НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

«Тайная война» разгорается

В послевоенные годы пограничники Сахалина накопили богатый опыт противодействия акциям японской и американской разведок против СССР в бассейне Тихого океана. Об этом свидетельствуют героические подвиги пограничников по пресечению деятельности шпионов и диверсантов.

Так, младший лейтенант А. В. Чепурных выслал на охрану границы наряд под командой мастера службы ефрейтора К. Яковенко. До рассвета было еще далеко. Пограничники шли по участку, чутко прислушиваясь к тишине ночи.

Впереди, в распадке, стояли бараки, где жили когда-то лесорубы. В них давно не было жильцов. Но почему пахнет дымом? Яковенко послал товарища осматривать бараки, а сам замаскировался, держа оружие наготове.

Младший наряда, бесшумно подойдя к ближнему дому, заметил в окне тусклый, чуть видный свет. Условным сигналом подозвал Яковенко. Пробираясь вдоль стены, тот осторожно заглянул в окно: в бараке, греясь у замаскированного костра, сидел человек, на коленях у него лежал маузер...

Пограничники действовали решительно, смело и быстро.

Оставив товарища у окна, Яковенко стремительно распахнул дверь и со словами «Руки вверх!» ворвался в помещение. Человек у костра не успел схватить маузер. Ствол автомата смотрел ему в грудь.

Задержанного обыскали. Подоспевшие пограничники увели нарушителя на заставу. Наряд Яковенко продолжал нести службу.

Как выяснилось впоследствии, в бараке отсиживался крупный агент японской разведки. Благодаря смекалке и умелым действиям ефрейтора Яковенко, его попытка проникнуть в наш тыл не удалась.

С 1948 г. по 1952 г. пограничниками и местным населением острова задержано 46 агентов иностранных разведок, занимавшихся сбором сведений шпионского характера на Сахалине и Курильских островах.29

Американские и японские агенты, под видом моряков торгового флота, прибывая в наши порты и портпункты, пытаются использовать любые возможности для сбора данных о воинских подразделениях, радиостанциях, воздушном и железнодорожном сообщении, напряженности перевозок, контрольно-пропускном режиме в портах, состоянии охраны границы. Решение задач разведывательно-подрывной деятельности противник возлагает на внедряемых в экипажи судов кадровых разведчиков и агентов. Это происходит путем назначения агентов на самые различные судовые должности — особенно те, исполнение которых не требует больших познаний в морском деле или же совместимо с выполнением разведывательных заданий. Отмечены, например, факты приезда в порты Сахалина генерала японской разведки в роли буфетчика судна, рядовыми матросами плавали сотрудники английской разведки «Интеллидженс сервис». Радистами и механиками прибывали в наши порты разведчики США и Японии. Использование должностей переводчиков и представителей торговых фирм особенно характерно для японской разведки.

Сообщения о таких фактах появляются в иностранной печати. Японский журнал «Син сюкан» в свое время опубликовал статью «Я был шпионом управления обороны».30 Ее автор — некий Исида Массао — пишет, что он два года выполнял шпионские поручения некого Ямамото во время посещения на японских судах Находки и других портов СССР в Татарском проливе.

Иностранная разведка широко использует в подрывной деятельности против Советского Союза на Дальнем Востоке команды рыболовецких судов. Число задержаний судов-шпионов неуклонно растет.

...В сентябре 1949 г. пограничный катер подкомандой лейтенанта М. Фуртаса обнаружил в советских водах японскую рыболовецкую шхуну и предложил застопорить ход. Шхуна стала уходить. Пограничный катер дал предупредительный выстрел, но капитан шхуны на это не реагировал. Командир приказал вести огонь на поражение. Моряки-пограничники даже ночью стреляют метко. Через несколько минут мотор шхуны был выведен из строя. Расследование установило, что двое членов команды — агенты японской разведки, изучавшие побережье Сахалина.

Пограничники, служившие на Сахалине в 60-х, 70-х годах, помнят смелый поступок сержанта П. Шилкова и рядового Н. Хлыстенко не по архивным материалам, а потому, что рассказ об этом передается из уст в уста.

...Осенью 1952 г. сержант Павел Шилков и рядовой Николай Хлыстенко уходили в дозор ночью. Отдавая приказ, офицер Михаил Арсентьевич Ионенко предупредил:

— Будьте особенно внимательны в районе мелководья... Нарушители предпочитают для высадки именно такие участки.

Пограничники шли обычным размеренным шагом, часто останавливаясь. Пригнувшись, осматривали водную гладь. Подойдя к мелководью, о котором говорил начальник заставы, остановились. Вдали слышался негромкий ровный гул мотора.

— Похоже, торпедный катер, — заметил Хлыстенко.

— Пожалуй! — отозвался Шилков. — Хотя... что ему здесь делать? Да в такую-то ночь...

— Пойдем дальше? — спросил Хлыстенко. — Или ждать будем, чем кончится... Слышишь, вроде приглох, да?

— Только уж слишком близко крутится, — отозвался Шилков. — Как бы он нам гостей не привез...

Вдали чуть слышно плеснуло.

— Смотри! — шепнул Шилков. — Смотри!

На свинцово-черных волнах чуть виднелась темная точка.. Медленно, очень медленно приближалась она к безлюдному берегу. Слившись с землей, пограничники терпеливо ждали.

— Вот здесь он выйдет, — шепнул Шилков, — зайдем справа и слева. Берем сразу, в костюме...

Человек в специальном плавательном костюме неслышно, без всплеска выметнулся на берег, осмотрелся. Совсем рядом тянулись густые заросли. Дойти до них — и главное сделано... Море смоет следы...

Точными, отработанными движениями он начал снимать костюм. На миг пригнулся. И... замер от короткого, словно выстрел, слова: «Стой!» С двух сторон смотрели стволы автоматов. Он мгновенно оценил обстановку: бросаюсь па одного — второй ударит очередью. Пограничники не шутят. И стрелять они умеют неплохо.

Человек в плавательном костюме замер с поднятыми руками...

Задержанным оказался шпион Голубев, высаженный под покровом ночи с торпедного катера. Его богатое шпионское снаряжение — переправочный резиновый костюм и надувной плотик, пистолеты, в том числе беззвучный, портативные радиостанции, фотоаппарат, фальшивые документы — стали трофеями пограничников.

На судебном процессе Голубев рассказал многое. — В разведшколе нас обучали шпионажу и совершению диверсий, — говорил он. — Важное место в учебной программе отводилось способам подрыва поездов, железнодорожного полотна и мостов, технике диверсий на военно-промышленных объектах. Нас учили обращению с бикфордовыми шнурами, запалами, толовыми шашками, электрической подрывной машинкой, определению наиболее уязвимых в диверсионном отношении мест на пароходах, железных дорогах, мостах, электростанциях.

Американские офицеры, руководившие практическими занятиями по подрыву рельсов, труб, столбов объясняли способы приготовления термита для поджога сооружений и складов, показывали, как вызвать пожар с помощью самовоспламеняющейся массы. В школе демонстрировался специальный фильм о технике поджога военно-промышленных объектов и административных зданий.31

Забрасывая Голубева на Сахалин, американская разведка ставила перед ним задачи: сфотографировать наиболее важные в оборонном отношении участки побережья Южного Сахалина, завербовать новых агентов, любой ценой добыть образцы советских паспортов, партийных, комсомольских, военных билетов и других документов.

Опыт охраны границы пограничниками Сахалина показывает, что на протяжении нескольких десятилетий вражеские разведорганы стремились перебрасывать через нашу морскую границу наиболее квалифицированную агентуру. Но, как бы ни изощрялись шпионы в способах перехода границы, они всегда сталкивались с неусыпной бдительностью советских воинов, охраняющих дальневосточные рубежи нашей Родины. Воинами в зеленых фуражках — верными сынами Советского народа — сорвано немало хитроумных, коварных замыслов врага.

После неудачной засылки Голубева разведорганы США и Японии временно отказались от переброски разведчиков нелегальным путем — стали использовать в массовых масштабах команды морских торговых и рыбопромысловых судов, усилили техническую разведку. Все это потребовало дальнейшего технического оснащения границы.

В начале 50-х годов Советские пограничники получили на вооружение новое, более мощное оружие.

Быстрое развитие экономики, успешное решение ряда научно-технических проблем, обеспечили внедрение в пограничные войска самолетов, современных морских кораблей, автомашин, прожекторных станций и другой техники. Оснащение пограничных частей новейшей техникой, возросший опыт несения службы, высокая бдительность и ответственное отношение личного состава к выполнению долга перед Родиной, активное участие местного населения в охране границы создали реальные возможности ее надежной охраны меньшими силами.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь