НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 37. Балканские народы под властью Османской империи в XVI - первой половине XVII в. (Наумов Е.П.)

(В главе дан только общий обзор истории балканских народов в ту пору, причем выделены разделы по Греции и Албании. Историю славянских земель Балкан см. в учебнике "История южных и западных славян".)

Балканские земли в составе Османской империи. Завоевания турок-османов в XIV-XV вв. в Европе (т. 1, гл. 16, 18) привели в конце XV - начале XVI в. к подчинению почти всей территории Балканского полуострова власти Османской империи, распространившейся в начале XVI в. на многие земли Азии и Африки. Османская империя стала одним из ведущих феодальных государств мира, "единственной подлинной военной державой средневековья"*.

*(Маркс К. Хронологические выписки//Архив Маркса и Энгельса. М., 1939. Т. VI. С. 189.)

Это было обусловлено особенностями географического положения Османской державы на стыке Европы и Азии, христианского и мусульманского мира, продолжением османской экспансии в Европе в XVI-XVII вв. В результате почти беспрерывной борьбы Османской Порты с Венецией, еще старавшейся удержать свои позиции в Восточном Средиземноморье, и с другими христианскими государствами османские войска заняли в 1501 г. Дуррес (в Албании), в 1522 г. - Родос (владение рыцарей-иоаннитов), позднее - ряд островов и крепостей на Эгейском море, в 1571 г. - остров Кипр. К концу XVI в. венецианцам удалось сохранить лишь узкую приморскую полосу своих владений в Далмации, Ионические острова и Крит; хорватские и словенские земли оставались под властью Габсбургов. Самостоятельная городская республика Дубровник, признавшая верховную власть османских султанов, уплачивала Порте ежегодную дань, как и Молдавия и Валахия (см. гл. 36).

Это бесспорное военно-политическое преобладание Османской империи на Балканах основывалось на существовании постоянной сильной армии (янычарская пехота, артиллерия и др.), строго централизованного военно-административного аппарата, проводившего целенаправленную политику для продолжения и расширения османской экспансий в Европе и удержания покоренных народов (славян, албанцев, греков и др.) в жестком повиновении. Румелия (балканские провинции) стала одной из важнейших частей Османской державы: здесь были расположены и столица империи Стамбул (Константинополь), и прежняя резиденция Порты Эдирне (Адрианополь), и многие крупные города, являвшиеся главными экономическими и административными центрами этих областей, - Салоники, Дуррес, Скопье, София, Сараево.

Вначале вся территория Османской империи разделялась лишь на два наместничества (бейлербейства) во главе с бейлербеем, соединявшим в своих руках военную и гражданскую власть, - Румелию и Анатолию, затем в конце XVI в. особым наместничеством стала Босния. Наместникам были подчинены в областях (санджаках) санджакбеи, тогда как судебная власть принадлежала кадиям, независимым от бейлербеев и санджакбеев. Однако такая структура местного управления существовала не во всех балканских владениях Порты, так как уже в XVI в. в некоторых горных, труднодоступных для султанской армии районах Греции, Албании, Югославии местные жители с оружием в руках добились фактически почти полной самостоятельности, уплачивая иногда дань Порте.

Чтобы упрочить свое владычество над покоренными народами Балканского полуострова, Порта и правящая верхушка Османской державы прибегали к различным мерам социально-экономического и демографического, этнокультурного характера. Уже в ходе османских завоеваний был нанесен громадный ущерб балканским народам, потерявшим свою самостоятельную государственность; разгром многих городов, опустошение различных местностей, увод в рабство или истребление непокорного населения имели самые отрицательные последствия для судеб южных славян, греков, албанцев. Установление прочного османского господства и жестокое подавление любого сопротивления на долгие века задержало социально-экономическое и культурное развитие подвластных Порте народов.

Для создания на Балканах надежной опоры Порта проводила политику последовательной исламизации и ассимиляции покоренного христианского населения. Одним из главных средств при этом было переселение в Европу из Малой Азии турок - горожан, крестьян (прежде всего кочевников-юрюков), поселявшихся в удобных местностях, оттесняя и изгоняя местных жителей; такой тюркской колонизации содействовали депортации (высылки) христиан (греков, славян) из некоторых городов и областей в Азию, в тюркскую этническую среду, где они затем постепенно сливались с турками.

Еще более важную роль играл курс на постоянную исламизацию представителей разных слоев балканских народов, исповедовавших христианскую веру. Особенно тягостным и позорным был сохранявшийся до XVII в. "налог кровью", т. е. насильственный отбор юношей, которые затем обращались в ислам и становились фанатичными защитниками Порты; из числа таких "потурченцев" в значительной мере пополнялся янычарский корпус, придворный аппарат.

Гораздо больше было таких "новых мусульман" среди мелких и средних феодалов-христиан, городских ремесленников и купцов, которые вливались в исламскую тюркскую среду в результате так называемой добровольной исламизации - в действительности вынужденного обращения в мусульманскую веру из-за желания сохранить свое имущество, права, а нередко и жизнь. Эта повседневная "добровольная" исламизация обусловливалась полной приниженностью, неполноправностью немусульманского населения: вся османская администрация и суды были исламскими, тюркскими, военные и гражданские чиновники - мусульманами, турками (за исключением лишь низшей, сельской администрации и представителей городских цехов христиан-ремесленников и купцов). Точно так же были неравноправны с мусульманской религией и созданные Портой, ею официально признанные и используемые в своих целях миллеты - религиозные общины (христиан - православных и католиков, евреев и армяно-григорианской церкви). Опираясь на верхушку этих немусульманских миллетов, прежде всего высшее греческое духовенство, Порта добивалась покорности подвластного балканского населения.

Феодальные отношения в балканских землях Османской империи. После завоевания османами государств Балканского полуострова в европейских владениях Порты была установлена военно-ленная система, которая типологически по своей классовой сущности была близка социально-политическому строю Византии, южнославянских и албанских княжеств, восприняла многое из прежних, местных балканских феодальных обычаев и установлений.

В то же время османская феодальная система весьма заметно отличалась от прежних отношений на Балканах именно в силу того, что эта империя была "подлинной военной державой средневековья". В возникшей в ходе завоевания Османской державе большинство земельных владений было превращено в военные лены (тимары и более крупные - зеаметы), которые раздавались за воинскую службу мусульманским феодалам - сипахиям (в балканских языках - спахии); другие земли передавались в держание османским чиновникам и военачальникам, часть земель оставалась в ведении Порты как султанский домен и домены членов династии.

Часть прежних феодальных владельцев-христиан включилась в состав османского господствующего класса (так называемые христиане-спахии), однако они могли подучить или сохранить часть своих земель лишь в качестве вассалов Порты, военных ленников, а нередко только приняв ислам. Таким христианам-спахиям давались тимары меньших размеров, с меньшими доходами; их число было невелико, а в течение XVI века эта категория спахиев исчезает.

Почти все свои земельные владения потеряла и христианская (православная и католическая) церковь на Балканах, имевшая ранее здесь обширные имения и зависимых крестьян. После османского завоевания постепенно расширяются владения мусульманских религиозных учреждений (вакуфы) и частная собственность турецких феодалов и горожан (мюльки).

Положение крестьянства (райи) в балканских провинциях Порты было весьма тяжелым, в особенности положение немусульман. Крестьяне-мусульмане были освобождены от некоторых налогов и поборов, взимавшихся с христиан. Османские податные реестры детально перечисляют многочисленные денежные и натуральные поборы, которые крестьяне должны были вносить в пользу государственной казны. Помимо этих государственных налогов и повинностей райя точно так же вносила денежную и натуральную ренту своему феодалу-спахию, а иногда и выполняла барщину по его требованию.

Несколько иначе складывались реальные отношения местных жителей с Портой и османскими феодалами в тех горных и малодоступных районах (в Албании, Греции, Черногории, Герцеговине), где населению было легче дать отпор притеснениям. Здесь нередко крестьянская зависимость от спахиев ограничивалась уплатой определенной суммы денег в качестве ренты.

Во многом сходным было положение тех прослоек балканского крестьянства, которые жили не в имениях спахиев, а на государственных землях; этим категориям так называемой привилегированной райи Порта и местные османские власти предоставляли некоторые податные льготы и права. Эти крестьяне (так называемые войнуки и др.) должны были выполнять службу во вспомогательных частях османской армии, охранять дороги, горные проходы и т. д. Скотоводы-влахи, жившие в горных районах Балканского полуострова, также были свободны от спахийской зависимости, они вносили денежные и натуральные налоги, сохраняя свое общинное самоуправление и приближаясь по своему положению к названным прослойкам "привилегированной райи".

Но предоставление таких уступок Портой отдельным категориям покоренного балканского населения преследовало цель упрочения власти Порты. Уже в XVI в., в частности в период правления султана Сулеймана I Кануни (1520-1566), когда могущество Османской империи было, казалось, безмерным, начала осуществляться унификация крестьянских повинностей, ликвидация прежних налоговых льгот влахов и "привилегированной райи", происходило уменьшение численности таких категорий местного населения, как еще сохранявшиеся христиане-спахии.

С этими процессами были взаимосвязаны и заметная с середины XVI в. консолидация феодальной верхушки в балканских провинциях Порты, превращение ее в монолитное сословие мусульманских землевладельцев, резко отделенное от массы крестьянства, которое в большинстве областей (кроме некоторых районов Албании и Боснии) сохраняло христианскую веру. Усиление боснийских и албанских феодалов было обусловлено закреплением за ними административных постов в этих областях, передачей спахилуков по наследству. С конца XVI в и особенно в XVII в. происходит разложение османской военно-ленной системы: спахии старались уклониться от несения воинской службы, многие из них теряли свои лены либо передавали их по наследству, продавали и закладывали.

В результате возникал новый вид феодального землевладения - чифлик, в отличие от спахилука не связанный с военной службой и обязанностями в пользу Порты. Среди новых владельцев (чифликчиев) были и некоторые османские чиновники, отдельные богатые и более удачливые спахии, иногда торговцы и ростовщики. Такие чифлики стали базой для формирования новой, провинциальной прослойки феодального класса (аянов), причем чифликчии уже нередко вели собственное хозяйство, возделывая захваченные и купленные земли с помощью издольщиков. Одновременно в XVII в. возросли государственные налоги и феодальная рента в пользу спахиев, положение крестьян значительно ухудшилось.

Положение городов в балканских провинциях Османской империи. С конца XV и в XVI в. наблюдается определенный экономический подъем ряда балканских городов по сравнению с эпохой османской экспансии (XIV-XV вв.), ознаменованной разорением многих центров, уничтожением и переселением местных жителей - купцов и ремесленников.

Однако облик балканского города заметно изменился: это уже был прежде всего крупный военно-административный и торгово-ремесленный пункт восточного типа, где численность мусульман все возрастала, превращая некоторые города в почти полностью исламские (например, Сараево, София, Видин и другие, не говоря уже о столицах - Стамбуле и Эдирне). В началу XVII в. удельный вес мусульман-горожан в балканских владениях Порты достиг более 60%, что было вызвано интенсивной турецкой колонизацией и "добровольной" исламизацией. Привилегированное положение мусульман, получавших заказы от Порты и местных властей, содействовало переходу в ислам христиан, усилению мусульманских цехов. Со временем христианские купцы и ремесленники также смогли создавать свои особые цехи, чья деятельность строго регламентировалась османской администрацией. В целом развитие балканских городов, городского ремесла и торговли в условиях османского феодального режима оказывалось весьма противоречивым, неравномерным, и со временем владычество Порты на Балканах все более сдерживало экономический подъем покоренных народов.

"В самом деле, турецкое, как и любое другое восточное господство, несовместимо с капиталистическим обществом; нажитая прибавочная стоимость ничем не гарантирована от хищных рук сатрапов и пашей; отсутствует первое основное условие буржуазной предпринимательской деятельности - безопасность личности купца и его собственности"*. Эти слова Ф. Энгельса дают четкую оценку состояния торговли и общества на Балканах, а также положения балканских торговцев, которые в большинстве своем были не турками, а греками, славянами, евреями. Число евреев в балканских городах выросло с конца XV в. за счет эмигрантов из Испании и Португалии. Благодаря своим тесным связям с купцами Дубровника и Западной Европы балканским торговцам удалось играть заметную роль, главным образом посредническую, во внешней торговле Балкан и всей Османской империи с Англией, Францией, Голландией, Италией, с государствами Центральной Европы. Однако преобладание иностранных, прежде всего венецианских и английских компаний и их посредников во внешней торговле Балкан приводило к усилению импорта дешевых западноевропейских товаров, к стагнации местного ремесла, к нараставшей зависимости балканских городов от международного товарообмена и как следствие - к постепенному превращению Балкан и всей Османской империи в аграрно-сырьевой придаток развитых в промышленном отношении стран Западной Европы.

*(Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 22. С. 33.)

Закреплявшаяся таким образом отсталость балканских земель в социальном и экономическом плане усугублялась режимом капитуляций - привилегий, которые Порта предоставляла купцам иностранных держав, прежде всего Франции (низкие ввозные пошлины, право экстерриториальности и др.), в ущерб своим собственным подданным. Экономическому подъему этих областей препятствовали и слабые связи города и деревни, угнетаемой османскими феодалами, и неразвитость внутренней торговли, несмотря на появление в XVI-XVII вв. некоторых новых мелких торгово-ремесленных центров, населенных преимущественно христианами, возникновение местных рынков и увеличение товарности отдельных отраслей сельского хозяйства. Все это создавало резкие различия в уровне экономического развития горных и равнинных местностей, крупных портов и мелких городков, в положении разных категорий городского населения этих районов.

Албания. Территория Албании в XIV-XV вв. распадалась на целый ряд крупных и мелких феодальных государств и владений соседних держав (Венеции и др.), что облегчило османским завоевателям подчинение большей части этих земель уже в начале XV в. Многие албанские князья стали тогда ленниками или вассалами султана, но борьба албанского народа против власти Порты не прекратилась.

В 1443 г. предводителем албанского народного восстания против османов стал Георгий Кастриоти (по прозвищу Скандербег), сын одного из местных князей. Он был прежде заложником при дворе султана Мурада II, затем получил тимар своего отца, приобрел как талантливый полководец широкую известность. Установив свою власть в отцовском княжестве, он возглавил антитурецкую Лигу албанских князей и почти 25 лет отражал постоянные нападения османских войск, опираясь на созданную союзную армию и всемерную поддержку широких народных масс.

Успешной борьбе албанцев против османских полчищ препятствовали предательство некоторых албанских феодалов, своекорыстная политика иностранных держав - Венеции, папства, Неаполитанского королевства. После смерти Скандербега в 1468 г. положение албанцев стало еще тяжелее; в 1478 г. сдались защитники его столицы - города Круи - после двухлетней осады, а в 1479 г. Венеция потеряла свои владения в Северной Албании.

С этого времени вся Албания (кроме Дурреса - до 1501 г.) оказалась под османским владычеством, однако положение албанских земель в XVI - XVII вв. под властью Порты было неодинаковым. На равнинах была установлена достаточно прочная османская администрация, подчинявшаяся румелийскому бейлербею; введение военно-ленной системы сопровождалось переходом большинства местных феодалов в ислам и сохранением албанскими феодальными родами своих земельных владений, теперь уже на правах османских тимаров.

В горных районах Северной и Южной Албании османское господство зачастую было номинальным, и местные чиновники Порты могли собирать дань лишь с помощью воинских отрядов, притом не каждый год. Горцы занимались главным образом скотоводством, отчасти возделыванием небольших участков земли. Нехватка продовольствия из-за слабости экономических связей с соседними районами и притеснений османских феодалов заставляла свободолюбивых горцев поднимать восстания против Порты или переселяться в Италию.

Стремление отстоять свои права и самостоятельность от притязаний османских властей и местных феодалов обусловило сохранение, а в известной мере и возрождение в горных районах Албании патриархальных социальных отношений, основой которых был фис - община, состоявшая из нескольких десятков семей, происходивших от одного легендарного предка. В ведении всего фиса находились пастбища и пахотные участки, которые считались неотчуждаемыми, в отличие от собственности каждой крестьянской семьи (дом, скот и др.). Община возглавлялась наследственным предводителем, роль его со временем возрастала; главы всех семей составляли совет; в каждой общине собиралось в нужных случаях ополчение, куда входили все мужчины, носившие оружие. В трудной обстановке частых османских нападений и междоусобных распрей для каждого горца была очень важна та защита, которую фис мог оказать при угрозе его семье и имуществу. Была широко распространена кровная месть: за убийство горца мстили не только его родичи, но и другие члены фиса.

Такие общины обычно объединялись в более крупные военно-территориальные союзы, которые упорно старались и после османского завоевания отстаивать свои права и фактическую самостоятельность. Не имея возможности установить прочную власть в горных районах, османские правители были вынуждены признавать за горцами таких областей, как Химара (в Южной Албании), Мирдита, Дукагини (Северная Албания) и др., статус довольно широкой автономии и местное самоуправление. Во главе таких областей и союзов стояли представители албанской верхушки, князья, правители ("капитаны") и старейшины, уплачивавшие дань Порте лишь под угрозой нового похода османских воинских сил, не допускавшие в родные горы назначенных Портой феодалов-спахиев.

В конце XVI - начале XVII в. укрепляются связи отдельных общин, возникают общеалбанские советы для обсуждения общих вопросов антиосманской борьбы. В их состав входили вожди фисов, военные предводители, католические епископы, поддерживавшие тесные контакты с державами Западной и Центральной Европы. Ослабление османских позиций в Албании заставило Порту перейти в XVII в. к политике усиленной исламизации, и с этой целью был резко увеличен налог с христиан (джизье). Невыносимая тяжесть податей вынуждала албанских крестьян принимать веру завоевателей, нередко целые селения переходили в ислам. Все же в албанских землях оставалось много католиков (в северных районах) и православных (особенно на юге страны).

Греция. Уже в середине XV в. с крушением Византии все греческие земли оказались под бременем иностранного, иноязычного и иноверного господства: большая часть материковой территории и некоторые острова - под османским игом, а некоторые пункты Пелопоннеса и многие острова Ионического и Эгейского морей - во власти Венеции, Генуи, ордена рыцарей-иоаннитов (Родос и окрестные владения). Продолжавшиеся в XVI-XVII вв. войны Османской Порты с этими христианскими державами постепенно сокращали размеры не подвластной султанам территории, и, наконец, в результате Кандийской войны (1645-1669) Венеция потеряла даже остров Крит (тогда его столица называлась Кандией).

Эти длительные войны Порты с Венецией и ее союзниками приводили к огромным опустошениям прибрежных районов и отдельных островов, к запустению целых областей в результате бегства местных жителей, к уничтожению их в ходе военных действий, нарушению прежних экономических связей Греции с другими землями Балкан и с Западной Европой.

Османское завоевание греческих земель сохранило и усугубило неравномерность развития разных областей, социально-экономические различия в среде подвластного Порте местного населения. Некоторые греческие феодалы, приняв ислам или оставаясь христианами, ревностно служили Порте; часть торгово-ростовщической верхушки, связанная с Константинопольской патриархией, пользовалась влиянием в Стамбуле для беззастенчивого обогащения за счет всей христианской райи, которая в религиозно-правовом плане была подчинена константинопольскому патриарху - главе православной общины (миллета) всей Османской империи. Местная греческая верхушка использовала для своего усиления и те права самоуправления, которые Порта предоставляла жителям некоторых районов и островов.

Нередко Порта была вынуждена "даровать" привилегии подвластному населению, чтобы сломить его сопротивление или официально признать вырванные у нее уступки. Так, в Пелопоннесе и Эпире на деле почти полной самостоятельности добились майноты и сулиоты, а жителями ряда островов Эгейского моря (Наксоса, Пароса, Милоса, получивших в 1580 г. подтверждение своих прежних прав, а также Фасоса, Псары и др.) была достигнута определенная автономия, обеспечивавшая некоторую защиту от произвола спахиев. Однако общинные власти и представители местного самоуправления вместе с чиновниками Порты притесняли и угнетали крестьян, бедных ремесленников и торговцев.

Постепенное ослабление экономических позиций Венеции в этой части Средиземноморья и развитие в Греции в XVII в. товарно-денежных отношений приводило к росту новой торгово-предпринимательской прослойки, к упрочению связей ее с Западной Европой и Россией.

Освободительная борьба балканских народов против Порты. Подавление османскими войсками последних центров самостоятельной государственности не смогло сломить воли балканского населения (греков, южных славян, албанцев, влахов) к освобождению от ненавистного иноязычного и иноверного владычества турецких феодалов. Однако масштабы почти не прекращавшегося на протяжении XVI-XVII веков антиосманского движения претерпели значительные изменения в зависимости от степени военного превосходства Порты, втягивания ее в военные действия с державами Западной и Центральной Европы. На масштабы освободительных движений влияли и наличие многочисленного мусульманского населения (турок, боснийцев, отчасти албанцев), и курс на исламизацию христианской райи.

Бесспорный военный перевес Порты в XV-XVI вв. вызвал поэтому вначале появление отдельных отрядов повстанцев, "разбойников" - болгарских и сербских хайдуков, греческих клефтов, хорватских ускоков. Позднее нестерпимая тяжесть османской феодальной системы, насильственная исламизация и произвол, отмена прежних льгот некоторых прослоек местного христианского населения вызывала локальные выступления народных масс, переход жителей отдельных областей на сторону держав - противников Порты. Уже во время войны 1537-1540 гг. призывы Венеции и ее союзников по антиосманской Священной лиге (см. гл. 38) выступить с оружием в руках против Порты нашли отклик среди славянского, албанского и греческого населения прибрежных районов Ионического и Адриатического морей. Ожесточенная борьба албанцев Химары сорвала план османского вторжения в Италию; Химара так и осталась непокоренной, а соединенные испано-венецианские силы (при поддержке черногорцев) заняли приморские города Херцегнови и Рисан.

Новый подъем освободительного движения балканских народов связан с турецко-венецианской войной и разгромом османского флота в 1571 г. при Лепанто. Тогда вести о создании антитурецкого союза были с восторгом встречены греками Морей, албанцами Химары и Дукагини, черногорцами и жителями других балканских областей. Много добровольцев присоединилось к войскам Венеции, опытные балканские моряки участвовали в битве при Лепанто, где был уничтожен османский флот. Но разногласия среди участников христианской лиги и выход затем Венеции из данного союза не позволили развить некоторые локальные успехи, наметившиеся в начале этой войны против Порты, однако ее позиции на Балканах уже с 70-х годов XVI в. становились все более шаткими.

Заметно возросли численность и активность хайдуков, постоянно вспыхивали волнения в разных европейских владениях Порты. Особый размах приобрела антиосманская борьба балканского населения в конце XVI - начале XVII в., когда наступил острый кризис всей Османской империи, совпавший также с Пятнадцатилетней Долгой войной (1592-1606) Священной лиги (коалиции Австрии, Испании, папского Рима) против Порты. Это вооруженное выступление сербов в Банате (1594), восстания албанцев (1594-1596), болгар, провозгласивших в городе Тырново нового царя - Шишмана III (1598), жителей Южной Сербии и Герцеговины (1597-1598). Тогда хайдуки захватывали даже крупные населенные пункты, в 1595 г. они взяли Софию, а в 1596 г. ускоки заняли на некоторое время важный опорный пункт османских сил в Далмации - город Клис. Существенной особенностью всех этих народных движений было участие и даже руководство ими представителей тех феодальных или полуфеодальных прослоек местного христианского населения, которые прежде в той или иной мере поддерживали власть Порты на Балканах либо воздерживались от открытого протеста и сопротивления османскому владычеству.

В подготовке антитурецких восстаний конца XVI - начала XVII в. большую роль сыграли руководители христианской церкви, в частности Охридской архиепископии и сербской Печской патриархии, видные представители сельского и племенного самоуправления Албании и сербских земель, горожане Болгарии. Они развернули тогда оживленную дипломатическую деятельность, стараясь добиться военной помощи от христианских государств, враждовавших с Портой. Они стремились также достичь объединения усилий разных повстанческих центров в борьбе против османской власти, но их надежды на активную помощь Австрии, Венеции, Испании оказались тщетными. Пользуясь этим, Порта жестоко подавила эти локальные восстания и установила более жесткий контроль в прежде формально привилегированных или фактически непокоренных областях.

Ряд походов османских войск был направлен на подчинение горцев Албании, но утвердить свое господство в горных районах османам почти не удалось, попытки объединить силы балканских народов в антиосманской борьбе все продолжались. В 1614 г. на совете представителей Албании, Черногории, Боснии, Герцеговины, Болгарии, Сербии, Далмации и Македонии был разработан план общебалканского народного восстания: повстанцы должны были сокрушить власть Порты, опираясь на помощь французского герцога Карла Неверского (потомка Палеологов), лелеявшего мечту возродить Византийскую империю. Но эскадра Карла Неверского сгорела, и план этот так и остался неосуществленным. Постепенно Порте удалось во втором и третьем десятилетиях XVII в. несколько упрочить свое господство в балканских провинциях, для этого была также усилена исламизация в Албании и других районах Румелии.

Однако политика Порты неминуемо вела к новому обострению социальных и этнорелигиозных противоречий в ее европейских владениях, к подъему освободительного движения всего немусульманского населения и его сплочению в борьбе против османской феодальной системы. Христианское население и во второй трети XVII в. по-прежнему искало поддержки прежде всего у тех держав, которые находились под угрозой экспансии Порты и пытались дать ей отпор (Австрия, Венеция); подвластное Порте население Балканских стран (прежде всего южные славяне и греки) стремилось укрепить свои культурные связи с соседними государствами и Россией. Важной особенностью постепенно изменившейся к середине XVII в. общей социально-политической обстановки на Балканах было дальнейшее развитие южнославянских, греческой и албанской народностей, их сближение в борьбе против османского гнета.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь