НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

По следам Хрдлички


Сразу же у окраины села Никольское между озером Умнак и берегом Никольской бухты виднеется холм. Он длинный (более 200 метров), широкий (61 метр), но не высокий (7-8 метров над уровнем моря). Это и есть знаменитая Чалука.

Древнее поселение занимает всю площадь холма, причем наибольшее количество находок отмечено в его восточной части.

Чалука была открыта в 1936 году А. Хрдличкой. Уже тогда ученый обратил внимание на то, что в верхних почвенных слоях встречаются типично алеутские вещи, а в нижних - предметы совсем иной культуры. Он не дал ей определенного наименования и называл просто "доалеутской"*.

* (Hrdlicka A. The Aleutian and Commandor Islands and their Inhabitants. Philadelphia, 1945. 603 p.)

Вторая мировая война прервала успешно начатое изучение древних поселений Алеутских островов. И только в 1948 году раскопки на Чалуке были возобновлены экспедицией Гарвардского университета, в состав которой входили антрополог Лафлин, врач Александер, лингвист Марш, археолог Мей и другие специалисты. Археологическими раскопками непосредственно на Чалуке руководил А. Мей - ученик Алеша Хрдлички и его постоянный помощник в экспедициях 1936-1938 годов. Раскопки затем были продолжены и проводились под руководством В. Лафлина. Здесь же велись работы и в 1950 году*.

* (Васильевский Р. С. Древние культуры Тихоокеанского Севера. Новосибирск, 1973, с. 49-97; см. также: "Arctic Anthropology", 1966, vol. 3, № 2, p. 1-131.)

С того времени исследование Чалуки фактически не прекращается. В процессе изучения культурных остатков и подстилающих их отложений на Чалуке было выделено семь слоев с культурными остатками, которые тянулись на глубину 5 метров.

Первые два горизонта, в которых обнаружили большое количество панцирей и игл морских ежей, раковин моллюсков, костей рыб и ластоногих, назвали Верхней Чалукой. Интересно то, что в основании второго горизонта встретилась стерильная (без культурных остатков) 7-10-сантиметровая прослойка очень уплотненной земли. Сверху ее перекрывал слой пепла. Эта "чистая" земля - свидетельство каких-то событий, разорвавших хронологическую последовательность заселения древними обитателями Чалуки.

В более низких третьем и четвертом горизонтах количество фаунистических остатков увеличивалось, особенно костей рыб, панцирей морских ежей и моллюсков. В основании четвертого горизонта к тому же прослеживалась 3-сантиметровая прослойка древесного угля. Она тянулась в западном направлении на 9 метров. Эти горизонты получили название Средней Чалуки.

И, наконец, в Нижнюю Чалуку вошли последние три горизонта. Их отличало небольшое количество фаунистических остатков и наличие в седьмом горизонте остатков каменных очагов, стен округлых жилищ и крупных китовых костей.

В результате раскопок Чалуки получено много абсолютных дат.

На основании этих дат установлено, что Нижняя и Средняя Чалука заселялись непрерывно на протяжении почти 1000 лет (с 1724±55 по 716+57 год до нашей эры). Переход от Нижней к Средней Чалуке относится примерно к 1000 году до нашей эры. Он характеризуется исчезновением жилищ с каменными стенами и изменениями в составе фаунистических остатков.

После комплекса Средней Чалуки в последовательности заселения стоянки наступает хронологический разрыв, который определяется примерно в 1200 лет (с 716+57 год до нашей эры по 506+47 год нашей эры). Этому соответствует слой стерильной плотной земли и вулканического пепла между третьим и вторым горизонтами.

Стратиграфический разрез стоянки Чалука
Стратиграфический разрез стоянки Чалука

Вновь стоянка Чалука заселяется около 500 года нашей эры. В дальнейшем люди здесь жили непрерывно вплоть до прихода русских.

Такая культурная и хронологическая последовательность отложений, прослеженная в восточной части холма Чалуки, характерна, по-видимому, для всего поселения. Хотя некоторые изменения и отличия в стратиграфии все же имеются.

Лафлин и Марш во время раскопок в 1952 году западной части Чалуки в верхних почвенных слоях обнаружили большое количество орудий из сланца, обычных для протоисторических поселений алеутов. В восточной части таких орудий почти нет, да и отложения Верхней Чалуки здесь относительно небольшой мощности. В то же время стерильная прослойка, отмеченная между культурными комплексами Средней и Верхней Чалуки, а следовательно, и хронологический разрыв характерны в целом для всего поселения.

Довольно четкая стратиграфия, последовательность залегания культурных остатков различных исторических этапов, наконец, большая серия абсолютных дат делают Чалуку уникальным эталонным памятником для периодизации древней культуры Алеутских островов.

Наиболее ранний этап этой культуры на поселении Чалука представлен находками в седьмом горизонте. Радиокарбоновые даты 1724+55 и 1510±132 год до нашей эры, полученные при анализе образцов, взятых в самом основании слоя, позволяют довольно точно датировать этот этап. Древние зверобои, основавшие поселение Чалука около 4000 лет назад, оставили здесь следы своих жилищ. Остатки трех жилищ в виде каменных стен были обнаружены на глубине почти 5 метров от дневной поверхности.

Стены состояли из пяти ярусов горизонтально положенных друг на друга камней, которые удерживались с помощью костяных кольев, изготовленных из китовых ребер. Сохранившаяся высота стен 40, 50 и 70 сантиметров. Рядом со стенами были беспорядочно разбросаны китовые кости и челюсти, иногда они лежали на стенах и, всего вероятнее, относились к конструкции жилищ. Встречались также груды камней - остатки рухнувших стен. Полы двух жилищ были выложены плоскими плитками камня, а пол третьего представлял собой пятисантиметровый слой плотно спрессованной массы мелкого красноватого камня. Вместе с галечником в него были "зацементированы" отдельные отщепы и готовые изделия из камня.

Судя по конструкции стен, жилища эти были небольшими, по форме округлыми (диаметр 4-5 метров) и имели выход в виде коридора. Внутри них находились квадратные и прямоугольные очаги, сооруженные из вертикально поставленных каменных плит и имевшие очажную яму глубиной 15-20 сантиметров.

Жилища эти, по-видимому, не были типичными полуземлянками. Как отмечает Деннистон, занимавшаяся их изучением, основание таких жилищ углублялось в землю не более чем на 10-15 сантиметров. Отличались они и от тех больших прямоугольных алеутских жилищ, которые описаны русскими путешественниками в XVIII веке.

И. Вениаминов, например, сообщал, что прежде жилища алеутов были больших размеров и в каждом из них помещалось от 10 до 40 семей. Строились они из плавникового леса. Он писал: "...в самой глубокой древности вместо всех столбов, перекладин и стропил употребляли одни ребра больших китов, которые одними концами становили подле стены, врывая несколько в землю, а между другими двумя, вверху, утверждали распорки или быки, связывая их ремнями, отчего из них образовалось полукружие: потом на них утверждали несколько бревен, положенных вдоль юрты и в соразмерном друг от друга расстоянии, на которые клали сплошь доски, или трещины. Вверху посредине строения между стропилами делалось несколько люков или отверстий, из коих одни служили для входа и выхода жильцов и вместе окнами и дымными трубами, а другие отверстия прямо для света и дыма. Первых было от 1 до 5, а последних сколько могло поместиться"*.

* (Вениаминов И. Е. Записки об островах Уналашкинского отдела. Ч. II. Спб., 1840, с. 205.)

На Чалуке во время предыдущих раскопок были обнаружены и такие жилища, которые можно отнести к полуподземным. В свое время их раскопал и описал А. Хрдличка. Когда произошел переход к этому типу жилищ - сказать трудно. Возможно, жилища с каменными стенами и полуподземные существовали параллельно. Дальнейшие систематические раскопки, очевидно, смогут дать ответ и на этот вопрос. Но уже сейчас нельзя согласиться с теми исследователями, которые считают наземные жилища с каменными стенами лишь летниками на сезонных стойбищах. Такому выводу противоречат находки очагов, мощных напластований кухонных отбросов, большое количество разного рода орудий. Кроме того, небезынтересно вспомнить конструкцию жилища, раскопанного Гиддингсом на острове Святого Лаврентия. Хотя это жилище относится к более позднему времени (где-то 400 лет до нашей эры), но оно тоже имело круглую форму, каменные стены и плотно устланный камнями пол, лишь немного углубленный в землю. Основа крыши жилища сооружалась из костей и челюстей кита и перекрывалась шкурами.

Не исключено, что именно по такому типу строились жилища, обнаруженные в седьмом горизонте Чалуки.

Среди развалин, внутри и около жилищ при раскопках было собрано большое количество каменных и костяных орудий, наглядно иллюстрирующих развитие алеутской культуры на протяжении почти 4000 лет - от развитого неолита (начало II тысячелетия до нашей эры) и до XVII века. За этот огромный промежуток времени в формах и наборе орудий охоты, труда, в разных предметах быта не наблюдается существенных изменений, таких, которые свидетельствовали бы о коренных переменах в хозяйстве, образе жизни и этническом составе населения Чалуки.

На этой территории люди, чтобы добыть себе средства к существованию, тысячелетиями пользовались костяными наконечниками гарпунов поворотного типа, острогами, метательными дротиками, оснащенными наконечниками с боковыми зубцами, рыболовными крючками, костяными лопатами и мотыгами, самыми разнообразными каменными ножами (типа улу, с удлиненно-овальным и треугольным лезвиями, ширококлинковыми, с выделенной рукояткой и рукояткой-насадом, с перехватом у основания и другими) и скребками с рукояткой. Их жилища освещали небольшие каменные светильники. Широко употреблялась в быту красная охра, а вот керамика и глиняная посуда были им совсем незнакомы. Любопытно отметить, что в алеутском языке даже нет слова, обозначающего глиняную посуду.

Вместо глиняных сосудов в ранних отложениях Чалуки были найдены обломки больших каменных чаш с толстыми прямыми стенками и плоским закругленным дном, сделанных из грубого песчаника. В таких каменных сосудах древние жители Чалуки, по всей видимости, готовили себе пищу на огне, поскольку внешняя поверхность обнаруженных каменных чаш черная от копоти.

В сообщениях русских путешественников, посещавших Алеутские острова в XVIII-XIX веках, описания таких каменных сосудов нет. Но И. Вениаминов, рассказывая о пище алеутов, замечает, что "мясо они варят или парят в каменьях"*.

* (Там же, с. 233.)

Несколько подробнее хотелось бы остановиться на украшениях для лица - так называемых лабретках, очень примечательных для древней культуры алеутов и широко представленных в археологических материалах Алеутских островов.

На поселении в Чалуке лабретки, сделанные из кости и камня, встречались во всех слоях. Две из девятнадцати обнаруженных отличались своей длиной (около 15 сантиметров). Они были найдены в почвенных слоях. Малые лабретки служили вставками для губ, носа, длинные - украшали ритуальные маски.

Образцы древнего алеутского искусства (из раскопок В. Иохельсона)
Образцы древнего алеутского искусства (из раскопок В. Иохельсона)

Лабретки различных форм и размеров были опубликованы В. Иохельсоном*. В его коллекции, в частности, есть великолепные образцы каменных орнаментированных лабреток со стоянки Аглагах на Умнаке и из пещеры Аткалах на Атке.

* (Ioehelson W. Archaeological Investigations in the Aleutian Islands. Washington, 1925, fig. 84-93.)

Найдены такие украшения и на соседних территориях, в эскимосских культурах Качемак I, Хорис (Чорис), Ипиутак Нортон, Оквик, Бирнирк. Лабретки американских эскимосов с мыса Барроу довольно подробно описал американский этнограф Мердох в 1892 году*, а залива Кука - де Лагуна в 1934 году**. Но ни в одном из эскимосских памятников лабретки такими полными комплексами, как на Алеутских островах, не встречаются. К тому же все они, за исключением качемакских, более поздние по сравнению с чалукскими.

* (Murdoch J. Ethnological Results of the Point Brrow Expedition.- In: 9th Annual Report of the Bureau of American Ethnology, 1892. 441 p.)

** (Laguna F. The Archaeology of Cook Inlet, Alaska. Philadelphia, 1934, p. 73-91.)

Откуда же возникла традиция лабреточных украшений? В суровых арктических условиях Северной Америки она не могла появиться, ибо таких украшений нет в эскимосских культурах Северной Аляски и Чукотки, а лабретки других районов Американской Арктики сравнительно позднего происхождения. Источник этих традиций скорее всего следует искать в более южных областях, если вспомнить, что именно племена южной части Тихоокеанского бассейна украшали свои лица различного вида вставками и проколками. Особенно интересны в связи с этим находки лабреточных украшений в ранних памятниках на Камчатке*. Такие украшения найдены также на Курильских островах - на Шумшу, Урупе и Парамушире, на Северном Хоккайдо (стоянка Мойоро) и на других Японских островах в неолитических стоянках периода Средний Дзёмон.

* (Диков Н. Н. Древние костры Камчатки и Чукотки. Магадан, 1969, с. 209.)

Следовательно, можно предположить, что лабреточные украшения - это южный элемент в культуре алеутов, и что Курильские острова и Камчатка были той промежуточной областью, через которую шло их распространение на Север. С Камчатки обычай носить лабретки проник, по-видимому, сначала на Алеутские острова, а затем к эскимосам Аляски.

Среди других 25 украшений, обнаруженных на Чалуке, поражают изяществом отделки орнаментированные подвески, застежки и пряжки, вырезанные из костей птиц и морских животных, графические и объемные изображения человеческих лиц и целых фигур человека.

В. Лафлин показал нам изображение человеческой головы, которое удивляет своей художественной законченностью. Продолговатое лицо с широкими и выпуклыми скулами, узкие раскосые глаза, подчеркнуто длинный нос, тщательность отделки мельчайших деталей - все говорит о мастерстве и искусности, о высокой духовной культуре людей, живших 3000 лет назад. Точное назначение таких предметов пока не известно. Скорее всего это культовые изображения защитника, охранителя. Мать Д. Черкесина, например, в 1890 году видела, как кормили алеуты в бухте Оки Бэй подобное "божество".

Интересно, что аналогичные объемные изображения человеческих лиц, вырезанные из кости, на Алеутских островах часто встречаются на наконечниках гарпунов, дротиков, рукоятках шил, лопатках и мотыжках для выкапывания кореньев и т. п. Может, и в этом случае они были не просто украшением?

Костяные изделия, найденные на стоянке Чалука
Костяные изделия, найденные на стоянке Чалука

Мы уже упоминали, что при раскопках в Чалуке особенно многочисленными были находки орудий охоты и лова на различных морских животных и рыб. Еще И. Вениаминов сообщал, что у алеутов специальные "стрелки" "бобровые", "китовые", "нерпичьи", "на сивучей", "птичьи". А различие их "состоит в величине их и вооружении шнурками, а более в носках", то есть в оснащении каменными лезвиями.

Что же касается изменений форм и типов наконечников гарпунов и копий, отмеченных в различных культурных слоях Чалуки, то они, по-видимому, тоже не только хронологического, но и функционального характера и связаны с уменьшением одних видов животных, рыб, птиц и увеличением или появлением других. Например, в отложениях третьего и четвертого горизонтов по сравнению с пятым и шестым заметно меньше становится костей морских животных (сивучей, выдр) и значительно больше костей рыб. В соответствии с этим в первых увеличивается количество рыболовных крючков, преобладают остроги с зубцами и совершенно исчезают крупные наконечники гарпунов.

Конечно, хронологическая последовательность находок в Чалуке наглядно показывает совершенствование отдельных форм и типов орудий, поиски их целесообразности. Однако совершенно очевидна также связь охотничьих и рыболовных орудий с экосистемой. Эта связь была взаимной. Богатая и разнообразная морская фауна эксплуатировалась древними людьми очень интенсивно. Кости морских животных, как и камень, служили основным материалом для изготовления наконечников гарпунов, копий, дротиков, рыболовных крючков, острог и других предметов охотничьего и рыболовного снаряжения. Особенно часто для этих целей использовались кости кита.

Кит вообще занимал особое место в жизни древних алеутов. По сообщению Лафлина, ребра и череп этого животного находили в погребениях человека. Причем иногда в могилах череп умершего зверобоя лежал между двумя китовыми ребрами. Эти находки в Чалуке приоткрывают дверь в тайники верований древних алеутов, их представлений об окружающем мире. Здесь, как и в погребальном культе народов Сибири, человек уходит в страну мертвых вместе со зверем, чтобы, родившись заново, вернуться на землю. Кроме того, в описанном обряде захоронений отчетливо проявляется и другая черта мировоззрения древних зверобоев - культ зверя, кита.

Этническая принадлежность культурных отложении Чалуки ни у кого из исследователей, занимавшихся изучением Алеутских островов, не вызывает сомнений. Более ранние из них принадлежат палеоалеутам (по терминологии Лафлина) или предалеутам (по старой терминологии, предложенной Хрдличкой), поздние - алеутам (по Хрдличке) или неоалеутам (по Лафлину).

Принципиального различия между культурами палеоалеутов и неоалеутов нет, хотя, как показывают материалы Чалуки, в культуре неоалеутов появляются новые элементы, а также происходит изменение в антропологическом типе носителей культуры, что вызвано, по-видимому, эскимосским влиянием.

В целом же культура алеутов удивительно единообразна на протяжении тысячелетий. Формировалась она на Алеутских островах и, как показали раскопки в Чалуке, уже около 4000 лет назад здесь была сравнительно высоко развитая культура со сложившимся приморским укладом хозяйства. В дальнейшем она, хотя и медленно, эволюционировала и шла вперед.

Сложившись в районе Умнака, эта культура начала распространяться по другим островам и еще на стадии палеоалеутов достигла одного из самых западных Алеутских островов - Агатту, где Сполдинг открыл и исследовал стоянку Круглый Мыс, возраст которой по радиоуглероду определен в 2630+300 лет. Чтобы начать заселение островов, палеоалеуты должны были иметь большие лодки. И такие лодки типа умиака, а позже и каяка у них, безусловно, были. Иначе заселение островов было бы просто невозможно.

Нужно также отметить, что, судя по этнографическим данным, алеуты достигли очень высокого искусства в строительстве каяков. По свидетельству русских путешественников, алеуты, неуклюжие и мало подвижные на земле, совершенно преображались, садясь в свои байдарки.

"Алеут,- писал И. Вениаминов,- когда сидит в своей однолючной байдарке и, разумеется, в своем национальном костюме, совсем другой человек, чем на земле; в то время кажется, что он создан для байдарки, или байдарка изобретена для того, чтобы показать его с самой лучшей стороны"*. Следует сказать, что палеоалеуты были достаточно хорошо "экипированы" для жизни на островах. Как отмечает В. Лафлин, целый ряд животных, птиц и рыб - "от китов до морских выдр, от альбатросов до топорков, от палтуса до форели и от осьминога до моллюсков" - использовался алеутами с помощью всевозможных приспособлений.

* (Вениаминов И. Е. Записки об островах..., с. 7.)

Культура алеутов была приморской, а экономика ее ориентировалась главным образом на морской промысел и рыболовство.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь