история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Беседа в ЦК КПСС с группой преподавателей русского языка из США

(В Советском Союзе находилась большая группа преподавателей русского языка из США. Они проходили стажировку по русскому языку в Ленинграде в рамках соглашения о культурных связях и программы сотрудничества и обменов на 1986 - 1988 гг., подписанных в 1985 г. в Женеве во время встречи М. С. Горбачева с президентом Р. Рейганом. Американские преподаватели обратились с письмом к Генеральному секретарю ЦК КПСС, в котором выразили искреннюю благодарность за оказанный им прием в Советском Союзе и попросили о встрече. Беседа М. С. Горбачева с американскими преподавателями дается частично в изложении.)

7 августа 1987 года

М. С. Горбачев. Вы находитесь в здании Центрального Комитета КПСС. Приветствую вас, друзья! Действительно, тех, кто в Соединенных Штатах Америки занимается преподаванием русского языка, мы всех их считаем своими друзьями. Это благородное дело. Я получил от вас хорошее письмо. И по-русски оно написано очень хорошо.

У меня появилось желание встретиться с вами. Тут инициатива за вами. Но, может быть, стоит только напомнить, что все-таки инициатива за мной и президентом Рейганом. То, что вы в Советском Союзе, - это ведь реализация женевских договоренностей. Это хорошее начинание. Вы побыли здесь пять недель. Есть возможность у вас, видимо, поделиться чем-то.

Я хочу кое-что сказать. Но все-таки я попросил бы вас первыми взять слово. Вы проявили инициативу, вы в гостях, приглашаю вас к беседе.

Джон Шиллингер, руководитель группы, профессор университета штата Оклахома. От имени делегации американских преподавателей русского языка он сердечно благодарит М. С. Горбачева за чрезвычайное, по его выражению, согласие встретиться с ними. Рассказал о том, что на основе идеи, которая была выдвинута в Женеве на высшем уровне, начался обмен американскими и советскими преподавателями соответственно русского и английского языка: по 15 человек в прошлом году и по 25 в этом. В будущем мы ожидаем, что станет больше, отметил Шиллингер. Цели этих обменов одинаковы и для вас, и для нас. Это увеличение общения между нашими странами. Улучшение взаимных отношений и постоянное совершенствование преподавания русского языка в США и английского языка в Советском Союзе.

Мы в восторге от программы и учебы в Ленинграде и от тех возможностей, которые были предоставлены нам в культурном плане, от встреч с учеными, с людьми этого прекрасного города. Все для нас было замечательно. Мы благодарны за все, что сделали там для нас, и уверены, что впечатление группы ваших преподавателей, которые сейчас проходят курс в США, будет такое же.

М. С. Горбачев. Я не знаю ни одного случая, когда бы американцы и советские люди общались, а потом сожалели бы о проведенных беседах.

В прошлом году был совместный круиз по Миссисипи. Только что закончился ответный круиз по Волге. Репортаж о нем я видел на днях по телевидению. И опять люди в хорошем настроении, опять у них много было дискуссий. Когда же наговорятся русские и американцы! Видимо, многое надо им сказать друг другу. И это хорошо, что говорят не только политики, а непосредственные представители народов. Это очень важно. Я бы это приветствовал. Пусть больше встречаются советские люди и американцы, пусть у них у всех складывается свое собственное впечатление друг о друге.

Д. Шиллингер говорит, что они видели выставку золотых изделий, найденных археологами. Так вот, преподаватели языков - это золотые кладовые наших стран.

М. С. Горбачев. Я бы дал более высокую оценку (смеются). Очень важно, что у новых поколений будут такие преподаватели.

Д. Шиллингер. Встреча с Вами подчеркивает и наше, и ваше стремление к лучшему будущему и надежду на то, что новые поколения наших двух стран будут отлично понимать друг друга, жить в мире. Большое Вам спасибо за возможность идти с вами к этой цели.

Кэрол Логан, преподавательница школы в штате Висконсин. Я тоже хочу Вам сказать, насколько мы Вам благодарны. Нет, я хочу немножко личное сказать. Я не очень сильно понимаю русскую историю. И далее она высказала свое мнение о роли некоторых государственных деятелей в истории России и закончила так: я желаю самого большого успеха всем вашим идеям. Очень многие хотят, чтобы у вас было все хорошо во всей вашей перестройке. Она породила много-много надежд.

М. С. Горбачев. Чтобы у нас был успех? Я вас понимаю, я вас понял хорошо.

Знаете, я на это среагирую таким кратким замечанием. В общем, наверное, нет истории без людей, без личностей, это все понятно, она же не безликая. И все же если что-то удается кому-то сделать в истории, то только тогда, когда появляется возможность выразить назревшие потребности, когда осознано то, что уже есть в самой жизни, в самом народе созрело. Так вот, я скажу, что наша перестройка, все, что происходит, - это все идет от самого народа. Общество нуждалось в этом, и поэтому дело не в том или ином человеке конкретно. Был бы это Горбачев, Сидоров, Петров, Гаврилов - не в этом дело. Много людей и на местах, и в Москве активно включились в перестройку, и они являются коллективными соавторами всего того, что сейчас происходит и в политике, и на практике. Но вам за то, что вы сказали, я благодарен.

Какие у вас впечатления от встречи с ленинградцами?

У вас ведь были встречи? Я надеюсь, что вам никто не мешал и не препятствовал встречаться?

К. Логан. Вообще с людьми? Очень хорошие встречи. Все нас с открытым сердцем встречали.

М. С. Горбачев. Ну, я рад, что у вас были такие встречи.

К. Логан. Мы все любим Ленинград.

М. С. Горбачев. Мы тоже (смеются).

Том Финн, преподаватель из штата Висконсин. Я хотел повторить слова руководителя нашей группы и поблагодарить Вас за ту честь, которую Вы нам оказали. Я очень признателен.

Мартин Дойл, преподаватель из Нью-Йорка. Я хочу сказать коротко. Хочу поблагодарить Вас за то, что Вы с нами встретились. А для меня это еще хороший подарок в мой день рождения (поздравления и Аплодисменты по предложению М. С. Горбачева).

Н. Гришин-Войке. Я тоже преподаю русский язык в нью-йоркской школе. Меня зовут Наташа, я русского происхождения. Я много слышала о стране моих предков. Очень рада, что я могу сейчас преподавать русский язык в США и передавать моим ученикам любовь к русскому языку и литературе. Меня очень тронуло, что эта страна, где жили мои предки, такая замечательная. Я с большим удовольствием расскажу обо всем своим ученикам.

М. С. Горбачев. Спасибо. Скажите, в Америке интерес к русскому языку нарастает или уменьшается?

Голос. Я бы сказал, что он нарастает.

М. С. Горбачев. Нам известно, что мало у вас изучают русский.

Д. Шиллингер. У нас всего, как мы знаем, 8 тысяч школьников, которые сейчас изучают русский язык. Приблизительно 350 преподавателей русского языка в средних школах. В университетах у нас около 28 тысяч изучающих русский язык. Но количество, по-моему, увеличивается. По-моему, через 2 - 3 года мы увидим большее число изучающих русский язык. Сейчас все интересуются Советским Союзом и русским языком, ежедневно смотрим по телевидению, читаем в газетах о событиях в Советском Союзе. И интерес возрастает именно по этой причине.

М. С. Горбачев. Что вам понравилось, что не понравилось в Советском Союзе? Откровенно, конечно. Имейте в виду, что даже нам не все нравится, иначе не было бы перестройки.

Гарри Коллис. Я из штата Калифорния. Преподаю в средней школе в Сан-Франциско. Я написал письмо в "Советскую культуру", его напечатали. Я писал там, что, по моему наблюдению, характер русского человека похож на характер американца. И я очень благодарен. Никогда вас не забуду. Это не только от меня - от всех. Я просто в восторге.

М. С. Горбачев. Как вы себя здесь почувствовали психологически?

Г. Коллис. Психологически? Как мой второй дом (оживление).

М. С. Горбачев. Думаю, вы, конечно, не нашли в Советском Союзе всего, что нужно, с точки зрения быта, устройства быта, обслуживания, торговли. Тут у нас немало слабых мест, хотя многое и сделано. Но, я уверен, с точки зрения человеческого общения - а это самое главное, - человеческих отношений вы здесь застали общество, которое в хорошем состоянии, людей, которые расположены друг к другу и к людям других стран.

Г. Коллис. Это очень важно и политически - такой контакт между людьми. Это самое лучшее, я в восторге просто.

М. С. Горбачев. А кто у вас самый молодой в делегации учителей? Или вы скрываете возраст?

Донна Падула. Наверное, я (все смеются).

М. С. Горбачев. Вы имели возможность с нашей молодежью пообщаться?

Д. Падула. Я уже два года преподаю русский язык. Я работаю в средней и в начальной школе в маленьком городке в штате Нью-Йорк. Я рассказываю ученикам о Советском Союзе. А здесь у меня просто нет слов. Я хочу поблагодарить всех. Я могу сказать Вам, что, когда мы все вернемся домой, мы будем говорить обо всем. Мы все были очень, очень рады заниматься, встречаться с русскими. Мои ученики часто спрашивают меня о советской молодежи. Теперь я могу сказать, какая она, ваша молодежь. Она очень красивая. Очень похожа на пашу.

М. С. Горбачев. Вам пришлось столкнуться за эти дни хоть с одним фактом неуважительного отношения к американцам?

Д. Падула. Нет. Один раз, правда, человек на улице спросил у меня: когда будет мир? И я сказала ему, что я надеюсь, что мир будет скоро.

М. С. Горбачев. Это очень интересное сообщение. Я убежден, друзья, что, где бы вы ни были в Советском Союзе, вы не встретите неуважительного отношения к американцам. Нигде. Вы можете и прессу нашу всю прочитать. Найдете там критику, разбор, суждения, оценки политики правительства, тех или иных групп, заявлений, но вы не найдете нигде неуважительного отношения к Америке и к американцам. Хоть "красные" и "идут" (смех), но они идут вместе с вами по одной общечеловеческой дороге.

Бет Меловчик, аспирантка из штата Пенсильвания. Я второй раз в Союзе. Три года назад я уже училась здесь. И хочу добавить, что теперь я хочу вернуться сюда, чтобы учиться целый год. Я хочу свободно говорить по-русски. Пока не могу. Но очень хочу. Это потому, что по душе: мне очень приятно общаться с русскими, советскими людьми.

Якоб Волков, преподаватель из штата Калифорния. Я тоже хочу присоединиться к благодарностям и тоже пожелать успеха реформе. Вы знаете, когда с кем-нибудь гуляешь дома, у себя в Америке, и среди разных языков вдруг услышишь русский, сразу чувствуешь какую-то теплоту. Хочется пойти посмотреть, кто это. А когда мы приехали сюда, здесь все говорят по-русски, даже дети, такие маленькие (смех). Нам очень приятно, нас хорошо встретили. Институт Герцена нас хорошо принял, у нас никаких препятствий не было. А белые ночи мы проводили на улице. Желаем вам всего самого наилучшего, чтобы перестройка шла во всю силу. Хочу, чтобы все происходило у нас с вами мирно.

М. С. Горбачев. Что-то в ваших представлениях изменилось после этого посещения нашей страны?

Я. Волков. Изменилось. Я здесь раньше был и тогда чувствовал, что со мной боялись говорить. Как-то избегали, откровенности не было. А теперь все так свободно, так откровенно говорят. И все желают выразить свое мнение. И уже в этом я вижу большой прогресс.

Мэри Шамбур. Я преподаю русский язык в штате Миннесота. Я тоже очень благодарна Вам.

М. С. Горбачев. Знаете, первый раз я узнал штат Миннесота по сорту кукурузы (оживление).

М. Шамбур. Я хочу сказать, что после такой встречи интерес к русскому языку увеличится, и будет увеличиваться все больше в нашей стране. Мы ждем Вас с нетерпением в Америке, желаем Вам всяких успехов. Мы знаем, что Вы очень заняты. Но хорошо, чтобы Вы могли провести 5 недель в нашей стране, как мы в вашей.

М. С. Горбачев. Это, видимо, несбыточная мечта. Если бы хоть пять дней было, это уже было бы хорошо. Сейчас мои визиты - это в основном дискуссии, обмен мнениями, и очень мало остается времени на контакты с людьми, со страной.

Если не возражаете, я скажу несколько слов. Возвращаюсь к тому, с чего начал: я вас встречаю как друзей. Язык - средство общения, и если русский язык, к которому, как вы сказали, сейчас растет интерес, будут изучать все больше американцев - и молодежи, и детей, и взрослых, и специалистов, - то это может сыграть свою роль в развитии нашего сотрудничества, в лучшем понимании друг друга. Это то, чего нам не хватает. Нам не хватает общения, понимания друг друга, уважительности даже не хватает. Очень много тут поработали известные силы. Не будем их сейчас вспоминать, перечислять, не будем говорить, какая сторона внесла в это дело больший "вклад". Но накопилось очень много таких представлений, которые мешают нашему сотрудничеству, стоят на пути его развития. Я все думаю: где взять такой большой бульдозер, чтобы все эти завалы раздвинуть. Но, видимо, желания должны базироваться на реальных оценках. Нам необходимо видеть реальности. Это позволит реально выстраивать и планы, политику по отношению друг к другу, находить пути к взаимопониманию.

Так вот, я думаю, изучение английского языка у нас, русского языка в Америке - это очень важное звено в том, чтобы взаимопонимание расширялось между нашими народами, и расширялись непосредственные контакты между нашими людьми. Но, конечно, незнание языка не должно препятствовать контактам, обменам, общению. Если мы будем ожидать, пока в Советском Союзе все будут знать английский язык и тем более в Соединенных Штатах - русский, то тогда мы многое потеряем. А время сейчас терять нельзя. Время, действительно, требует того, чтобы мы с вами вместе думали, как нам улучшать отношения. Ведь Соединенные Штаты и Советский Союз - это огромная реальность современного мира. И если есть в мире такие реальности и коли мы знаем, что мы в этом мире, говоря образно, сейчас повязаны единой судьбой, что мы живем на одной планете, пользуемся ее ресурсами, обмениваемся этими ресурсами и видим, что они небезграничны, что их надо беречь, беречь природу, среду, в которой мы живем, то это реальность для всех нас. Для всех. Это, во-первых. А во-вторых, есть такое грозное оружие, как ядерное. И оно в основном сосредоточено в Советском Союзе и Соединенных Штатах Америки. А десяти процентов, куда там - даже одного процента того, чем располагают эти две страны, достаточно, чтобы нанести непоправимый урон всей планете и всей человеческой цивилизации.

Значит, и с этой точки зрения мы с американцами несем самую большую ответственность перед всеми народами. Политики, наши два государства, два наших народа несут особую, уникальную ответственность перед всей человеческой цивилизацией. У американского народа хватило потенциала для того, чтобы создать нынешнюю Америку. В Советском Союзе хватило потенциала для того, чтобы превратить отсталую страну в нынешний Советский Союз. И сегодня, несмотря на все то, что нам пришлось испытать в нашей нелегкой истории, - это огромное могучее развитое государство, образованный народ, располагающий огромным интеллектуальным потенциалом. Так неужели нам с вами, которым по плечу, оказалось, решать такие исторические задачи, не хватит мудрости, умения, ответственности и уважительности друг к другу для того, чтобы разобраться в сегодняшнем мире и не допустить катастрофы.

Научно-техническая революция, информатика сблизили сейчас людей. Можно использовать их, чтобы взаимопонимание росло. Но можно использовать их так, что они будут разделять людей. До сих пор такое использование как-то сходило с рук, хотя потери, огромные потери от этого уже есть. Но вот мир подошел к такой черте - я говорю о нашем убеждении, в первую очередь это относится и к США, и к СССР,- что пора подумать, как дальше жить. Если продолжать как было и ничего не менять, тогда трудно предсказать, где мы окажемся даже через 10 - 15 - 20 лет. Мне кажется, что чувство тревоги за будущее наших стран, за будущее всей цивилизации нарастает и в советском народе, и в американском народе.

Нам не безразлична судьба и других народов. Я никогда не соглашусь, кто бы мне что ни говорил, будто американский народ настроен в отношении к Советскому Союзу агрессивно. С этим я не могу согласиться. Есть люди, наверное, которых устраивает напряженность, устраивает конфронтация или острое соперничество между нашими странами. Может быть, и, наверное, от этого кто-то что-то получает. Но большим, широким интересам наших народов такое положение не отвечает. Не отвечает!

Мы много размышляем над тем, что надо сделать, чтобы все-таки наши отношения улучшались. Они нуждаются, друзья, в этом, нуждаются. Ведь мы в наших отношениях не только, например, не продвинулись вперед от середины 70-х годов. Многое даже разрушено из того, что тогда было создано, сделано. Вперед не двигались, наоборот. Мы говорим, что американцы виноваты. Американская сторона говорит, что Советский Союз виноват. Наверное, разбираться в причинах того, что произошло, следует, потому что надо извлекать уроки из прошлой истории. В том числе и из прошлого наших отношений. Это наука, серьезная наука, ответственная наука, если, конечно, стоять на позициях правды. И все-таки сейчас больше нужно думать о том, как нам жить в будущем вместе в этом мире, как сотрудничать.

Я не думаю, что кто-то уподобится в Советском Союзе сегодня или завтра герою Салтыкова-Щедрина, который предлагал Америку "закрыть". Это смешно. Но я не думаю, что американцы могут себе позволить такие цели ставить: не менее смешно пытаться "закрыть" Советский Союз. Мы и вы - это реальности, важнейшие реальности современного мира. Вот почему нужен диалог на уровне политиков. Нужно искать на всех переговорах и форумах развязок острых проблем, и прежде всего на женевских переговорах. Мы им уделяем огромное внимание. Я думаю, вы знаете, что мы делали для того, чтобы там был прогресс.

Мы и не хотим просто так вести переговоры. Кого-то устраивает в Америке - и это я должен искренне вам сказать, вы должны знать нашу оценку, для вас это тоже важно, - кого-то устраивает, чтобы просто значилось, что переговоры идут. Нас это не устраивает. Хорошо, что переговоры идут. Но надо на них двигаться к чему-то, чтобы был прогресс, чтобы мы выходили на договоренности, чтобы в конце концов народы наши и весь мир получил через женевские договоренности решение жгучих проблем, которое позволит снять ядерную угрозу, пойти, но пути разоружения.

Вот к чему мы стремимся. Если женевские переговоры используются как ширма, чтобы прикрыть продолжение всех военных программ и раскручивание военных бюджетов, тогда мы против, решительно против. Такой подход неприемлем.

У нас с президентом, я считаю, при всех трудностях идет серьезный диалог. Иногда мы недовольны друг другом, и даже публично об этом говорим, и остро говорим. Но мы будем продолжать наши усилия. Будем искать сотрудничества, выхода на результативные переговоры с любым президентом, с любой администрацией, которую избирает американский народ. Это дело американцев - кого избирать: демократа, республиканца. Мы будем, повторяю, сотрудничать с той администрацией, которой доверяет руководство страной американский народ. И думаю, только так и надо поступать во всех случаях. И американской стороне надо так же поступать. Думаю, это понятно. Вы живите в Америке, как хотите, мы будем жить в Советском Союзе, как мы хотим. Вы управляете Америкой, мы будем управлять Советским Союзом. Я в свое время об этом остро сказал в английском парламенте, когда был с делегацией. Давайте, мол, так договоримся: вы управляете Англией, мы будем управлять Советским Союзом. Ничего не получится, если кто-то будет брать на себя роль учителя других народов. Вот тут, извините, по отношению к другому народу, по отношению к другому государству роль учителя никак не подходит. Это не пройдет. И не только по отношению к Советскому Союзу или к Соединенным Штатам. Сейчас это не проходит уже и по отношению к самой малой стране. Такова вот следующая реальность.

Когда-то все было просто. Выло несколько держав, и они определяли, балансировали свои интересы, если им удавалось балансировать, а нет - воевали. И на балансе интересов этих нескольких держав строились международные отношения. Тут одна вотчина, там другая, третья. Но теперь-то вы посмотрите, что произошло за 40 лет после войны. Есть развитые страны капиталистические, есть социалистическая система. Это тоже современные развитые государства. И есть десятки государств, вышедших на путь самостоятельного развития в Африке, в Азии, в Латинской Америке. И они хотят жить так, как мы с вами, не хуже. А их терзают голод, болезни. Их ресурсы утекают в раз витые государства и попадают в национальный доход этих раз витых государств с помощью неэквивалентного обмена. Развивающиеся страны не хотят мириться с этим. Когда-то один известный дипломат английский говорил, что у Англии нет вечных друзей и только есть вечные интересы - английские. На этом и строилась внешняя политика Англии. Но теперь-то есть интересы и у вас, и у нас, есть интересы у других развитых стран. Есть интересы у африканцев, азиатов, еще, может быть, более жгучие. Так скажите, можно построить отношения, учитывая только наши и ваши интересы и игнорируя интересы миллиардов людей? Нельзя. Это просто невозможно сейчас. Вот какова еще одна реальность. Вот почему мы говорим, что надо мыслить иными категориями. Кончились взгляды на внешнюю политику с имперских позиций. Ни Советскому Союзу не удастся навязать кому-то свое, ни Соединенным Штатам не удастся. Можно на время подавить, заставить, подкупить, сломать, взорвать. Но это только на время. С точки зрения долгосрочной политики, крупной, большой политики никому не удастся подчинить других. Значит, Остается одно - равные отношения. Вот это надо всем нам осознать. Вместе с реальностями, о которых говорил выше, - ядерное оружие, экология, научно-техническая революция, информатика - это тоже обязывает относиться уважительно друг к другу и ко всем.

Вот он наш мир: сложный, но небезнадежный. Мы считаем, что все можно решать, но надо переосмысливать каждому свою роль в этом мире и вести себя ответственно.

Поэтому, когда мы вносим свои предложения на переговорах, например с вашим правительством, на переговорах в Женеве или в других местах, мы исходим из того, что если мы будем учитывать только интересы Советского Союза и не учитывать интересы партнера, то никакого договора не получится. К этому мы призываем и американскую сторону - относиться к нам так же. Ибо мы не допустим превосходства, не допустим ущемления своей безопасности. И не хотим нанести ущерб безопасности США. Если у обеих сторон будет такой подход, будет возможно самое решительное продвижение на всех направлениях советско-американского сотрудничества. Возможно, друзья, возможно!

Кое-кого, может быть, это пугает. А куда, мол, тогда девать военно-промышленный комплекс? Он же стольких людей обслуживает, дает доходы? Скажу вам наше мнение: на каждое рабочее место в военно-промышленном комплексе средств расходуется в два-три раза больше, чем в гражданской промышленности, то есть тут можно три рабочих места создать. Это, во-первых. Во-вторых, уже сегодня сектора военной экономики связаны с гражданскими секторами, многое делают для них. Значит, есть задел, и они могут развернуть свои возможности для мирных целей. В-третьих, мы с вами можем продумать крупные совместные программы, объединяя наши ресурсы и научный, интеллектуальный потенциал, вместе думать и развивать его.

Мы не хотим подорвать интересы американцев в мире, нарушить сложившиеся мирохозяйственные связи. Это не входит в наши планы. Это было бы несерьезно с нашей стороны. Это авантюра, а не политика, мы с авантюрами не будем себя связывать никогда.

В то же время будем твердо излагать наши взгляды и отстаивать их перед своим народом, перед американским народом, перед всем миром. Приглашаем к этому и американскую сторону.

Вот в таком уважительном отношении друг к другу надо воспитывать и подрастающие поколения. Здесь велика роль учителя, школы. Что касается нас, то у нас, в Советском Союзе, нет пропаганды ненависти к американцам, неуважительности к Америке. У нас этого вы не найдете ни в политике, ни в преподавании, нигде. Мы подвергаем критике политику, с которой не согласны. Но это другое дело. Это вовсе не значит, что мы проявляем неуважение к американскому народу.

О языках. Я к этой теме хочу вернуться. У нас английский язык изучают, конечно, в других масштабах. У нас он изучается начиная (помимо специализированных школ) с 4-го класса. Давно и систематически ведем это дело. Сейчас более 50 процентов учащихся с 4-го по 10-й класс изучают английский язык. Это миллионы человек. Не хватает, конечно, практики, а без общения языком вполне не овладеешь. В принципе у нас это дело поставлено основательно. Во всяком случае, ребята могут читать, многие могут и говорить, хотя бы элементарно.

Так что видите, у нас и в этом нет высокомерия по отношению к американцам. А вот то, что у вас так мало изучают русский язык, не показывает ли это, я подумал, что вы слишком высокомерны, зазнались. От этого надо, как и вообще от всякого присутствия шовинизма в наших странах, избавляться, особенно если учесть ту силу, которой мы с вами располагаем. Шовинизм может принести в политику элементы, которые недопустимы. Мы у себя следим за этим. Вам же я просто пожелание высказываю. Надеюсь, что вы не обидитесь.

Великое это дело - общение, прямое общение людей. Без него политика тоже много не даст - без широкого общения и взаимопонимания между народами. А в этом деле много заборов построено со стороны Америки. Ведь практически вы с нами не торгуете. Мы покупаем зерно. Но теперь больше для поддержания хоть каких-то торговых отношений, иначе они вообще заглохнут. Но может оказаться, что нам уже его скоро не нужно будет покупать. К тому же мы его могли бы купить где угодно. А другая торговля у нас с вами, по сути дела, на нуле. Чуть-чуть какие-то наши товары проникли на американский рынок, и там уже забеспокоились, принимают меры, чтобы ограничить, запретить. Сколько у вас всяких законоположений действует, чтобы не допустить развития торговли с нами?

В общем-то, конечно, и вы без нас живете, и мы без вас можем жить - в смысле торговли. Но если думать о том, что в мире от нас и от нашего взаимопонимания многое зависит, то оно, это взаимопонимание, должно нормально развиваться, углубляться, а, следовательно, предполагает развитие торговли. Это было бы и нормально, и интересно.

А со стороны США нет открытости, желания пойти на взаимность. Нет этого. Вот только если можно где-то что-то урвать от Советского Союза, там - да. А на основе взаимности - ничего.

Кстати, ваши бизнесмены - за торговлю. Сколько я с ними общался - они все за развитие связей. Дело в политиках. Надеемся, что они тоже поймут, что надо также и торговать. Потому что, когда торгуют, думают о мире, о жизни народов, об их благополучии и т. д. И когда страны больше связаны друг с другом экономически, тогда и в политике более взвешенные шаги по отношению друг к другу. Это все взаимосвязано. Но вот не хватает такого взгляда у нынешних политиков.

Может быть, что-то, даже многое зависит и от нас. Может, мы не умеем торговать. А может быть, тоже не проявляем особых усилий, потому что обходимся и без этого.

В общем же у нас с Соединенными Штатами сейчас интенсивный политический диалог идет. И это мы приветствуем. Скоро будет встреча Э. А. Шеварднадзе и Дж. Шульна. Надеюсь, что состоится очень серьезный разговор. Мы надеемся, что все-таки удастся выйти на договоренности по средним и оперативно-тактическим ракетам как минимум. Мы внесли недавно новые предложения по стратегическим вооружениям - это то, что затрагивает прямо интересы и отношения наших двух стран.

Надо реализовать много из того, к чему мы близко подошли в Рейкьявике. Мы готовы продолжать эту линию. У нас хватит терпения. Мы будем и сейчас, и завтра трудиться, чтобы прийти к договоренности. Со всеми политическими кругами в Америке мы готовы сотрудничать. Не будем делить их на любимых и нелюбимых, уважаемых и неуважаемых. Есть реальности, а с реальностями надо считаться, иначе политика превратится в шараханье, в непредсказуемость, в импровизацию. В политике вести дела так нельзя, тем более в отношениях между такими государствами, как Соединенные Штаты и Советский Союз. Дело это весьма серьезное.

Мне, наверное, надо заканчивать, а то ведь пресса здесь присутствует и знаете как оформит? Мол, Генеральный секретарь пригласил представителей самой мирной профессии - учителей и начал заниматься красной пропагандой (оживление, смех). Ну да бог с ними, кстати, и пресса начинает лучше понимать, начинает тоже вести себя ответственней.

Я очень рад встрече с вами. Добро пожаловать еще раз с миссией по изучению русского языка в нашу страну. Если снова приедете, то застанете, наверно, нашу страну в другом состоянии. Еще что-то прибавится, еще что-то будет новое. Это тоже интересно - каждый раз узнавать новое в другой стране. А для вас, если вы связали свою профессию с преподаванием русского языка, это особенно важно. Ведь нельзя сугубо академически, абстрактно преподавать язык: надо знать страну этого языка, ее народ, что с ним происходит, каковы его устремления. Поэтому вам уже никуда не деться, если вы, конечно, не откажетесь от избранного пути. Поэтому добро пожаловать еще раз к нам в Советский Союз.

Мы будем продолжать перестройку. Дело это у нас серьезное. Очень серьезное. Затрагивает все общество. Мы хотим жить лучше, чем мы жили. И не только в смысле того, что больше есть и больше костюмов иметь. Жить лучше. Это, прежде всего, чтобы в обществе самочувствие человека было лучше, чем до сих пор, чтобы он чувствовал себя хорошо. Многое значат материальные условия, но в основном ведь они имеются. У вас лучше, у нас - на другом уровне. Но у вас есть свои и у нас свои преимущества - у нас человек защищен социально. Он уверен в своем будущем, уверен в будущем детей своих. Мы будем все делать на свой манер. Нам вот советуют со стороны - не так вы делаете, надо вот так. В том числе много корреспондентов, аккредитованных в Москве, советуют, как, мол, надо. Да и американские политологи, экономисты. Но их советы в основном сводятся к тому, чтобы использовать ценности американские. А мы хотим жить по-своему. И будем так жить.

Мы сможем продвигаться, не ослабляя социальную защищенность человека в обществе. Поэтому нам не просто прибыль, нам не просто голая производительность нужна, нам нужно, чтобы и это было, но чтобы не сопровождалось выбрасыванием людей на улицу, чтобы занятость людей была сохранена и упрочена.

Не буду вдаваться в наши планы (оживление). Оставим на следующий раз.

Желаю вам хорошего пребывания в Москве и счастливого пути на родину. Передайте самые искренние дружеские приветы своим друзьям, своим семьям, учительству, ученикам. Пользуясь присутствием представителей американской прессы, передаю самые добрые чувства и пожелания народу Америки. (Аплодисменты.)

Вам бы надо побывать у нас в ноябре, когда мы будем праздновать свой 70-летний юбилей. Пригласим друзей и из Соединенных Штатов Америки. (Аплодисменты.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'