история







разделы


Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

8. Враг у ворот

Обстановка под Ленинградом все осложнялась. С севера и юга бои приближались к городу. К исходу 30 августа немцы захватили станцию Мга. Ленинград остался без железнодорожной связи со страной. Продовольствие, сырье, горючее и другие материалы могли подвозиться теперь только по воде через Ладожское озеро и транспортной авиацией. Положение создалось крайне тяжелое.

2 сентября исполком Ленинградского горсовета в соответствии с постановлением Совнаркома СССР снизил нормы снабжения продовольствием, ввел новые: для рабочих - 600 граммов хлеба в день, служащим - по 400 граммов, иждивенцам и детям до 12 лет - но 300 граммов.

Развивая наступление, немцы 8 сентября захватили Шлиссельбург. Ленинград оказался заблокированным с суши. Враг пытался форсировать Неву у Ивановских порогов и соединиться с финнами на Карельском перешейке. Наши войска вместе с моряками Балтийского флота отбили этот натиск. В тяжелом положении оказалась лужская группа советских войск. Немцы, выйдя к Красногвардейску и Колпину, оставляли ее в своем тылу. По приказу Военного совета войска группы с тяжелыми боями пробились из окружения.

Во время боев в Эстонии, на Моонзундских островах, в Таллине, а также на полуострове Ханко со стороны Финляндии наши войска и моряки Балтики храбро вели бои с немецкими захватчиками. Обороной Таллина руководил Военный совет Краснознаменного Балтийского флота. До 28 августа шла битва за столицу Эстонии. Моряки-добровольцы показали примеры мужества и отваги. В районе Палдисского шоссе в течение 26 августа они 14 раз атаковали немцев и отбрасывали их с занимаемых позиций.

Боец морской пехоты с лидера "Минск" Е. А. Никонов тяжело раненным был захвачен в плен. Фашисты стали его допрашивать о системе обороны Таллина. Никонов отказался отвечать. Изверги выкололи ему глаза. Но советский матрос молчал. Тогда они привязали Никонова к дереву и заживо сожгли его. Бесстрашный комсомолец принял мученическую смерть. Никонову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Его имя по традиции навечно внесено в списки экипажа лидера "Минск"*.

* (См. "Очерки истории Ленинграда", т. V, стр. 149, 150. )

27 августа корабли Балтийского флота с войсками, оборонявшими Таллин, ушли с рейда. Переход был крайне тяжелым и опасным. Оба берега Финского залива находились в руках врага, путь заминирован. Движению кораблей мешала вражеская авиация. Много подвигов совершили моряки во время перехода. Они ликвидировали возникавшие от прямых попаданий бомб пожары, не щадя жизни, спасали корабли. Балтийцы прорвали блокаду и привели в Кронштадт и Ленинград около 200 кораблей, потеряв при переходе 35 транспортов и 16 боевых судов*.

* (Там же, стр. 152. )

После захвата станции Мга и Шлиссельбурга 9 сентября немцы развернули наступление на Красногвардейском направлении и затем 12 сентября - на Колпинском. У противника был значительный перевес. Наступала ударная группа, состоявшая из пехотных и танковых дивизий.

К Колпину первый раз гитлеровцы подошли 29 августа 1941 года. В тот день на улицах разорвались первые вражеские снаряды. Райком партии организовал и возглавил оборону города. Коммунисты и беспартийные жители отряд за отрядом выступили на линию обороны. Первым вышел отряд под командованием А. В. Анисимова, председателя Колпинского райисполкома. Вышли и другие истребительные отряды, в том числе артиллерийско-пулеметный батальон под командованием П. В. Водопьянова. С 29 августа по 5 сентября 1941 года колпинцы героически отстаивали свой город в кровопролитных оборонительных боях и отбросили атакующие колонны врага.

В одном из выступлений в феврале 1942 года А. А. Кузнецов так охарактеризовал мужественные действия ижорцев и жителей Колпина: "Рабочие... организовали свои отряды, поставили свои броневики... окопали город. .. оградили густой сетью дерево-земляных и бетонных сооружений, поставили свои пушки и в шляпах, в кепках, в простых ботинках с брюками навыпуск, но с винтовками наперевес и с кличем: "За город Ленина!"... отбили атаки немецких войск, не допустили их к Ленинграду"*.

* (ЛПА, ф. 25, оп. 2, д. 4640, л. 5. )

Колпинцы отбили и второй натиск гитлеровцев 16 - 23 сентября. Понеся значительные потери убитыми и ранеными, оставив на поле боя подбитую отважными защитниками города технику, гитлеровцы опять вынуждены были отступить.

Развивая наступление на Красногвардейском направлении, немцы П сентября захватили Дудергоф, а 12 сентября- Красное Село. 13 сентября части 42-й советской армии оставили Красногвардейск (Гатчина) и отступили на Пулковский оборонительный рубеж, который проходил от Стрельны через Константиновку, Финское Койрово, Верхнее Койрово, Верхнее Кузьмино и по реке Кузьминке. Положение создалось критическое.

Усилились бомбежки Ленинграда с воздуха, а с 4 сентября 1941 года начался постоянный обстрел города из дальнобойных орудий. В один из этих дней - 14 сентября - поздно вечером меня, секретаря обкома К. И. Домокурову и редактора "Ленинградской правды" П. В. Золотухина вызвал в штаб фронта на Дворцовую площадь А. А. Жданов. Мы срочно приехали. А. Н. Кузнецов, помощник А. А. Жданова, попросил нас немного подождать: у Андрея Александровича были военные товарищи. Вскоре он освободился и пригласил нас.

Небольшой кабинет с висящей картой на стене, простая, строгая обстановка. Выглядел Жданов усталым. Одутловатое от бессонных ночей лицо, мешки под глазами старили его. Андрей Александрович поздоровался и попросил сесть. Затем после небольшой паузы сказал, как я помню, примерно следующее:

- Вы знаете, что военная обстановка под Ленинградом очень тяжелая. Враг у ворот города. Надо готовиться к упорным, кровопролитным боям и поднимать на защиту города все население, способное воевать.

Потом снова наступила пауза. Жданов что-то обдумывал... Кто-то из нас воспользовался этой паузой и произнес:

- Давайте, Андрей Александрович, напишем листовку и передовую статью в газету под заголовком: "Враг у ворот". Предупредим население о возросшей опасности, призовем его к полной боевой готовности.

Жданов, видимо, уже думал об этом. Он поддержал эту мысль и предложил подготовить статью. Беседа скоро закончилась, мы ушли из штаба встревоженными.

На следующий день редактор "Ленинградской правды" привез ко мне в горком вариант передовой статьи. Мы ее отредактировали и назвали "Враг у ворот".

Через день, поздно ночью, когда мы с Золотухиным рассматривали план очередного номера "Ленинградской правды" (с начала войны мы ежедневно в горкоме знакомились с планом, а иногда и с содержанием каждого номера газеты), раздался телефонный звонок. Звонил А. А. Кузнецов.

- Готова ли передовая? - спросил он меня.

Я ответил:

- Готова.

Кузнецов предложил мне зайти со статьей к Жданову.

Попросив Золотухина подождать меня, пошел к Андрею Александровичу. В его кабинете находился Кузнецов.

Жданов прочитал статью, затем стал разбирать каждый абзац, вносил правку. Там, где речь шла о долге ленинградцев, предложил точнее сформулировать, что от них требуется, подчеркнуть, что от поведения каждого ленинградца, от его работы, его мужества, готовности жертвовать собой во многом зависит судьба города. Жданов еще раз напомнил о бдительности, которая требуется от каждого гражданина, о борьбе с трусами и паникерами, о беспощадности к вражеской агентуре.

Я попросил немного времени, чтобы выправить статью, дополнив ее мыслями, высказанными Ждановым.

Вместе с П. В. Золотухиным мы стали окончательно редактировать передовую. Вскоре снова раздался телефонный звонок А. А. Кузнецова, он опять просил к Жданову. Я быстро вернулся в кабинет первого секретаря. Он протянул мне выправленный текст статьи:

- Вот мы с Алексеем Александровичем еще немного поправили передовую, - сказал он. - Печатайте статью в "Ленинградской правде". Кроме газеты выпустите ее листовкой и передайте по радио.

Статья "Враг у ворот" была опубликована в "Ленинградской правде" 16 сентября 1941 года. Первое, что требует от нас обстановка, говорилось в статье, это выдержка, хладнокровие, мужество, организованность. Никакой паники! Ни малейшей растерянности! Всякий, кто подвержен панике, - пособник врага. Качества советских людей познаются в трудностях. Враг рассчитывает на то, что трудящиеся Ленинграда растеряются, потеряют самообладание, что у них не хватит присутствия духа и тем самым будет дезорганизована оборона великого города.

Враг просчитается. Мы сделаем все для того, чтобы кровавые расчеты фашистов не оправдались.

Дальше в передовой говорилось, что партийная организация города мобилизует десятки тысяч лучших коммунистов на борьбу с врагом. Они вливаются в ряды Красной Армии, чтобы еще выше поднять ее боевой дух, боеспособность и волю к победе. Не жалея своей жизни, коммунисты и комсомольцы идут в авангарде героических защитников Ленинграда. Их успех находится в прямой зависимости от усилий рабочих и всех трудящихся города, обеспечивающих бесперебойное снабжение армии вооружением и боеприпасами.

Статья призывала еще раз проверить состояние противовоздушной обороны. Все подходы к городу, каждая застава, каждая площадь, улица и переулок должны быть укреплены, должны превратиться в бастионы, крепости, должны покрыться баррикадами, ощетиниться пушками и пулеметами, стать неприступными. Нужно создать боевые отряды из рабочих и служащих для защиты от врага предприятий и прилегающих к ним кварталов. В эти дни суровых и грозных испытаний, как никогда, требуется максимальная бдительность каждого гражданина, всего населения, чтобы пресечь массовые попытки вражеской агентуры пролезть в наш дом. Нужно бдительно охранять революционный порядок, быть беспощадными к его нарушителям, к паникерам, трусам, дезертирам.

Передовая заканчивалась следующими словами: "Враг у ворот! Пусть каждый ленинградец ясно осознает, что от него самого, от его поведения, его работы, его готовности жертвовать собою, его мужества зависит теперь во многом судьба нашего города.

Мужество, большевистская организованность, любовь к Родине, преданность интересам народа, отвага - вот те качества, которые решают судьбу нашего города, нашу судьбу".

Печать - особое, сильно действующее оружие. Статья и листовка сыграли большую роль в сплочении ленинградцев и воинов фронта. На предприятиях и агитпунктах, в группах самозащиты и отрядах МПВО - всюду ее зачитывали вслух. Люди становились более подтянутыми, озабоченными, еще самоотверженнее трудились каждый на своем посту.

Участились воздушные налеты на город. Немцы бомбили жилые дома, предприятия, госпитали и другие объекты. Наиболее жестокая бомбардировка была 19 сентября. Шесть раз в этот день объявлялась воздушная тревога. Фугасные бомбы попали в госпиталь на Суворовском проспекте. Пожарные части и бойцы МПВО спасали оставшихся в живых, многие погибли. 22 сентября немецкие стервятники сбросили бомбы на Гостиный двор, разрушили пять корпусов. 100 мирных граждан были убиты, многие ранены.

В сентябре, октябре, ноябре 1941 года воздушные тревоги объявлялись 251 раз, иногда на 8-9 часов в сутки. В общей сложности в налетах за это время участвовало до 1500 самолетов противника. Храбро сражались советские летчики. Вместе с зенитчиками они только в сентябре сбили десятки самолетов противника. Бомбежки дополнялись артиллерийскими обстрелами: в сентябре - 26 дней, в октябре и ноябре - по 30 дней. В среднем около 350 снарядов ежедневно обрушивалось на улицы города*.

* (См. "Оборона Ленинграда. 1941-1944", стр. 395-397. )

Жестокими обстрелами и бомбежками гитлеровцы хотели разрушить город, запугать его граждан, подавить их моральный дух. Не получилось.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'