НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 26. Возникновение капиталистических отношений в странах Западной Европы (Чистозвонов А.Н.)

В третий период истории средних веков, с начала XVI до середины XVII в., в Европе еще продолжал господствовать феодализм. Тем не менее позднее средневековье знаменуется ускорявшимся ритмом развития простого товарного хозяйства, производительных сил, общественного разделения труда, складыванием капиталистического уклада в рамках разлагавшегося феодального общества. "Экономическая структура капиталистического общества, - писал К. Маркс, - выросла из экономической структуры феодального общества. Разложение последнего освободило элементы первого"*. Такие изменения происходили не в равной мере во всех европейских странах и регионах. Наиболее интенсивно они проявились в Нидерландах, Англии, Франции, где имелись относительно стабильные предпосылки для возникновения буржуазных форм производства и обмена.

*(Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 727.)

В Германии и Италии, Испании и Португалии прогрессивные социально-экономические изменения также имели место, но база для них оказалась шаткой. Города и зоны, где возникали буржуазные отношения, оставались разрозненными. Зато силы противостоявшей им феодальной реакции активно сопротивлялись, а затем перешли в наступление. В Испании и Португалии феодальный строй оставался прочным. Его терпимость к возникновению очагов буржуазного развития сменилась затем их подавлением. Скандинавские страны в целом развивались замедленно. Их успехи в горно-металлургическом деле и внешней торговле были в большой мере связаны с деятельностью зарубежных купцов и капиталистов.

В странах Центральной Европы прогрессивные явления отмечались лишь локально, а феодальная реакция шла в открытое на них наступление. Часть южных и юго-восточных земель - Балканы, Молдавия, Валахия - оказались во власти Османской империи, что серьезно деформировало всю их социально-экономическую жизнь, закрыло путь прогрессу. Тем не менее в целом Европа переживала в XVI - первой половине XVII в. время интенсивного развития своих потенциальных возможностей.

Складывались новые классы грядущего буржуазного общества - буржуазия и пролетариат. Наконец, последний период средневековья ознаменовался первыми буржуазными революциями мануфактурного периода - Реформацией и Крестьянской войной в Германии и Нидерландской революцией.

Эволюция простого товарного производства. Развитое товарное обращение и товарное производство, отодвигавшие на задний план натуральное хозяйство, являлись историческими предпосылками капитализма. Городское ремесло, объединенное в цехи, было вместе с внецеховым ремеслом главной формой простого товарного производства.

Купцы-предприниматели и ростовщики, частично входившие в состав патрициата, выступали как наиболее значимые слои горожан. Купеческий и ростовщический капитал представляли собою отделившиеся части капитала. В присущих им формах они осуществляли накопление денежных богатств, содействие превращению продуктов в товары, прямое овладение наличными формами производства, медленную экспроприацию непосредственных производителей, подтачивание экономических позиций господствовавшего класса феодалов. И купцы, и ростовщики объединялись обычно в свои отраслевые корпорации. Прогрессивный первоначально цеховой строй, а особенно его торговые и экспортные отрасли, к исходу XV в. находились в состоянии глубокого кризиса и разложения. В этом немалую роль сыграл купеческий капитал, прямо подчинивший их себе. Целью купеческого капитала являлось регулярное получение необходимой товарной массы, а помимо торговой прибыли - также хотя бы части прибавочной стоимости, создававшейся в сфере производства.

Здесь купец играл двоякую роль: с одной стороны, он разлагал цеховую структуру; с другой стороны, лишь формально подчиняя таким образом труд капиталу, эксплуатируя цехи, он был заинтересован в продлении их существования.

Иначе происходило, когда купец подчинял себе свободные от цеховых пут отрасли ремесла и сельских промыслов, а подвизавшихся там скупщиков и раздатчиков превращал в своих агентов-посредников. Тогда уже делался шаг к реальному подчинению труда капиталу. Купец-предприниматель вкладывал здесь большие капиталы, старался извлекать из производства всю прибавочную стоимость, а попавшим в зависимость от него прежде вольным ремесленникам оплачивать в виде заработной платы только стоимость их рабочей силы.

Ростовщики вносили свою лепту в такой ход событий. В годы спадов и голода ремесленники шли к ним за ссудой, закладывая под нее свои мастерские, жилые дома, инструменты и сырье. Затем они запутывались в ростовщической кабале, теряли все и становились экспроприированными пролетариями. В таких случаях простое товарное производство разлагалось, гибло и в перспективе могло превратиться в капиталистическую мануфактуру.

Лишь некоторым из ремесленников удавалось накопить денег, сохранить самостоятельность, пробиться в ряды скупщиков, раздатчиков, а то и выше. Подобную эволюцию могли переживать и отдельные цеховые мастера, но такие случаи редки, ибо в принципе цех противостоял капиталистической мануфактуре и не разложение цехов было магистральным путем возникновения капитализма в сфере промышленности.

В сельском хозяйстве тоже развивались торговые формы производства и обмена. Систематически приторговывавшие на рынке богатые и зажиточные крестьяне, горожане, скупавшие землю, а затем сдававшие ее в аренду, ростовщики, ссужавшие крестьянам деньги под землю и устанавливавшие на них "сверхцензы" и ипотеки, состоятельные арендаторы и другие создавали себе постепенно денежные накопления. "Что же касается образования самого денежного богатства, - писал К. Маркс, - до его превращения в капитал, то это относится к предыстории буржуазной экономики. Ростовщичество, торговля, города... играют тут главную роль; определенное значение, хотя и в меньшей степени, имеет также накопление денег у арендаторов, крестьян и т. д."*

*(Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 46. Ч. I. С. 500-501.)

В создавшихся условиях изменялась поляризация движимой собственности. Ранее она следовала за земельной собственностью феодалов, теперь же все более концентрировалась в секторах торгового и ростовщического капитала, товарного хозяйства. Образовывались районы торгового земледелия, где преобладали товарные монокультуры и зажиточные крестьяне. Здесь энергично действовали также купцы. Тесные взаимоотношения связывали городскую и сельскую товарную экономику. На подобной основе, в условиях существования сильной центральной государственной власти (Франция, Англия), сложились национальные рынки как "категория товарного хозяйства, которое в своем развитии превращается в капиталистическое хозяйство"*.

*(Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 3. С. 21.)

Развитие товарного хозяйства усиливало имущественную дифференциацию мелких самостоятельных производителей, подходившую к грани дифференциации социальной; из их среды выделялись купцы, ростовщики, предприниматели. В целом товарное хозяйство не объединяло, а разъединяло мелких самостоятельных товаропроизводителей.

Теоретически в таких условиях мог совершаться, и в ряде случаев совершался, постепенный эволюционный переход к капиталистическому способу производства. Однако подобный замедленный вариант не отвечал настоятельным потребностям начинавшего складываться в XVI-XVII вв. мирового рынка. Кроме того, "цехи стали настолько же стеснительными, насколько прежние отношения земельной собственности стеснительны для усовершенствованного земледелия"*. Поэтому развитие капитализма оказалось связанным с особым этапом, названным Марксом процессом первоначального накопления капитала.

*(Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 46. Ч. I. С. 500.)

Процесс первоначального накопления. Историческая необходимость первоначального накопления определялась теми чертами, которые отличали капиталистический способ производства от феодального способа.

Собственнику земли - феодалу - для получения феодальной ренты необходим владеющий собственными орудиями труда и "привязанный" к земле крестьянин, по отношению к которому феодал использует силу внеэкономического принуждения.

Капиталистический способ производства зиждется на эксплуатации лишенных средств производства и средств существования наемных рабочих - пролетариев - классом капиталистов, сосредоточившим в своих руках денежные богатства и средства производства. Наемные рабочие, чтобы не умереть с голоду, вынуждены продавать свою рабочую силу капиталисту, который как собственник средств производства присваивает без оплаты произведенный ими прибавочный труд.

Исторические предпосылки капиталистического способа производства были значительно ускорены в процессе так называемого первоначального накопления, являвшегося не результатом, а "преддверием" капиталистического способа производства. "От накопления капитала на базисе капитализма следует отличать так называемое первоначальное накопление: насильственное отделение работника от средств производства, изгнание крестьян с земли, кражу общинных земель, систему колоний и государственных долгов, покровительственных пошлин и т. д."*

*(Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 26. С. 65-66; см. также: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 770-773.)

В то же время история развития общества показывает, что все элементы, из которых складывалось первоначальное накопление, исторически распределялись более или менее последовательно между различными странами: Испанией, Португалией, Нидерландами, Англией, Францией. Основу этого процесса повсеместно составляло обезземеливание крестьянина. В наиболее завершенном виде оно проходило в Англии. Насильственная экспроприация крестьян имела место и в других странах Европы.

Одновременно с этим шла экспроприация мелких городских и сельских ремесленников, которых купцы, скупщики, раздатчики и ростовщики опутывали сетью непосильных "долгов". Цеховые мастера многих отраслей уже в XV в. объединились в замкнутые корпорации, закрыв фактически подмастерьям доступ в свою среду и постепенно превратив их в наемных рабочих. Феодальное государство и городские власти давили мелких ремесленников непомерными налогами. Многие из них либо совершенно разорялись, либо теряли самостоятельность и практически получали заработную плату, притом нищенскую, от капиталистов.

Осуществлялось все это с применением жесточайшего насилия. Феодальные государства подавляли сопротивление экспроприируемых масс с помощью войск, свирепых судебных расправ. Поскольку нарождавшееся капиталистическое производство не могло сразу поглотить всю массу экспроприированных, а последние еще не привыкли к новой, казарменной дисциплине наемного труда на мануфактурах, повсеместным стало бродяжничество. С целью его пресечения начиная с XVI в. в Англии, Испании, Нидерландах, во Франции издавались жестокие законы против бродяг, т. е. экспроприированных крестьян и ремесленников. Эти законы предписывали бить бродяг кнутом, отдавать в работные дома, где они гибли от голода и непосильного труда, ссылать на каторгу, на галеры и даже казнить. Маркс охарактеризовал эти законы как "кровавое законодательство".

Подобными методами создавалась резервная армия рабочих, необходимая для развития капиталистического производства, а в руках кучки богачей сосредоточивались крупные денежные суммы, нужные им для создания своих предприятий.

Широкие возможности предоставлял и грабеж вновь открытых земель, превращенных в колонии. Первыми, кто сильно нажился на этом, были испанские и португальские конкистадоры и купцы. Они расхищали природные богатства открытых стран, свирепо эксплуатировали их население и истребляли его, наживали огромные средства на колониальной торговле, которая нередко являлась лишь несколько завуалированной разновидностью грабежа.

Вслед за испанцами и португальцами в колонии двинулись голландские и английские купцы, создавшие систему хищнической эксплуатации этих земель (см. гл. 27). Сокровища, добытые там посредством прямого грабежа, порабощения туземцев, их истребления, доставлялись в метрополии и здесь превращались в капитал.

Нарождавшаяся буржуазия, давая займы монархам, сильно обогащалась и на государственных долгах, которые Маркс считал одним из самых мощных рычагов первоначального накопления.

Арсенал методов первоначального накопления дополняла система протекционизма. Сущность его заключалась в том, что многие европейские государства стали вводить высокие пошлины на ввозимые готовые изделия, запрещать вывоз сырья и продовольствия, давать купцам и предпринимателям денежные субсидии, премии и всевозможные льготы. Делалось это в интересах самого феодального государства, которое нуждалось в развитии ряда отраслей производства (в первую очередь связанных со снабжением армии); оно, кроме того, получало значительные доходы в виде таможенных сборов. Всеми мерами достигался активный внешнеторговый баланс, на что была направлена политика меркантилизма. Главные выгоды извлекала буржуазия. Она удерживала на внутреннем рынке высокие цены на товары своего производства, снижала их на сырье и продовольствие и тем самым увеличивала свои прибыли за счет крестьян и рабочих.

Обогащению буржуазии и обнищанию народных масс способствовала так называемая революция цен, охватившая сначала Испанию и Португалию, а затем Францию, Англию, Нидерланды и почти все другие страны Европы в XVI в. под влиянием ввоза большого количества драгоценных металлов - золота и серебра, добытых дешевым трудом рабов в колониях (см. гл. 27).

В ходе первоначального накопления создавалась буржуазная собственность на денежные богатства и средства производства.

Экспроприация самостоятельных производителей неизмеримо расширила емкость внутреннего рынка. Вчерашние крестьяне и ремесленники теперь выступали как потребители товаров и продавцы рабочей силы. Возрос спрос на средства производства со стороны предпринимателей.

С возникновением колониальной системы торговля приобрела мировой характер. Начал складываться мировой рынок. Судьбы буржуазного развития той или иной страны в решающей мере зависели от того, господствующее или подчиненное место на мировом рынке она занимала.

В тех европейских странах, где прогрессивное развитие блокировала феодально-католическая реакция, первоначальное накопление и вовлечение экспроприированных в общественное производство оказались в кричащей диспропорции. Вместо пролетаризации происходила пауперизация масс, а пауперы снова затягивались в разряд челяди, феодальную кабалу, гибли в рядах невиданно разросшихся наемнических армий и т. п.

Капиталистическая мануфактура - это мастерская, предприятие, владельцами которых являются купец-капиталист или капиталист-предприниматель, обладающие капиталом и средствами производства. В мануфактурах трудятся подчиненные капиталистам наемные рабочие, в том числе надомники, продающие свою рабочую силу. Капиталистическая мануфактура знаменовала собой переход от мелкого к крупному производству. Однако она базировалась еще на ручном труде, на все углублявшемся его разделении, вплоть до пооперационного, внутри мастерской.

Первые проявления буржуазной организации производства были связаны с простой капиталистической кооперацией. Это форма, при которой купец создавал более или менее значительную группу наемных работников, одновременно занятых выполнением каких-то однородных работ, без специализированного разделения труда. Уже такая форма организации давала значительный рост производительности труда, снижение затрат. Но простая капиталистическая кооперация могла возникать и возникала и в рамках докапиталистических обществ, однако она не влекла за собою появления капиталистического способа производства. То есть она не являлась формационнообразующей категорией. С началом возникновения капитализма она вписывалась в него в разных сочетаниях.

Формационнообразующей категорией капитализма в рассматриваемое время стала капиталистическая мануфактура, складывание которой происходило в трех основных формах. Предпосылкой для первой ее формы часто служила та или иная отрасль, в которой ранее уже сложилось прямое овладение купцом сферой производства, так называемое формальное подчинение труда капиталу.

На протяжении того или иного периода времени в таких отраслях агенты купца - раздатчики и скупщики - уже полностью отрезали ремесленников от закупки сырья и сбыта готовой продукции, делали из них узких специалистов-отраслевиков, работавших не на разных заказчиков, а на одного и того же хозяина и материально целиком от него зависевших.

В условиях становления капитализма эти отношения приобретали завершенный вид, а бывшие вольные ремесленники превращались в простых наемных рабочих купца-предпринимателя. Последний начинал уже вмешиваться в сферу производства, вкладывать в нее дополнительные капиталы и становился буржуазным предпринимателем. Но рабочие его трудились не в общей мастерской, а оставались надомниками-отраслевиками, иногда выполнявшими лишь отдельные операции по созданию того или иного готового изделия. Складывалась такая "рассеянная" мануфактура преимущественно в текстильной промышленности, а также в отраслях, изготавливавших разнородные сложные изделия, дешевые ювелирные украшения, часы, хомуты, седла, где завершающей операцией была сборка готового изделия.

Другой, более прогрессивный путь образования капиталистической мануфактуры складывался, если производитель превращался в предпринимателя и купца. При подобном варианте капиталист сам создавал мастерскую, предприятие, верфи, шахты, плавильные печи (или покупал их), сам приобретал сырье, вспомогательные материалы, оборудование, инструменты. Он эксплуатировал наемных рабочих, трудившихся под одной крышей, в условиях детального разделения труда по разным специальностям и дальнейшей его дифференциации по отдельным операциям. Такое предприятие именовалось централизованной мануфактурой. Наибольшее распространение она получила в новых, технико-технологически сложных отраслях: в горном деле, металлургии, судостроении, шелкоделии, ковроткачестве, сахарорафинадном деле и др. Именно в этих отраслях уже в рамках рассматриваемого периода стали появляться различные механизмы, не объединенные в систему, что типично лишь для фабричной стадии.

Рассеянная мануфактура была более гибкой и распространенной формой, чем централизованная. На практике оба пути развития капиталистической мануфактуры сосуществовали, переплетались и порождали множество смешанных форм. Например, мануфактурист-сукнодел раздавал ремесленникам-надомникам шерсть и пряжу для прядения и тканья, а первичную обработку шерсти, окраску и отделку готовых сукон производил в собственной мастерской с помощью наемных рабочих. По сравнению с цеховым и мелким самостоятельным производством городских и сельских ремесленников капиталистическая мануфактура во всех ее формах, а особенно централизованная, была большим шагом вперед.

Мануфактура зиждилась на ручном труде и на ремесленной технике. Отсюда и ее название: от латинского manus - рука и factura - изделие. В мануфактуре разделение ручного труда достигло своего предела. Каждый рабочий производил лишь небольшое число операций или даже одну из них. Благодаря этому рабочий становился виртуозом, а инструмент его приобретал такую степень специализации, что вплотную подводил к созданию исполнительного механизма машины. В некоторых отраслях при такой организации дела производительность труда возрастала в десятки, а то и сотни раз.

Легко себе представить, что это означало в масштабе всего мануфактурного производства в целом, а также понять, что сулила конкуренция с мануфактурой мелким ремесленникам, которые продолжали работать в этой отрасли прежними методами.

Вместе с тем мануфактура являлась капиталистическим предприятием, владелец которого был одержим лишь одной целью - получить побольше прибыли. Рабочие мануфактур подвергались самой бесчеловечной эксплуатации. Предприниматели не только повышали интенсивность труда, увеличивали продолжительность рабочего дня и снижали заработную плату, но и широко применяли, используя "кровавое законодательство", принудительный труд бродяг на своих предприятиях, устанавливали для рабочих жесткий казарменный распорядок жизни, заставляли женщин и детей исполнять непосильную работу.

Мануфактура не охватывала и не могла охватить полностью общественное производство. "Она выделялась, - писал Маркс, - как архитектурное украшение на экономическом здании, широким основанием которого было городское ремесло и сельские побочные промыслы"*.

*(Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 381.)

Капиталистическая мануфактура существовала в феодальном окружении. Она зачастую подвергалась преследованиям со стороны цехов, местами же - ограблению дворянским государством, как, например, в Испании, где постепенно и заглохла. Зато в Англии, Нидерландах и Франции капиталистическая мануфактура крепла и приобретала все большее значение.

Развитие капитализма в сельском хозяйстве. Насильственная экспроприация крестьян ускорялась в XVI в. в некоторых странах (Англия, Германия, Нидерланды) конфискацией (секуляризацией) и распродажей церковных и монастырских земель в ходе реформирования католической церкви (Реформация). Реформация привела к большим перемещениям земельной собственности и изменениям самого характера аграрных отношений.

В деревне в XVI-XVII вв., как и в городе, возникали капиталистические отношения. Но в деревне совершенствование орудий труда, общественное разделение труда и разложение феодальных производственных отношений совершались замедленным темпом. Поэтому и развитие капиталистических отношений здесь шло медленнее, чем в городе. Наиболее завершенные и четкие формы этот процесс получил в Англии, где экспроприация крестьян была проведена в самой решительной и жестокой форме.

Согнав со своих земель крестьян - феодальных держателей, английские дворяне, а также буржуа, скупившие значительную часть монастырских земель, сосредоточили в своих руках большие владения. Часть их превращалась в пастбища для разведения овец, другая - в крупные хозяйства с применением труда наемных сельскохозяйственных рабочих-батраков.

Большую же часть земли ее новые собственники сдавали крестьянам или реже городским буржуа в аренду, плата за которую значительно превышала размер ренты, уплачиваемой прежним держателем на феодальном праве - крестьянином.

В ряде западноевропейских стран (Англия, Франция, Италия, Германия, Нидерланды) была широко распространена издольщина. Сущность издольщины заключалась в том, что земельный собственник давал арендатору землю, а зачастую семена и инвентарь. Порой издольщик целиком или частично обеспечивал свое хозяйство семенами, а также живым и мертвым инвентарем. Он обрабатывал землю сам (если участок был невелик) или прибегал к наемному труду и после сбора урожая обусловленную в договоре часть его отдавал собственнику земли, а остальной частью распоряжался по своему усмотрению. Наиболее характерным вариантом издольщины была испольщина, при которой владелец земли и арендатор несли равные доли расходов по ведению хозяйства и поровну делили полученные доходы.

Издольщина - это промежуточная форма ренты, и ее дальнейшая эволюция зависела от общего хода экономического развития страны. Если хозяйство развивалось по капиталистическому пути, издольщина трансформировалась постепенно в капиталистическую форму аренды. И наоборот, если верх одерживала феодальная реакция, издольщина превращалась в кабалу, поглощавшую не только весь прибавочный труд арендатора, но порой и часть его необходимого продукта.

Обнаруживался и другой вариант возникновения буржуазных отношений в деревне - эволюция простого товарного хозяйства. Там, где оно достигало высокого уровня, воспроизводство велось уже не на традиционной натуральной, а на товарной основе. Отсюда оставался один шаг до перехода от простого к расширенному, т. е. капиталистическому воспроизводству, что и случалось на практике.

В Англии утверждался капиталистический уклад, издольщина быстро уступала место чистой форме капиталистического предпринимательства в сельском хозяйстве - фермерству. Предприниматель-фермер арендовал на определенный срок большой участок земли, уплачивая землевладельцу установленную арендную плату. Он приобретал инвентарь, семена и сам оплачивал наемную рабочую силу, для чего требовались значительные денежные средства. В противоположность феодально зависимому крестьянину фермер не имел владельческих прав на арендованную им землю. Уплачивавшаяся им собственнику земли арендная плата являлась частью прибавочной стоимости, созданной на ферме, сверх средней нормы прибыли на капитал, т. е. капиталистической рентой.

В то же время в Англии феодальная собственность на землю и феодальная эксплуатация крестьянства продолжали существовать, и в достаточно большом объеме, а вместе с ними феодальное дворянство как господствующий класс и класс феодально эксплуатируемого крестьянства.

В Нидерландах капиталистическое фермерское хозяйство в XVI в. также достигло известного развития. Значительное распространение получила и издольщина. Во Франции капиталистические формы в сельском хозяйстве утверждались медленнее, чем в Англии и Нидерландах.

Иначе складывались отношения в сельском хозяйстве Восточной Германии, Венгрии, Чехии, некоторых стран Юго-Восточной Европы. Здесь капиталистические начала в сельском хозяйстве не получили развития. Ниже был и уровень товарно-денежных отношений в деревне. Феодальное дворянство в этих странах оказалось более сильным, чем социальные элементы общества, олицетворявшие прогрессивные тенденции. Поражение прогрессивных сил в этих странах было использовано реакционными феодалами для восстановления отживших порядков.

Увеличившийся спрос нарождавшегося капиталистического производства таких стран Европы, как Англия, Нидерланды и другие, на продовольствие и сельскохозяйственное сырье уже не мог покрываться за счет их собственных ресурсов. С возникновением мировой торговли и мирового рынка эти страны стали ввозить продукты и сырье из Восточной Германии и Польши, где оптовыми продавцами выступали не крестьяне и купцы, а феодалы-помещики. С целью получения товарного хлеба феодалы указанных стран отбирали у крестьян, плативших ранее денежную ренту, участки и общинные земли и превращали их в барскую запашку, которая обрабатывалась на условиях барщины закрепощаемыми крестьянами. Так складывалось так называемое второе издание крепостничества, распространившееся на Чехию, Венгрию, другие области Европы. Возрос реакционный нажим на крестьянство в Италии, Испании, Португалии. "Достройка" феодализма в Скандинавских странах в контексте европейского прогрессивного развития, в частности в Дании, обретала и оттенки феодальной реакции.

Тем не менее успехи буржуазного развития в Европе постепенно закреплялись. В странах региона прогрессивного развития национальные рынки из категории товарного хозяйства эволюционировали в категорию хозяйства капиталистического. На нем в возраставших объемах обращались средства производства. Возник и рынок рабочей силы. Начался процесс образования мирового рынка.

Формирование класса буржуазии. По мере утверждения капиталистического уклада формировались и два новых общественных класса: буржуазия и пролетариат. Термин "буржуазия" происходит от французского слова "bourgeoisie", которым в средние века назывались жители города (бурга), т.е. средневековые горожане. Однако в процессе исторического развития значение этого термина изменилось; он стал применяться не к средневековым горожанам (буржуа, бюргерам), а к тому классу, который, владея денежными богатствами и средствами производства, эксплуатировал наемный труд.

Буржуазия сформировалась не в результате простой эволюции средневекового бюргерства, ее основу составили различные социальные слои: накопившие деньги средневековые горожане (купцы, ростовщики, отдельные цеховые мастера), выходцы из городских мелких, преимущественно внецеховых ремесленников, сельских ремесленников и даже бывших наемных рабочих.

В буржуазию вливалась и формирующаяся буржуазная интеллигенция - юристы, лица свободных профессий, идеологически обосновывавшие притязания крепнувшей буржуазии. Из буржуазии обычно рекрутировались представители чиновной бюрократии (это особенно типично для Франции XVI-XVII вв.).

Наконец, в состав буржуазии, по преимуществу деревенской, переходила зажиточная прослойка крестьянства, превращавшаяся в капиталистических фермеров. Сближался с буржуазией и тот слой дворянства, который приобщался к капиталистическим формам ведения сельского хозяйства. Больше всего это явление было распространено в Англии, где земельные владения значительной части нового дворянства представляли собой в XVII в., по существу, уже не феодальную, а буржуазную собственность.

Итак, формировавшийся в недрах феодального общества класс буржуазии качественно отличался от средневекового сословия горожан, бюргерства. Бюргерство было органическим элементом феодального общества. Нарождавшийся класс буржуазии выступал носителем новых, прогрессивных для того времени капиталистических производственных отношений, и ему исторически предназначалась роль гегемона в грядущих буржуазных революциях. И наоборот, остатки средневекового бюргерства и городского патрициата, закосневшие в своей сословной исключительности, превращались в реакционную силу, вместе с феодальным дворянством преграждавшую путь прогрессивному развитию общества.

Начало формирования класса пролетариата. Выше уже говорилось о жестоких, варварских способах осуществления массовой экспроприации мелких самостоятельных производителей, крестьян и ремесленников, составивших впоследствии армию наемного труда - ядро нарождавшегося пролетариата. Пролетариат прошел долгий путь развития и стал классом не сразу: о пролетариате как классе можно говорить лишь с момента появления фабричного производства.

Экспроприированные мелкие самостоятельные товаропроизводители, пройдя путь бродяжничества, постепенно вливались в капиталистически организованные отрасли промышленности и сельского хозяйства, вовлекались в производительную деятельность. В тех же странах, где процесс первоначального накопления не сопровождался соответствующим по масштабу развитием капитализма (Испания, Португалия, Италия), значительная часть экспроприированных мелких товаропроизводителей из поколения в поколение влачила существование деклассированных пауперов. В мануфактурный период развития капитализма удельный вес мануфактуры в общественном производстве оставался сравнительно небольшим, она еще не порвала пут, связывавших ее с формами производства, унаследованными от средневековья. К их числу относится надомничество, а также сохранение мануфактурными рабочими земельных участков. Господство ручного труда подразумевало сравнительно высокую производственную квалификацию мануфактурных рабочих, "иерархию рабочих сил, которой соответствует шкала заработных плат"*.

*(Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 362.)

Эти моменты разъединяюще влияли на мануфактурных рабочих. Мануфактурный пролетариат еще очень далек от обладания тем классовым сознанием, которое свойственно "выварившемуся в фабричном котле" пролетарию. Тем более это относилось к сельским батракам, обреченным самими условиями труда на еще большую забитость, темноту и разобщенность. Одним из путей формирования пролетариата было разложение средневековых форм ремесленного цехового производства и средневекового сословия горожан. Замкнутые корпорации цеховых мастеров в XVI- XVII вв. низвели многих цеховых подмастерьев до положения, близкого к положению пролетариев. Часть цеховых мастеров не выдержала конкуренции мануфактур и разорилась. Это же произошло и с прослойкой других выходцев из среды бюргерства, выбитой происшедшим переворотом из привычной колеи.

Все эти группы - обедневшие цеховые мастера, подмастерья и экспроприированные крестьяне, приближавшиеся к пролетариям, но не достигшие еще положения пролетариата в собственном смысле этого слова, - вместе с мануфактурными рабочими составляли в целом те низшие слои городского населения, которые именовались плебсом. Характеризуя социальный состав городской плебейской оппозиции в Германии накануне Крестьянской войны 1525 г., Фридрих Энгельс писал: "Она соединяла в себе разложившиеся составные части старого феодального и цехового общества с еще не развившимся, едва пробивавшимся наружу пролетарским элементом зарождающегося современного буржуазного общества"*.

*(Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 7. С. 355.)

В экономически более развитых странах (Нидерланды, Англия), где капиталистическое мануфактурное производство было в XVI в. распространено шире, "зарождающийся пролетарский элемент" в лице работников мануфактур был значительно сильнее, чем в Германии.

Наемные рабочие мануфактур и выброшенные с насиженных мест крестьяне, которые добывали себе в городах пропитание поденной работой, не требовавшей принадлежности к цехам, составляли наиболее революционную часть плебейской оппозиции.

Тем не менее неоднородность состава городского плебса влияла на характер его социальных выступлений, делала их неустойчивыми. Разорившиеся мелкие цеховые мастера и бюргеры, связанные своими сословными и корпоративными привилегиями с феодально-корпоративным городским строем, нередко увлекали за собой цеховых подмастерьев, постепенно пролетаризовавшихся, но еще мечтавших достигнуть привилегированного положения мастера цеха. В таких случаях в ходе восстаний эти слои выдвигали реакционные требования: восстановление монополии городского цехового ремесла, запрет сельских промыслов, сохранение феодальных сеньориальных прав города по отношению к прилегающей сельской округе и т. п.

Возникновение классов буржуазии и пролетариата неизбежно влекло за собой зарождение новых форм классовых противоречий, чуждых феодальному обществу в его классической форме, - классового антагонизма между пролетариатом и буржуазией. Но "резкий антагонизм между буржуазией и народом возникает, естественно, лишь с того момента, как только буржуазия перестает противостоять дворянству и духовенству в качестве третьего сословия"*, т. е. практически после свершения буржуазной революции.

*(Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 28. С. 321.)

Новые формы идеологии. Вместе с формированием классов буржуазии и пролетариата развивались формы идеологии, отражавшие потребности этих новых классов общества. Оба класса были еще незрелы, связаны многими нитями с феодальным обществом, с его господствующей формой идеологии - религиозной доктриной католицизма и носителем ее - церковью.

Большую роль в борьбе с господствующей феодальной идеологией сыграли гуманизм и Возрождение (см. т. 1, гл. 23). Реформационное движение (названное так потому, что в ходе его на первый план выдвигалось требование реформы католической церкви и культа) облекалось в идеологическую форму религиозных вероучений - лютеранства, цвинглианства и кальвинизма. Два первых течения дали идеологическое оружие широкому общественному движению прогрессивных слоев в Германии и Швейцарии в XVI в. Кальвинизм, наиболее последовательно воплотивший буржуазный характер Реформации, стал идеологией самой смелой части тогдашней буржуазии, знаменем Нидерландской буржуазной революции XVI в. и Английской XVII в.

Смутные социальные чаяния нарождавшегося пролетариата, выступавшего самостоятельно в широких общественных движениях изучаемого периода, также принимали религиозную форму - анабаптизма или близких к нему радикальных течений. Эти течения примыкали к народной Реформации, идеологи которой, например Томас Мюнцер, выдвигали такие требования, как низвержение путем народного восстания феодального строя, социальное равенство всех людей, установление "общности имуществ". При этом идеологи народной Реформации не ограничивались абстрактным изложением своих идей, а связывали их с интересами угнетенных слоев феодального общества - городского плебса и крестьянства.

Возникновение наций. Третий период истории средних веков характеризуется еще одной особенностью. К этому времени на основе растущих экономических связей, постепенного формирования капиталистического уклада большинство стран Западной Европы сплачивается территориально, происходит складывание общего для каждой страны языка, общей культуры, что создает условия для возникновения наций. Укрепление централизованных государств способствовало этому процессу. Совпадение по времени процесса национальной консолидации и политической централизации в таких странах, как Франция и Англия (без Ирландии), привело к образованию там государств, в которых абсолютное большинство населения принадлежало к одной нации, а представители других наций или народностей не составляли сколько-нибудь значительных групп.

Иной была обстановка в Центральной и Юго-Восточной Европе. Здесь капитализм либо не развивался совсем, либо существовали его зачаточные формы, а исторические условия жизни народов, населявших эти территории, привели к созданию централизованных государств, населенных несколькими или многими народностями. Так, например, в Австрийской габсбургской монархии XVI-XVII вв. формировавшаяся австрийская нация уже в то время претендовала на господствующую роль, угнетала другие народы (чехов, венгров и прочих) и препятствовала их прогрессивному национальному развитию.

В изучаемый период процесс образования наций еще не завершается.

Абсолютная монархия XVI-XVII вв. Изменения, происходившие в Европе, оказали также влияние на расстановку классовых сил, содержание и формы классовой борьбы, политическую надстройку.

В странах с развитым товарным хозяйством, строем "чистой сеньории", денежной рентой и арендой возросла экономическая самостоятельность крестьян. Выгоды из новой обстановки извлекала крестьянская верхушка, а беднота и часть середняков нищали и разорялись.

Ущерб несли и сеньоры, особенно там, где преобладали крестьяне-чиншевики. Их фиксированная рента была меньше арендной платы, быстро обесценивалась в условиях революции цен. В целях возмещения потерь сеньоры пытались взимать давно позабытые повинности, произвольно повышать чинши, облагать поборами новые отрасли доходов крестьян, что ущемляло и крестьянскую верхушку; итог - усиление классовой борьбы крестьян. Без сильной власти в центре и на местах сбор податей становился крайне затрудненным. Существовавшая сословная монархия таких сил не имела, но тенденция к росту самостоятельности действий королевской власти в ней была заложена. Людовик XI во Франции, Генрих VII в Англии уже проявляли склонность превращать свою личную власть в произвольную.

Возникновение и развитие буржуазии в этих странах породили противоборство между шедшим к упадку классом феодалов и поднимавшейся буржуазией. Последнее обстоятельство оказалось решающим для появления новой формы политической надстройки феодального общества - абсолютной (неограниченной) монархии, игнорировавшей сословно-представительные учреждения, в первую очередь во Франции и Англии. "...Абсолютная монархия, - писал Маркс, - возникает в переходные периоды, когда старые феодальные сословия приходят в упадок, а из средневекового сословия горожан формируется современный класс буржуазии, и когда ни одна из борющихся сторон не взяла еще верх над другой"*.

*(Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. С. 306.)

Используя противоречия между дворянством и буржуазией, абсолютизм оставался формой политического господства феодалов в изменившихся исторических условиях, формой, обладавшей известной самостоятельностью действий по отношению к целым классам общества. При этом отношение абсолютизма к буржуазии являлось не вопросом его классовой сущности, а вопросом его политики относительно буржуазии.

Изменилось и соотношение сил внутри господствующего класса феодалов. Значительная часть феодальной аристократии на периферии, а частично и придворной изображала нарушение ее классовых привилегий абсолютными монархами как политику всеобщей тирании и деспотизма и становилась к нему в оппозицию. Главной опорой королевского абсолютизма были средние и мелкие дворяне, составлявшие ядро его постоянной армии. В новых условиях они размывались. Часть их составляла "клиентелу" аристократии, другая поддерживала абсолютизм.

Такая поляризация обусловливала позицию сторон во внутриполитических конфликтах. Вне ее среднее и мелкое дворянство не имело будущего, особенно в условиях усиливавшегося проникновения в его среду буржуазных нуворишей.

Власть монарха становится более или менее неограниченной (абсолютной) и приобретает известную самостоятельность по отношению к обоим борющимся классам в целом. Абсолютный монарх опирается на постоянную армию, подвластный лично ему управленческий аппарат (бюрократию), систему постоянных налогов и подчиняет целям своей политики церковь. Абсолютизм являлся весьма действенной формой государства, использовавшей буржуазное развитие в интересах и для сохранения позиций господствующего класса феодалов. В интересах последнего он всеми мерами обеспечивал получение им феодальной ренты; неуклонно и жестоко подавлял антифеодальную классовую борьбу народных масс; значительную часть налоговых поступлений тратил на содержание придворной аристократии и восполнение потерь феодалов от снижения реальной стоимости ренты; вел выгодные дворянству завоевательные войны.

Абсолютизм оказывал и определенную поддержку буржуазии: проводил выгодную ей меркантилистскую политику, ведя для этого и торговые войны, принявшие со второй половины XVI в. всемирный характер; давал буржуазии наживаться на откупах налогов, займах короне, в завоеванных "новых землях"; покровительствовал созданию мануфактур, особенно в военной промышленности. Королевская бюрократия формировалась в основном из образованных буржуа, обогащавшихся за счет коррупции. Проводившиеся внутри страны унификация монеты, мер и весов, поощрение торговли также шли на пользу буржуазии. Еще слабая и нуждавшаяся в поддержке королевской власти, она со своей стороны помогала абсолютизму в его борьбе против феодально-сепаратистских и партикуляристских выступлений феодальной аристократии, в деле защиты границ и расширения территории страны.

Эта помощь приобретала особое значение в XVI-XVII вв., когда прежняя европейская сумма государств (иногда регионов) превращалась в их общеевропейскую систему, когда сложилась теория общеевропейского равновесия, а каждый крупный внешний конфликт мог перерасти и нередко перерастал в общеевропейский.

Такой тип абсолютизма сложился в регионе необратимого развития капитализма, прежде всего во Франции и Англии. Иначе складывалось положение в странах, входивших в регионы попятного, обратимого и замедленного развития, что также связано было с процессом становления общеевропейской системы государств.

В регионе, где победу одержали силы феодальной реакции, ростки капитализма постепенно увядали. Так произошло в Испании, где и товарное хозяйство не достигло высокого уровня развития. В ней не сложилось внутреннего рынка, политическая централизация осуществлялась лишь поверхностно. Буржуазный элемент не развивался, а глох. Испанское дворянство складывалось как военная каста и бюрократическая элита, грабившая страну внутри и осуществлявшая широкую внешнюю агрессию. Испанские города сохранили свой замкнутый сословно-корпоративный облик, а дворянство усиливало в них свою власть. Движение комунерос, призванное решить вопрос, каким должен быть испанский абсолютизм, потерпело поражение. Поэтому абсолютизм в Испании возник не на основе антагонизма между классом феодалов и буржуазией. Базой деспотического испанского абсолютизма являлась гипертрофированная грабительская политика испанской монархии, сочетавшаяся с подавлением буржуазного прогресса, в обстановке борьбы феодалов с городами и внутри самого господствующего класса.

В Италии, где оставался высоким уровень развития товарного хозяйства, не полностью оказались подавленными ростки буржуазных отношений, но сохранились средневековые традиции сепаратизма и партикуляризма, прежняя тирания постепенно уступала место складывавшимся региональным абсолютистским режимам (герцогства Тоскана, Милан).

В регионе обратимого типа развития капитализма и так называемого второго издания крепостничества (Пруссия, Австрия) монархические режимы также приобретали черты абсолютизма. Создавался бюрократический управленческий аппарат, сильные постоянные армии, росли произвольно взимавшиеся налоги. Процветало угнетение коренных не немецких этнических групп населения.

В этих случаях абсолютистские формы правления заимствовались с западноевропейских их образцов, приспосабливались к местным условиям, наполнялись крепостническим содержанием. Оказывала свое влияние и утверждавшаяся общеевропейская системность. В ее рамках слабые, нецентрализованные государства могли эффективно отстаивать свои интересы, независимое существование либо усваивая абсолютистские черты, либо будучи на второстепенных ролях, в составе коалиций мощных абсолютистских государств. Сказывалось и то, что, раз возникнув, надстроечные категории приобретали некоторую самостоятельность, могли приспосабливаться и использоваться в разных конкретно-исторических условиях. Разнообразие форм надстройки было заложено в самом базисе. Один и тот же экономический базис в зависимости от множества обстоятельств, в том числе благодаря "действующим извне историческим влияниям и т. д., - отмечал Маркс, - может обнаруживать в своем проявлении бесконечные вариации и градации..."*. Свои особенности имел процесс складывания абсолютизма в Скандинавских странах.

*(Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25. Ч. II. С. 354.)

Первые акты буржуазной революции в Европе. Временный союз буржуазии с абсолютизмом и относительно мирное существование капиталистического уклада в недрах феодального общества не были долговечны. Наступал момент, когда развитие капиталистического уклада, а с ним и класса буржуазии начинало угрожать существованию феодального строя. Тогда абсолютизм, опираясь на реакционное феодальное дворянство, коренным образом изменяет свою политику. Он становится преградой для дальнейшего развития торговли и промышленности, начинает использовать силы феодальной реакции с целью подавления и ограбления буржуазии. Конфликт охватывает все сферы жизни общества: экономическую, социальную, политическую, идеологическую. В этих условиях буржуазия берет на себя руководство антифеодальной борьбой городского плебса и феодально эксплуатируемого крестьянства - совершается буржуазная революция. Крестьянство и городской плебс, заинтересованные в уничтожении феодализма, составляли главную движущую силу буржуазных революций мануфактурного периода, целью которых было ниспровержение феодального строя и феодальных производственных отношений, захват политической власти буржуазией, создание новых, буржуазных производственных отношений и буржуазных форм государства.

Первой неудавшейся попыткой буржуазной революции в рамках рассматриваемого периода являлась Реформация и Крестьянская война в Германии. Нидерландская буржуазная революция 1566-1609 гг., принявшая форму войны за независимость от испанского владычества, оказалась успешной. Ее результатом стало образование первой в Европе буржуазной Республики Соединенных провинций. Но эта и последующие буржуазные революции, несмотря на их прогрессивное значение, представляли собою революции большинства в интересах меньшинства. Они заменяли господство феодалов господством буржуазии. Спецификой рассматриваемого периода было то, что, освобождаясь от феодального обирательства и угнетения, народные массы лишались - хотя и мизерных - гарантий существования. Для крестьян это были их держательские права на землю; для городского ремесленного люда - сословно-корпоративные привилегии и "вольности" разного рода.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь