НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Предисловие

В 70-летний юбилей Великого Октября внимание советского общества с необыкновенной силой было привлечено к историческому опыту трех русских революций. "В фундамент успеха Октября,- напомнил М. С. Горбачев,- краеугольные камни заложены первой российской революцией 1905 - 1907 годов... Победа Великого Октября вырастала и из завоеваний Февральской революции 1917 года, которая стала первой победоносной революцией эпохи империализма"*. Изучение революционного опыта - важная составная часть той задачи, которая встала перед историками: "Написать правдивую и полную историю, которая была бы историей жизни и борьбы народа"**.

* (Горбачев М. С. Октябрь и перестройка: революция продолжается. М., 1987. С. 6.)

** (Горбачев М. С. Революционной перестройке - идеологию обновления // Правда. 1988. 19 февр.)

Настоящая книга представляет собой специальное исследование одной из мало разработанных проблем этого опыта - военной контрреволюции как социального явления, уроков борьбы с нею, ее состояния, стратегии и тактики в 1905 - 1917 гг. В ней раскрывается ленинское теоретическое наследство, относящееся к этой проблеме.

Мы имеем большие достижения в освещении революционного движения в армии во время трех русских революций, специальное же изучение военной контрреволюции - вооруженного ядра всей контрреволюции - у нас пока но проведено. Не менее успешно исследуют советские историки контрреволюционные партии и государственные органы старой России, однако и в этом плане специального исследования военной контрреволюции у нас пока нет.

Знакомя с работой, в какой-то мере заполняющей образовавшийся в литературе пробел, я должен ориентировать читателя в том, что он может получить по прочтении книги и на какие ого запросы искать отпета в этой книге не следует.

Круг вопросов, составляющих содержание труда "Военная контрреволюция в России 1905 - 1917 гг.", определяется двумя основополагающими выводами В. И. Ленина: 1) мировая империалистическая война 1914 - 1918 гг. выдвинула во всех странах на арену политической деятельности десятки тысяч офицеров, подготовленных к тому, чтобы с оружием в руках выступить на защиту классовых интересов буржуазии и подавлять пролетариат"*; 2) летом 1917 г. Генеральный штаб и командные верхи русской армии явились одной из главных трех сил контрреволюции (наряду с партией кадетов и черносотенно-монархистской и буржуазной прессой), захватили в руки фактическую государственную власть - установили военную диктатуру**. Предмет исследования ограничен в монографии, во-первых, политической характеристикой и процессом превращения корпуса офицеров Генерального штаба и командных верхов армии на протяжении последнего десятилетия существования царизма начиная с 1905 г. в политическую контрреволюционную корпорацию, во-вторых, влиянием первой мировой войны на политическое воспитание выросшего в своей численности и пережившего изменения в своем социальном составе за время войны офицерского корпуса. Само собой разумеется, что решение этих вопросов не может быть плодотворным, если их освещать вне противоборства классовых сил, не сопоставляя принципы их политической стратегии и тактики.

* (См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 40. С. 57-58.)

** (См.: Там же. Т. 34. С. 1.)

Анализируя опыт борьбы революционных сил против их врагов в трех русских революциях, автор рассматривает значение этого опыта для революционного и национально-освободительного движения на мировой арене в более позднее время.

В советской литературе эта конкретная проблема в таком объеме до сих пор не освещалась. А между тем на Западе уже появились работы специально по истории российской военной контрреволюции, содержащие критику марксистской методологии исторического исследования применительно к данной проблеме. В монографии В. Д. Поликарпова разбираются некоторые из этих работ, в одних случаях выявляется несостоятельность претензий их авторов к советским историкам, в других отмечаются достижения западных коллег в изучении событий и политических течений, связанных с деятельностью российской военной контрреволюции.

Наша научная печать не случайно все большее внимание уделяет изучению диалектики революции и контрреволюции, имеющему не только теоретическое, но и актуальное политическое и практическое значение. В выпущенной Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в 1984 г. специальной работе, посвященной диалектике революции и контрреволюции, в освещении противоборства этих сил сосредоточивается внимание на методологических проблемах, в разработке которых, как отмечается во введении к книге, у нас имеются еще "скромные результаты"*. Мы же должны признать, что в этом отношении историки в долгу перед теоретической мыслью. Инициатива в постановке вопроса об изучении контрреволюции принадлежит философам, социологам, исследователям современного освободительного движения. Мы должны принять на свой счет такой не погашенный пока долг: "...Можно встретить отдельные монографии, всецело посвященные революции, в которых по существу даже не упоминается о контрреволюции как явлении, которое противостоит и сопровождает всякую социальную революцию. При таком подходе практически невозможно раскрыть процесс вызревания и победы социальных революций, которые предполагают жестокое противодействие со стороны реакционных сил"**. Мне могут сказать, что вовсе не так худо обстоит дело, могут назвать целый ряд работ историков, вышедших и выходящих, не страдающих такой односторонностью, но суть не в том, чтобы измерять, кто больше сделал и кто меньше, а в том, что темп, глубина исследования этой важной проблемы отстают от запросов времени.

* (Марксизм-ленинизм о диалектике революции и контрреволюции. Из опыта борьбы с контрреволюцией и современность. М., 1984. С. 7.)

** (Хохлюк Г. С. Уроки борьбы с контрреволюцией: К вопросам теории. М., 1981. С. 10.)

Возьмем такой вопрос, как изучение богатейшего опыта военной работы партии большевиков, работы по завоеванию старой армии на сторону революции, актуальнейшее значение которого за последние десятилетия сильно возросло. И вот оказывается, что до сих пор здесь обнаруживаются существенные пробелы: об одном из них говорит само название представляемого мною читателю труда. По различным работам более общего порядка рассеяны разрозненные факты, есть отдельные, порой интересные фрагменты, а более или менее цельного труда, написанного на достаточном теоретическом уровне, мы не найдем. Другой вопрос: мы много занимались изучением участия в революции солдат и матросов и в этом много преуспели, по, оказывается, у нас не дошли руки до исследования в этом плане офицерского корпуса, и в историографических работах только еще завязываются споры о том, какое отношение имели офицеры русской армии к революции и какова была тактика по отношению к ним у большевиков и противостоявших им партий. Убедительной представляется позиция, основанная на изучении богатого комплекса источников и изложенная в этой книге.

Особо следует обратить внимание на основополагающее требование любой общественной науки, а исторической науки и подавно, как изложил его В. И. Ленин в лекции "О государстве": "Не забывать основной исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь"*. Историки не всегда этому требованию следуют, часто недооценивают его, и тогда возникают сомнения насчет того, нужно ли "копаться в прошлом", особенно если оно "негативно". Тут не может быть места даже для сомнений. Партия еще и еще раз подчеркивает необходимость "видеть, осмысливать, анализировать пройденное во всей его полноте и диалектической противоречивости" и призывает нас "выйти на новый уровень трезвой оценки опыта - как просчетов, так и достижений, без каких-либо изъятий"**. Это в равной степени относится как к истории советского общества, так и к тому историческому прошлому, которое ему предшествовало и которое, говоря словами Ленина, стоит в "исторической связи" с ним.

* (Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 30. С. 67.)

** (Яковлев А. Н. Достижение качественно нового состояния советского общества и общественные науки // Коммунист. 1987. № 8. С. 8, 11.)

Должно заметить, что этот принцип составляет органическое свойство рекомендуемой читателю монографии. Это видно хотя бы из того, что в ней проанализирована военная контрреволюция со времени ее выхода на политическую сцену в первой русской революции, затем в годы первой мировой войны, имевшей для ее политического "самоопределения" решающее значение, а потом на протяжении 1917 г., от Февраля до Октября. Проследив этот процесс, автор подводит читателя к пониманию реальных истоков ленинской политики привлечения на службу Советской власти военных специалистов старой армии. А этот вопрос остается пока также не исследованным в должной мере в нашей литературе, и на трактовке его в популярных работах сказывается недостаточная изученность ленинского теоретического наследства.

Более того, Сталин и его окружение, оказывавшие сопротивление ленинской военной политике еще в годы гражданской войны, совершенно отступили от нее в 20 - 30-е и последующие годы, развязав репрессии против военных специалистов, которые зарекомендовали себя честной службой в Красной Армии и много сделали для повышения обороноспособности Страны Советов. Это наложило печать на освещение в литературе участия военных специалистов старой армии в строительстве Советских Вооруженных Сил: их роль стала замалчиваться, а участникам "военной оппозиции" приписывались заслуги под видом их борьбы против Троцкого.

В свое время, в 30-х годах, когда мы готовили многотомную "Историю гражданской войны", в ее плане-проспекте были предусмотрены специальные главы, целиком посвященные состоянию лагеря контрреволюции на основных этапах революции и гражданской войны. Замысел был грандиозный. По к тому времени историки не располагали многими необходимыми документами, не было специалистов, которым посильна была бы эта работа. К этому прибавился ряд затруднений и иного порядка, был резко сокращен объем издания. Замысел не осуществился. Теперь появились большие возможности - и нам предстоит доделать начатое тогда.

В решении этой задачи неизбежно встретятся трудности в работе над непривычными источниками противной стороны. Историки должны хорошо изучить ленинские принципы использования свидетельств, исходящих оттуда, отрешиться от необоснованных опасений, как писал о таких случаях Александр Твардовский, "предоставить трибуну" не тому, кому нужно. Но, конечно, здесь требуется высокое профессиональное мастерство историка и в первую очередь его методологическая подготовленность к исследованию самых сложных проблем. О том, как могут успешно преодолеваться связанные с этим трудности, как раз и говорит опыт работы В. Д. Поликарпова над настоящей книгой. Хочу подчеркнуть: среди множества редких источников он использовал, без ущерба для истины, массу свидетельств контрреволюционеров и их организаций, в результате получилась убедительная картина борьбы революционных сил с врагом, который превосходил их по опыту и по имевшимся в его распоряжении средствам.

Приходится, между прочим, отметить, что в последнее время, когда общественность, не удовлетворенная освещением нашей истории в учебниках и в сочинениях историков, начала производить в ней самостоятельные поиски и осмысливать историческое прошлое, появилось немало таких трактовок событий и целых этапов, которые расходятся с исторической действительностью. Это касается, в частности, гражданской войны первых послеоктябрьских лет. Некоторые авторы отождествляют ее с гражданской войной против народа, развязанной в 30-е годы Сталиным, и, лишая ее классового содержания, готовы считать ее не войной трудящихся с белогвардейцами, интервентами и т. д., а "братоубийственной".

Показывая, как формировались и выходили на авансцену политики военные силы контрреволюции, автор дает представление и о том, как перерастала вторая корниловщина в вооруженную борьбу свергнутых революцией эксплуататорских классов против рабоче-крестьянской власти, как складывался союз белогвардейщины с иностранными империалистами и гражданская война переплеталась с империалистической интервенцией.

Вскрытие корней, истоков гражданской войны, что по существу и делает автор книги,- самый верный путь к осмыслению ее реального исторического опыта и уроков.

Академик И.П.МИНЦ

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь