история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Ответы на вопросы Индонезийской газеты "Мердека"

(М. С. Горбачев принял в Кремле издателя и главного редактора индонезийской газеты "Мердека" Б. М. Диаха и передал ему ответы на вопросы этой газеты. Здесь публикуются беседа М. С. Горбачева с индонезийским журналистом и его ответы на вопросы газеты. )

21 июля 1987 года

М. С. Горбачев. Рад познакомиться с Вами, господин Диах. Много слышал о Вашей деятельности. Ведь Вы уже не одно десятилетие занимаетесь журналистикой.

Б. М. Диах. Счастлив встретиться с Вами, господин Генеральный секретарь. Для меня это большая честь. В самом деле, вот уже 50 лет я работаю в мире журналистики.

М. С. Горбачев. Это - солидный опыт. А опыт - груз нелишний, особенно если им правильно пользоваться. Вот мы сейчас решаем новые задачи в нашей стране. И на этом этапе развития постоянно обогащаем себя на основе опыта, уроков истории.

Б. М. Диах. Мы уделяем очень большое внимание Вашим выступлениям, тем процессам, которые происходят в Советском Союзе.

М. С. Горбачев. Благодарю. Дошли ли до вас наши слова "перестройка" и "гласность"? Переводятся ли они на индонезийский язык?

Б. М. Диах. Эти слова у нас хорошо известны, и они не нуждаются в переводе.

М. С. Горбачев. Хотел бы, передавая Вам письменные ответы на вопросы, предварить их небольшими, но, на мой взгляд, существенными замечаниями. Я признателен Вам, редакции вашей газеты за то, что вы обратили внимание на предстоящую годовщину моего выступления во Владивостоке. Советское руководство придает важное значение тому, что было сказано во Владивостоке. Мы попытались тогда изложить свою политику в отношении огромного региона, региона, где проживают сотни миллионов людей. При этом рассчитывали на соответствующее понимание нашей политики.

Вопросы, с которыми вы обратились, я рассматриваю как свидетельство того, что в индонезийском обществе есть интерес к нашей политике, нашим оценкам положения дел в азиатско-тихоокеанском регионе, к нашим размышлениям о будущем этого региона в контексте мировой политики.

Мои замечания в этой связи сводятся к следующему.

Мы попытались взглянуть на современный мир со строго научных, реалистических позиций. Проделанный анализ привел нас к новому видению мира, к новой политике, которую мы провозгласили на нашем партийном съезде.

Анализ помог нам увидеть и те реальности, которые характеризуют нынешний мир. А он серьезно отличается от того, каким был 30 - 40 лет назад.

Прежде всего, в связи с накоплением огромных запасов ядерного оружия под угрозой оказалась человеческая цивилизация. Это реальность, с которой нельзя не считаться. Более того, правильная оценка этой реальности подводит к выводу, что военным путем нельзя сегодня решать проблемы мировой политики. Такой путь был бы чреват непредсказуемыми последствиями. Значит, надо вносить коррективы во взгляды на мир, в политику государств.

Существующие в мире проблемы требуют объединения усилий всех стран. Да и вообще, если посмотреть на прогресс науки и техники, то он все больше сближает нас, связывает еще теснее, чем когда бы то ни было. Мы все больше зависим друг от друга, становимся необходимыми друг другу.

Б. М. Диах. Эту же идею, как я помню, Вы высказали в своей речи во Владивостоке.

М. С. Горбачев. Я как раз и хочу сказать, что в основу владивостокской речи были положены наши взгляды на современный мир.

Сознательно не сказал об этом в начале нашей беседы, с тем, чтобы перебросить мостик к следующей части своих размышлений. Я имею в виду, что одна из реальностей этого мира - выход на международную арену десятков государств, вступивших на путь самостоятельного, независимого развития. Это - огромный мир, со своими огромными интересами и накопившимися большими проблемами.

Б. М. Диах. Я счастлив напрямую слышать то, о чем Вы говорили во время официального визита в Индию, на московском форуме "За безъядерный мир, за выживание человечества", а также в Вашей речи во Владивостоке.

М. С. Горбачев. Думаю, об этих вещах надо говорить до тех пор, пока они не только отложатся в умах политиков, но и получат отражение в реальной политике государств. Речь идет о том, что в настоящее время нельзя строить международные отношения, не учитывая интересы всех государств. Должен быть баланс интересов. Только он ведет к разумной политике. Это я и хотел сказать во владивостокской речи.

Б. М. Диах. Мне кажется, что во Владивостоке Вы дали миру еще один урок. Вы подчеркнули, что в одиночку Советский Союз не в состоянии решать все эти проблемы. Необходим вклад других азиатских государств, в том числе Китая, Индии, Индонезии, других стран. Я считаю, что это очень точное и тонкое замечание.

М. С. Горбачев. Я весьма приветствую такую Вашу оценку этого выступления. Мы не претендуем на большее, чем совместно со всеми государствами азиатско-тихоокеанского региона строить новые международные отношения, которые отвечали бы реальностям современного мира.

Правда, перечисляя государства региона, Вы не упомянули Соединенные Штаты. А мы надеемся на сотрудничество и с этой страной. Хотя со стороны США мы то и дело слышим рассуждения о том, что СССР, мол, предпринимает усилия, которые представляют собой угрозу для государств этого региона. Но это, же абсурд. Мы приглашаем все государства - и об этом было сказано во Владивостоке - к сотрудничеству в азиатско-тихоокеанском регионе в интересах мира и взаимопонимания.

В ответах на Ваши вопросы я постарался рассеять всякие подозрения в отношении политики Советского Союза на этом направлении. Мы стремимся к сотрудничеству с государствами этого региона, и, чтобы подтвердить эти слова, наши политические заявления, в своих ответах я внес новые конкретные предложения. В частности, заявлено о таком крупном шаге, как ликвидация всех наших ракет средней дальности в азиатской части СССР. Разумеется, на основе "глобального нуля" с США.

Я чувствую, что мои намерения ограничиться несколькими краткими замечаниями разрастаются во второе интервью.

Б. М. Диах. Мы искренне рады этой встрече, господин Генеральный секретарь. Для меня лично она представляет собой венец всей моей 50-летней журналистской деятельности.

М. С. Горбачев. Благодарю Вас. Рад, что участвую в этой коронации. (Оживление.)

Б. М. Диах. Есть еще один вопрос, который мне хотелось бы Вам задать. В рамках идей, которые Вы высказали во Владивостоке, существует ли возможность Вашего приезда когда-нибудь в Индонезию?

M. С. Горбачев. У нас с Индонезией давние отношения. Сложились свои традиции. Конечно, были приливы и отливы. Но мы дорожим связями с Индонезией. Надеемся, что тот прогресс, который наметился в последнее время в наших отношениях, будет нарастать. А это потребует контактов, в том числе, разумеется, и на политическом уровне. Вероятно, они будут не только возможны, но и необходимы. Пока же мы ждем визита президента Индонезии.

В. М. Диах. Я искренне признателен Вам за эту встречу, за Ваши ответы.

М. С. Горбачев. Благодарю Вас за сотрудничество. Желаю Вам плодотворного и интересного пребывания в нашей стране. До новых встреч!

* * *

Вопрос. Приближается годовщина Вашей речи во Владивостоке, в которой Вы выдвинули широкие предложения об укреплении мира и безопасности в азиатско-тихоокеанском регионе. С тех пор в этом большом регионе произошло много событий. Видите ли Вы в их развитии положительные тенденции?

Ответ. Мог бы сразу ответить Вам: да, вижу.

Минувший год, главные его события, в том числе наши переговоры с премьер-министром Индии Радживом Ганди, еще больше убедили нас в правильности и своевременности постановки вопросов безопасности в азиатско-тихоокеанском регионе. Оправдал себя и наш подход к поискам их решения - открытый для демократического обсуждения любых идей и предложений.

Что мы видим по прошествии года? При всей сложности и пестроте азиатско-тихоокеанской картины, при всех оттенках в распределении светлых и темных тонов выделяется антиядерная композиция общей картины.

Вот некоторые ее признаки: Южно-тихоокеанский форум выработал Договор Раротонга. Индонезия активно продвигает концепцию безъядерной зоны в Юго-Восточной Азии. Австралия и Новая Зеландия при поддержке широкой мировой общественности решительно выступают против французских ядерных испытаний в Тихом океане. Нарастают требования освободить Корейский полуостров от ядерного оружия. Во многих странах безъядерными районами объявляют себя общины, города. Есть случаи, когда такую позицию заняли целые государства. Филиппины и некоторые другие включили антиядерные положения в свои основные законы. Китайская Народная Республика все активнее высказывается по проблематике разоружения.

В связи с переговорами между СССР и США азиатские страны выразили заинтересованность в том, чтобы ракеты средней дальности были полностью ликвидированы не только в Европе, но также и в Азии. Они рассматривают этот вопрос в контексте собственной национальной безопасности.

Советское руководство отнеслось к этим пожеланиям со всей серьезностью и ответственностью.

И сейчас я могу сообщить: Советский Союз, идя навстречу азиатским странам, учитывая их озабоченность, готов пойти на уничтожение всех своих ракет средней дальности также и в азиатской части страны, то есть готов снять вопрос о сохранении тех 100 боеголовок на РСД, о которых речь идет на женевских переговорах с американцами. При условии, конечно, что США сделают то же самое. Ликвидированы будут и оперативно-тактические ракеты.

Иначе говоря, мы будем исходить из концепции "глобального двойного нуля".

С этой инициативой в данном случае мы не связываем вопрос о ядерном присутствии США в Корее, на Филиппинах, на острове Диего-Гарсия. Но хотели бы надеяться, что оно не будет хотя бы наращиваться.

Вопрос. Мы знаем, что в азиатско-тихоокеанском регионе развиваются тенденции и негативного характера. Что Вы могли бы сказать о них?

Ответ. Кое-что я уже сказал. Сложности и противоречия не уменьшились, нарастает тенденция к конфронтации, и очень слабы еще признаки урегулирования региональных конфликтов. А в Персидском заливе он даже обостряется.

Во владивостокской речи я назвал причины этого и перечислил конкретные болевые моменты, создающие постоянную опасность.

Теперь к этому добавились: отказ США, Англии и Франции присоединиться к Договору Раротонга и американские "предупреждения" в адрес государств, не желающих терпеть на своей территории или у своих берегов ядерное оружие.

Вопрос. Какие меры по ослаблению напряженности в Азии и на Тихом океане Вы считаете наиболее актуальными и реально осуществимыми?

Ответ. Прежде всего, надо снова и снова говорить о ядерном оружии.

Полтора года назад мы выдвинули программу поэтапной полной и повсеместной ликвидации ядерного оружия к 2000 году. На ее основе стал возможным концептуальный прорыв на советско-американской встрече на высшем уровне в Рейкьявике. Люди впервые увидели перспективу безъядерного мира.

Ее постарались закрыть. Мы с этим не согласились. Выдвинули дополнительные инициативы, которые позволили перевести в практическую плоскость подготовку соглашения об РСД и ОТР.

Только что я сообщил о нашем новом шаге, относящемся непосредственно к азиатско-тихоокеанскому региону.

Назову и некоторые другие возможные меры.

Первое. Советский Союз готов взять обязательство не наращивать количество самолетов - носителей ядерного оружия в азиатской части страны, если США не будут дополнительно размещать в этом районе ядерные средства, достигающие территории СССР.

Второе. Вновь напоминаю о нашей готовности к понижению активности военных флотов СССР и США на Тихом океане. Я говорил об этом во Владивостоке. Но США ответа не дали. Между тем, очевидно, что граница конфронтации проходит здесь через соприкосновение флотов. Отсюда - и опасность конфликтов.

Можно было бы договориться об ограничении районов плавания кораблей - носителей ядерного оружия - так, чтобы они не могли приближаться к побережью другой стороны на расстояние действия своих бортовых ядерных средств.

Можно было бы договориться об ограничении противолодочного соперничества, запрещении в определенных зонах противолодочной деятельности, включая авиационную.

Укреплению доверия способствовало бы ограничение масштабов военно-морских учений и маневров в Тихом и Индийском океанах и в прилегающих морях: не более одного-двух крупных военно-морских (включая морскую авиацию) учений и маневров в год, заблаговременное уведомление об их проведении, взаимный отказ от военно-морских учений или маневров в международных проливах и прилегающих к ним районах, от применения в ходе учений боевого оружия в зонах традиционных морских путей.

Можно было бы испробовать эту "модель" сначала в северной части Тихого океана, где "действующих лиц" немного. А потом распространять эту практику на юг тихоокеанской акватории, на другие страны региона.

Третье. Декларация ООН о превращении Индийского океана в зону мира была принята более 15 лет назад. Уже несколько лет ведется подготовка к созыву под эгидой ООН международной конференции по Индийскому океану. Сейчас она назначена на 1988 год. Но уверенности в том, что она состоится, по-прежнему нет. Ибо опыт показывает, что, как только тут намечается продвижение, Вашингтон срывает переговоры.

Пора создать международные гарантии безопасности морского судоходства в Индийском океане, во входящих в его состав морях, проливах и заливах. Есть вопрос и о безопасности воздушных коммуникаций. Его тоже можно решить, была бы политическая воля. Насущным является вопрос о коллективных мерах против терроризма на морских и воздушных коммуникациях в Индийском океане.

Словом, сделать для укрепления безопасности в Индийском океане можно немало полезного.

Четвертое. Особо стоит вопрос о ядерных взрывах. Человечество не забыло, что первые после войны испытания американского атомного оружия проводились на Тихом океане. Они отняли здоровье, и даже жизнь у многих жителей этих мест. И нам понятно, почему столь сильны здесь чувства возмущения, вызванные отказом США, Англии, Франции прекратить ядерные взрывы.

Мы ценим поддержку странами Азии и Тихого океана советского моратория. Мы не прекратили борьбу за запрещение ядерных испытаний, будем настойчиво добиваться полномасштабного соглашения.

Очень ценим взаимодействие со странами азиатско-тихоокеанского региона, участвующими в женевской Конференции по разоружению. Ныне на этой конференции в решающей стадии находится вопрос о запрещении и ликвидации химического оружия. Мы надеемся, что совместными усилиями нам удастся выработать и принять историческую конвенцию, которая, я убежден, стимулирует движение и на путях к ядерному разоружению.

Возможны, видимо, и другие меры по понижению военной напряженности в азиатско-тихоокеанском регионе, исходящие от самих расположенных здесь стран. Особенности их мировоззрения и политическая, культурная самобытность могут подсказать и неординарные идеи на этот счет, понятные и приемлемые для всех.

Вопрос. Во владивостокской речи Вы высказали мысль о созыве - пусть в качестве неблизкой цели - тихоокеанской конференции с участием всех тяготеющих к океану стран по типу хельсинкского Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Реакция на эту мысль в Азии и в странах Тихого океана была неоднозначной. Как Вы сейчас подходите к этому вопросу?

Ответ. Я говорил об этом во Владивостоке как о своего рода рабочей гипотезе или, лучше сказать, как о приглашении к обсуждению. На Хельсинки же сослался только потому, что другим опытом такого рода мировое сообщество пока не располагает. Это, конечно, не значит, что европейский опыт можно автоматически перенести на азиатско-тихоокеанскую почву.

Однако в наше время в любом международном эксперименте есть и общечеловеческие, глобальные черты. Это естественно, так как мы живем во взаимозависимом, во многом целостном мире.

Вот Делийская декларация о принципах свободного от ядерного оружия и ненасильственного мира. Это совсем новый пример политико-философского подхода к коренным проблемам межгосударственного общения. Этот документ далеко выходит за двусторонние и региональные рамки - в нем выражены чаяния всего человечества, хотя он - результат развития отношений между двумя странами.

Отношения между Индией и СССР можно назвать примерными во многих смыслах - и по наполненности многообразным политическим, экономическим, научно-техническим, культурным содержанием, и по глубокому взаимному уважению и симпатии между народами двух стран, и по тональности, отражающей взаимное доверие в сочетании с глубокой обоюдной потребностью в дружбе.

Почему между Индией и Советским Союзом, государствами с различными социально-политическими системами могли сложиться отношения такой высокой пробы? Потому что обе стороны - не на словах, а на деле - основывают свою политику на принципах суверенитета, равноправия, невмешательства во внутренние дела, сотрудничества, признания за каждым народом свободы выбирать свой политический строй, свои формы общественного развития.

Именно поэтому мы и говорим с чувством гордости, что Советский Союз и Индия создают образец межгосударственных отношений такой ценности, что они могут стать притягательным примером для других.

Проводимый сейчас в СССР индийский фестиваль, уникальный по своим масштабам, пронизанный идеалами мира и добра, как и предстоящий советский фестиваль в Индии, воплощает настоящее и будущее именно таких отношений между нашими государствами, нашими народами.

Вопрос. Хотелось бы теперь затронуть тему региональных конфликтов. Не могли бы Вы остановиться на этом?

Ответ. Вопрос большой, сложный. У каждого регионального конфликта - свои корни, своя, так сказать, "история болезни", свои специфические средства лечения.

Постараюсь показать это на примере Афганистана, где политика национального примирения, которую последовательно проводит афганское руководство, постепенно изменяет ситуацию в стране. Прекращают боевые действия целые группы мятежников, возвращаются к покинутым очагам беженцы. Вернувшихся было бы намного больше, если бы пакистанские и иранские власти не чинили беженцам препятствий. Выдвинута идея создания коалиционного правительства, предполагающая раздел власти между всеми силами, которые выступают или готовы выступить за внутренний мир, за прекращение кровопролития. Принят закон, разрешающий деятельность политических партий. На всенародное обсуждение выносится проект новой конституции страны.

Все это создает условия для установления мира в Афганистане. Не видеть этого - значит не желать урегулирования афганского вопроса.

Национальное примирение в Афганистане - дело, конечно, исключительно самих афганцев, в том числе и тех, кто оказался за его пределами. Тут нужны диалог, переговоры, большее доверие между противоборствующими сторонами.

В принципе вопрос о выводе советских войск из Афганистана решен. Мы за то, чтобы сроки вывода были сжатыми. Однако должно быть прекращено и гарантировано невозобновление вмешательства во внутренние дела Афганистана.

Кампучийская проблема. Кое-какие обнадеживающие признаки возможности урегулирования, кажется, наметились. Утвердилось понимание того, что этот вопрос можно решить только политическими средствами. Назван конкретный срок вывода вьетнамских войск, и мы уверены, что он будет соблюден. А самое, на наш взгляд, главное заключается в том, что идея национального согласия медленно, но верно прокладывает себе путь. И здесь диалог должен возобладать над конфронтацией, и здесь возможна коалиция национальных сил.

Говоря об этом, я имею в виду, что и страны АСЕАН могут внести свой немалый вклад в нарождающийся процесс. Мы знаем об инициативных шагах Индонезии, некоторых других стран и приветствуем их.

Мы солидарны с политикой КНДР, направленной на мирное объединение страны, на ликвидацию военной напряженности. Нам понятно и стремление населения Южной Кореи избавиться от иностранных войск и военных баз, а вместе с ними и от ядерного оружия.

Ирано-иракская война. Она давно уже перестала быть двусторонним делом. Эскалация кровавого побоища предстает уже вызовом мировому сообществу, его способности ставить пределы развитию событий, особо опасных для всего мира. В Совете Безопасности ООН принята резолюция, требующая прекращения огня и всех военных действий, а также отвода войск Ираном и Ираком к международно-признанным границам. Мы голосовали за эту резолюцию.

Оценку обстановки в Персидском заливе, причин ее обострения мы недавно официально изложили. Скажу только, что и в этом вопросе могут быть осуществлены меры по снятию накала, было бы желание. У нас оно есть.

Стремясь погасить уже бушующие пожары, следует избегать появления или разгорания новых. Имею в виду обострение, связанное с этнической проблемой в Шри-Ланке. Хорошо, что заинтересованные государства проявляют необходимую сдержанность, чего, к сожалению, не скажешь о некоторых, чья немалая географическая удаленность от очага конфликта обратно пропорциональна их явно подстрекательской активности.

Вопрос. Все хорошо понимают, какое большое значение для международного мира и безопасности, особенно в Азии, имеют советско-китайские отношения. Как они развиваются в последнее время?

Ответ. Для наших отношений с Китайской Народной Республикой характерным становится постепенное расширение контактов. Наметился заметный сдвиг в развитии торгово-экономических, научно-технических и культурных связей, и во всех этих областях обнаружились большие резервы. Происходит и политический диалог. Мы никак не склонны его сдерживать. Проводятся консультации, возобновились переговоры по пограничным вопросам.

Обе ядерные державы в Азии - СССР и КНР - взяли на себя обязательство никогда не применять первыми ядерное оружие. Для азиатских и тихоокеанских стран не может быть безразличным, возьмут ли на себя наконец аналогичное обязательство другие ядерные державы.

Вопрос. Как Вы оцениваете развитие отношений Советского Союза с Японией?

Ответ. Их состояние пока не очень определенное. В последние годы прилагались усилия к тому, чтобы придать им импульс, создать нормальный климат в этих отношениях. Для этого, по нашему мнению, у обеих сторон есть побудительные мотивы - и не только экономического характера. Между Советским Союзом и Японией могло бы установиться серьезное, солидное партнерство, которое, уверен, стало бы значительным фактором устойчивости и для всей азиатско-тихоокеанской обстановки.

Не так давно вроде бы появился просвет, даже началось обсуждение вопроса о моем визите в Японию. И внутренне я готов был бы посетить эту замечательную страну, играющую огромную роль в мировой экономике и все более заметную роль в мировой политике. Однако в Японии нашлись силы, сумевшие вновь нагнать тучи на горизонте.

Вопрос. Как Вам видится роль СССР в развитии регионального экономического сотрудничества?

Ответ. Нормальные экономические контакты должны и могут развиваться на основе здоровых, цивилизованных отношений, любых и всяких, будь то общеполитические, дипломатические, просто человеческие. К сожалению, мы не раз сталкивались с такой ситуацией, когда наше стремление установить добрые, да просто дипломатические и торговые отношения с той или иной страной региона тотчас же зачислялось в разряд коварных политических козней. В попытках запугать правительства и общественность малых, только еще становящихся на ноги государств применяется порой крупнокалиберная артиллерия политического давления.

Представьте себе, что Советский Союз стал бы протестовать против установления Соединенными Штатами или Англией нормальных отношений с островными тихоокеанскими или какими-либо еще государствами?

Но это абсурд: мы никогда так не поступали, и не будем поступать. Мы не строим свои отношения с кем-либо за счет интересов третьих стран. Лучшая и единственно прочная база международных отношений - это равенство, взаимное уважение, невмешательство во внутренние дела, обоюдная выгода. Именно этим целям будет служить создаваемый сейчас у нас советский национальный комитет по азиатско-тихоокеанскому экономическому сотрудничеству.

Хочу сказать также о следующем. В соответствии с концепцией ускоренного социально-экономического развития страны - и особенно после июньского Пленума ЦК КПСС - мы уделяем повышенное внимание тем нашим территориям за Уралом, чей экономический потенциал в несколько раз превышает активы европейской части СССР.

В освоении богатств этих районов могли бы принять участие совместные фирмы и предприятия, созданные в сотрудничестве с деловыми кругами стран азиатско-тихоокеанского региона.

Для нас идея всеобщей безопасности органично включает международную экономическую безопасность. Анализ имеющихся возможностей убеждает нас в том, что лучший путь к этому заключен в реализации принципа "разоружение для развития".

А пока можно было бы осуществить программу немедленных действий по облегчению долгового бремени развивающегося мира. Ее элементами могли бы быть возобновление чистого притока финансовых средств в развивающиеся страны и максимально возможное освобождение международного кредита от злоупотреблений частных банков. Путь к этому мы видим в расширении оказания межгосударственной помощи этим странам на льготных условиях.

Вопрос. В заключение хотелось бы узнать Ваше мнение о советско-индонезийских отношениях, о той роли, которую Индонезия играет в современной мировой политике.

Ответ. Нас разделяют большие расстояния, но у советских людей хорошая память и зоркое историческое зрение. Мы помним годы советско-индонезийского сотрудничества в начале вашей послеколониальной истории. Тогда, завоевав независимость, ваш народ обрел множество друзей в Стране Советов. Слово "мердека" - "свобода", - давшее название вашей газете, знакомо, дорого и близко нам.

Прогресс, наметившийся в отношениях между нашими странами, состоявшиеся контакты на высоком уровне, намечаемый визит в нашу страну президента Индонезии господина Сухарто, предстоящие встречи с министром иностранных дел господином Кусума-Атмаджой - все это позволяет думать о том, что советско-индонезийское сотрудничество поднимется на качественно новую ступень.

Индонезия - динамично развивающееся государство, член движения неприсоединения и АСЕАН, активный участник решения многих мировых и региональных проблем - будет, мы уверены, играть всевозрастающую роль. Мы исходим из того, что Индонезия как одно из крупнейших государств мира, пятая сегодня по численности населения держава, еще не раз скажет веское слово в международной политике.

У нас с вами общее понимание необходимости обуздания гонки вооружений, обеспечения международной безопасности, в том числе в азиатско-тихоокеанском регионе. Одинаково считаем недопустимым перенос гонки вооружений в космос. Мы широко и всесторонне информировали индонезийское руководство о тяжелых последствиях для мира, если будет подорван Договор по ПРО.

Наши и индонезийские позиции совпадают в большинстве ключевых аспектов. Все это - добротная основа для всесторонних и взаимовыгодных контактов - как на двусторонней основе, так и в рамках АСЕАН. Наши возможности здесь широки. Разве не свидетельствует об этом перспектива советско-индонезийского сотрудничества в мирном освоении космоса?

Хочу воспользоваться возможностью, чтобы выразить от советского руководства и от имени советского народа искреннее уважение к Республике Индонезии, к индонезийскому народу, передать ему сердечный привет и наилучшие пожелания.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'