции в Кокандском уезде дезориентировали противника. В результате летучие истребительные отряды Андижанского боерайона застали басмаческие шайки врасплох. Они несли большие потери. Не давая врагу опомниться, советские войска неотступно преследовали его.

Боевые операции против басмачей умело сочетались с политической работой среди населения. Агитаторы разъясняли дехканам ленинскую национальную политику, решения партии и правительства по вопросам хозяйственного строительства, разоблачали контрреволюционную сущность буржуазного национализма - идейной основы басмачества. За месяц боевых операций под председательством Тодорского состоялось восемь заседаний Реввоенсовета Ферганской области, преобразованного из РВС Андижана. На каждом из них рассматривались вопросы, связанные с расширением и улучшением деятельности местных партийных и советских органов. Так, 16 июня члены Реввоенсовета констатировали, что в настроении жителей Андижана и его пригородов произошел перелом в пользу Советской власти. Чтобы закрепить этот успех, РВС постановил продолжить взятую политическую линию в борьбе с басмачеством, развивать наитеснейшую связь с населением, приступить к подготовке созыва ряда беспартийных дехканских конференций17.

17 (Там же, д. 274, л. 9.)

Не довольствуясь докладами с мест, Тодорский придавал большое значение личному знакомству с положением в районе, встречался и беседовал с красноармейцами, партийными и советскими работниками, дехканами. "На специальной карте, - писал он впоследствии, - я отмечал красным цветом те кишлаки, где побывал. Делал я это с определенной целью - планово добивался, чтобы в Андижанском округе все кишлаки, неблагополучные по басмачеству, обвести красными кружочками, то есть побывать в них и на месте изучить все необходимые данные для успеха борьбы"18.

18 (Вперед и выше, 1936, 3 марта, № 9.)

Вскоре Тодорский хорошо знал особенности обширного края, обычаи и обряды узбеков, многое постиг в душе и характере народов Востока. Это диктовалось прежде всего глубоким уважением к народу, на земле которого он находился. И люди очень скоро это поняли. По Ферганской долине пошла молва о Тодорском: "Большой начальник, большой человек".

Решительные действия военного командования в сочетании с широкой партийно- политической работой дали положительные результаты. 13 июня С. С. Каменев телеграфировал из Туркестана в Москву заместителю председателя РВСР Э., М. Склянскому: "Нажим в Ферганской области уже начался буквально по всем линиям, разработаны меры для поддержания этого нажима и в будущем. С первых же дней нажима чувствуется растерянность басмаческих руководителей"19.

19 (ЦГАСА, ф. 5, on. 1, д. 144, л. 112.)

За три недели боевых операций басмачи понесли значительные потери: было убито или захвачено в плен свыше 30 курбашей (предводителей басмачества), 450 бандитов и их пособников; у басмачей отобрали сотни винтовок и револьверов, тысячи патронов20. Небольшие отряды басмачей предпочитали укрываться высоко в горах, в камышах и тому подобных местах, избегая столкновений с Красной Армией.

20 (Там же, ф. 1111, оn. 3, д. 278, л. 22.)

В ликвидации бандитизма активно участвовали добровольческие отряды, партийные и комсомольские дружины. Жители кишлаков выдавали басмачей военным и советским властям, указывали места расположения их отрядов. Многие дехкане вступили в Красную Армию21. Об этих успехах в борьбе с басмачеством говорилось в написанном Тодорским обращении "От РВС населению Ферганской области". Здесь же разоблачались провокационные слухи о том, будто вскоре советские войска уйдут и тогда басмачи расправятся с теми дехканами, которые помогали Красной Армии. Не верьте этим слухам, убеждал трудящихся Тодорский, "нами получен приказ командования уничтожить басмачество до конца, и мы этот приказ выполним. Недалеко то время, когда Фергана залечит свои раны и будет цветущей и счастливой. Все на борьбу с басмачами! Смерть басмачеству!"22.

21 (См.: Тодорский А. Ликвидация басмачества в Фергане. - В кн.: Октябрьская социалистическая революция и гражданская война в Туркестане: Воспоминания участников. Ташкент, 1957, с. 266.)

22 (ЦГАСА, ф. 1111, оn. 3, д. 278, л. 23.)

Многие бандитские шайки были деморализованы в результате наступления Красной Армии. Но другие оказывали бешеное сопротивление советским частям. В ожесточенных схватках с басмачами командиры, политработники и красноармейцы проявляли массовый героизм. Вот несколько характерных примеров.

12 сентября 1923 года в схватку с крупной бандой басмачей вступили 1-й батальон 6-го стрелкового полка и истребительный отряд 4-го кавалерийского полка. Под напором превосходящих сил противника наши бойцы вынуждены были отступить. Шесть красноармейцев, потеряв в бою коней, оказались в окружении 300 бандитов. Им предложили сдаться. В ответ на это красноармейцы под руководством Семена Гутовского заняли круговую оборону и отразили десятки атак рассвирепевших басмачей. Подоспевшая помощь спасла героев от неминуемой гибели. За этот подвиг Тодорский представил Гутовского к награждению. Командование Туркестанского фронта поддержало представление, и в начале 1924 года отважному воину был вручен орден Красного Знамени23.

23 (Там же, ф. 110, оn. 4, д. 224, л. 8; ф. 1111, оn. 3, д. 502, л. 195-196.)

Этой же награды был удостоен начальник штаба Ферганской группы войск и 2-й Туркестанской стрелковой дивизии В. Д. Соколовский. Представляя его к ордену Красного Знамени, Тодорский писал: "РВС области считает, что товарищ Соколовский принес неоценимую пользу делу замирения Ферганской области, честно выполнив свой долг перед революцией"24.

24 (Там же, ф. 1111, оn. 3, д. 278, л. 145.)

Отважно сражался с басмачами боец-разведчик X. Турсункулов. Однажды, вспоминал Тодорский, "крупная басмаческая банда держала под огнем проход в ущелье. Пулемет не давал поднять головы нашим бойцам. Во время атаки был ранен доблестный командир кавалерийской бригады К. П. Ушаков. Он оставался на поле сражения, и трудно было добраться до него, чтобы оказать помощь и выручить из беды. Тогда, ежесекундно рискуя жизнью, Хамракул Турсункулов и разведчик Николай Микулин ползком преодолели обстреливавшийся участок и вынесли командира в безопасное место. После этого Турсункулов сам добровольно вызвался уничтожить вражеское пулеметное гнездо. Он скрытно пробрался в тыл басмаческих пулеметчиков и меткими выстрелами уложил их на месте. Проход в ущелье был открыт"25.

25 (Правда, 1958, 22 февраля, № 153.)

Большую партийно-политическую работу среди красноармейцев и населения проводили комиссар 4-го стрелкового полка М. В. Татьянин, в прошлом московский рабочий; бывший рабочий кокандской фабрики, комендант Коканда К. Г. Афанасьев и многие другие командиры и политработники.

Бойцы Ферганской группы войск не только громили басмачей, но и участвовали в хозяйственном возрождении области. Красная Армия, писал 23 июля 1923 года Тодорский, должна прийти на помощь дехканам, принять самые срочные меры к улучшению их экономического положения26. Красноармейцы расчищали арыки для полива хлопка, заготавливали дрова и фураж, ремонтировали жилые помещения, восстанавливали железные дороги, строили мосты, просвещали дехкан.

26 (ЦГАСА, ф. 1111, оn. 3, д. 213, л. 431-432.)

В результате последовательного проведения в жизнь разработанного Тодорским плана вооруженной борьбы с противником, органически включавшего в себя политические и хозяйственные мероприятия, басмачество в Ферганской области было ликвидировано. За четыре с половиной месяца, с 11 июня по 26 октября 1923 года, советские войска и милиция уничтожили или захватили в плен свыше 2300 басмачей, в том числе 220 курбашей27.

27 (Там же, д. 278, л. 250.)

В быстром разгроме басмачества важную роль сыграла новая тактика борьбы, применявшаяся командованием Ферганской группы войск. Уже вскоре после прибытия в Коканд Тодорский пришел к выводу, что общая политическая обстановка в области коренным образом изменилась по сравнению с 1922 годом. Правильная политика Коммунистической партии способствовала отходу дехканства от басмаческого движения, оно переживало процесс внутреннего разложения. В этих условиях требовались максимально осмотрительные действия, которые облегчили бы населению безболезненный переход к мирному труду. Учитывая это, Реввоенсовет Ферганской области признал возможным отпустить на свободу сдавшихся с оружием курбашей, чтобы через них склонять к сдаче упорствующих и тем самым разлагать басмаческие банды.

В последние годы жизни
В последние годы жизни

Однако командование Туркестанского фронта не поддержало Тодорского. Слепо следуя директиве председателя РВСР Троцкого, настаивавшего на "исключительно твердой" линии военного командования, оно потребовало арестовать и судить отпущенных на свободу курбашей. Реввоенсовет Ферганской области уклонился от выполнения этого распоряжения и вновь обратился в Ташкент с мотивированным обоснованием, своей позиции. Рапорт Тодорского заканчивался следующими словами: "РВС области, всесторонне разобравшись в обстановке, усиленно ходатайствует об отмене распоряжения. РВС сознает ту ответственность, какую он берет на себя при удовлетворении его просьбы, и в интересах революции вообще и спокойствия Ферганы в частности избежит всяких ошибок в затрагиваемом вопросе"28. И все же фронтовое командование настояло на выполнении своего распоряжения, 140 курбашей были арестованы.

28 (Тодорский А. Ликвидация басмачества в Фергане, с. 268.)

Допущенная ошибка была исправлена только после вмешательства ЦК РКП (б). В соответствии с указанием Центрального Комитета партии Среднеазиатское бюро ЦК РКП (б) и Туркестанский ЦИК постановили освободить из-под стражи почти всех добровольно сдавшихся в плен с оружием курбашей. 2 декабря 1923 года временно исполняющий дела командующего Туркестанским фронтом Тодорский и председатель Туркестанского ЦИКа, член РВС СССР Хедыр-Алиев сообщили об этом Реввоенсовету Ферганской области. Наряду с неуклонно усиливающимся нажимом на банды, продолжающие вооруженное сопротивление, подчеркивалось в документе, необходимо освободить из заключения и хозяйственно устроить добровольно сдавшихся бывших курбашей, "дабы они хозяйственно осели и уверенно занялись мирным трудом, что исключит возможность обратного возвращения их к басмачеству"29.

29 (ЦГАСА, ф. 110, on. 1, д. 148, л. 9.)

Новая тактика борьбы полностью оправдала себя, и вскоре она стала применяться во всех очагах басмаческого движения. Первые итоги взятого в декабре курса были подведены на заседании Среднеазиатского бюро ЦК РКП (б) 15 апреля 1924 года. Члены бюро отмечали, что сочетание военного нажима с хозяйственным устройством сдавшихся в плен басмачей дало значительные результаты. Разложение басмаческих шаек приняло массовый характер.

В мае 1924 года в Ташкенте состоялся VIII съезд Коммунистической партии Туркестана. В отчете Центрального Комитета КПТ отмечалось, что в Ферганской и Самаркандской областях басмачество почти полностью ликвидировано, в других районах Туркестана оно также потеряло значение вооруженной централизованной силы. Важнейшим условием успешной борьбы с басмачеством явилась полная договоренность и согласованность в работе военных и гражданских властей30.

30 (См.: Отчет Центрального Комитета Коммунистической партии Туркестана (за период с VII по VIII съезд. 1923-1924 гг.). Ташкент, 1924, с. 6, 22.)

Отмечая выдающиеся заслуги А. И. Тодорского в разгроме ферганского басмаче-ства, Президиум ЦИК СССР наградил его орденом Красного Знамени31. 7 ноября 1923 года, во время парада войск Ферганской области в городе Коканде, к груди Тодорского была прикреплена эта боевая награда32. Это был четвертый орден Красного Знамени, заслуженный им. Не многие герои гражданской войны удостаивались такого! (Четырьмя орденами Красного Знамени, включая орден Красного Знамени РСФСР, боевые ордена других союзных республик и почетное революционное оружие, были награждены за подвиги в гражданской войне всего 11 человек: B. К. Блюхер, С. С. Вострецов, С. С. Каменев, Г. И. Котовский, Н. В. Куйбышев, А. И. Тодорский, И. П. Уборевич, Я. Ф. Фабрициус, И. Ф. Федько, Г. Д. Хаханьян, И. И. Хорун. Пятью орденами Красного Знамени были награждены два человека: C. М. Буденный и И. С. Кутяков.)

31 (См.: Военно-исторический журнал, 1967, № 4, с. 53.)

32 (ЦГАСА, ф. 1111, оn. 3, д. 294, л. 2.)

После окончания летней кампании 1923 года Тодорский был командиром и комиссаром 2-й Туркестанской стрелковой дивизии, временно исполняющим дела командира 13-го стрелкового корпуса в Бухаре, помощником командующего и членом РВС Туркестанского фронта, председателем фронтовой аттестационной комиссии, временно исполняющим дела командующего фронтом. Много сил и энергии отдавал он партийной и советской работе, избирался членом Туркестанского ЦИКа и Ферганского обкома партии, был делегатом XII Всетуркестанекого, XI Всероссийского и II Всесоюзного съездов Советов.

...Январь 1924 года. Громом грянула весть: умер Ленин. Тодорский вместе с другими делегатами II Всесоюзного съезда Советов с болью в сердце встречал траурный поезд, прибывший из Горок на Павелецкий вокзал. На следующий день он нес траурную вахту у гроба вождя в одной из смен почетного караула.

Смерть Владимира Ильича Ленина была для Тодорского глубоким потрясением, огромным личным горем. Впоследствии он писал: "Вся моя политически сознательная жизнь неразрывно связана с именем Ленина. Он помог мне стать на позиции единственно правильного мировоззрения. Пример самого Ленина всегда помогал мне преодолевать затруднения и находить наиболее верное решение в сложных вопросах армейского строительства, в моей партийной и литературно-общественной работе"33.

33 (Тодорский А. С путевкой Ленина, с. 41.)

Богатый боевой и жизненный опыт позволял Тодорскому успешно справляться с ответственными заданиями командования. Однако, задумываясь о будущем, он все яснее осознавал острую необходимость пополнить свои научные знания.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'