история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Выступление в Советском посольстве в Вашингтоне на встрече с представителями американской общественности

8 декабря 1987 года

Я искренне рад этой встрече, сердечно приветствую вас в этом зале. Я ценю, что вы, несмотря на свою большую занятость, откликнулись на предложение, отложили дела, чтобы встретиться здесь. И если у нас с вами есть душевные движения навстречу друг другу, то это много значит. Поэтому спасибо вам за движение души. (Аплодисменты.)

Я в интервью телекомпании Эн-би-си упомянул, что получил 80 тысяч писем от американцев. Это - без тех, которые пришли сюда в посольство. Кстати, от своих сограждан я получаю в месяц по 70 тысяч - 120 тысяч. Так что почта подходящая.

Вот, пишет Эмили Холдерс, 17 лет: "Многие американцы не доверяют русским, многие русские не доверяют американцам. У нас есть много причин не доверять им. И у них есть много причин не доверять нам, но я чувствую, что чего-то здесь не хватает". Такой вопрос задает человек в 17 лет. И дальше она продолжает: "Нам необходимо чувство общей ответственности за наше общее выживание, поэтому нам следует так взяться за построение мира ответственности, как если бы наша жизнь зависела от нее. Если мы - одна человеческая семья - не научимся сотрудничать как единый род, то мы неизбежно будем уничтожены своими же собственными созданиями. Если же мы научимся сотрудничать, то только подумайте об открывающемся замечательном будущем". Это уже новый философ нарождается, причем с хорошим взглядом, с оптимистическим. Хорошая смена идет нам. В другом письме, обращенном ко мне и Президенту Рейгану, ставится прямо вопрос: "Господин Президент и Генеральный секретарь, вы уже пожили, вы встречаетесь и будете обсуждать вопрос, от которого зависит жизнь людей. Сделайте так, чтобы и мы тоже пожили. Сохраните будущее".

Мне думается, что-то происходит очень серьезное, глубокое и уже охватывающее широкие круги, слои населения и в Соединенных Штатах Америки, и в Советском Союзе. Понимание: нельзя дальше в таком состоянии оставлять отношения между нашими народами, между нашими странами. И я подумал, что всегда брожение в умах людей начинается с брожения в умах интеллигенции. Это те самые дрожжи в любом обществе, которые вызывают новые процессы.

Вместе с тем у меня возникли мысль и вопрос, который я задаю себе и вам: а не отстают ли представители политических кругов, интеллектуальных кругов от того, что народ уже осознает и осознал? Стоит нам все-таки подумать над этим, не отстаем ли мы в самом деле от настроения наших народов. Оно ясно сложилось в пользу налаживания отношений, сближения. Академик Велихов проявил инициативу и организовал обмен группой школьников. Летние каникулы группа американских ребятишек провела в Переславле-Залесском, недалеко от Москвы. Какие письма они написали и записали их на магнитофон! А вернувшись в США, они газету выпустили. В ней есть такой заголовок: "Русские идут". (Смех.) И рассказывают, что это за "нашествие", какие последствия от него. Я просто потрясен, насколько ребята наши, двенадцати-, тринадцати-, четырнадцати - и - самые взрослые - семнадцатилетние, глубоко осознают, что нужно что-то сделать. И нам они предъявляют очень большой счет.

Вот почему мне кажется, что мы подошли к переломному моменту, когда на наши плечи, в первую очередь на плечи политиков, легла особая ответственность - сполна выразить настроение массы людей в пользу сближения, улучшения отношений.

И на московском форуме, и на встрече с группой видных американцев, в которую входили господа Вэнс, Киссинджер, Питерсон, госпожа Киркпатрик и другие, мы говорили о том, что нельзя сейчас выстроить уверенную реалистическую политику, если не будет синтеза усилий политиков, научных деятелей, художественной интеллигенции.

Вот здесь одних бывших министров, государственных секретарей, послов сколько присутствует? Но они только потом убедились, что хорошо отстаивать интересы своей страны можно лишь в том случае, если будешь считаться с интересами других. Если будешь стремиться к балансу интересов. В самом деле, у Советского Союза есть интересы, у Соединенных Штатов есть свои интересы, но они есть и у Индии, у Кампучии, у Бангладеш... У всех есть свои интересы. Мне кажется, очень важно, чтобы именно это понимание было положено в основу строительства новых отношений.

Вот к чему я подвожу. Все мы дети своего времени, но есть новые реальности, они продиктовали новые императивы - то, что мы называем вызовом времени. Накопленный опыт - это богатство наше, если правильно им распорядиться, если не просто в кучу все сваливать, а уроки извлекать и сопоставлять то, как мы действовали раньше, в прежних ситуациях, когда мир был иным, с тем, что сейчас, и можно ли в мире сегодняшнем действовать так, как мы действовали 10, тем более 20, 30 лет тому назад. Здесь присутствуют сторонники многих теорий - "балансирования на грани войны", "сдерживания", "отбрасывания"... Но ведь все это ушло. Мне кажется, если мы не поймем этого - и мы, и вы, в Соединенных Штатах,- трудно будет перейти миру в новую колею, вступить на путь оздоровления международных отношений, сотрудничества. И знаете, как чувствуется вокруг нас эта необходимость! Она стучится в окна - американские и советские, - и никак нельзя оказаться глухими к тому, что уже созрело.

Таковы новые реальности. Кажется, мы их уловили, но, может быть, так глубоко еще не все всё поняли. Мы постарались их осмыслить и положили в основу нашего нового анализа и нашего видения сегодняшнего мира. И если раньше подчеркивали только, что мы разные - а это мы говорим и сегодня, и это надо видеть, но не драматизировать, - то сегодня мы подчеркиваем и то, что мы одновременно - части одной цивилизации. Мы взаимосвязаны - через науку и технику, через экологию, через общие угрозы, которые нарастают и диктуют объединение и мысли, и действия. И разве не долг интеллигенции понести это понимание народам? Мне кажется, в этом ее долг. Я сказал сегодня Президенту, что желательно, чтобы в разработке, в формировании политики каждого государства - и внутренней и внешней - присутствовал научный элемент, а художественная интеллигенция вносила бы свой нравственный элемент в политику. Для этого мы готовы практиковать не только обмены, а и сотрудничество, проводить встречи, чтобы сообща осмысливать ситуацию с общечеловеческих позиций.

Я не вижу основания расстраиваться из-за того, что мы разные. Возьмите любую семью. В одной семье разные живут люди. А если взять международное сообщество - как оно может быть одинаковым? Это величайшее явление: мы все разные, и в то же время мы - одна цивилизация. Все взаимосвязано. Мы остаемся разными, но мы в одном мире, и давайте думать, какой интеллектуальный вклад мы - Советский Союз и Америка - можем внести, прежде всего, с точки зрения осознания новых реальностей и как мы можем содействовать перестройке отношений, в первую очередь между нашими странами.

Вот здесь искренне я хотел бы высказать свое ощущение сегодняшней ситуации, поделиться мыслями о том, где мы находимся и какова наша общая ответственность. Я, например, не могу понять тех людей, которые в штыки встретили элементы сотрудничества, элементы взаимопонимания, которые проявились при подготовке Договора по средним ракетам и ракетам меньшей дальности. Мне это по-человечески непонятно. Хотя это объяснимо: дело в интересах. Все объясняется интересами. Но есть разного сорта интересы. Есть интересы массы людей - в том числе и американцев, и советских, - и это высшие интересы. И задача политиков - выразить эти интересы, a не узкоэгоистические интересы каких-то групп и слоев в том или ином обществе.

Мы не претендуем на истину в последней инстанции по всем вопросам, но готовы внести свой вклад, располагаем силами, которые способны включиться в этот процесс осознания мира и в строительство новых отношений. Мне кажется, возможности у обеих наших стран здесь огромные.

Что касается второй части моего выступления, то могу в порядке информации представить вам ситуацию, в которой находится на данной стадии перестройка советского общества.

Мы начали перестройку потому, что она нужна нам. Мы уже не могли жить так, как жили до тех пор. Конечно, экономически могли бы еще двигаться по инерции, у нас еще и рост был определенный. Два-три процента обеспечивали прирост национального дохода. Но дело не в этом. Мы попытались осмыслить состояние нашего общества в целом и пришли к главному выводу: не используется потенциал социалистического строя, то, на что он способен, - как с точки зрения человеческого фактора, так и с точки зрения маневра через плановую экономику. И мы занялись своим обществом, стремясь познать его, самих себя, разобраться, что это за общество, в котором живем. Для этого нам понадобилась гласность, для этого нам понадобилась демократизация. Это, конечно, процессы сложные, очень глубокие. И они не для того, чтобы расшатать общество. Мы хотим его понять. И, выстроив на основе объективного анализа концепцию, умно, взвешенно, этапами пройти сложный путь. Мы этот путь начали.

Поиски идут непросто. И оценки исторического прошлого даются нам не всегда легко. Пришлось многие вещи назвать своими именами. Мы еще не все сказали, мы еще не во всем разобрались. Но в главном разобрались, и это главное послужило основой для политики перестройки. Словом, за два с половиной года мы выработали взгляд на общество, в котором живем, и попытались бросить взгляд в будущее, на пути, по которым надо нам идти. И мы пошли вперед. Процесс непростой. Скрывать нечего. Вот здесь сидит редактор "Нового мира" С. П. Залыгин. Он может рассказать на примере работы своего журнала, какие страсти разгораются во всех сферах нашего общества - и в политической, и в экономической, и в духовной, нравственной, социальной.

Мы будем идти избранным путем, у нас просто нет альтернативы. Иначе - застой, топтание на месте, на это наш народ уже не пойдет. Но будем идти так, чтобы консерваторов ставить на место и в то же время не допускать перескакиваний через этапы, не допускать авантюризма.

В прошедший период полутора-двух лет очень много было митингов. Да, это нужно: так всегда революции начинались. В движение все общество пришло. И сейчас, на следующем этапе, все больше необходима практическая трудная, серьезная, глубокая и ответственная работа. Мы начали нашу концепцию соединять с жизнью - это задевает миллионы людей. Ближайшие два-три года будут самыми болезненными. Все должно измениться. И политические институты, и экономическая ситуация. Некоторые из вас, здесь присутствующих, уже написали, что мы не справимся с задачей, потому что пытаемся решить ее на основе наших социалистических ценностей. Посмотрим! Я убежден, что справимся. Будем брать из других экономик то, что нам подходит, соединим личный интерес с общественным - через соответствующие механизмы, через новый хозяйственный механизм, через усовершенствованный централизм, через выборность хозяйственных руководителей.

Ибо когда человек зависит от результатов хозяйствования на основе хозрасчета, он уже не потерпит во главе своего предприятия бездельника или некомпетентного человека. Теперь ему нужен знающий, умный руководитель, который способен успешно вести дело сегодня и видеть завтрашний день. Вот для чего выборы нужны. Вот почему процесс демократии мы продвигаем и в экономику. А плановая экономика дает нам возможность более безболезненно произвести структурные изменения.

Я думаю, потенциал нашей системы мы не использовали даже наполовину. Мы только сейчас осознаем, что же такое социализм и что он дает по-настоящему. Мы возвращаемся к Ленину, в последние годы он много размышлял над будущим страны и видел, как начало происходить что-то такое, что мешает социализму, как строю развернуться. Мы пытаемся понять эту ленинскую мысль, но, конечно, не механически перенести им сказанное в нынешнюю жизнь: общество, страна, народ сильно изменились с тех пор. Мы основательно занялись тем, как раскрыть потенциал социализма - экономический, демократический потенциал, политический его потенциал, духовный потенциал, нравственный.

Кроме того, вы должны учитывать, что 90 с лишним процентов Населения - это люди, родившиеся после революции. Они не знают другого строя и другой системы. И мы будем свое общество переделывать па основах и ценностях этой системы, как мы ее понимаем. Это - наша забота, непонятно, почему она должна тревожить американцев. Естественно, что наше новое мышление в отношении внутренних процессов страны, наши подходы к ним сказываются и на наших взглядах на мир в целом, на отношениях с этим миром. Считаем, что и международные отношения нуждаются в "перестройке", однако мы не можем ее навязать "решением КПСС". Это должно быть результатом согласия всего мирового сообщества, взаимодействия всех его составных частей. Мы открыты для диалога, сопоставления взглядов, обменов, уважаем ценности и выбор каждого народа.

Будем твердо идти своей дорогой, дорогой перестройки, как бы это ни было трудно. Потом будет лучше...

А что касается экономических отношений с Америкой, то не знаю, как мы сможем дальше терпеть такое их состояние. Мы же практически не связаны в этом отношении друг с другом. Это, правда, показывает, что в этом плане и вы без нас можете жить, и мы без вас. Но разве своей историей мы это хотели доказать друг другу? Нет. Я думаю, у нас огромный взаимный интерес. Возьмите наших ученых, спросите их, с каким интересом они встречаются, обмениваются идеями. Им это важно, я это знаю, им без этого не обойтись. Ненормально, если бы ученые крупнейших двух стран не контактировали, не обогащали себя взаимно мыслями. Подобное - и в других сферах. Я знаю, например, мнение ваших деловых людей...

Пришло время, когда действительно все нужно обдумать - куда мы вышли, на какой этап поднялись, осмыслить, и, может быть, для этого еще 10, 20, 30 и 100 раз встретиться, чтобы, наконец, решить, как дальше жить в этом мире. Этот вопрос касается и наших двух народов, и всех народов. Америка и Советский Союз должны найти способ сотрудничать, сближаться, а в будущем и дружить. Не будем торопиться, не будем впадать в эйфорию, будем ответственными. Не надо иллюзий, ведь есть упрямые реальности. В то же время надо начинать: все начинается с первого шага.

Если этот визит и то, что зародилось в последние годы в наших отношениях, питается нынешними общественными настроениями и они движутся в этом направлении, то, значит, думаю, лед тронулся. Я лично - оптимист. (Аплодисменты.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'