история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

II. Бронзовый век

Глава пятая. Бронзовый век

Бронзовый век охватывает II тысячелетие до н. э. Для эгейского мира, Египта, Сирии, Двуречья, Индии, Китая - это время расцвета рабовладельческого общества, для большинства стран Европы и Азии - это ещё время первобытнообщинного строя, но того этапа его развития, когда происходит отделение скотоводческих племён от остального населения.

Бронза изобретена в III тысячелетии до н. э. Вероятной её родиной является Двуречье. Она представляет собой сплав меди и олова, состав её различен по пропорциям, причём лучшим соотношением считается 90% меди и 10% олова. Этот составной металл имеет два больших преимущества. Во-первых, бронзовые орудия твёрже и острее медных. Во-вторых, литьё их легче, потому что ниже температура плавления. О технике добывания и первичной обработки меди речь будет дальше в связи с сибирскими археологическими материалами.

Медь и бронза распространялись в виде слитков. Высокая температура плавления меди - 1084° - делала это плавление трудным и мало кому в древности доступным занятием. Температура плавления бронзы ниже, она колеблется в зависимости от состава - от 700 до 900°. Этим и объясняется большое распространение бронзовых слитков. В них медь заранее сплавлена с оловом, и они расплавлялись для изготовления изделий в любом поселении, куда они проникали, даже, пожалуй, в любом жилище. Глиняные ложки для наливания расплавленного металла из тиглей в формы являются поэтому при раскопках поселений обычной находкой, начиная с позднего бронзового века. Часты и обломки тиглей - толстостенных плавильных сосудов, встречаются и литейные формы.

Дошедшие до нас формы представляют собой каменные, обычно песчаниковые, попарные плитки, впадины на которых точно соответствуют изготовлявшимся предметам. Не всегда в такие формы прямо лили металл, обычно бывало иначе. Каменной формой слишком дорожили, чтобы подвергать её опасности треснуть от жара или засориться. Поэтому в неё наливали воск, получалась восковая модель. Модель иногда просто лепили из воска. В обоих случаях на её основе делалась глиняная или песчаная форма; в эту-то форму наливался металл. Был ещё один способ: готовое металлическое изделие оттискивалось в глине, получалась глиняная форма. Все эти способы, дожившие до наших дней, существовали ещё в бронзовом веке. Отлитые предметы отделывались и сглаживались каменными молотками. Там, где соприкасались половинки литейной формы, на отлитом предмете оставалась рельефная линия - литейный шов.

Из бронзы во II тысячелетии до н. э. делались кинжалы, копья, топоры, долота, серпы, ножи, шилья и т. д. В середине II тысячелетия до н. э. в ряде стран появились бронзовые мечи - это были древнейшие мечи в мире, и возникли они в итоге постепенного удлинения кинжалов. С самого начала бронза шла и на браслеты, перстни, булавки и т. д.

Но в течение всего бронзового века с металлом успешно соперничал камень. Бронзовых ножей было довольно много, но продолжали применять кремнёвые ножевидные пластинки и это легко объяснимо. Ведь пластинки были, как правило, острее, их употребляли даже в государствах Древнего Востока. Серпы даже в Египте были обыкновенно не бронзовые, а деревянные с кремнёвыми вкладышами. (Однако у нас, в Восточной Европе, серпы делались тогда из бронзы.)

Каменные полированные топоры нигде не были вытеснены бронзовыми, получившими, впрочем, большое распространение. То же можно сказать о долотах.

Каменный полированный молот является типичным орудием бронзового века, и распространение его связано с распространением металлургии. Он применялся для дробления руды, отделки литых предметов и т. д. Бронзовых молотов не было почти вовсе.

Стрелы для бронзового века характерны кремнёвые. Бронзовые стрелы встречались тогда редко (они широко распространились лишь в раннем железном веке). Металл для этого оружия не имеет преимуществ перед кремнём, и его берегли для других изделий. Бронзовые копья успешно соперничали с кремнёвыми, но не вытеснили их. Кремнёвые скребки в бронзовом веке всюду широко применялись для обработки шкур. Кремнёвые скобели по-прежнему служили для строгания, а бронзовых скобелей не было.

Число таких примеров можно значительно умножить. Это позволяет нам понять, почему культурные слои бронзового века всюду имеют почти неолитический характер. Даже в слоях городов Двуречья и Египта кремнёвые орудия встречаются чаще, чем бронзовые.

Надо учесть и то, что бронзу берегли и реже теряли, поэтому при раскопках её реже находят. Поселения европейцев этого времени долго принимались археологами за неолитические. Энгельс говорит о данной эпохе: "Медь и олово и выплавляемая из них бронза были важнейшими металлами; бронза давала пригодные орудия и оружие, но не могла вытеснить каменные орудия; это было под силу только железу, а добывать железо еще не умели"1.

1(Ф. Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства, Госполитиздат, 1953, стр. 166.)

В бронзовом веке в степных и лесостепных районах территории СССР, на Кавказе и в Средней Азии, охота потеряла своё первоначальное значение, и основным источником добывания мясной пищи стало скотоводство. Развитие и разделение земледелия и скотоводства приводят к крупнейшим последствиям в развитии общества. "Пастушеские племена выделились из остальной массы варваров: это было первое крупное общественное разделение труда. Пастушеские племена производили не только больше, чем остальные варвары, но и производимые ими средства к жизни были другие. Они имели, сравнительно с теми, не только молоко, молочные продукты и мясо в гораздо больших количествах, но также шкуры, шерсть, козий пух и все возраставшее с увеличением массы сырья количество пряжи и тканей. Это впервые сделало возможным регулярный обмен"1.

1(Ф. Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства, Госполитиздат, 1953, стр. 165.)

В Европе скотоводческие племена бронзового века делятся на четыре большие группы. Они близки друг к другу по хозяйственному и социальному уровню, но различаются по типам керамики, погребальных сооружений и т. д.

Керамика в археологии служит лучшим критерием для установления больших культурных общностей. Это материал массовый, обилие которого обеспечивает надёжную основу археологических классификаций. Притом даже в сходных социально- экономических условиях формы и орнаменты сосудов дают много вариантов.

Так было и при первобытно - общинном строе. Наиболее стойкие и обильно представленные варианты неизбежно соответствуют реальным историческим общностям.

Первая группа занимает степную полосу СССР. Вторая - среднерусские леса (это так называемые фатьяновские племена). Третья группа распространена по Южной Швеции, Дании, Германии, Польше, Чехословакии, Австрии, Венгрии, Северной Югославии, на западе она немного заходит во Францию, а на востоке захватывает Правобережную Украину. Для этой группы характерна шнуровая керамика, т. е. сосуды с узорами, составленными из верёвочных отпечатков. Наконец, четвёртая группа занимает Англию, Францию, Испанию и Западную Германию. Здесь речь будет о первых двух группах и частично о третьей, равно как и о племенах иного хозяйственного облика, живших в ту же эпоху в некоторых областях вперемежку с отделившимися от них скотоводами.

* * *

Степи Нижнего Днепра, Нижнего Дона и Нижней Волги усеяны, как известно, курганами. Эти круглые холмы, большие и малые, составляют неотъемлемую принадлежность степного пейзажа. Многие наши писатели называли их загадочными, да они и были таковыми: возраст их был неизвестен и племена, их соорудившие, забыты. Теперь покрывало загадочности с этих курганов снято, и их хронологическая классификация принадлежит к самым прочным достижениям археологии. Они делятся на три большие группы.

Сравнительно молоды курганы половецко - татарские. Особенно знамениты курганы скифо-сарматские, но много имеется курганов ещё более древних, первобытных. Они сооружены доскифским населением наших степей, которое на условном археологическом языке носит странное название "окрашенных костяков" или "скорченных костяков".

Знаем мы этих людей по погребениям, а там, действительно, наиболее бросаются в глаза две названные ритуальные особенности. Цвет костей обыкновенно красный, иногда довольно яркий. Среди археологов был спор, как получалось это окрашивание. Выяснено, что краской обильно посыпался покойник, а потом она переходила на кости. Применялись натуральные минеральные краски. Предполагают, что краска служила символом крови, жизни, воскресения. Такое посыпание было довольно распространено в разных странах.

Не все погребения в первобытных курганах Восточной Европы окрашены, но все скорчены. Костяки лежат на боку с подогнутыми ногами. Этот обряд тоже был широко распространён. Многие первобытные племена считали, что человек после смерти в утробе матери-земли должен лежать в том же положении, в каком он до рождения лежал в утробе родной матери.

Окрашенность и скорченность погребений одинаково характерны для наших курганов трёх эпох: древнеямной, катакомбной и срубной. Деление это основано, как видно из названий, на разновидностях подкурганных могил. Древнеямные курганы выше уже описаны; они относятся к энеолиту.

Вторая эпоха называется катакомбной, но только для части её курганов, преимущественно на Донце, характерны катакомбы - особая форма подкурганных могил в виде пещерок, вырытых из ямы вбок. Название, таким образом, условно, и здесь преобладают те же простые ямы. Меди и бронзы в это время уже довольно много, но делались из этого материала почти исключительно мелкие вещи: ножи, шилья, булавки и т. п. Крупных металлических предметов нет, кроме топоров, расширенных книзу, но и те плоские. Литьё массивных предметов не было ещё здесь освоено. Каменных орудий по-прежнему много. В погребениях обычны каменные полированные сверленные топоры и булавы, кремнёвые копья, стрелы и ножи. Керамика стала плоскодонной: значит, появился стол. На шейках сосудов - нарядный тиснёный узор, спускающийся фестонами на плечи.

Рис. 21. Катакомбный сосуд. Харьковская область
Рис. 21. Катакомбный сосуд. Харьковская область

Скотоводство стало основой хозяйства в наших степях с самого начала катакомбной эпохи. Обычной находкой в могилах являются кости коровы и овцы. Лошадь появляется в конце катакомбной эпохи, но и тогда она ещё не типична. Дикие животные потеряли своё прежнее значение и встречаются редко.

Со скотоводством, как обычно, тесно было связано и земледелие. В некоторых курганах этой эпохи - днепровских, донецких и волжских - при покойниках найдено просо. Других злаков нет. Встречаются при погребениях и зернотёрки. Земледелие, судя по составу находок, было подсобным промыслом при скотоводстве.

Поселения катакомбной эпохи открыты в ряде мест, но исследованы пока плохо. Катакомбная эпоха относится к концу III и первой половине II тысячелетия до н. э.

Для древнейших пастушеских племён в разных странах характерны совместные погребения мужчин и женщин. В наших степях они полностью отсутствуют в древнеямную эпоху, а для катакомбной эпохи с самого начала характерны, притом повсюду: от Днепра до Волги. Жену убивали при погребении мужа, и этот жестокий обычай распространился вместе с распространением хозяйства, основанного всецело на скотоводстве. В одном кургане у города Энгельса, на Волге, где вместе похоронены мужчина и женщина, на её черепе след смертельной раны. Иногда при одном мужчине погребены две женщины или несколько, что говорит о многожёнстве.

О значении этих совместных погребений идёт среди археологов спор. Некоторые считают, что вместе с мужчинами здесь хоронились не жёны, а рабыни, что переход от материнского рода к отцовскому был ещё впереди. Первобытное рабство, действительно, появляется всюду вместе с отделением скотоводческих племён от остального населения. Но рабы в этих общественных условиях, судя по этнографическим данным, ещё немногочисленны, ведь первобытно - общинный строй был ещё непоколеблен.

Инвенгари катакомбных и даже более поздних курганов бронзового века свидетельствуют о почти полном отсутствии имущественной диференциации. Пусть скотоводы накопили неизвестные охотникам богатства. Пределы этого накопления были тогда для отдельных членов рода примерно одинаковы. Между тем совместные погребения мужчин и женщин у скотоводов раннего бронзового века СССР слишком часты: в среднем 25% от общего числа погребений, а это значит (поскольку не менее половины одиночных могил были мужскими), что 40% женщин были подобным образом похоронены, т. е. большинство замужних женщин. Невозможно предположить столь широкое развитие рабства в условиях родового строя, за многие века до его распада.

Мнение о распространении патриархата вслед за скотоводческим хозяйством иногда опровергается ссылками на этнографические, археологические и письменные свидетельства о признаках матриархата у скотоводов в более позднее время. Но такие признаки надо считать пережитками или исключениями. Отцовский род при изменении основ хозяйства распространился быстро, судя по археологически прослеживаемым убийствам жён. Это трагическое событие при патриархате происходило часто, особенно во времена молодости этого строя.

Энгельс говорил о путях перехода от матриархата к патриархату: "Стада были новыми промысловыми средствами; их первоначальное приручение, а позднее уход за ними были делом мужчины. Поэтому скот принадлежал ему; ему же принадлежали и полученные в обмен на скот товары и рабы. Весь избыток, который теперь давал промысел, доставался мужчине; женщина участвовала в потреблении его, но не имела доли в собственности. "Дикий", воин и охотник, довольствовался в доме вторым местом после женщины, "более кроткий" пастух, чванясь своим богатством, выдвинулся на первое место, а женщину оттеснил на второе". "С утверждением фактического господства мужчины в доме пали последние преграды к его единовластию. Это единовластие было подтверждено и увековечено ниспровержением материнского права, введением отцовского права..."1.

1(Ф. Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства, стр. 167, 168.)

Характеризуя переход от матриархата к патриархату, Сталин писал: "Наступило время, время патриархата, когда господствующее положение в производстве перешло в руки мужчин. Почему произошло такое изменение? Потому, что в тогдашнем производстве, скотоводческом хозяйстве, где главными орудиями производства были копьё, аркан, лук и стрела, главную роль играли мужчины..."1.

1(И. В. Сталин, Соч., т. 1, стр. 340.)

Катакомбную эпоху в середине II тысячелетия до н. э. сменила третья эпоха, срубная, начавшаяся на Волге и распространившаяся на Дон и на Днепр. Название это происходит от бревенчатых срубов, в которых часто лежат покойники. Такие срубы постоянно встречаются и на Донце и на Волге, но по-прежнему много простых ям.

Скотоводство развивалось дальше. Широко распространилась лошадь. На Волге бронзы в это время больше, чем на Дону и на Днепре, могла сказываться близость медных руд Урала. Впрочем, в это время всюду бронзовых орудий стало много, не только мелких, но и крупных. Массивное литьё было здесь освоено.

Однако надо заметить, что настоящей бронзы в Восточной Европе было меньше, чем в Западной Европе или Сибири. Слишком мало в Восточной Европе олова. Поэтому распространялись иные сплавы, заменившие бронзу и тоже иногда называемые бронзами. Медь сплавляли со свинцом или цинком. Попадаются и просто медные орудия, даже в конце бронзового века. Тем не менее настоящая бронза встречена тоже много раз. Из неё или её суррогатов делались в срубную эпоху топоры, копья и т. д.

Особо надо отметить широкое распространение топоров проушных, т. е. имеющих подобно современным топорам сквозное отверстие, проух, для продевания рукояти. Они в бронзовом веке почти полностью отсутствуют в Западной Европе, а у нас, в Восточной Европе, обычны. Раньше, чем у нас, они появились в странах древнего Востока, их особенно много в Вавилонии. Для наших и вавилонских топоров одинаково типичен вислый обух. Литейные формы для изготовления этих орудий у нас найдены. Находки литейных форм вообще неоднократно подтверждают местное восточноевропейское производство довольно сложных изделий. Иногда такое производство доказывается иначе, путём картографирования находок, устанавливающего ограниченность распространения типа. Например, для волжских курганов и кладов характерны бронзовые листовидные кинжалы с изящными прорезными рукоятями так называемого хвалынского типа.

Бронзовых серпов найден целый ряд: на Волге, на Дону, на Кубани и т. д. Они широки, сильно загнуты к концу и для скрепления с рукоятью снабжены крюком. Земледелие было мотыжным. Общий уровень развития производительных сил сам по себе позволил бы это утверждать, но найдены и мотыги.

Рис. 22. Серп и мотыга. Саратовская область
Рис. 22. Серп и мотыга. Саратовская область

Бронзовые украшения, главным образом браслеты (чеканные, выпукло-вогнутые) и подвески для женских кос, привозились с Урала. Оттуда везли и металл для изделий. Каменные орудия продолжали применяться. Стрелы все кремнёвые, встречаются кремнёвые скребки.

Срубная керамика вся плоскодонна и делится на две разновидности, обе одинаково частые: 1) острорёбрые сосуды, т.е. как бы состоящие из двух соединённых основаниями усечённых конусов, обычно украшенные на верхней половине нарезным орнаментом из заштрихованных треугольников и ромбов; 2) баночные сосуды почти цилиндрической формы, лишённые орнамента. Из злаков по-прежнему встречается только просо.

Рис. 23. Срубные сосуды. Кайбелы, Ульяновская область
Рис. 23. Срубные сосуды. Кайбелы, Ульяновская область

Срубная эпоха социально во многом близка к катакомбной: то же преобладание над всеми видами хозяйства скотоводства, ещё оседлого и отнюдь не кочевого, тот же патриархальный строй. По-прежнему встречаются убитые жёны.

Но развитие металлургии и скотоводства, особенно коневодства, привело к накоплению ценностей и усилению военных столкновений. Улучшились формы бронзового оружия, а количество его увеличилось. Уже в срубную эпоху появились могилы воинов с оружием (копья, кинжалы), возможно племенных вождей, например, на Волге, близ Энгельса.

Срубная эпоха датируется второй половиной II тысячелетия до н. э. и началом I тысячелетия. Срубные курганы непосредственно предшествуют скифским, а предшественниками скифов, по античным авторам, были киммерийцы. Но мы ещё не можем наметить границы расселения киммерийцев.

Поселения срубной эпохи изучены гораздо лучше, чем катакомбной. Раскопан целый ряд жилищ этой эпохи, преимущественно на Волге. Это оказались землянки оседлых скотоводов. Форма землянок обычно четырёхугольная. Находимые при раскопках срубных поселений и курганов кости чаще всего принадлежат крупному рогатому скоту. Преобладание этого скота есть явление, типичное для оседлого скотоводства.

Рис. 24. Кинжал и косарь. Сосновая Маза, Саратовская область
Рис. 24. Кинжал и косарь. Сосновая Маза, Саратовская область

В Сосновой Мазе, близ Хвалынска, Саратовской области, найден клад медных вещей. Это лучший на территории СССР из кладов, зарытых древними литейщиками. В основном он состоит из больших ножей оригинальной и одинаковой формы. Они широки, лезвия их прямы, а спинки закруглены. Некоторые археологи почему-то называли их серпами, но они для этого слишком массивны, а главное, прямой серп бессмыслен, им нельзя жать. Вероятно, это косари для расчистки от кустарника участков под посев.

Земледелие первоначально сосредоточено было в речных поймах, а они в лесостепи заросли кустами. Косарей в кладе было 55, кроме того 5 кинжалов вышеописанного хвалынского типа и ещё несколько единичных медных предметов. Большинство косарей и кинжалов было только отлито, но не отделано, поэтому сохранило заусеницы литья и тупые края - вообще являются полуфабрикатами, зарытыми ввиду ценности в эту эпоху металла. Есть у нас и другие подобные клады, но меньшие.

Катакомбные и срубные курганы доходят до Днепра и в нижнем течении его переходят, но вообще бронзовый век Правобережной Украины характеризуется совсем иными древностями, которые должны быть рассмотрены особо. Здесь прежде всего встаёт вопрос о судьбах трипольских поселений.

В бронзовом веке продолжался процесс преобразования трипольского хозяйства, начавшийся задолго до того. Скотоводство продолжало развиваться и стало основным занятием. На Днепре, на Днестре и в их бассейнах раскопан ряд поселений, генетически связанных с трипольскими, но имеющих уже новые черты. Лучше всего исследовано поселение у села Городск, близ Житомира, на реке Тетерев. Там уже нет больших многосемейных трипольских домов, они нигде не доживают до бронзового века. Их заменили маленькие домики, некоторые из них по-прежнему глинобитные, некоторые являются полуземлянками. В этих домах жили отдельные патриархальные семьи скотоводов, ещё не разросшиеся. Кости животных, особенно домашних, встречаются гораздо чаще, чем в типичных трипольских поселениях. Появляется домашняя лошадь, которой там нет или почти нет. Много стало и костяных орудий. Значение земледелия уменьшилось. Расписная керамика, столь типичная для Триполья, ещё встречается, но редко, она одноцветна. Трипольские спирали распадаются здесь на отдельные элементы. Но преобладает керамика, лишённая росписи. Особо распространяется шнуровой орнамент, состоящий из оттисков верёвки. Женские статуэтки ещё встречаются, но становятся редки и носят, по-видимому, пережиточный характер. Часто находимые пряслица говорят о распространении прядения и ткачества. Это подтверждают и отпечатки, оставляемые иногда на сосудах тканями, шерстяными и льняными. Металлических изделий мало, хотя поселения этого типа относятся к первой половине II тысячелетия до н. э.

В Одесской области вскрыт ряд поселений усатовского типа (лучшее из них расположено в селе Усатово под Одессой). Это тоже поздний вариант Триполья, притом южный. Скотоводство у усатовцев тоже было основой хозяйства, особенно овцеводство; есть и лошади. Жилища исследованы мало. Они, повидимому, были каменные и строились из обильного в этих местах известняка. Трипольские формы искусства постепенно отмирают и здесь. Роспись сосудов встречается, но редко и тоже упрощается. Распространяются и шнуровые орнаменты. Женские статуэтки стали геометричны, и женские груди обычно являются на них единственным человеческим признаком. Пряслица обычны и здесь. У усатовцев было много овечьей шерсти для тканей.

В усатовских поселениях и погребениях встречаются крупные медные вещи: топоры и совершенно новые для трипольцев кинжалы. Раскопан ряд усатовских курганов (курганный погребальный обряд у типичных трипольских племён отсутствовал), в них скорченные погребения с керамикой и вещами, медными и кремнёвыми. Мужчины и женщины здесь неоднократно хоронились вместе; о социальном значении этого обычая выше уже была речь. Есть пустые курганы, вероятно, в честь людей, погибших на стороне, может быть, утонувших.

Поселения расположены на берегу Чёрного моря, и обилие глиняных грузил свидетельствует о широком развитии морского рыболовства. В одном кургане в особой могиле лежала бычья голова, сделанная из камня. В связи с этим надо отметить орнаменты в виде разделённого диагоналями квадрата, которые сильно напоминают в Усатове узоры, сопровождавшие на Крите в эгейское время священные изображения бычьей головы. Вообще сношения с эгейским миром здесь несомненны, они отразились и в керамике. Мореходы-эгейцы проникали на север Чёрного моря и встречались здесь с усатовцами, которые тоже плавали по морю.

Найденные в Усатове роговые мотыги и зернотёрки говорят о наличии мотыжного земледелия, но его хозяйственное значение было меньше, чем в типичных трипольских поселениях. Усатовские поселения и погребения относятся к первой половине II тысячелетия до н. э., и эта дата здесь легко проверяется по связям с эгейским миром, по древневосточным типам кинжалов и т. д.

На Правобережной Украине в бронзовом веке широко распространились поселения PI погребения скотоводов, где расписной керамики нет, а шнуровая решительно преобладает. Они открыты в нескольких местах, но серьёзным раскопкам ещё не подвергнуты.

Некоторые археологи считают носителей этой керамики древнейшими славянами и пытаются наметить постепенные переходы от этих племён бронзового века к средневековым славянам. Вопрос этот пока нельзя считать решённым.

В Киевской области раскопан ряд курганов с шнуровой керамикой, в них найдены скорченные погребения или трупосожжения. Особенно типичны здесь сосуды, суженные на середине, а кверху снова расширенные. На Волыни и на Верхнем Днестре вперемежку с подобными курганами распространены бескурганные могилы того же времени в каменных ящиках. В них тоже встречается шнуровая керамика, но большинство сосудов лишено орнамента. Скорченные погребения тоже чередуются с трупосожжениями. Совместные погребения мужчин и женщин и здесь говорят о развитии патриархальных отношений. Металлические вещи в погребениях и в поселениях на Украине встречаются в бронзовом веке гораздо реже, чем на Волге или на Дону. Объясняется это удалённостью Украины от Урала и от Кавказа, равно как и от западноевропейских центров металлургии. Только в Усатове металла много, но он туда привезён, по-видимому, эгейцами.

Упомянутые здесь трупосожжения принадлежат к древнейшим трупосожжениям в мире. Этот обряд в Западной Европе характерен для позднего бронзового века.

Особо надо рассмотреть клад, найденный возле села Бородино, близ Белгорода Днестровского, недалеко от Чёрного моря. Он состоял из роскошного оружия, скорее церемониального, чем боевого, принадлежавшего какому-то родовому вождю бронзового века. Там были полированные топоры из зелёного нефрита (камень привозной из Средней Азии или Сибири). Из копий важно серебряное копьё с вильчатым стержнем, имеющее много аналогий на Волге и в Сибири. Серебряный кинжал принадлежит, судя по форме, к оружию эгейского мира. Серебряная позолоченная булавка со сложным спиральным узором на щитке тоже относится к предметам эгейского облика и, вероятно, эгейского происхождения. Каменные булавы имеют точные аналогии в Месопотамии и на Кавказе. Таким образом, клад говорит о далёких культурных связях. Дата его около XIII в. до п. э. Он свидетельствует об известном накоплении богатств у некоторых старейшин патриархальных родов. Такое накопление, судя по характеру могильников этой эпохи, происходило тогда редко.

* * *

Труднейший археологический вопрос связан с тем, что керамика могильников Волго-Окского междуречья в бронзовом веке не такая, как на стоянках той же территории и того же времени.

Ямочно-гребенчатая керамика, речь о которой уже была, господствовала в нашей лесной полосе не только в неолите, но и в бронзовом веке на всех стоянках. Бронза на поздних стоянках встречается, но изредка и почти всегда в обломках: во-первых, камень решительно преобладал в производстве, во-вторых, бронзу берегли и редко теряли. Признаков скотоводства или земледелия на этих стоянках по-прежнему нет. Хозяйство оставалось прежде всего рыболовческим, затем охотничьим.

Могильники бронзового века лесной полосы называются фатьяновскими, по деревне Фатьяново, близ Ярославля, где открыт первый могильник. Их известно около тридцати. Они Делятся на три группы. Одна расположена вокруг Москвы, Другая - вокруг Ярославля, третья - в Чувашии. Все они довольно однородны. Насыпей нет. Покойники скорчены, при них обычны каменные топоры и глиняные сосуды. Встречаются кости животных, причём преобладают домашние виды: корова, свинья, овца, лошадь. Гораздо реже попадаются дикие, главным образом медведь.

Рис. 25. Фатьяновский каменный рабочий топор
Рис. 25. Фатьяновский каменный рабочий топор

Фатьяновцы, несомненно, были скотоводами. Здесь тоже иногда встречаются совместные погребения мужчин и женщин, свидетельствующие о патриархальных отношениях. Среди находимых в могилах топоров некоторые (полированные и сверлёные) служили, судя по форме, боевым оружием. Их много, они говорят о вооружённых столкновениях между племенами скотоводов. Это лучшие каменные полированные орудия, изготовленные на территории нашей страны. Типы их разнообразны. Интересно, что некоторые из этих топоров, судя по форме, явно подражают бронзовым. Из камня воспроизводились литейный шов и весь облик бронзовых топоров. Для более древней эпохи было характерно, наоборот, подражание металла камню, пример чего выше приводился.

Рис. 26. Фатьяновский каменный боевой топор
Рис. 26. Фатьяновский каменный боевой топор

Медные и бронзовые предметы также представлены в этих могильниках. Среди них имеются и образцы массивного литья, а именно проушные топоры с вислым обухом, близкие к вавилонским топорам. Они найдены в нескольких могильниках, в том числе в самом Фатьяновском. Есть и бронзовое копьё. Из металлических орудий встречаются ещё шилья, украшения представлены медными и серебряными колечками от головных уборов и бусами. Имеются кремнёвые копья и стрелы.

Рис. 27. Фатьяновский бронзовый топор
Рис. 27. Фатьяновский бронзовый топор

Керамика фатьяновских могильников совершенно не похожа на ямочно-гребенчатую керамику стоянок. Орнамент не так обязателен, а если есть, то чаще всего нарезной, расположенный в виде лопастей по верху сосуда. Ямочно-гребенчатой керамики в могильниках нет вовсе. А её безраздельное господство в стоянках началось в неолите задолго до фатьяновцев и кончилось после их исчезновения уже в начале железного века, когда на смену ей пришла текстильная керамика, на фатьяновскую тоже совсем непохожая.

Рис. 28. Фатьяновские сосуды
Рис. 28. Фатьяновские сосуды

Фатьяновские могильники датируются по типам каменных и бронзовых топоров, по колечкам и т. п. II тысячелетием до н. э. Поселения фатьяновцев неизвестны. Археологи несколько десятков лет ищут фатьяновские стоянки. Они и теперь не отчаиваются их найти, но ежегодно находят вместо того новые стоянки, но прежнего типа и новые фатьяновские могильники. (Поселения, близкие к фатьяновским, недавно найдены в бассейне реки Суры, но степень этой близости ещё спорна, и главное в этих областях нет фатьяновских могильников.)

Всё это вызвало, конечно, в науке несколько попыток объяснения. Первое объяснение таково: именно жители стоянок похоронены в фатьяновских могильниках. Только им в могилу клали вместо бытовых ямочно-гребенчатых сосудов особую ритуальную керамику. Но, во-первых, фатьяновская керамика гораздо лучше по составу глины и по обжигу, чем ямочно-гребенчатая; непонятно, почему люди стоянок совсем не применяли её в быту, если они умели её делать; во-вторых, находки костей животных неизменно подтверждают, что фатьяновцы знали скотоводство, а жители стоянок его не знали; очевидно, это были разные группы населения.

Согласно второму объяснению фатьяновцы были кочевыми скотоводами и стоянок поэтому не имели. Но, во-первых, кочевое скотоводство в лесу невозможно; во-вторых, оно даже в южных степях развилось позднее, хотя в степи для него условия удобнее; в степи кочевники появились в раннем железном веке, и нигде их до того не было.

Третье объяснение следующее: фатьяновские погребения принадлежат вождям и вообще господствующему слою, поэтому и вещи в них лучше, чем в стоянках. Но, во-первых, никаких следов имущественного расслоения, хотя бы зачаточного, в стоянках нет; во-вторых, две с лишним тысячи лет социального развития прошло здесь после фатьяновцев, пока появились привилегированные погребения, да и в тех керамика такая же, как в поселениях той эпохи.

Согласно четвёртому объяснению фатьяновцы будто бы были земледельцами, заселившими притом почему-то водоразделы, где стоянки найти якобы очень трудно. Но, во-первых, признаков земледелия да ещё в виде основного занятия у фатьяновцев нет; во-вторых, стоянку найти не труднее, чем могильник. Отсутствие фатьяновских поселений остаётся загадкой, наиболее трудной из археологических загадок.

Загадка эта долго осложнялась кажущимся совпадением территории фатьяновских могильников с территорией стоянок ямочно-гребенчатой керамики. Но теперь доказано, что совпадения этого нет или почти нет. Область распространения могильников: Верхняя Волга (от Калинина и почти до Казани), Москва-река и левые притоки Клязьмы. Стоянок на этой территории мало, и они относятся к дофатьяновскому или послефатьяновскому времени. Изобилующие стоянками области находятся к северу от Верхней Волги, с одной стороны, на Оке, с другой стороны. Там могильников нет. Социально-экономическое развитие на Верхней Волге и на Москве-реке зашло в бронзовом веке гораздо дальше, чем в окружающих областях, и отражением этого являются фатьяновские могильники.

В Эстонии и Латвии, где в бронзовом веке тоже широко распространены стоянки рыболовов с ямочно-гребенчатой керамикой, имеются и могильники, аналогичные, быть может, фатьяновским. В них встречаются полированные топоры и другие каменные орудия.

Фатьяновские и прибалтийские каменные боевые топоры называются ладьевидными по их плавно изогнутым очертаниям. Тот же термин применяется к подобным топорам, находимым в социально аналогичных могильниках скотоводческих племён Южной Швеции, керамика там шнуровая.

Топоры, объединяемые этим термином, довольно разнообразны, и среднерусские их типы отличаются от прибалтийских и шведских. Сходство сводится лишь к плавному расширению посередине, а оно технически обусловлено. Ведь не будь этого расширения, средняя часть топора, где находится сверлина, была бы хрупка, и топор треснул бы при первом ударе. Тем не менее буржуазные археологи решили, что ладьевидные топоры распространены всюду людьми, расселившимися из одного центра. Немецкие археологи-расисты говорили по этому поводу об экспансии фантастических прагерманцев, колонизовавших якобы в бронзовом веке Верхнюю Волгу. Антинаучность подобных домыслов опровергается не только технологическими закономерностями появления данных топоров в разных местах и не только несходствами их типов.

Археологически установлено, что основной центр распространения фатьяновских культурных особенностей был на Востоке, а не на Западе. Богатейший из фатьяновских могильников, Балановский, находится восточнее Чебоксар. Там много бронзового оружия и бронзовых украшений, каменные изделия особенно характерны и разнообразны. Могильники ярославской группы несколько беднее, но металла в них всё-таки довольно много. Ещё беднее могильники московской группы, и металла в них пока не найдено. Неизвестно, имела ли Средняя Россия какую-либо связь в это время с Прибалтикой. Но надо отметить, что могильники Эстонии и Латвии беднее фатьяновских.

Некоторые учёные выводят фатьяновцев с юго-запада (с Украины через Оку), некоторые с юга (с Кавказа через Волгу). Нельзя отрицать возможность миграции. Споры по этому вопросу продолжаются, но во всяком случае миграционные гипотезы не помогают решению той загадки, о которой выше была речь. Ведь если бы даже фатьяновцы оказались населением пришлым, отсутствие их поселений осталось бы необъяснённым.

Поздний бронзовый век, иными словами, конец II тысячелетия и начало I тысячелетия до н. э., повсеместно в лесной полосе характеризуется более или менее широким распространением бронзовых изделий, особенно оружия. Соответственные Древности описываются здесь в географическом порядке, с Запада на Восток.

В Эстонии и Латвии к этому времени относятся отдельные находки бронзовых предметов (оружия, орудий труда, украшений), а также некоторые большие, но бедные находками могильники, заходящие и в ранний железный век. В одном кургане близ Риги свыше 300 погребений под одной насыпью: это была, очевидно, родовая усыпальница. Вещей там мало, среди них было несколько бронзовых изделий, в том числе две бритвы (бронзовые бритвы с дугообразными лезвиями были тогда широко распространены в Западной Европе) и каменные полированные топоры.

В Костромской области, на берегу Галичского озера, найден оригинальный клад. Там были бронзовые статуэтки мужчин. У одного из них на голове три полумесяца (вероятно, лунное божество), у другого лучевидные выступы во все стороны (вероятно, солнечное божество). При них найдено много бронзовых изделий: фигурки ящериц, вислообушный проушный топор, кинжал, прямые и кривые ножи, браслеты и т. д. Эти вещи употреблялись, вероятно, при религиозных обрядах и являлись собственностью родового коллектива. На месте находки клада произведены раскопки, вскрыта стоянка с круглыми землянками, ямочно-гребенчатой керамикой и кремнёвыми орудиями. Встречаются бронзовые вещи (нож, спираль и пластинка), совпадающие по форме с вещами из клада и подтверждающие связь клада со стоянкой. Характерно, что люди, владевшие прекрасными бронзовыми изделиями, жили ещё совершенно неолитическим бытом и широко применяли кремень. Хозяйство основано было здесь на озёрном рыболовстве и частично на охоте, признаков скотоводства и земледелия не найдено.

Рис. 29. Сейминский кинжал
Рис. 29. Сейминский кинжал

Образцами расцвета бронзовой индустрии в лесной полосе являются находки в Сейминском могильнике. Он открыт близ станции Сейма, недалеко от слияния Волги и Оки. Этот район имел, быть может, особое значение и в бронзовом веке. Бронзовые копья с вильчатым стержнем имеют аналогии на Вятке, Каме, Иртыше, Оби и Енисее, а на юге, в виде исключения, на Чёрном море в Бородинском кладе. Стрелы кремнёвые (консервативный по материалу вид оружия). Два кольца из белого нефрита привезены, судя по материалу, с берегов Байкала. Всё это говорит о широком развитии культурных и хозяйственных связей. Много бронзовых топоров, в том числе вислообушный проушный. Бронзовые кинжалы имеют прорезные рукояти, навершие одной рукояти в виде головы лося, другой - в виде двух лошадей (аналогии имеются в Сибири). Оружие, очевидно, украшалось тотемистическими знаками. По типам вещей могильник датируется концом II тысячелетия до н.э. Сейминская керамика генетически связана с фатьяновской. Сейминцы были, надо полагать, потомками фатьяновцев. Материалы могильника свидетельствуют о дальнейшем культурном развитии населения лесного Поволжья.

Рис. 30. Абашевский сосуд
Рис. 30. Абашевский сосуд

О том же говорят материалы абашевских курганов (называемых по курганам в Абашеве, близ Чебоксар). Это древнейшие курганы наших лесов. Распространены они преимущественно на Волге, ниже устья Оки и выше устья Камы, но территория их распространения была, по-видимому, шире. На западе они прослежены на Протве (один из верхних притоков Оки), на востоке поселения с абашевскими вещами известны на Белой. Погребения в курганах скорчены. Часто встречаются кости домашних животных: коровы, овцы, свиньи и лошади. Одежда иногда покрывалась бронзовыми бляшками. Из них наиболее типична бляшка в виде десятилепестковой розетки. Керамика в большинстве случаев уже плоскодонна. Появился, значит, стол. Бронза представлена в этих курганах обильно и не только мелкими вещами, но и крупными: топорами, долотами, копьями, кинжалами. Всё это свидетельствует о происшедших в наших лесах довольно значительных культурных сдвигах, особенно по сравнению с бытом стоянок. Можно отметить и рост накоплений богатств патриархальных родов, вызванный выделением скотоводческих племён. Фатьяновские погребения отмечают первый этап этого накопления, сейминские и абашевские - второй. Скотоводство у абашевцев дополнялось земледелием; об этом розетка говорят находимые на их территории (хотя и не при раскопках) бронзовые серпы: они не могут быть моложе, ведь тогда они были бы железными. Дата абашевских курганов - конец II и начало I тысячелетия до н. э.

Рис. 31. Абашевский топор и абашевская розетка
Рис. 31. Абашевский топор и абашевская розетка

Бронзовый век Урала известен по торфяниковым стоянкам. Сохранность дерева в торфе позволяет здесь особенно подробно изучить материальную культуру. Наиболее известны в археологии два торфяника, оба к северу от Свердловска: Шигирский (возле Невьянска) и Горбуновский (возле Нижнего Тагила). В обоих торфяниках представлен и неолит, в том числе ранний (см. главу "Неолит"). Частыми находками являются деревянные сосуды, рукояти орудий, вёсла, луки, древки стрел, т. е. то, чего стоянки обычно не дают. В Шигире найден огромный деревянный идол в виде столба высотой в 51/2 м при ширине всего в 20 см; вверху небольшая голова, а самый столб покрыт разнообразной резьбой (зигзаги, ёлки, фигурки). Жилища в этих стоянках пока не найдены, прослежены только настилы. Керамика по-прежнему гребенчато-струйчатая, изредка ямочно-гребенчатая. Бронза встречается. В Горбунове, например, найден бронзовый проушный вислообушный топор. Стрелы кремнёвые, костяные и даже деревянные. Формы кремнёвых и костяных стрел достигают такого разнообразия, какого, пожалуй, нигде нет в археологических материалах СССР. По-видимому, каждый тип стрел предназначался для охоты на определённого зверя. Охота вообще достигла здесь особого развития и являлась основным занятием. Рыболовство, судя по статистике находок, имело второстепенное значение (в отличие от остальных лесных территорий Восточной Европы), а скотоводства совсем не было. Чаще всего встречаются кости лося, на него особенно охотились. Этот зверь даёт много хорошего мяса и встречался тогда часто. Кроме него, в костном материале обычны медведь и олень, вообще крупные животные. Много найдено художественных реалистических деревянных фигурок лосей (чаще всего), медведей, лебедей, гусей и уток. Значение их, возможно, тотемистическое. Земледелие развивалось; о нём говорят здесь деревянные палки с костяными педалями, предназначенные для рытья или точнее для взрыхливания земли, затем мотыги из лосиного рога и зернотёрки. Примитивное земледелие обычно было подсобным промыслом при скотоводстве, а здесь при охоте.

Кое-где на Урале открыты первобытные медные рудники, но изучены они здесь хуже, чем в Сибири.

* * *

В археологии Сибири руководящее значение имеют древности минусинские, т. е. верхнеенисейские. Начиная с бронзового века культурное развитие шло здесь быстрее, чем в других областях Сибири. На Верхнем Енисее много древних погребений ряда эпох, и находимые в них интересные вещи давно привлекли внимание археологов. Но только в советское время предприняты систематические раскопки и создана на их основе древняя история края. Археологических эпох несколько. Из них три относятся к бронзовому веку: афанасьевская, андроновская и карасукская, а остальные - к железному. Деление это установлено советскими археологами и прилагается не только к Енисею, но и к довольно значительной части Сибири.

Отделение скотоводческих племён и распространение металлообработки произошли в сибирских степях тогда же, когда в южнорусских степях, т. е. в конце III тысячелетия до н. э.

Афанасьевская эпоха (название от Афанасьевой горы близ Минусинска) относится к концу III и началу II тысячелетия до н. э. Погребения находятся в курганах, окружённых кольцами из камней, или просто под кольцами из камней. Костяки скорчены. Поселения не изучались. Из керамики наиболее характерны яйцевидные, остродонные сосуды с расположенным в ёлку орнаментом. Встречаются кремнёвые стрелы, медные ножи и каменные колотушки, применявшиеся для откалывания медной руды (они найдены не только в погребениях, но и на местах древних медных выработок). Любопытно ожерелье из раковин речного моллюска, водящегося в Аму - Дарье, что свидетельствует о древних связях между Сибирыо и Средней Азией.

Рис. 32. Афанасьевский сосуд
Рис. 32. Афанасьевский сосуд

Кости домашних животных преобладают над костями диких животных. Разводились коровы, овцы и лошади. Возможно, впрочем, что рыболовство ещё имело большое значение. Афанасьевские погребения (вероятно, и поселения) расположены в непосредственной близости к воде. Но основой хозяйства было, очевидно, уже скотоводство. Совместные погребения мужчин и женщин встречаются и здесь. Уже в эту эпоху наметилось культурное единство Енисея и Алтая, державшееся и дальше, на протяжении тысячелетий. Вслед за енисейскими открыты и алтайские погребения афанасьевского типа с такой же керамикой и орудиями.

Афанасьевская эпоха на Енисее приблизительно одновременна китойской эпохе на Ангаре (см. выше). Таким образом, уже в это время возникли культурные различия между Южной Сибирью и Восточной Сибирью, впоследствии углубившиеся. Это было обусловлено распространением металлургии и скотоводства на Верхнем Енисее. Племена остальных областей Сибири в течение тысячелетий продолжали жить охотой и рыболовством. Западная Сибирь развивалась ещё медленнее, чем Восточная.

Андроновская эпоха (название от деревни Андроново, близ Ачинска) относится на Енисее к середине II тысячелетия до н. э. Распространена она на огромном пространстве: от Енисея, где впервые прослежена, до реки Урала. Между этими пределами андроновские погребения открыты на Алтае, на Тоболе и ещё в ряде мест. Намогильные сооружения похожи на афанасьевские. Костяки тоже скорчены (иногда встречаются сожжения). Керамика уже не остродонна, а плоскодонна, что свидетельствует о появлении плоского стола. Сосуды покрыты сложными геометрическими нарезными узорами. Часты кости коровы, овцы и лошади, встречаются шерстяные ткани. Андроновские поселения на Енисее хотя и найдены, но почти не изучены. Погребения распространены не только вдоль рек, как афанасьевские, но и на водоразделах, что говорит о более сплошном расселении почти всюду, кроме гор, и хозяйственном освоении территории для скотоводства и сопутствующего ему земледелия.

Рис. 33. Андроновский сосуд
Рис. 33. Андроновский сосуд

Хозяйство андроновцев лучше всего изучено на Тоболе, где у села Алексеевского полностью вскрыто поселение этой эпохи. Оно существовало долго. Для андроновцев характерна длительная оседлость. Жилищами были четырёхугольные землянки с каменными очагами, к ним примыкали загоны для скота. Найдены кости овец, коров и лошадей, а костей диких животных почти не было. О земледелии говорят каменные мотыги и обилие зернотёрок. Рядом с поселением раскопано жертвенное место, холм, покрытый множеством ям с остатками жертвоприношений. В большинстве ям оказались обычные андроновские сосуды. Но особый интерес представляют семь ям большого размера. Две из них содержат следы сожжения домашних животных, найдены обгорелые кости, пять - следы сожжения злаков, найдены обгорелые стебли и зёрна пшеницы. Всё говорит о прочности и длительных традициях скотоводства и земледелия. В жилищах найдено много бронзовых изделий: кинжал, косарь, топоры, ножи, браслеты и т. д. Рядом с поселением раскопан типичный андроновский могильник.

Находки в Алексеевском относятся к началу I тысячелетия. Они моложе всех андроновских погребений Енисея и Алтая. Дело в том, что в конце II тысячелетия на Енисее и на Алтае андроновская эпоха была сменена карасукской, а в более западных областях она держалась ещё несколько веков (кончилась она там около VIII в. до н. э., вместе с концом карасукской эпохи).

Карасукская эпоха (название от реки Карасук, близ Минусинска) относится к концу II и началу I тысячелетия до н. э. Погребения лежат под четырёхугольными оградками из врытых на ребро песчаниковых плиток. Костяки то скорчены, то вытянуты. Типичнейшей карасукской вещью является бронзовый коленчатый (изогнутый под углом) нож. Характерны и кинжалы. Формы карасукских ножей, кинжалов и женских украшений имеют много аналогий среди изделий бронзового века Монголии и Китая. Это позволяет говорить о приходе в начале карасукской эпохи населения на Енисей из Монголии. Хозяйственное освоение территории продолжалось. Карасукские погребения распространены в бассейне Енисея ещё шире, чем андроновские. Имеются они даже в горах, что говорит об использовании горных пастбищ. Карасукские поселения характеризуются очень тонкими слоями и были недолговечны. Основным занятием являлось овцеводство. Кости овцы в карасукских могилах встречаются особенно часто. Даже боги карасукцев имели бараньи головы. Этими головами у венчаны массивные каменные столбы карасукского времени. Судя по составу могильных инвентарей, имущественное равенство членов рода не было в эту эпоху поколеблено.

Рис. 34. Карасукский нож
Рис. 34. Карасукский нож

Металлургия бронзового века в Сибири изучена лучше, чем в других областях СССР. Под Минусинском исследованы медные рудники андроновской и карасукской эпох. Глубина их до 20 м, они наклонны и сильно обожжены внутри.

Установлено, что они сооружались типичным для бронзового века способом. В это время люди нигде не имели инструментов, пригодных для ломки твёрдого камня (ведь железа и стали не было), а медная руда является твёрдым камнем. Её поэтому нагревали при помощи костров. Она трескалась, в трещины забивались каменными молотками деревянные клинья. Затем нх смачивали, и естественная сила разбухания дерева помогала отламывать куски породы (при помощи, по-видимому, каменных колотушек). Многократно повторяя этот приём, огнём, дереном и рудой создавали рудник. Оббитая руда деревянными ропатами ссыпалась в кожаные мешки и выносилась наверх. На поверхности руду дробили каменными молотами, затем растирали в порошок камнями вроде зернотёрок и, наконец, плавили.

Возле древних рудников найдены каменные молоты, деревянные лопаты, кожаный мешок для руды. Плавили медь в кострах, где слои руды чередовались со слоями дров. Установлено, что такой костёр имел в диаметре 4 - 6 м. Под ним устраивалось углубление, куда стекала медь, приводимая в жидкое состояние. Более лёгкий шлак оставался вверху. Много меди пропадало в шлаке, его и теперь возле древних рудников целые холмы. К юго-западу от Алтая исследован в последнее время целый ряд древних выработок олова. Оба компонента бронзы были у андроновцев и карасукцев свои. В этих выработках собраны молоты, тёрки, ступы, клинья, кирки. В тех же местах изучены и древние золотые прииски. Там собраны тоже ступы, клинья, кирки, корыта. Существовавший у андроновцев и карасукцев родовой строй вполне совместим с добыванием металла. Роды, жившие возле месторождений металла, занимались коллективно их разработкой. "Различные общины, - говорит Маркс, - находят различные средства производства и различные жизненные средства среди окружающей их природы. Они различаются поэтому между собой по способу производства, образу жизни и производимым продуктам. Это - те естественно выросшие различия, которые при соприкосновении общин вызывают взаимный обмен продуктами"1.

1(К. Маркс, Капитал, т. I, стр, 359.)

* * *

На Кавказе в бронзовом веке имущественное расслоение патриархальных скотоводческих родов зашло в некоторых районах гораздо дальше, чем в Восточной Европе или Сибири. Этот процесс прослеживается уже в самом начале бронзового века, притом не только в Закавказье, но и на Северном Кавказе.

Ярким примером являются майкопские курганы. Таких богатых погребений, как там, нет нигде в Европе бронзового века, кроме эгейского мира. Курган высотой в 11 м раскопан в городе Майкопе, на реке Белой, притоке Кубани. Там оказалась широкая яма, обложенная деревом и разделённая деревянными перегородками на три камеры: южную, северо-западную и северо-восточную. В каждой из них было по одному покойнику. Они лежали с подогнутыми ногами и были окрашены в красный цвет. Южная камера была большой и главной. На костяке найдено много золотых пластин в виде львов, быков и розеток и много бус из золота, сердолика, бирюзы, лазурита и морской пенки. Две золотые диадемы с розетками находились на черепе. Рядом с костяком лежали шесть серебряных трубок, поддерживавших некогда балдахин, длиной свыше метра каждая. На четырех из них были помещены массивные статуэтки быков. Быки одинаковы, но два из них отлиты из серебра и два из золота. Тут же при костяке лежали кремнёвые стрелы.

У стенки могилы стояли золотые и серебряные сосуды. Из них два серебряных замечательны по чеканным рисункам. На одном целый пейзаж с горами, деревьями, реками и животными, на другом - только животные. Здесь имеются лошадь, бык, баран, свинья, лев, медведь, козёл, антилопа, барс. Ломаная, неправильная линия горных вершин, по-видимому, соответствует очертаниям Кавказского хребта, как он виден из Майкопа, и это позволяет некоторым исследователям говорить о местном производстве. В том же погребении найдены медные вещи: кинжал, топоры, долота и т. п. В двух малых камерах лежали костяки, по-видимому, убитых жён: при них были золотые серьги и бусы. Весь курган, вероятно, насыпан над прахом родового старейшины и свидетельствует о значительном иногда накоплении богатств У таких старейшин.

Рис. 35. Серебряный сосуд. Майкоп
Рис. 35. Серебряный сосуд. Майкоп

В тех же местах есть ещё ряд курганов, по типам вещей близких к майкопскому. Они свидетельствуют о заметной имущественной диференциации, бедные погребения встречаются рядом с богатыми.

О дате майкопского кургана идёт спор, но при её установлении надо считаться с встречающимися там вещами, близкими к шумерским древностям Двуречья. К шумерским типам относятся топоры, кинжал, металлические сосуды и некоторые изображённые на них фигурки. Это позволяет датировать курган концом III тысячелетия до н. э.

Майкопский курган не одинок. Очень близкие к нему курганы, хотя не столь богатые, известны в более восточных областях, до Кабарды и Осетии включительно.

Имеются на Северном Кавказе, преимущественно на Кубани, и более поздние курганы бронзового века, во многих отношениях близкие к донским и манычским того же времени. В станице Новосвободной на Кубани раскопаны два больших кургана начала II тысячелетия до н. э., давшие ряд золотых и серебряных изделий. Серебряные биконические бусы имеют аналогии в древней Индии, что помогает установить дату. Местное производство металлических изделий на Северном Кавказе может быть доказано поразительным сходством орнаментов на глиняной посуде и на медных вещах (топор и сосуд) из Новосвободной.

Рис. 36. Развёртка рисунка на майкопском сосуде
Рис. 36. Развёртка рисунка на майкопском сосуде

Близ Нальчика в городке Долинске раскопано поселение бронзового века. Нижний его слой по керамике близок к майкопскому кургану, верхний - к курганам Новосвободной.

В Долинске удалось выяснить быт рядового населения данной эпохи. Жилищами служили большие плетёные хижины, обмазанные с обеих сторон глиной. Внутри таких жилищ находилось по нескольку очагов в виде ям. Здесь найдены глиняные подставки для вертелов, на которых поджаривалось мясо. Хозяйство было земледельческим. Между жилищами располагались возделываемые участки. Встречаются каменные мотыги, кремнёвые вкладыши серпов и зернотёрки, а также многочисленные кремнёвые орудия неолитических типов.

Могильники Закавказья II тысячелетия до н. э. свидетельствуют о пастушеском быте. Кости и целые костяки домашних животных (особенно овец) встречаются в них даже чаще, чем в других местах. Обилие бронзовых изделий говорит об относительно высоком уровне развития металлообработки. Слабая изученность поселений затрудняет изучение хозяйства и социального строя.

Для бронзового века Закавказья во многих местах характерна расписная керамика, которой здесь не было в энеолите, когда она столь распространилась во многих странах. На сосуды бурой и чёрной краской наносились узоры, обычно геометрические, иногда изображения людей и животных. Это искусство развилось здесь, вероятно, на местной основе, и самые сосуды не имеют энеолитического характера, будучи, судя по форме и размерам, предназначены не для продуктов земледелия, а для продуктов скотоводства. Наиболее известна и богата узорами расписная керамика из могильника Кизил - Ванк в Азербайджане второй половины II тысячелетия до н. э. Узоры в разных районах Закавказья разнообразны, что подтверждает местное их развитие и свидетельствует о разобщённости племён, что для горных стран характерно.

Развитие патриархальных отношений прослеживается и здесь. Оно также подтверждается совместными погребениями мужчин и женщин. Женские глиняные статуэтки были здесь сменены мужскими.

Родовые вожди Закавказья достигли в бронзовом веке в некоторых местах большой силы и завязали связи со странами Древнего Востока. Об этом свидетельствуют курганы в Триалети, в Грузии. Это высокие насыпи, состоящие из камней. Погребения очень богаты, много золота и серебра. Одно из погребений наиболее интересно по найденным в нём металлическим сосудам. Золотой кубок, инкрустированный сердоликом, покрыт золотыми узорами из зерни (припаянных шариков) и скани (припаянных проволок). Линии этих узоров являются воспроизведениями местных грузинских вариантов росписи глиняных сосудов того времени. Так доказано местное производство этих ювелирных изделий. Серебряный кубок покрыт рельефным изображением процессии в честь бога леса: 23 человека в звериных масках с сосудами в руках (к их одеждам сзади привешены пушистые хвосты) идут один за другим к трону, на котором сидит бог с сосудом; за троном дерево и источник воды.

Датируются курганы XVII веком до н. э. Они свидетельствуют о высоком уровне культурного развития Закавказья в бронзовом веке.

Погребальным обрядом в Триалети было трупосожжение. Расписной керамики много. Оружие в основном бронзовое. Есть серебряные кинжалы. Стрелы по-прежнему каменные. В погребения клались туши крупного и мелкого скота. Основой хозяйства здесь было скотоводство. Надо ещё отметить культурную связь с Хеттским царством (Малая Азия и Сирия), которое являлось тогда одной из великих держав и крупным культурным центром. Фигуры, изображённые на металлических сосудах, носят хеттские одежды и характерную хеттскую обувь с высоко загнутыми носками. Самый стиль изображений напоминает искусство этого царства. Есть сходство и в погребальных обрядах.

Рис. 37. Золотой сосуд. Триалети
Рис. 37. Золотой сосуд. Триалети

Курганы Триалети не одиноки. В Армении в Кировакане открыто подобное погребение, найдены расписные глиняные сосуды, совершенно тождественные триалетским, золотая чаша с изображениями трёх пар львов и серебряные сосуды. Оружие бронзовое: топоры, кинжалы и копьё. Копьё совпадает с одним из триалетских.

От позднего бронзового века (конец II тысячелетия и начало I тысячелетия до н. э.) в Закавказье дошло до нас множество бронзовых изделий. Медь была своя, этого металла здесь много. Олово, необходимое для бронзы, привозилось из соседних стран, с южного берега Чёрного моря (район Трапезунда) и из Ирана. Впрочем, его нередко заменяли сурьмой, которая была своя.

Переходный период от бронзового века к железному представлен в Закавказье многочисленными погребениями в курганах и без них. Есть трупосожжения, но чаще трупоположения. Вообще погребальные обряды чрезвычайно разнообразны, что свидетельствует об обособленности отдельных племён. Часто покойников сопровождают целые туши домашних животных, и в большинстве случаев это бараны. Преобладание овцеводства над всеми видами хозяйства засвидетельствовано для Закавказья надписями урартских царей (перечни военной добычи). Оружие бронзовое: топоры, копья и мечи. Это пока древнейшие из найденных в СССР мечей. Набалдашники их полукруглы. Бронзовые стрелы встречаются, но преобладают попрежнему каменные, среди которых есть кремнёвые, но чаще обсидиановые. Обсидиан - чёрный или дымчатый, прозрачный камень, называемый вулканическим стеклом и характерный для Закавказья.

Керамика более раннего этапа инкрустирована белой пастой, делавшейся из жжёной кости с примесями. Инкрустация эта очень схематически изображает животных и людей. Резкие различия в составе погребальных инвентарей свидетельствуют о быстром и повсеместном росте имущественного неравенства.

Рис. 38. Закавказский бронзовый меч
Рис. 38. Закавказский бронзовый меч

Растёт значение рабовладельческого уклада при сохранении родового строя. В богатых погребениях рабы нередко сопровождают на тот свет хозяев. Так, в кургане у Адиаман на озере Севан в Армении скелет хозяина лежал в повозке, а вокруг неё 13 скелетов рабов; перед повозкой лежали скелеты четырёх упряжных волов и раба-погонщика. Совместные погребения хозяев и рабов наиболее распространены в это время в Восточном Закавказье (курган у с. Ханлара).

В некоторых районах Закавказья для позднего бронзового и раннего железного века характерны каменные крепости, так называемые циклопические сооружения. Это название объясняется тем, что кладка их циклопическая, т. е. из больших каменных глыб без связующих растворов (термин возник в Греции, где подобные постройки, относящиеся тоже к бронзовому веку, приписывались древними греками сказочным одноглазым великанам-циклопам).

В раннее время укреплялась только небольшая цитадель, а вокруг располагался неукреплённый посёлок. Крепость служила тогда убежищем для населения и скота при военной опасности. В начале I тысячелетия до н. э. стали распространяться крепости нового типа, двойные. Внутренняя стена защищала цитадель, принадлежавшую вождю, а внешняя - жилой район. Это говорит уже о сложении классового общества.

Урартское рабовладельческое государство, имевшее основные центры на озере Ван, включало с конца IX в. и Закавказье. Этот процесс хорошо известен по урартским надписям. С созданием Урартского государства всюду распространялись классовые рабовладельческие отношения, для Закавказья тогда новые; возникали ремесленные города, проводились оросительные каналы, внедрялось плужное земледелие, появлялась письменность - клинопись на урартском языке. Значительная часть населения обращалась в рабов, о чём говорят те же надписи.

Царь-завоеватель Аргишти в первой половине VIII в. построил уже на левом берегу Аракса значительную крепость Аргиштихинили, где жил урартский наместник северных областей. На этом месте прослежены остатки урартских крепостных построек и найдены надписи царей, говорящие о постройке крепостей и храмов, сооружении каналов, разведении садов и виноградников, устройстве пашен и т. д. В середине VII в. другой царь-завоеватель, Руса II, перенёс оттуда административный центр несколько севернее, построив для этого новую крепость Тейшебаини (близ современного Еревана), подвергнутую в наше время раскопкам и доставившую основные археологические сведения по Урартскому царству (см. ниже). Она относится уже к железному веку.

На Кавказском хребте конец бронзового века и начало железного века представлены кобанскими древностями (XI - VII вв. до н. э.). Имя им дал могильник аула Кобан в Северной Осетии, богатый бронзовыми изделиями. Особо характерны оригинальные кобанские бронзовые топоры, узкие, длинные и изогнутые, служившие оружием. Подобные более массивные топоры служили орудиями труда, обычны и бронзовые кинжалы, а также бронзовые клёпаные сосуды. В наряд входили бронзовые спиральные браслеты и налокотники, широкие пластинчатые пояса, привески в виде зверей и птиц и т. д. Многие топоры и поясные пряжки инкрустированы железом: этот только что открытый металл был тогда ещё очень ценен и применялся для ювелирных работ. Керамика покрыта геометрическим нарезным орнаментом. Покойники лежат в каменных ящиках. Кобанские древности распространены преимущественно в Осетии, в Грозненской области и в Кабарде. Поселения кобанцев почти не изучены. Хозяйство было, по-видимому, скотоводческим (преобладало овцеводство) со слабо развитым земледелием, а общественный строй патриархально-родовым. Наличие богатых кладов указывает на имущественное расслоение.

Древности, близкие к кобанским, известны в Западной Грузии на территории легендарной Колхиды; они называются колхидскими. Совпадают кобанские и колхидские типы оружия и многих украшений. Но керамика в Колхиде значительно разнообразнее кобанской по форме и по орнаментации; здесь нет ни широких пряжек, ни спиральных браслетов и налокотников. Много бронзовых топоров, похожих очертаниями на капустные сечки. Бронзовые мотыги, которых нет в кобанских погребениях, говорят о широком развитии земледелия в Колхиде. В колхидских погребениях, которые нередко совершались в кувшинах, очень заметно имущественное неравенство: родовые отношения были сильно поколеблены.

* * *

Бронзовый век Средней Азии изучен пока мало, и это самый главный пробел в археологии СССР. Дело в том, что там уже в то время можно предполагать значительные центры. Высокий уровень культуры Средней Азии в раннем железном веке был, вероятно, подготовлен длительным развитием.

Показательны и материалы Анау. Как уже говорилось, там, когда кончилась жизнь на северном холме, возник южный холм. Это совпало с переходом от энеолита к бронзовому веку. Южный холм делится на два слоя: нижний (Анау III) толщиной в 19 м и верхний (Анау IV) толщиной в 6 м. Анау III относится к бронзовому веку и датируется II тысячелетием до н. э. Найдены бронзовые серпы, кинжалы, копья и другие изделия, позволяющие установить дату. Стрелы имеются и бронзовые и кремнёвые. Но особенно важно, что глиняная посуда в Анау III почти вся сделана уже не от руки, а на гончарном кругу.

Этот прибор всюду является верным признаком появления специалистов-гончаров. При первобытно - общинном строе сосуды изготовлялись от Анау III руки по мере потребности в каждом доме женщинами. С выделением ремесла керамическое производство от женщин-домохозяек переходит к мужчинам-ремесленникам.

Рис. 39. Кинжал. Анау III
Рис. 39. Кинжал. Анау III

Для гончаров стал необходим круг, убыстряющий производство и повышающий качество продукции. Гончарный круг представляет собой деревянный плоский кружок, закреплённый горизонтально на короткой вертикальной оси. На этой оси он вращался, приводили его в движение в древности (да и в средние века) просто левой рукой. Правой рукой гончар придавал при этом нужную форму глине: благодаря вращению каждый нажим пальцев обходил кусок глины равномерно со всех сторон. Таким образом, на этом куске можно, не меняя положения пальцев, сделать валик, круглый в плане. Вытягиваясь и вырастая, такой валик превращался в стенку сосуда. Сосуд любой формы состоит при этом из правильных концентрических слоёв.

Керамику, сделанную на кругу, легко отличить от керамики, сделанной от руки, по общей симметрии, по правильности форм и по тонким горизонтальным бороздам, едва заметным и получаемым при скольжении пальцев вокруг сосуда. Археологически прослежено, что этот прибор применялся во всех классовых обществах любой эпохи и никогда не применялся при первобытно - общинном строе (примеры будут приведены ниже). Там, где рабовладельческие или позднее феодальные государства и первобытные племена существовали бок о бок, их граница совпадает для соответственной эпохи с границей керамики, гончарной (сделанной на кругу) и лепной (сделанной от руки).

Рис. 40. Сосуд. Анау III
Рис. 40. Сосуд. Анау III

Круг нигде не заимствовался, если не было местных предпосылок. Он проникал только в те страны, в которых на основе местного социального развития возникали ремёсла, что, как известно, было тесно связано с классообразованием, являясь его необходимым условием. Раньше всех ремёсел всегда выделялась обработка металла. Это было важнее всего и происходило, как правило, ещё при родовом строе, незадолго до его конца. Остальные ремёсла, в том числе гончарное, обособлялись позднее, при возникновении классового общества, и это подтверждается археологически. Специализация гончарного ремесла всегда особенно заметна, потому что керамика при раскопках встречается чаще всего.

Одним из главных этапов развития производительных сил было "дальнейшее улучшение металлических орудий обработки материалов, переход к кузнечному меху, переход к гончарному производству и, соответственно с этим, развитие ремесла, отделение ремесла от земледелия, развитие самостоятельного ремесленного и потом мануфактурного производства"1. О кузнечном мехе будет сказано ниже, здесь надо только отметить, что это приспособление, имевшее впоследствии огромное значение для металлургии железа, судя по египетским и западноевропейским археологическим материалам, применялось уже в бронзовом веке довольно часто для металлургии меди. Гончарное производство было важнейшим ремеслом после металлургического.

1(И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 593.)

Многочисленные находки в Анау III позволяют утверждать, что гончарный круг в Средней Азии появился раньше, чем где бы то ни было в СССР, даже раньше, чем в Закавказье. Керамика благодаря её обилию даёт надёжнейшие основания для характеристики уровня социального развития. Этот уровень в Анау III, судя по всем находкам, напоминает древневосточные города. Но были ли тогда в Средней Азии города, мы пока не знаем (по-видимому, в южной части уже были). В Анау ведь раскопано только маленькое селение, но с явными признаками классового общества. Была ли в это время в Средней Азии письменность, мы тоже не знаем, но в этом слое найдена трёхгранная печать с изображениями человека, льва и грифона (крылатого птицеголового зверя).

Рис. 41. Тазабагьябский сосуд. Ангка-Кала. Хорезм
Рис. 41. Тазабагьябский сосуд. Ангка-Кала. Хорезм

Анау IV относится уже к железному веку. Во всех основных областях Средней Азии среди случайных археологических находок известен ряд массивных экземпляров бронзового оружия и орудий труда. Но поселения и погребения бронзового века в большинстве областей пока не открыты.

Новые социальные явления в бронзовом веке развивались только на южной окраине Средней Азии. В большинстве её областей родовой строй, вероятно, не был тогда поколеблен. В низовьях Аму - Дарьи, в Хорезме, открыты поселения тазабагьябского типа, датируемые бронзовым веком. Керамика там сделана ещё от руки и напоминает андроновскую керамику Сибири. Имеется бронза. Хозяйство здесь основано, по-видимому, на скотоводстве, которое дополнялось мотыжным земледелием.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'