НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Пиратство у Малабарского берега

Сюань-Цзан*, китайский путешественник VII века, побывавший в Индийской империи в период правления Харши**, был дважды ограблен бандитами на территории владений последнего, а однажды в самом центре этого государства чуть не погиб от руки пиратов, которые хотели принести его в жертву богине Дурге. Ему я приписываются первые упоминания о пиратстве в этом районе.

* (Сюань-Цзан (ок. 600-664) - китайский путешественник, буддийский монах. В 629-645 годах совершил путешествие в Центральную Азию и Индию.)

** (Харша (ок. 587-647). С 606 года властитель государства, находившегося в верховьях Ганга и расширенного впоследствии за счет завоеванных им районов (в частности, Бихара и Бенгала).)

Многие пираты Индии занимались разбойничьим промыслом из поколения в поколение, рассматривая порой убийство своих жертв как некий ритуальный акт. На суше они нападали на караваны купцов, а на воде - на баржи и корабли, хотя те обычно шли большими группами и под сильно вооруженной охраной.

Даже самые могущественные индийские князья с трудом справлялись с широко распространявшимся разбоем. Чаще всего мишенями пиратских нападений становились суда на водах таких рек, как Ганг или Инд, которые играли роль важных коммуникационных и торговых путей.

Однако Индия в те времена жестоко страдала не только от местных речных пиратов. Ощутимые потери стране приносила пиратская деятельность правителей островов Малайского архипелага, препятствовавшая развитию оживленных торговых связей между Индией и Китаем. Деятельность эта стала в конце концов одной из причин походов, предпринятых двумя князьями из династии Чола*: Раджараджей I (985-1014) и Раджендрой I (1014-1042), Первый из них покорил Цейлон, второй расширил владения на суше до самого устья реки Ганг и снарядил большую морскую экспедицию, которая заняла часть Бирмы, Малайи и Суматры, положив на какое-то время конец ширившемуся малайскому и индонезийскому пиратству.

* (Чола - средневековое тамильское феодальное государство на юге Индии.)

По данным арабских средневековых хронистов, раджи западного побережья плоскогорья Декан уже в X-XI веках организовывали пиратские флотилии. Индийские князья, не располагавшие военным флотом, были не в состоянии противодействовать быстрому развитию очагов пиратства в этом районе, сосредоточенных на Малабарском берегу, от Бомбея и до самого Гоа.

Жертвой малабарского морского разбоя пал, в частности, Великий Могол*, властелин обширной империи в Индии. Его легендарные богатства привлекли внимание не только европейских колониальных держав, но также местных и заморских пиратов. Империя Моголов, основанная в 1526 году Бабуром, потомком великого Тамерлана, до конца XVII века не имела военных кораблей и не была в состоянии обороняться от малабарских пиратов. Англичане, наживавшиеся на торговле с Великим Моголом при посредстве Ост-Индской компании, основанной в 1600 году, долгое время не принимали близко к сердцу морские затруднения правителя Индии, заботясь исключительно о своих колониальных и торговых интересах. Малабарским пиратством они заинтересовались тогда, когда оно начало серьезно угрожать безопасности британского судоходства в этом районе.

* (Великий Могол - название, данное европейцами династии, правившей в Индии с 1526 года. Ее основатель - Вабур - происходил из Ферганы, входившей в свое время в состав империи Чингисхана.)

К концу XVII века на Малабарском береге возникла династия пиратов - семейство индийских махараджей Ангрия, которое в течение шестидесяти лет сохраняло монопольное положение в этом промысле.

Первым главарем пиратов Малабарского берега из семейства Ангрия стал Конаджи. Около 1698 года он возглавил флотилию. Постепенно Конаджи освободился от многолетней вассальной зависимости от феодальных властителей Пуны* и стал безраздельно господствовать над пятисоткилометровой полосой Малабарского берега к югу от Бомбея. На этом отрезке он создал ряд прибрежных крепостей, таких, как Алибаг, Савандург и Герия (иначе Виджайядург), из которых он отправлялся в свои экспедиции. Этот некоронованный пиратский властитель сумел в короткий срок полностью парализовать морскую торговлю, что особенно ощутимо ударило по Ост-Индской компании и португальским колонистам.

* (Пуна - крупнейшее княжество конфедерации Маратхского государства, существовавшего на территории нынешнего штата Махараштра в Индии в середине XVII - начале XIX века.)

В конце концов местные колониальные власти потеряли терпение. Представители британского правительства и Ост-Индской компании торжественно уведомили Конаджи, что не намерены больше терпеть нападений па свои корабли. Главарь пиратов ответил, что англичанам еще не раз придется вспомнить его имя. Свою угрозу он осуществил столь реально, что в 1704 году англичане направили к Конаджи специального посланца с уведомлением, запрещающим его судам появляться в водах, омывающих Бомбей. Одновременно Ост-Индская компания доложила своему правлению в Лондоне, что па всем протяжении побережья от Сурата до Дабула только крупнейшим судам удается прорвать блокаду малабарских пиратов. Компания ходатайствовала о помощи со стороны правительства.

Несколько лет спустя Конаджи стал владельцем небольшого острова, расположенного у входа в порт Бомбей, и сразу же укрепил его. Поскольку у острова с тех пор располагалась флотилия мощных кораблей (некоторые из них имели на вооружении до шестидесяти пушек и находились под командованием опытных европейских, главным образом голландских, моряков), город оказался под серьезной угрозой. Система обороны Бомбея была в то время чрезвычайно примитивной. А когда правление Компании предложило соорудить соответствующие укрепления, городские власти отказались их строить под предлогом финансовых затруднений.

Таким образом, пираты получили возможность задерживать каждое судно, прибывавшее в Бомбей или уходившее из него. Компания тогда направила против пиратов карательную экспедицию в составе двадцати кораблей. Результаты были подытожены в следующем лаконичном рапорте: "Девятого июня наши корабли вернулись. Вследствие неумелых действий командующего они потеряли пятьдесят человек и уничтожили только один город семейства Ангрии".

Причиной неудач экспедиции Компании были, однако, не столько неумелые действия ее руководителей, сколько эксплуататорская колониальная политика Англии в Индии. Местное население не оказывало поэтому британцам поддержки в их борьбе с пиратами. Кроме того, армия, которой располагала Компания, представляла собой недисциплинированное сборище подонков из разных европейских стран, искавших себе легкой наживы в колониях.

В 1715 году в Бомбей прибыл новый губернатор Чарлз Бун, энергичный и неподкупный человек, который считал ликвидацию малабарского пиратства одной из главных задач. Заняв свой пост, он сразу же воздвиг укрепления вокруг резиденции в Бомбее, а затем начал создавать небольшую военную флотилию. Особенные трудности возникали в комплектовании команд, так как Компания назначала матросам столь низкое содержание, что лучшие моряки предпочитали вербоваться на корабли Ангрии, который не жалел денег для своих матросов. С большим трудом Буну удалось наконец сформировать флотилию из девятнадцати судов разных размеров и типов: от весельных галер до парусных фрегатов. Быть может, ему даже удалось бы искоренить пиратство, несмотря на неспособность и недисциплинированность его подчиненных.

В 1721 году в Бомбей прибыл с Мадагаскара командор Томас Мэтьюз. Трудно было найти более неподходящего главнокомандующего экспедицией. У Мэтьюза, человека большой отваги, полностью отсутствовал здравый смысл, он был вспыльчив, совсем не умел ладить с людьми и вообще отличался жестокостью.

Мэтьюз вышел с Мадагаскара на борту корабля "Лайон" и, не встретив пиратов, направился прямым курсом в Бомбей, вместо того чтобы дождаться еще двух кораблей - "Солсбери" и "Экзетер", которые должны были оказать ему поддержку. Отплывая, он передал какому-то местному жителю письмо, адресованное капитану "Солсбери" Кокбэрну, в котором подробно изложил весь план операции. Едва "Лайон" вышел из порта, как двое пиратов, Тэйлор и Лябуш, овладели письмом и немедленно доставили его "по назначению".

Прибыв в Бомбей, Мэтьюз сразу же поссорился с губернатором из-за того, кому из них первому следует салютовать. Своим заносчивым поведением он восстановил против себя всех служащих Компании. Стычки между ним и офицерами экспедиционной эскадры стали в Бомбее повседневным явлением. Если бы не поведение Мэтьюза, его прибытие ввиду подготовки к совместной англо-португальской акции против главной крепости семейства Ангрии - Алибага было бы встречено с большим восторгом. Однако Мэтьюз ударил командующего португальскими силами во время какой-то ссоры шпицрутеном по лицу, и последний покинул своих союзников-англичан, оставив их одних на поле боя.

Экспедиция против пиратов, которая должна была завершить многолетнюю подготовку губернатора Буна, окончилась полной неудачей. Тем не менее он все же причинил малабарским пиратам больше ущерба, чем кто-либо другой из его предшественников.

Девятого января 1722 года Мэтьюз отплыл в Англию. Три его корабля, проходя вдоль побережья, подверглись нападению со стороны пиратов, но успешно противостояли им. На широте острова Анджидива Мэтьюз провел свой последний бой с пиратами, вырвав из их рук судно, на которое они в это время напали.

Конаджи Ангрия умер в 1729 году, оставив пять сыновей, оспаривавших наследство отца. Этим обстоятельством воспользовались португальцы, заключив союз сперва с одним, а затем с другим братом Ангрия. Но португальцы не позаботились снискать расположение самого способного из братьев - Туладжи, что и разрушило их планы. В короткий срок Туладжи сумел объединить и увеличить наследие отца. В последующие годы ожесточенная борьба за контроль над индийскими водами велась главным образом между Туладжи и англичанами, поскольку господство Португалии, Голландии и Франции на Индийском полуострове уже клонилось к упадку.

Внутренние распри семейства Ангрии предоставили Ост-Индской компании двадцать лет передышки, во время которой она успела выстроить флотилию хорошо вооруженных транспортных судов, способных оказать сопротивленце пиратам. Эти корабли были совсем нового типа. Они неоднократно одерживали победы при встречах с морскими разбойниками. Однако после того как Туладжи закрепил свою власть, он вновь начал успешные разбойничьи действия. Так, он напал на караван английских судов, шедших под охраной, и, несмотря на огонь двух военных кораблей, захватил пять парусников. В 1749 году после сражения, длившегося с полудня до полуночи, самый лучший корабль, находившийся на британской службе в Бомбее - "Ресторейшн", попал в руки Туладжи.

В короткий срок пират распространил свое господство на весь Малабарский берег, и, если бы из Мадраса не прислали на помощь четыре хорошо вооруженных военных корабля, специально предназначенных для охраны Бомбея, замерла бы вся торговая навигация в этом порту. Только тогда Компания поняла, что единственное действенное средство защиты транспортных судов - это конвоирование их регулярными, хорошо вооруженными военными кораблями.

Впрочем, не одни только английские суда страдали от бесчинства малабарских пиратов. Португальцы и голландцы ежегодно теряли большое число своих торговых судов в Индийском океане. Самую тяжелую потерю голландцы понесли в 1754 году, когда пираты захватили один из кораблей, груженный боеприпасами, и после ожесточенного сражения потопили два других.

По мере роста британского колониального могущества в Индии отдельные индийские пираты начали стремиться к соглашению с властями в Бомбее. Со временем даже несокрушимый Туладжи направил в Бомбей своих посланцев, предлагая перемирие. Его условия были бы, несомненно, охотно приняты в те времена, когда жил его отец, но теперь соотношение сил резко изменилось в пользу британских колонизаторов. Поэтому предложение Туладжи выдавать английским кораблям "железные грамоты", дающие им право свободно плавать на водах, контролируемых пиратами, было решительно отвергнуто.

Еще в 1739 году англичане заключили с маратхским государством соглашение о совместной борьбе с пиратами на суше и море.

Двадцать второго марта 1755 года объединенные флоты, в составе около пятидесяти кораблей разного класса, вышли в направлении занятого пиратами Савандурга под командованием Уильяма Джеймса, уже четыре года возглавлявшего морские силы Англии в этом районе, и 29 марта достигли места назначения.

Пираты не собирались ввязываться в борьбу и обратились в бегство. Во время погони, продолжавшейся весь следующий день, флотилия экспедиции оказалась рассеянной на обширном морском пространстве. Убедившись в безнадежности погони, Джеймс отдал приказ двигаться к Савандургу.

Город, расположенный на скалистом уступе далеко врезавшегося в море полуострова, охранялся "Золотым фортом", располагавшим сорока пятью орудиями; далее к югу находились две другие крепости. Джеймс понял, что осада заняла бы не меньше месяца, а потому решил штурмовать форт со стороны моря. Его корабли подплыли близко к нему, и после двухсуточной бомбардировки бортовой артиллерией пиратская крепость перестала существовать.

Этот успех привел в восторг городские власти Бомбея. Было принято решение таким же путем уничтожить и следующую, еще более крупную крепость пиратов - Герию. И февраля 1756 года из Бомбея вышла самая крупная флотилия, какую когда-либо снаряжал город. Кроме судов сопровождения, под началом командора Джеймса плыло восемнадцать тяжелых военных кораблей, а под командованием контр-адмирала Уотсона - шесть, в том числе четыре линейных. На их борту находился отряд сухопутных войск в составе восьмисот европейцев и шестисот местных солдат под командованием Роберта Клайва.

Согласно инструкции, данной командующему экспедицией, городские власти запретили вступать в какие-либо переговоры с Туладжи.

Оказавшись близ Герии, экспедиция уже застала там маратхскую армию, командующий которой сообщил англичанам, что сумеет овладеть фортом без единого выстрела, поскольку Туладжи готов вести переговоры. Уотсон потребовал безоговорочной капитуляции, на что Туладжи ответил отказом. Тогда англичане начали бомбардировку крепости.

Туладжи сосредоточил в порту свой флот, состоявший из пятидесяти восьми военных кораблей во главе с захваченным шесть лет назад судном "Ресторейшн". После двухчасовой бомбардировки последний загорелся от выпущенного но нему снаряда и взорвался, сея опустошение среди сбившихся на небольшом пространстве судов. Флот, целых полвека бывший грозой Малабарского берега, сгорел.

Позднее на берег высадился во главе своих войск Клайв, заняв совместно с маратхскими войсками позицию против форта. Пламя горящих кораблей перекинулось на прибрежные базары и наполненные товарами склады. Английские канониры получили отлично освещенную мишень.

Рано утром следующего дня Уотсон направил к пиратам парламентера, вновь потребовав капитуляции. Туладжи отказался сдаться, и англичане возобновили прерванную бомбардировку. Одновременно Клайв атаковал форт со стороны суши. В четыре часа пополудни раздался страшной силы взрыв, после чего осажденные выбросили белый флаг.

В крепости обнаружили золото, серебро и драгоценности на общую сумму сто тридцать тысяч фунтов стерлингов. Добычу эту разделили между британскими сухопутными и морскими силами. На долю же Маратхского государства пришелся сам Туладжи. Не желая сдаваться англичанам, он передал себя в руки маратхов и оставался их пленником до конца жизни.

Захват Герии фактически положил конец малабарскому пиратству.

Берега Мадагаскара, еще не захваченные ни одним из европейских государств, долгое время привлекали особое внимание морских разбойников. В заливах острова пираты укрывались от штормов и погони. Они спокойно подстерегали там суда голландских, португальских и английских купцов, плывших вокруг мыса Доброй Надежды, грабили находящиеся на кораблях товары - преимущественно перец, корицу, слоновую кость, гвоздику, камфору, шелка, парчу, драгоценные камни, ювелирные изделия - и продавали в портах Новой Англии, где мало кто интересовался их происхождением.

Упомянутый выше Томас Мэтьюз, рассорившись со всеми в Бомбее, решил вернуться на Мадагаскар и закончить там порученную ему миссию ликвидации пиратства.

Прибыв в залив Карпентер на острове Маврикий, Мэтьюз нашел там сообщение, выведенное углем на каменной гробнице капитана Карпентера, из которого явствовало, что пираты отплыли в Форт-Дофин на острове Сент-Мари. Он сразу же устремился за ними в погоню. Но когда эскадра достигла места назначения, пиратов на острове уже не оказалось.

Местный вождь, приняв прибывших за какой-то другой отряд пиратов, поднялся на борт корабля, чтобы предложить Мэтьюзу свои услуги.

Вождь осушил с англичанами бокалы, наполненные смесью морской воды с порохом, как привык делать с пиратами, частенько посещавшими остров, предложив тост за дружбу.

После него на корабле Мэтьюза появился другой необычный гость, также выразивший капитану свое почтение. Это был белый, некий Джеймс Плантэйн, пират и в то же время один из богатейших землевладельцев на острове, которого местные жители величали "королем из Рантер-Бэй". Он прибыл вооруженный, с эскортом в составе двадцати человек.

Вместо того чтобы арестовать Плантэйна, Мэтьюз заключил с ним выгодную торговую сделку, продав шляпы и арак*, за которые "король из Рантер-Бэй" истинно по-королевски расплатился золотом и брильянтами.

* (Арак - крепкий спиртной напиток, приготовляемый из ячменя или пшеницы, пшена, риса и даже из сока пальмы.)

Покинув корабль, Плантэйн оставил закупленные товары на берегу под присмотром надсмотрщиков. Стоило, однако, Плантэйну удалиться, как Мэтьюз, невзирая на протесты сторожей, приказал команде погрузить все обратно на корабль и отплыл в Бенгал, прихватив с собою еще и несколько аборигенов.

Ограбленный Мэтьюзом Джеймс Плантэйн - одна из любопытнейших фигур пиратского мирка Мадагаскара. Свою карьеру пирата он начал еще в юные годы в Новой Англии. Разбойничьему промыслу Джеймс обучался у такого "мастера", как Джон Уильяме, владелец корабля "Террибл". На его борту Плантэйн поплыл в Гвинею, где примкнул к пиратам, орудовавшим у побережья Западной Африки. Изрядно разбогатев, он вышел из банды и поселился в Рантер-Бэй, где воздвиг небольшую крепость, в которой вел подлинно королевский образ жизни. Из числа местных жителей он создал немногочисленную, но хорошо вооруженную и обученную гвардию, а также навербовал придворных. Основал он и гарем из местных красавиц, которым дал английские имена: Молли, Кэйт, Сю и Пегги. Но и этого ему показалось недостаточно. Плантэйн с вожделением посматривал на внучку местного царька Мессалиджа, Элеонору. В конце концов он направил сватов к царьку Дикку, как называли в народе Мессалиджа, но тот решительно отказал пирату. Плантэйн счел себя оскорбленным и вступил с ним в войну, которая закончилась поражением Дикка.

Вернувшись в крепость, Плантэйн распустил гарем и женился на Элеонору.

Пират из Рантер-Бэй строил весьма честолюбивые планы. Он вознамерился стать королем всего Мадагаскара и в этой связи оказался вовлеченным в густую сеть политических интриг. Начал зондировать мнение европейских колонизаторов с целью склонить их на свою сторону. Устраивал пышные приемы, на которые приглашал проживавших на острове голландцев, французов и англичан. Кроме того, он подобрал двух советников - шотландца и датчанина, которых поселил с собою.

Местное население не возлюбило, однако, некоронованного короля. Почувствовав, что готовится бунт, Плантэйн, построив бот, уплыл с женой к Малабарскому берегу, где с распростертыми объятиями был принят Ангрией.

Дальнейшая его судьба неизвестна.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь