история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

На кого опиралась власть царя

"Я - Навуходоносор, царь Вавилона, смиренный, преданный великим богам и почитающий их, светлый князь-жрец, хранитель храма Эсагилы и Эзиды, сын На- бопаласара, царя Вавилона"*. Так звучит титулатура этого вавилонского царя; в ней ясно обозначены две важнейшие предпосылки его власти: хорошие отношения с богами и законное право на престол. Называя своего отца и предшественника, он указывает на свое происхождение из правящей династии или царской семьи. Правители обычно старались продлить свое родословное древо по возможности дальше в глубь веков и даже причислить к своим предкам нескольких известных исторических деятелей прошлого или легендарных героев. Если же царь был узурпатором, захватившим власть и свергшим существовавшую до него династию, то он пытался либо затушевать все эти обстоятельства, либо заведомо представить себя, как это сделал Набопаласар, в качестве избранника богов, что он и зафиксировал письменно: "Когда я в малости своей, будучи ничьим сыном**, постоянно заботился о святынях Набу и Мардука, моих благодетелей... когда Мардук... определил мне в стране, где я родился, величайшие дела, призвал меня к власти над страной и людьми..."***. В благодарность за поддержку со стороны богов и жречества правитель должен был построить новый храм, жрецам раздать богатые дары и предоставить разные привилегии.

* (St. Langdon. Die neubabylonischen Konigsinschriften, c. 89. )

** (Набопаласар хочет сказать, что он не был царским сыном. Однако он был весьма знатным человеком, наследственным вождем крупного халдейского племени.)

*** (Там же, с. 67. )

Однако храмы не являлись подлинной опорой царской власти. Царь был в состоянии прочно держать власть в своих руках только при поддержке боеспособного войска и верно служившего чиновничества. С помощью войска властители постоянно стремились расширить пределы своего государства и завоевать все новые и новые страны. Впрочем, во времена ослабления власти они были довольны, если им удавалось сохранить за собой подчиненные области.

Эта бронзовая статуэтка с позолоченным лицом - ценный дар храму - должна была, как следует из надписи, обеспечить царю Хаммурапи благосклонность богов. Около 1700 г. до н. э. Высота 19,6 см
Эта бронзовая статуэтка с позолоченным лицом - ценный дар храму - должна была, как следует из надписи, обеспечить царю Хаммурапи благосклонность богов. Около 1700 г. до н. э. Высота 19,6 см

Царь обычно сам осуществлял верховное командование армией. Лишь в редких случаях он ставил во главе войска лиц, заслуживающих его абсолютного доверия. Набопаласар вручил такие полномочия своему сыну и наследнику Навуходоносору, с тем чтобы укрепить молодую еще династию. Ввиду большого значения войска правители Вавилона начали формировать многочисленную военную силу - постоянную армию, всегда находившуюся в боевой готовности. При Хаммурапи и его преемниках к военной службе продолжали широко призываться низшие слои городского и сельского населения. Тем, кто пытался послать наемника вместо военнообязанного, грозила смертная казнь. Составлялись точные списки всех годных к военной службе мужчин. Хотя и делались исключения для граждан отдельных городов или представителей некоторых профессий, в принципе в армии обязан был служить каждый. Ядро постоянной армии составляли, вероятно, "профессиональные воины", в то время как необходимые на случай войны более многочисленные войсковые контингента создавались на основе призыва в армию. При Навуходоносоре эта древняя повинность уже не соблюдалась столь строго. В армию не удавалось призывать каждого гражданина; появилась возможность откупаться от службы деньгами. Войско Навуходоносора состояло поэтому преимущественно из наемников, прибывших из самых различных областей тогдашнего мира, прежде всего из самой Месопотамии и прилегающих горных районов.

Пеший воин был вооружен копьем, мечом и щитом. Около 1700 г. до н. э. Высота 1,86 м
Пеший воин был вооружен копьем, мечом и щитом. Около 1700 г. до н. э. Высота 1,86 м

Жалованье солдаты получали по большей части натурой. Города были обязаны осуществлять определенные поставки для армии; кроме того, вероятно, и вносить известные денежные суммы, которые шли на уплату жалованья солдатам. Согласно введенному Хаммурапи порядку солдатам за службу в армии давался участок земли, чтобы они могли прокормить свою семью. Эта земля не была их собственностью, ею можно было пользоваться, но ее нельзя было ни продавать, ни передавать по наследству. Сыновьям солдат оставляли отцовский участок земли при условии, что они также поступят на военную службу. Условно пользовавшиеся землей, естественно, стремились превратить эту землю в свою собственность, что с течением времени им часто удавалось. Навуходоносор также пытался крепче привязать к себе солдат путем раздачи земельных участков в пользование, но и он не слишком преуспел в этом.

Главный род войск вавилонской армии составляла пехота, к которой в течение II тысячелетия, по мере того как научились лучше управляться с лошадьми, добавились воины на колесницах, а позднее и кавалерия.

Вооруженная различным оружием пехота составляла в численном отношении большую часть войска. Важнейшим оружием были, вероятно, луки; кроме лука лучники обычно имели при себе лишь короткие мечи и, возможно, копья. Так как лучники не могли сами прикрывать себя щитами, их сопровождали специальные щитоносцы, задачей которых было защитить лучников от вражеских стрел. Если войско осаждало крепость, применялись легкие передвижные щиты в рост человека, за которыми могли укрыться два воина. Воины-щитоносцы сами были вооружены также копьями и мечами, так что могли участвовать в ближнем бою. Металлическими щитами ввиду их тяжести пользоваться было неудобно, поэтому предпочитали плетеные или изготовленные из кожи щиты с металлическими бляхами. Специальный род войск составляли метатели, которые забрасывали осажденные крепости камнями или горящими факелами. Применялись также боевые топоры, каменные или металлические булавы и двойные секиры. Кожаные и металлические жилеты, поножи и кожаные или бронзовые шлемы носило большинство солдат. Стрелки из лука тоже могли во время нападения врага надевать на себя тяжелые металлические доспехи, но они сильно ограничивали подвижность воина.

При штурме осажденных городов часто применялись стенобитные орудия. 1-я половина IX в. до н. э. Высота 0,89 м. (Гипсовая копия в Переднеазиатском музее. Берлин.)
При штурме осажденных городов часто применялись стенобитные орудия. 1-я половина IX в. до н. э. Высота 0,89 м. (Гипсовая копия в Переднеазиатском музее. Берлин.)

Лучники входили также в состав воинов, сражавшихся на колесницах,- важнейшего рода войск. Легкие двухколесные повозки, в которые впрягались две или три лошади, перевозили по нескольку человек. В их числе обязательно были воин, правивший лошадьми, и стрелок из лука; позднее им придавался воин со щитом, прикрывавший их во время боя и действовавший также копьем. Лошади накрывались богато украшенными чепраками или толстыми шерстяными панцирями. Контингент воинов на колесницах обычно был довольно ограничен, поскольку их оснащение требовало больших затрат. Однако цари Вавилона всегда стремились к увеличению их числа, так как ударная сила этого рода войск была чрезвычайно велика. Быстрая конница часто применялась в сражениях, особенно для преследования противника. Всадники не пользовались седлами, а сидели, подтянув колени, на чепраке с ремнем; стремени тогда еще не знали. Самым эффективным оружием конных воинов был легкий лук, реже - копье.

Во время военных походов войска должны были, естественно, передвигаться по труднопроходимым или пустынным местностям, где не было ни дорог, ни мостов. Поэтому их сопровождали специальные подразделения "саперов", которые возводили понтонные или деревянные мосты, строили - прежде всего в горах - дороги и сооружали необходимые для осады крепостей машины. Это были высокие, передвижные деревянные помосты, на которых укреплялись подвижные бревна с металлическими наконечниками. Стоящие на помосте воины раскачивали эти бревна и били ими по крепостной стене. Саперы строили также полевые лагеря для продолжительных стоянок войска. Лагеря имели вид крепостей, они окружались валом и башнями. Внутри располагались палатки для солдат, с комфортом устроенные помещения для царя или главнокомандующего, а также кухни, загоны для скота и склады для оружия.

Хотя вавилонские цари часто вели войны и завоевывали многие страны, они, в отличие от правителей Ассирии, почти ничего не сообщают об этом в своих надписях. Мы не знаем ни о численности их войск, ни о количестве захваченных пленных. В сообщениях ассирийских царей, которые можно привлечь для сравнения, говорилось о численности войска в одной из провинций, что оно состояло из 30 тысяч лучников и 30 тысяч щито- и копьеносцев. Общая численность войска должна была быть соответственно во много раз большей. Надо прибавить к этим цифрам и многочисленный вспомогательный персонал, например людей, обслуживавших обоз, прислугу при колесницах, поваров, денщиков и т. д. Насколько эти данные соответствуют действительности, не являются ли они преувеличенными, сказать трудно.

При затянувшейся осаде строили укрепленный лагерь, служивший местом расположения войска. На переднем плане видны две палатки, в которых слуги заняты приготовлением постели и пищи. Слева вверху изображен человек, набирающий, видимо, воду из цистерны. VII в. до н. э. Высота 0,39 м, ширина 0,48 м
При затянувшейся осаде строили укрепленный лагерь, служивший местом расположения войска. На переднем плане видны две палатки, в которых слуги заняты приготовлением постели и пищи. Слева вверху изображен человек, набирающий, видимо, воду из цистерны. VII в. до н. э. Высота 0,39 м, ширина 0,48 м

Царя охраняла также гвардия, которой командовал особый начальник. Гвардия находилась при царе не только во время военных действий, она и в мирное время несла охрану дворца и покоев царской семьи. Во дворцах, как правило, имелись особые помещения, в которых размещались эти отборные отряды.

Большой дворец Навуходоносора, находившийся внутри городских стен Вавилона, - это гигантский, состоявший из множества зданий комплекс, изучение которого дает представление о жизни и об окружении вавилонских царей. Вдоль восточной стороны дворца проходила Дорога процессий; здесь же был расположен главный вход. Нужно было сначала пройти охраняемые ворота, чтобы попасть в первый большой двор, ограниченный с севера и с юга многими строениями. Тут, как можно думать, находились служебные помещения многочисленных чиновников. Несколько помещений в южной части дворца занимала, по-видимому, мастерская камнереза, изготовлявшего из мелкозернистого алебастра высокие стройные кувшины, которые в большом количестве использовались во дворце. Чтобы пройти во второй, средний двор, надо было также миновать особые ворота, по обе стороны которых располагались, вероятно, различные канцелярии. Сюда к высшим чиновникам приходили сообщения из всех частей страны, отсюда осуществлялось руководство хозяйством, здесь контролировалось поступление налогов. Особенно большое помещение в южной части среднего двора служило, видимо, резиденцией главного чиновника; здесь он и жил. Во многих более мелких помещениях размещались канцелярии. Если все расположенные неподалеку от входа во дворец помещения предназначались для администрации, то в большом главном дворе, куда попадали через третьи, монументальные ворота, стояли величественные здания, в которых жил сам царь. В южной части находился большой тронный зал, имевший 52 метра в длину и 17 метров в ширину, с тремя входами со стороны двора. Против средней двери в задней стене зала имелась ниша, к которой вели ступени и где, надо предполагать, стоял трон Навуходоносора. Здесь царь сидел во время торжественных церемоний, религиозных праздников и, вероятно, также во время приемов послов и приношения дани.

Уже при входе зал производил захватывающее впечатление, ибо вся его наружная стена была украшена рельефами из цветного кирпича, на которых были изображены гигантские колонообразные предметы, вероятно "древа жизни" вавилонян; снизу по фризу располагались фигуры шагающих львов, сходные с изображениями на рельефах, украшавших Дорогу процессий. Навуходоносор уделял строительству своего дворца особое внимание; он говорил по этому поводу в одной надписи: "В Вавилоне, моем избранном городе, который я люблю, я построил дворец, дом, изумляющий людей, узы объединения страны, сияющую постройку, обиталище моей царственности... Я приказал срубить для его крыши могучие кедры, сделать двери из кедрового дерева, обитого медью, пороги и дверные петли из бронзы приделал я к воротам. Серебро, золото, драгоценные камни, все, что великолепно и прекрасно, все добро и имущество, украшение величия собрал я в нем, я сделал его гигантским вместилищем царских сокровищ"*. Это описание говорит о том, с какой расточительной роскошью украшал Навуходоносор свой дворец. Потолок большого тронного зала лежал на деревянных балках, стены были покрыты белым гипсом. Многие прилегающие к главному двору помещения предназначались, видимо, для хранения царских сокровищ. В комнатах позади тронного зала были установлены фонтаны, через которые поступала, вероятно, особенно чистая и тщательно профильтрованная вода. В той части обводной стены, которая примыкала к главному двору, находилась особая дверь; через нее можно было проникнуть во дворец, не проходя через оба двора и главный вход.

* (Там же, с. 37.)

План городского дворца Навуходоносора
План городского дворца Навуходоносора

Западная часть дворца не примыкала вплотную к основным зданиям, так как была сооружена на более низком уровне. Поэтому полы здесь неоднократно поднимались, в некоторых местах делались наклонные переходы. Эта часть дворца была построена еще при Набопаласаре и была лишь реставрирована и улучшена его сыном Навуходоносором. Здесь, как мы можем предположить, находились жилые комнаты царя. Четыре сходных по характеру дома в южной части двора принадлежали, возможно, женам властителя; каждая из них занимала вместе со своими рабынями и прислугой собственные апартаменты. Какие именно из комнат были жилыми покоями царя, решить трудно, ибо по обе стороны так называемого пристроенного двора имелись здания, служившие жилыми помещениями. Типичным Для всего дворцового комплекса было расположение дворов в центре здания. Вокруг каждого двора стояло несколько домов, правда пристроенных друг к другу, но все же являвшихся самостоятельными зданиями. Каждый такой дом, в свою очередь, имел собственный небольшой двор. Главное помещение всегда выходило окнами на север, так как не обращенная к солнцу сторона была прохладнее и удобнее для жилья.

Дворцовый комплекс включал еще одно, совершенно особенное, единственное в своем роде сооружение - знаменитые Висячие сады. Оно было расположено на северо-восток от дворца, непосредственно у обводной стены, вблизи от Ворот богини Иштар. Это - 14 продолговатых, совершенно одинаковых помещений, построенных по обе стороны разделяющего их прохода. Сооруженные из кирпича и тесаного камня и перекрытые цилиндрическими сводами, они принадлежат к первым свободно стоящим сводчатым постройкам в истории. Внутри одного из этих помещений был устроен колодец, состоявший из квадратной центральной шахты и продольных шахт с каждой ее стороны; в нем, видимо, действовало механическое устройство, подававшее воду наверх, на расположенные над сводами террасы. Здесь возвышалось сооружение в виде лестницы; его высшая точка находилась непосредственно над крепостными стенами, рядом с Воротами богини Иштар. Террасы были сложены из глиняных кирпичей различного размера. На них был положен слой земли, достаточно толстый, чтобы на нем могли расти деревья и другие растения. Царь велел построить это искусственное сооружение в виде сада на террасах, как принято считать, в угоду своей супруге, которая была родом из горной местности, - чтобы она могла наслаждаться во дворце прохладой в тени деревьев. Находящиеся под садами своды удачно использовались также как прохладные кладовые.

Чертеж-реконструкция Висячих садов должен дать известное представление о том, как это сооружение выглядело в свое время. Слева- поперечный разрез, справа - вид спереди
Чертеж-реконструкция Висячих садов должен дать известное представление о том, как это сооружение выглядело в свое время. Слева- поперечный разрез, справа - вид спереди

У Навуходоносора этот дворец не был единственным. Царь повелел - о чем он сообщает в надписи (конечно, преувеличивая) -построить себе в течение 15 дней другой дворец, за городскими стенами Вавилона. Одна его стена выходила на Дорогу - процессий. Для постройки загородного дворца надо было произвести огромные работы по сооружению фундамента; здесь, по-видимому, раньше проходил канал Арахту, который пришлось засыпать. Вся площадь, где стоял дворец, была покрыта метровым слоем из обломков кирпича, и на этом основании был возведен фундамент здания. За время, пока строился дворец, Навуходоносор, видимо, много раз менял свои планы, и архитекторы должны были исполнять его желания, производя дополнительные перестройки. Сооружая новый дворец, Навуходоносор хотел превзойти все, что было до него, по роскоши и богатству. Полы дворца были устланы разноцветными каменными плитами, стены украшены рельефами, в проходах ворот стояли - вероятно, по примеру Ассирии - большие скульптуры. Очевидно, царь позднее превратил этот дворец в свою резиденцию, оставив южный дворец вельможам, которые возглавляли органы государственного управления.

В главном дворце было размещено значительное собрание произведений искусства, созданных в давние времена и привезенных из отдаленных стран; коллекция собиралась как при Навуходоносоре, так, несомненно, и при его предшественниках. С известной оговоркой это собрание можно назвать одним из первых музеев в истории. Коллекция возникла, конечно, не столько вследствие интереса царей к произведениям искусства, сколько из престижных соображений. Цари гордились тем, что ценные памятники из различных стран Передней Азии стали трофеями Вавилона, тем самым доказывалось его превосходство над другими странами.

Самый древний из найденных здесь памятников относится ко времени почти за две тысячи лет до Навуходоносора; он принадлежал шумерскому правителю Шульги. В коллекции были две большие диоритовые статуи, изображавшие правителей города Мари, разрушенного еще Хаммурапи. Из Ассирии были привезены многочисленные скульптуры и надписи различных ассирийских царей. Большой интерес представляет базальтовая плита с надписью ассирийского царя Адад-нера-ри II; хотя она и повреждена проведенной поперек бороздой, ее можно прочитать. Эта борозда должна была наглядно продемонстрировать, что власть Ассирии сломлена; перечеркивание уничтожало магическую силу надписи. Среди коллекции найден рельеф правившего в начале I тысячелетия начальника области Мари и Сухи, который изображен поклоняющимся богам. Этот начальник прославляет себя в надписи за введение пчеловодства. Самая крупная скульптура в "музее" - огромный базальтовый лев, стоящий на поверженном человеке. Датировка этого весьма грубого и, вероятно, не завершенного произведения вызывает большие споры: оно могло быть изготовлено даже еще в III тысячелетии. Несколько хранившихся здесь произведений искусства происходит из Сирии; их мог привезти в качестве военной добычи сам Навуходоносор из одного из своих походов. За время правления Навуходоносора эта коллекция, надо думать, стала намного обширнее.

Во дворце-музее Навуходоносора найдена эта статуя князя из Мари. На нем длинное, украшенное бахромой платье, облегающее тело и покрывающее левое плечо. Начало II тысячелетия до н. э. Высота 1,93 м. (Гипсовая копия в Переднеазиатском музее. Берлин.)
Во дворце-музее Навуходоносора найдена эта статуя князя из Мари. На нем длинное, украшенное бахромой платье, облегающее тело и покрывающее левое плечо. Начало II тысячелетия до н. э. Высота 1,93 м. (Гипсовая копия в Переднеазиатском музее. Берлин.)

Как следует из надписей, большинство вавилонских царей - такими были, например, Навуходоносор и Набонид - проявляли также интерес к археологии. В случае, когда они строили новый храм на том месте, где раньше стоял старый, они приказывали тщательно искать положенный в основание здания прежним строителем камень - закладной дар. Делали они это прежде всего из религиозных побуждений: они желали соблюсти высеченные на таких камнях предписания богов. Надписи оставляли на прежнем месте, а их находкой гордились. Это явствует, например, из надписи Набонида, преемника Навуходоносора: "Закладная надпись ... от времени Саргона, царя вавилонского, царя, что правил до меня, и от времени Нарамсина, сына его, не была обнаружена до времени правления Набонида, царя Вавилона. Куригальзу, царь Вавилона, царь, что был до меня, искал закладной дар, но не нашел его... Асархаддон, царь Ассирии, приказал войскам всех стран искать, но надписи не нашел. Навуходоносор, мой Царственный предшественник, приказал многочисленным своим людям искать... они старались изо всех сил, копали глубоко, но он не нашел закладную надпись. Я же, Набонид, царь Вавилона, хранитель храма Эсагилы й Эзиды во время моего законного правления, в трепете перед богиней Иштар Аккадской увидел вещий сон... Я послал большое число своих людей искать закладной камень. Три года копал я в вертикальных шахтах, прорытых Навуходоносором, справа и слева, спереди и сзади я искал, однако, не нашел ничего..."*. Наконец царю удалось все же найти надпись, и, успокоившись, он мог приступить к строительству нового храма.

* (Там же, с. 247.)

Наряду с религиозными обязанностями, к числу которых относилось сооружение новых храмов, и с многообразными военными делами у царя было много забот по управлению страной. Он должен был надзирать над высшими чиновниками, контролируя, как они выполняют свои функции, рассматривать планы строительства крупных сооружений в сельском хозяйстве и в царских имениях, а также принимать послов и лиц, приносящих дань. Все это проходило по строго соблюдаемому церемониалу, отнимало, разумеется, много времени и давало каждый раз повод многочисленным придворным снова и снова доказывать свою незаменимость. К развлечениям царя относились охота на крупных зверей и увеселения в личных дворцовых покоях, где перед ним выступали музыканты, фокусники, танцоры или борцы и кулачные бойцы. У царя был большой гарем, в котором жили девушки из всех частей страны и принцессы из дальних краев.

Царь располагал обширным штатом придворных, на которых он по своему усмотрению мог возлагать различные обязанности. К самым высокопоставленным чиновникам относились наместники и начальники областей, управлявшие провинциями. Дела двора контролировали и вели различные высшие вельможи - визирь, дворецкий, главный кравчий, а также глава ведомства финансов. Они управляли всей страной, руководили внешней политикой, заключали договоры с другими государствами, на них была возложена организация крупных сельскохозяйственных работ, а также надзор за принадлежавшими царю имениями. Руководство штатом придворных осуществлял дворецкий, который давал задания многочисленному персоналу и заботился об удобствах и об удовлетворении всех потребностей царя. Финансами государства должен был ведать соответствующий чиновник. Это было, конечно, не всегда легким делом-добыть деньги, необходимые на крупное военное предприятие или на строительные работы. Через ведомство финансов проходили все доходы двора, независимо от того, поступали они в виде натуральных продуктов или в виде звонкой монеты.

Кроме высших имелись многочисленные средние и мелкие чины, которые были заняты в канцеляриях при дворе, в городе и в сельской местности. Многие чиновники происходили из числа писцов, так как умение читать и писать было необходимо для выполнения их обязанностей. Они не только вели записи доходов и расходов, но и составляли списки жителей, давали справки о рождении и смерти, вели учет трудоспособных и обязанных платить налоги граждан, а также мужчин, годных к военной службе.

Все эти придворные должны были получать жалованье в соответствии с их постами и чинами. Поскольку они часто имели бесплатное жилье и питание, а также одежду, их основные личные потребности были удовлетворены. Для содержания семьи им давали обычно участок земли, который они обрабатывали или сдавали в аренду. Наряду с этим придворным полагалось также денежное вознаграждение, о чем дает сведения, например, обнаруженная во дворце в Хорсабаде ведомость на выплату жалованья. Главнокомандующему войском: 10 мин серебра, 5 платьев высшего качества и 5 обычных; визирю: 6 мин серебра, 3 платья высшего качества и 2 обычных; верховному судье: 3 мины серебра, 3 платья высшего качества; помощнику визиря: 3 мины серебра, 3 платья высшего качества; начальнику дворца: 5 мин серебра, 3 платья высшего качества, 2 обычных платья; управителю дворцовым хозяйством: 1 мину серебра, 1 платье высшего качества. Некоторые высокопоставленные чиновники имели еще дополнительные доходы, сдавая должности в аренду и получая часть дохода от них.

Налоги собирались специальными царскими чиновниками, ответственными за их своевременное поступление. Эти чиновники часто сдавали во дворец необходимую сумму, а затем взыскивали ее с населения - в собственную пользу и на собственный риск*. Сборщики налогов получали немалый доход, произвольно повышая сумму налогов и выжимая их из населения. Чтобы каждый житель страны платил достаточно высокие налоги, его состояние и доходы строго учитывались. Во времена Хаммурапи ставка налога составляла для свободного населения примерно 10 процентов доходов, для полусвободных и зависимых жителей - 331/2 процента. Если царю были особенно нужны деньги, могло случиться, что ставка налога повышалась до половины доходов. Налоги частично платились натурой, частично деньгами; кроме того, жители должны были работать принудительно на общественных стройках - сооружении дорог, ирригационных систем, крепостей и в первую очередь выполнять задания храмов. Царь при особенно крупных строительных предприятиях мог привлекать большую часть населения к проведению этих работ.

* (Существование в Вавилонии практики "откупа налогов" многими исследователями отрицается.)

И эту базальтовую плиту с надписью ассирийского царя Адад-нерари II хранил Навуходоносор в своем музее. Около 900 г. до н. э. Длина 42 см
И эту базальтовую плиту с надписью ассирийского царя Адад-нерари II хранил Навуходоносор в своем музее. Около 900 г. до н. э. Длина 42 см

О том, как строго Следили цари, чтобы налоги платились их подданными своевременно и точно, свидетельствуют многочисленные письма вавилонских властителей к их чиновникам во всех областях страны. Эти письма звучали примерно так: "Мардук-нациру и судьям Сиппар-Амнанума скажи: так (говорит) Аби-эшух: сборщик барашков сказал мне, что вы не прислали в Вавилон ваш (из) 30 барашков (состоящий) налог. Почему вы до сих пор не прислали 30 барашков, причитающийся с вас налог? Как смеете вы поступать так? Я посылаю теперь к вам гонца, как только вы прочтете это мое письмо, пошлите ваш (из) 30 барашков состоящий налог в Вавилон. Если вы не пришлете ваш налог в Вавилон, то вас заставят за каждого барашка отвесить сикль серебра"*.

* (R. Frankena. Briefe aus dem British Museum, с. 45, № 75.)

Цари были весьма изобретательны в постоянных поисках новых источников доходов, заставляя граждан платить налоги практически за все. Касалось ли это пользования каналами и реками для перевозки грузов или передвижения по определенным торговым путям, ввоза или вывоза товаров - за все это царь требовал плату или известную часть дохода. Поэтому освобождение от налогов являлось самой вожделенной привилегией, которую как знак особого благоволения могли заслужить чиновники и придворные. Прежде всего добивались этого храмы, не желавшие платить налоги со своих богатых доходов. И крупные торговые города также всегда стремились добиться у царя налоговых привилегий или по меньшей мере уменьшения платежей. В особенно трудные времена правители бывали вынуждены идти на всеобщее облегчение налогового гнета, чтобы средние и низшие слои населения полностью не разорились и не увязли в долгах. Но такие льготы действовали недолго, ибо содержание двора, сооружение многочисленных храмов и дворцов, а также военные походы поглощали большие средства и требовалось увеличить налоги. Только победоносные военные походы могли на время привести к снижению налогов, так как военная добыча, полученная, например, при завоевании богатых сирийских или палестинских торговых городов, позволяла покрыть многие расходы.

Лев над поверженным человеком - вероятно, монумент в честь победы. I тысячелетие до н. э. (?) (Гипсовая копия в Перед неазиатском музее. Берлин.)
Лев над поверженным человеком - вероятно, монумент в честь победы. I тысячелетие до н. э. (?) (Гипсовая копия в Перед неазиатском музее. Берлин.)

Обязанности подданных регулировались законами, и их письменная фиксация принадлежала к числу главных задач царя. Он был верховным законодателем и действовал по поручению бога Солнца, все знающего, видящего правду и кривду, бога, правящего на небесах. Об этом говорила символическая сцена, изображенная на стеле с законами Хаммурапи: царь получает законы из рук сидящего на троне бога Солнца. Обширный Кодекс Хаммурапи стал для нас одним из важнейших источников сведений о древнем праве, так как он содержит данные, относящиеся к различным областям жизни. Этот источник может быть использован для изучения вавилонского классового общества и хозяйства, состояния торговли и ремесла, семейных отношений и религии. Кодекс состоит из 282 параграфов, сгруппированных (правда, не очень строго) по определенным объектам законодательства.

Хаммурапи не был первым законодателем. Уже на протяжении столетий до него совместная жизнь людей регулировалась известными нормами, которые с возникновением классового общества и усилением различий в положении между отдельными группами населения приобретали все большее значение. Право стало инструментом в руках господствующих классов, который должен был служить опорой их власти. Обычное право, передававшееся устным путем, было письменно зафиксировано уже шумерами в конце III тысячелетия до н. э., и с этого времени забота о законах по традиции стала важнейшей обязанностью царя. Хаммурапи в конце концов повелел своим чиновникам собрать воедино прежние своды законов, переработать их и привести в соответствие с его временем.

Остается, правда, открытым вопрос, какое реальное влияние оказывали законы Хаммурапи на повседневную жизнь и действительно ли судьи руководствовались ими при вынесении приговоров. Имеющиеся в нашем распоряжении правовые документы создают впечатление,, что строгие наказания, которые предусматривались законом за многие, в том числе мелкие, преступления, на самом деле не применялись и, вероятно, служили лишь для устрашения.

На протяжении веков сохранялось большое уважение к Кодексу Хаммурапи, о чем свидетельствуют позднейшие воспроизведения отдельных его параграфов. Так как от более поздних времен до нас дошли лишь очень скудные правовые материалы, в наших знаниях о развитии права в последующие столетия много пробелов. От нововавилонского периода сохранился в сущности только один небольшой фрагмент закона, не дающий оснований для обстоятельных суждений. Поэтому при освещении вопроса о вавилонском праве в I тысячелетии до н. э. мы вынуждены в значительной степени исходить также из законов Хаммурапи, относясь к своим выводам с известной осторожностью.

В уголовном праве доминировал принцип возмездия, применявшийся, впрочем, в зависимости от того, какое общественное положение занимали обвиняемый и обвинитель. Преступление каралось по принципу око за око, зуб за зуб. Смертный приговор полагался за почти сорок различных преступлений, особенно за кражу имущества, принадлежавшего дворцу или храму, и за кражу, совершенную во время пожара. Смертью карались также ложное обвинение в тяжком преступлении, нарушение женщиной супружеской верности, преднамеренное убийство, кровосмешение. Применялись различные виды смертной казни - в зависимости от характера преступления. Совершившего преступление могли утопить, сжечь, посадить на кол, волочить по земле до смерти. За более мелкое преступление виновному выкалывали глаз, отрубали руку или отрезали ухо. Кроме того, разумеется, предусматривались также порки - различное количество плетей.

На представителей имущих классов за многие преступления налагались денежные штрафы. К рабам же такое наказание не применялось, так как они обычно не владели имуществом. Виновный должен был возместить пострадавшему ущерб, вернув ему поврежденный или похищенный предмет или скот, а также понести определенное наказание. Размер денежного штрафа мог быть весьма различным, он колебался от суммы, вдвое превышавшей нанесенный ущерб, до суммы, превышавшей его в тридцать раз, - последнее при нанесении ущерба дворцовому или храмовому имуществу. В отдельных случаях преступник подвергался изгнанию из общины, а следовательно, из родного дома, он терял при этом все свое имущество, должен был жить вне своей семьи и лишался защиты своих богов. Такое наказание полагалось прежде всего за кровосмешение между отцом и дочерью и за некоторые другие преступления. Отец мог потребовать наказания сына, позволившего себе неоднократное ослушание, и изгнать его из родительского дома, причем сын в таком случае, разумеется, лишался прав на наследство.

Музыка и танцы были излюбленным удовольствием. Женщина играет на лире, танцующий мужчина вторит ей на бубне. 1-я половина II тысячелетия до н. э. Высота 13,7 см
Музыка и танцы были излюбленным удовольствием. Женщина играет на лире, танцующий мужчина вторит ей на бубне. 1-я половина II тысячелетия до н. э. Высота 13,7 см

Вавилонское семейное право заслуживает особого внимания, так как оно позволяет сделать многие выводы относительно положения женщины, жизни общины и воспитания детей. Женщина в Вавилоне не была бесправной; она могла, например, принимать участие в деловой жизни и заключать договоры, а также занимать некоторые должности в общественном управлении. Но это не делало ее равноправной с мужчиной, ибо доступ к влиятельным постам был для нее возможен лишь как редкое исключение. Речь могла идти прежде всего о функциях в храмовой службе, которые сохраняли за собой женщины, принадлежавшие к царскому двору или к высшим слоям общества. В семейной жизни женщина была в значительной мере подчинена мужчине. Это подчиненное положение проявлялось уже при бракосочетании, поскольку женщина почти не имела возможности выбрать мужа по собственному желанию. Будущего мужа выбирал ей отец. Он давал ей приданое, жених же в большинстве случаев должен был уплатить за невесту выкуп, который оставался у ее отца. После этого заключался письменный брачный договор, ибо иначе брак считался недействительным. Примером такого договора, относящегося к древневавилонскому времени, может служить следующий: "Иштар-умми, дочь Бузазума и Ламассатум, взял в супружество Варад-Син, сын Ибни-Сина, у ее отца Бузазума... 2/3 фунта серебра и одного раба дал Варад-Син Бузазуму и Ламассатум в качестве выкупа. Бузазум, Ламассатум и дети Бузазума не будут никогда предъявлять никаких требований к Иштар-умми. Если Варад-Син оставит Иштар-умми, то он должен отвесить 1 фунт серебра. Если Иштар-умми оставит Варад-Сина, то ее сбросят вниз с башни, чтоб она разбилась. Во имя Шамаша и Айи, города Сиппа-ра и царя клянутся они, что никогда не будут предъявлять друг к другу никаких претензий"*. Затем следуют имена пятнадцати свидетелей, которые присутствовали при бракосочетании. Из текста видно, что муж и жена при бракосочетании находились в разных условиях.

* (A. Ungnad. Briefe Konig Hammurapis. В., 1919, с. 52.)

Для жены было исключительно трудно добиться развода. Она могла получить развод лишь в том случае, если у нее были веские доказательства плохого обращения с ней мужа. Если же ее обвинения не будут признаны доказательными, то ее за ложный навет могут бросить в воду или убить каким-либо другим способом. Муж мог прогнать жену, не объясняя причин, он должен был только уплатить за развод и вернуть приданое. В качестве важного основания для развода признавалось бесплодие или тяжелая болезнь жены, правда, при этом муж должен был дать ей обеспечение. Муж мог и не обеспечивать оставленную жену, если ему удавалось доказать, что она была расточительна или не поддерживала порядка в доме; в некоторых случаях ему даже разрешалось сохранить ее у себя в качестве рабыни. В то время как для мужа нарушение супружеской верности не влекло за собой никакого наказания*, жену за такой же проступок бросали в воду, что было равнозначно смертному приговору.

* (За прелюбодеяние с замужней женщиной мужчина подлежал смертной казни. Связь с рабыней не считалась нарушением супружеской верности.)

Мужу разрешалось наряду с главной женой иметь в доме несколько побочных жен, которые, правда, в правовом отношении стояли ниже главной жены. В большинстве случаев это были рабыни, которых владелец сделал наложницами. Они продолжали оставаться рабынями, а их дети могли получить свободу после смерти господина. Если хозяин публично признавал детей, рожденных рабыней, своими детьми, то последние получали почти равные права с детьми законной жены на наследство и отпускались на свободу. Вавилонским храмовым жрицам также разрешалось вступать в брак, но запрещалось рожать детей, и для этой цели они приводили своим мужьям рабынь. Поскольку жрицы, занимавшие высокое положение, были весьма состоятельны, мужчины охотно шли на выполнение этих предписаний; рабыни, впрочем, всегда оставались в подчиненном положении.

Важнейшая цель вавилонского брака состояла в том, чтобы в семье было как можно больше детей. Согласно верованиям вавилонян, после смерти родителей дети были обязаны заботиться об их душах. Если в семье не было собственных детей, то часто усыновляли чужих детей, которые должны были исполнять эту обязанность. Позднее обычай усыновления использовали для того, чтобы получить право на владение землей, не подлежащей продаже; тем самым усыновление превратилось в чисто юридическую формальность. Глава семьи обладал весьма большими правами по отношению к своим детям, он мог привлекать их к любой работе и даже отдавать на три года в долговое рабство.

Относительно порядка наследования существовало много установлений. Наследниками являлись прежде всего сыновья, дочери же получали часть наследства в виде приданого. Жене разрешалось только оставаться жить в доме и пользоваться принесенным в брак приданым; кроме того, она могла сохранить подарки, которые делал ей муж. Старший сын получал главную часть наследства, за ним часто оставался и дом его родителей. Между другими сыновьями имущество делилось поровну. В нововавилонское время закон делал различие между детьми от первого и от второго законных браков, причем первые делили между собой две трети наследства, а вторые - только одну треть.

В верхней части своей стелы с законами царь Вавилона Хаммурапи приказал изобразить себя стоящим перед богом Солнца. (Гипсовая копия в Переднеазиатском музее. Берлин.)
В верхней части своей стелы с законами царь Вавилона Хаммурапи приказал изобразить себя стоящим перед богом Солнца. (Гипсовая копия в Переднеазиатском музее. Берлин.)

Понятно, что, несмотря на все правовые установления, в повседневной жизни нередко возникали споры, которые не могли быть разрешены самими тяжущимися и требовали судебного разбирательства. Суд состоял из нескольких назначенных государством судей, которым помогал совет старейшин, т. е. наиболее уважаемых граждан города или селения. Имелось несколько судебных инстанций; простые дела решались быстро небольшой коллегией, в то время как сложные правовые казусы порой разбирались даже самим царем. Суд заседал, видимо, обычно у городских ворот, в особых помещениях храма или царского дворца. Судьям вменялось в обязанность строжайшим образом соблюдать справедливость. В параграфе 5 Кодекса Хаммурапи говорилось: "Если судья будет судить судебное дело, постановит решение, изготовит документ с печатью, а потом свое решение изменит, то этого судью должно изобличить в изменении решения и он должен уплатить сумму иска, предъявленного в этом судебном деле, в двенадцатикратном размере, а также должен быть в собрании поднят со своего судейского кресла и не должен возвращаться и заседать с судьями на суде". Обычно судьи пытались добиться полюбовного соглашения сторон, и только когда это не удавалось, дело поступало в суд. Важно отметить, что к делу можно было приобщить письменные документы или свидетельства. Наряду с этим приносилась клятва перед богом, что иногда происходило в самом храме. Клятвопреступление, а также ложные свидетельские показания рассматривались как оскорбление божества и строго наказывались. Судьи обращались при ведении дел к существующим законам, но во многих случаях они, несомненно, выносили приговор на основании обычного права и прецедентов. По-видимому, от них не требовалось подробного обоснования приговоров.

Гробы делались различной формы. На крышке этого гроба изображен человек, с длинной бородой и длинными волосами. VI в. до н. э. Длина 1,76 м
Гробы делались различной формы. На крышке этого гроба изображен человек, с длинной бородой и длинными волосами. VI в. до н. э. Длина 1,76 м

Для рассмотрения государственных преступлений, которые посягали на существующий порядок или наносили оскорбление царю, созывались особые суды, заседавшие под председательством самого царя. Об одном таком деле идет, очевидно, речь в следующем документе: "Баба-аху-иддина, сын Набу-аххе-буллита, совершил злодеяние и святотатство, на зло направил он свои помыслы. Он не сдержал присягу, которую дал своему царю, своему господину, но готовил измену. В эти дни Навуходоносор, царь Вавилона, правитель, советчик и пастырь великого множества людей, который, подобно богу Солнца, взирает на все страны, который утверждает правду и справедливость, уничтожает злодеев и преступников, рассмотрел злые деяния Баба-аху-иддины и уличил его перед народом в заговоре, в позорном деле, которое он совершил. Гневно посмотрел он на него, смерть изрек он ему, и ему перерезали горло"*. Имущество заговорщика перешло в собственность храма Набу. Сановник Баба-аху-иддина нарушил, очевидно, священную присягу, за что и был привлечен к ответственности. Такую присягу, должны были приносить вельможи и придворные при восшествии царя на трон. Они давали обязательство служить опорой царской власти, хранить ему верность и покорность, а также с уважением относиться к правящей династии, т. е. признавать законного наследника трона.

* ("Archiv fur Orientforschung". 17. Graz, 1954 - 1956, c. 2 - 3.)

Возведение на трон происходило по большей части в храме главного бога, чем закреплялись связи царя с жречеством и храмом. Поддержка и благосклонность крупных храмов были одним из важнейших факторов, обеспечивавших длительное царствование. Первоначально в личности царя объединялась и светская и религиозная власть. В более поздние времена царь не являлся уже верховным жрецом; его сменил в этом качестве специальный высший религиозный чин. Хотя царь продолжал играть во многих культовых церемониях и празднествах очень важную и незаменимую роль, в нововавилонское время главные функции в храмовых церемониях исполняли представители жречества. Между царем и жречеством часто возникала борьба за власть, имевшая серьезные последствия. Так, жертвой интриг со стороны жрецов пал сын и наследник Навуходоносора, и жрецы добились возведения на трон угодного им претендента.

Понимая значение жречества, цари старались обеспечить себе его поддержку путем подарков, строительства храмов, предоставления различных привилегий. Навуходоносор строил и реставрировал по всей стране многочисленные храмы, которые должны были прославить вавилонских богов. После царского дворца крупнейшими хозяйственными центрами страны были храмы; за столетия им удалось не только сосредоточить в своих руках большие богатства, но и значительно расширить свои земельные владения. Полученные ими привилегии обеспечили им освобождение от налогов, так что они не должны были ничего платить казне. При сильных правителях, сконцентрировавших в своих руках все управление страной, храмы бывали все же вынуждены платить налоги, как, например, во время царствования Хаммурапи; позже им снова удалось избавиться от этой обязанности. Богатства храмов превосходили порой царские, поэтому не приходится удивляться, что жрецы играли значительную роль в политике.

Двор храма богини Иштар в Вавилоне. У входа в целлу - монументальные башни. На заднем плане видна стоящая в нише статуя богини
Двор храма богини Иштар в Вавилоне. У входа в целлу - монументальные башни. На заднем плане видна стоящая в нише статуя богини

Жречество во все времена имело огромное влияние на широкие массы населения, воздействуя на него посредством магии, гаданий, заклинания болезней. Невежество большинства людей было питательной почвой, на которой расцветала власть жречества. Жрецы относились к числу наиболее образованных людей в государстве, так как в храмовых школах они получали познания в самых различных областях науки. На протяжении веков важнейшие жреческие должности переходили по наследству от отца к сыну, и постепенно в среде жречества образовался господствующий слой, который сконцентрировал в своих руках богатство и власть. Цари также стремились укрепить свое влияние в храмах. Они назначали на некоторые важные должности своих родственников, и нередко бывало так, что дочь царя становилась верховной жрицей главного храма.

По-видимому, жрецы обычно жили на территории самого храма. Однако им также разрешалось жить и вне храма, в собственных домах, тем более что в большинстве своем жрецы были женаты и имели детей. Размеры их доходов зависели, разумеется, от того, какое они занимали положение в храме, и от значения храма. Нередко один жрец занимал несколько постов либо в одном и том же храме, либо в различных храмах. "Входящий в дом" - средний жреческий чин* - имел, например, в правление вавилонского царя Набу-шум-ишкуна следующие доходы: "Ежедневно 6 сила хлеба, 6 сила хорошего пива, варенье, сладкий хлеб, говядину, баранину, рыбу, птицу, овощи, блюда из фиников от постоянных жертвоприношений, царских жертвоприношений, жертвоприношений молящихся, от чрезвычайных сборов, благочестивых приношений, нерегулярных жертвоприношений и от всех доходов храма Эзиды, сколько их будет, в соответствии с той частью, на которую Входящий в дом может претендовать"**. К этим доходам надо также добавить и те, что поступали от дома, земельного участка и от деловых операций, в которых жрец принимал участие. Поскольку жрецы обычно не могли сами съесть получаемые продукты, то бойко торговали ими. Часто они продавали на длительное время свои доходы от различных должностей или сдавали эти должности в аренду другим лицам. Если мы также примем во внимание, что ищущие у жрецов помощи и совета платили им за это, станет ясно: жизнь жрецов была недурной. Нередкие жалобы населения царю на то, например, что жрец запросил непомерно высокую плату за погребение или занимался вымогательством, свидетельствуют, что иной раз даже самому царю приходилось принимать меры против злоупотреблений жрецов.

* ("Входящий в дом (бога)" - звание любого лица, принадлежащего к персоналу храма - от привратника до верховного жреца.)

** (B. Meissner. Babylonien und Assyrien. Bd 2. Heidelberg, 1925, c. 57. )

Высокие доходы получали, естественно, не все жрецы; между ними существовали, конечно, значительные различия. Поскольку функции жрецов были сильно дифференцированы, то численность храмового персонала была очень велика. Сейчас трудно установить, в чем состояли тонкие различия в деятельности определенных категорий служителей храмов, и поэтому можно назвать лишь некоторые наиболее важные жреческие должности. Например, большую роль при праздновании Нового года играл жрец-уригалу, занимавший важное положение в иерархии священнослужителей; в каждом храме было несколько так называемых Входящих в дом; они выполняли различные обязанности, в частности должны были нести эмблему с изображением бога во время процессий. В храмах были также жрецы-омыва- тели и жрецы-очистители, на которых возлагалась забота о сохранении ритуальной чистоты храмов и домов. Жрецы-помазыватели должны были следить за священными предметами и статуями, смазывая их маслом. Весьма многочисленную группу жрецов составляли заклинатели, ясновидящие и прорицатели, которые, несомненно, имели большую практику среди населения. Заклинатели доказывали свое искусство очень часто - приходилось ли им изгонять духов из домов и городов, лечить болезни, вызванные злыми силами, освящать изваяния бога и храмы или участвовать в церемониях, связанных с культом умерших. Ясновидящие и прорицатели различались по методу гадания: существовали гадатели на печени или на чаше, прорицатели по полету птицы или стрелы. Особые жрецы занимались толкованием снов.

Во время культовых действий и храмовых праздников были незаменимы музыканты и певцы; при похоронном обряде они же исполняли горестные песнопения.

Мы упомянули только о небольшой части персонала, которым располагали храмы. Кроме названных у храмов было много рабочих, ремесленников, слуг, писцов, надсмотрщиков и рабов. Всеми ими распоряжалось храмовое начальство, давая им многочисленные практические задания. Во многих храмах были к тому же жрицы, занимавшиеся главным образом предсказаниями и заговорами или выступавшие в качестве музыкантш и певиц. Роль верховной жрицы была не менее важной, чем роль верховного жреца. В некоторых храмах низшие жрицы, по-видимому, занимались священной проституцией.

Так, видимо, выглядела знаменитая Вавилонская башия, целиком построенная из необожженного кирпича
Так, видимо, выглядела знаменитая Вавилонская башия, целиком построенная из необожженного кирпича

Очевидно, что территория храмов должна была быть достаточно велика, чтобы многочисленный персонал мог там разместиться и выполнять свои многообразные функции. Вавилонские храмы были подобны огромным жилым домам. Их строили по такому же принципу: высокая стена окружала всю территорию храма, на которую обычно можно было проникнуть через главные ворота, защищенные фронтальными башнями. Центром сооружения был большой, открытый двор. Точно против ворот находился вход в целлу главного бога; по обе ее стороны также возвышались башни, придававшие ей особо величественный вид. Изображение божества было видно со двора, ибо ниша со статуей находилась против входа. Обычно культовое помещение, как и вход в храм, отличалось от прочих помещений святилища более толстыми стенами. В помещениях по соседству с целлой хранились предметы культа, к числу которых относились ладья и колесница для больших новогодних процессий. Во дворе храма часто находился бассейн с водой, ибо при культовых церемониях требовалось много воды для омовений и для других целей. Остальные помещения были, вероятно, местом пребывания храмового персонала, который выполнял здесь свои многочисленные обязанности.

Между двух гор появляется бог Солнца, справа от него - бог Эа с бьющими из плеч струями воды, а слева - одна из богинь. По обе стороны стоят другие божества. Оттиск печати. Последняя четверть III тысячелетия до н. э. Высота 3,8 см
Между двух гор появляется бог Солнца, справа от него - бог Эа с бьющими из плеч струями воды, а слева - одна из богинь. По обе стороны стоят другие божества. Оттиск печати. Последняя четверть III тысячелетия до н. э. Высота 3,8 см

Главный храм - храм Мардука в Вавилоне - в соответствии со своим значением отличался от других храмовых сооружений величиной и роскошью. В нем посетитель видел не только целлу бога Мардука, но и святилище его супруги Царпанит, а также некоторых других богов. В святая святых находились на особых пьедесталах изваяния богов, изображенных либо сидящими на разукрашенных тронах, либо стоящими. Перед ними стояли жертвенные столы, сделанные из глины или металла, для ежедневных приношений. Сами жертвоприношения и заклания животных происходили, вероятно, на открытом дворе перед целлой на особом алтаре. Из узких кувшинов жрецы совершали жертвенные возлияния, наполняя различные сосуды. В плоских чашах и узорчатых каменных кувшинах, установленных на высоких подставках перед алтарем, жгли ладан и другие благовония. В особых помещениях главного храма размещались статуи богов, доставленные в Вавилон по случаю новогоднего праздника из других городов страны.

Своему главному богу - Мардуку - вавилоняне поклонялись не только в храме Эсагила, но и в башне Этеменанки - "Доме основания небес и земли". Башня, которая возвышалась над городом, находилась в непосредственной близости от Эсагилы в центре Вавилона. Высокая глинобитная стена отделяла территорию Этеменанки от внешнего мира. Построенная еще во времена Хаммурапи, башня постепенно разрушалась и обваливалась, в течение столетий ее приходилось неоднократно реставрировать, а то и строить заново. Отец Навуходоносора сделал очень много для восстановления зиккурата, но он не дожил до окончательного завершения строительства. Лишь Навуходоносору удалось довести постройку зиккурата до конца, придать башне блеск и великолепие. Навуходоносор повелел использовать для ее возведения, как это делалось при строительстве других зданий в Вавилоне, обожженный кирпич, которым обкладывали стены, сложенные из кирпича, высушенного на солнце.

Здание представляло собой гигантский, почти квадратный массив; сторона нижней ступени была длиной 91,55 метра. На ней возвышались пять других покоящихся друг на друге ступеней, каждая из которых была меньше предыдущей, так что весь комплекс к верху все более сужался. Седьмая - последняя - ступень представляла собой храм длиной 24 метра, шириной 21 метр и высотой 15 метров, как сообщает глиняная табличка с описанием зиккурата. Это, собственно, и был храм Мардука, для которого здесь поставили ложе и стол из золота.

Стены башни были разделены с помощью выступов, что оживляло большие плоскости сооружения. Стоявший на вершине башни храм был украшен, сообщается в надписи Навуходоносора, "голубым эмалированным кирпичом". Массивная, далеко выдвинутая лестница в три марша поднималась, начинаясь от центра южной стороны, до высоты второго этажа. Оттуда надо было идти по опоясывающему последующие этажи наклонному настилу и так добираться до седьмого этажа. Лишь немногим привилегированным лицам из числа жрецов было дозволено вступать на верхний этаж зиккурата. Хотя зиккураты, посвященные местным главным богам, существовали в большинстве городов Месопотамии, ступенчатая башня в Вавилоне привлекала к себе исключительное внимание и получила, особенно во времена Навуходоносора, большую известность. Это объясняется, конечно, ее огромной высотой - около 90 метров; она намного превосходила все прочие зиккураты. Кроме того, Мардук, как верховное божество всего вавилонского пантеона, почитался повсеместно. Форма зиккурата восходит еще к шумерским временам: в течение III тысячелетия стоящий на высокой платформе храм принял форму ступенчатой башни. Вавилонскую башню можно рассматривать как кульминацию всего месопотамского башенного строительства, нашедшего в ней и высшую точку своего развития и свой конец*.

* ("Вавилонская башня" - Этеменанки - была построена в 70-х годах VII в. до н. э., когда под руководством ассирийского зодчего Арад-аххешу отстраивался разрушенный незадолго до этого Вавилон. Последующие вавилонские цари, видимо, только подновляли зиккурат. Но постройки из сырцового кирпича недолговечны; Александр, захватив Вавилон, увидел лишь руины знаменитой башни.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'