история







разделы



Международные отношения в Латинской Америке 1918.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава XV. Революционная и национально-освободительная борьба в странах Латинской Америки


Развитие внутренних классовых противоречий и влияние Великой Октябрьской социалистической революции привели в странах Латинской Америки после мировой войны 1914-1918 гг. к усилению революционной и национально-освободительной борьбы. Отличительной чертой революционного подъема явилась возросшая активность рабочего класса. В Мексике, Уругвае, Аргентине, Чили, Бразилии возникли коммунистические партии. Впервые пролетариат выступил здесь как самостоятельный класс и претендент на гегемонию в борьбе народных масс за демократию и национальную независимость.

Борьба за освобождение от гнета иностранного капитала, в которую нередко включалась и национальная буржуазия, ослабила позиции помещичьих и клерикальных кругов. Развитие капитализма в странах Латинской Америки пошло быстрее, создавая новые предпосылки для роста национально-освободительного движения.

Общие черты развития стран Латинской Америки после войны 1914-1918 гг.

После окончания мировой войны 1914-1918 гг. зависимость стран Латинской Америки от иностранного капитала усилилась. Особенно возросла экспансия Соединенных Штатов, захвативших здесь ряд экономических и политических позиций у своих империалистических конкурентов, в том числе и у Англии. Гнет иностранного капитала тормозил промышленное развитие латиноамериканских стран, обрекал их на роль аграрно-сырьевых придатков империалистических государств, закреплял феодальные и полуфеодальные отношения в сельском хозяйстве.

В Аргентине более половины земель находилось в руках 5 тыс. владельцев; некоторые из крупных латифундий достигали 800 тыс. га. В Бразилии четвертую часть территории занимали хозяйства размером свыше 10 тыс. га, составлявшие всего 0,3% всех сельских хозяйств страны. В Чили 599 латифундий, свыше 5 тыс. га каждая (0,7% хозяйств), охватывали 56% территории. В Мексике владельцам имений размером от 1 тыс. до 10 тыс. га и более (2,1% всех хозяйств) принадлежало 58,2% частновладельческих земель.

Огромные земельные массивы принадлежали иностранным капиталистам: американским, английским, испанским, французским. В Мексике иностранцы владели 32 млн. га, из которых более 16 млн. га находилось в руках монополий Соединенных Штатов. В Боливии одна только компания «Стандард ойл» была собственницей 3 145 тыс. га нефтеносных земель. Нефтяные монополии Соединенных Штатов Америки имели десятки миллионов гектаров в Колумбии и Венесуэле. Иностранные капиталисты непосредственно участвовали в эксплуатации миллионных масс крестьянства, широко применяли на своих кофейных, банановых, хлопковых и других плантациях издольщину, кабальную аренду, долговое рабство (пеонаж).

Наблюдавшийся во время мировой войны подъем экономики латиноамериканских стран, связанный со снабжением воюющих коалиций стратегическим сырьем и продовольственными товарами, быстро сменился сокращением производства, а затем и глубоким экономическим кризисом. В Аргентине стали закрываться мясохладобойни, в Мексике - нефтяные промыслы, в Чили - селитренные и медные рудники, на Кубе - сахарные заводы. Повсеместно сократились посевные площади экспортных культур. Повысились цены на продовольствие и предметы первой необходимости. Все это сопровождалось увеличением безработицы, обнищанием крестьянства, разорением городской мелкой буржуазии.

Углубление социальных противоречий влекло за собой рост классовой борьбы. Заметно повысилась активность промышленного пролетариата, численно возросшего за время подъема экономической конъюнктуры, а также окрепшего организационно и политически.

Засилье иностранного капитала, сохранение феодальных пережитков в экономической, политической и общественной жизни стран Латинской Америки вызывали рост недовольства также и национальной торгово-промышленной буржуазии. Экономический подъем периода войны усилил ее позиции, и она теперь все более настойчиво требовала устранения преград, препятствовавших ее самостоятельному развитию.

Большое влияние на революционное и национально-освободительное движение в странах Латинской Америки оказали идеи Великой Октябрьской социалистической революции. Известия о победе пролетарской революции в России были с энтузиазмом встречены трудящимися латиноамериканских стран. В крупнейших городах прошли демонстрации солидарности, на митингах принимались приветствия Советской Республике и революционному пролетариату Европы. Глубоко сочувствуя Советской власти в ее борьбе с контрреволюцией и империалистической интервенцией, трудящиеся Латинской Америки протестовали против интервенции Антанты, стремившейся задушить Советскую Россию, одобряли ленинскую политику мира и уважения к национальным правам всех народов, созидательную деятельность Советского правительства, направленную на благо трудящихся.

В рабочих партиях и организациях ряда стран Латинской Америки укрепились позиции левых социалистов, усилилась их борьба против капитулянтской линии реформистов. Наиболее сознательная часть пролетариата и революционной интеллигенции постепенно освобождалась от влияния анархо-синдикализма и реформизма и переходила на позиции марксизма-ленинизма. Стали издаваться и изучаться труды Маркса, Энгельса, Ленина, акты Советского правительства, документы международного коммунистического движения, складывались коммунистические группы, а затем возникли и коммунистические партии.

Развернувшаяся в Латинской Америке революционная борьба против буржуазно-помещичьей эксплуатации и засилья иностранного империализма особенно ярко проявилась в Аргентине, Бразилии, Чили, Перу, Мексике и на Кубе.

Аргентина

Подъем экономической конъюнктуры в 1915^-1918 гг. усилил промышленное развитие Аргентины. Возникли новые и расширились старые предприятия в текстильной, металлургической, судостроительной, электротехнической, цементной промышленности. Но хотя Аргентина и опередила другие латиноамериканские страны в промышленном отношении, она по-прежнему оставалась страной аграрной. Командные высоты в экономике занимал английский капитал; ему принадлежали почти все аргентинские железные дороги, значительная часть плантаций, мясохладобоен, контроль над электропромышленностью и добычей цветных металлов.

С окончанием войны экономическое положение Аргентины ухудшилось. На мировом рынке резко упал спрос на сельскохозяйственное сырье и продовольствие - основные статьи экспорта страны; кроме того, Соединенные Штаты и Канада успешно конкурировали с Аргентиной по пшенице, мясу, хлопку и другим видам сельскохозяйственной продукции. В результате объем внешней торговли Аргентины сократился. Внутри страны возросла экспансия американских и английских монополий. Слабая аргентинская промышленность не смогла противостоять этому натиску, началось свертывание производства.

Буржуазия, помещики и иностранные монополии стремились восполнить потерю части своих прибылей путем наступления на жизненный уровень трудящихся - снижения заработной платы рабочих, усиления эксплуатации крестьянства, увеличения налогов. Трудящиеся массы ответили на это развертыванием забастовочного движения: в 1918 г. произошло 196 забастовок, охвативших 133 тыс. человек, а в 1919 г.- 367 забастовок с 309 тыс. участников.

Аргентинский пролетариат с восторгом встретил победу пролетарской революции в России. Во многих местах страны состоялись демонстрации солидарности с Советской Россией. Октябрьская революция получила широкий отклик и среди демократически настроенной интеллигенции, студентов.

В Социалистической партии Аргентины усилилось левое, марксистское крыло. Его руководители Аугусто Кун, Викторио Кодовилья и Родольфо Гиольди решительно выступили за разрыв с оппортунистическими лидерами, проводившими соглашательскую политику по отношению к правящим кругам и иностранным империалистам, главным образом английским. В январе 1918 г. левые социалисты образовали Интернационально-социалистическую партию, что фактически означало рождение Коммунистической партии Аргентины (окончательное оформление ее произошло позднее - в декабре 1920 г., когда Интернационально-социалистическая партия приняла наименование Коммунистической и постановила вступить в Коммунистический Интернационал). Левые социалисты развернули большую агитационно-пропагандистскую деятельность. В день первой годовщины Октябрьской революции они организовали демонстрацию в поддержку Советской России. В конце 1918 г. благодаря их усилиям был опубликован перевод на испанский язык Конституции РСФСР. Они организовали также издание на испанском языке трудов В. И. Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма», «Социализм и война», «Пролетарская революция и ренегат Каутский» и др.

В начале 1919 г. стачечная борьба рабочих сопровождалась вооруженными столкновениями с войсками и полицией. В январе вспыхнула забастовка на металлургическом заводе английской компании Васэна в Буэнос-Айресе. Рабочие требовали введения 8-часового рабочего дня, улучшения условий труда. 7 января 1919 г. вооруженные банды, созданные объединением предпринимателей - Национальной ассоциацией труда, обстреляли митинг протеста против использования штрейкбрехеров. Несколько рабочих было убито и ранено. В ответ рабочие столицы объявили всеобщую забастовку. В похоронах убитых рабочих приняло участие более 200 тыс. человек. Траурное шествие было обстреляно из пулеметов.

Возмущенные рабочие разбили оружейные магазины, вооружились и вступили в борьбу с войсками и полицией. Улицы столицы покрылись баррикадами.

Исход боев решило предательство анархо-синдикалистских лидеров профессиональных союзов. В то время в стране существовали две главные профсоюзные организации. Они обе назывались ФОРА (Federacion Obrera Regional Argentina - Рабочая региональная федерация Аргентины), но имели разные цифровые обозначения - V и IX, в соответствии с тем съездом, решения которого принимала в качестве своей платформы каждая из них. ФОРА-V находилась под влиянием анархистов, а ФОРА-IX - анархо-синдикалистов. Вначале руководители обеих ФОРА заявили о своей солидарности с рабочими массами, и рядовые члены организаций дрались на баррикадах. Но вскоре синдикалистские лидеры ФОРА-IX вступили в переговоры с правительством. Пока вырабатывались условия капитуляции, войска артиллерийским огнем разгромили баррикады, убили более 1500 человек, около 4 тыс. ранили, многих арестовали. Эти события вошли в историю Аргентины под названием «кровавой недели».

Поражение столичного пролетариата не сломило воли аргентинских трудящихся к борьбе за свои экономические и политические права. Сразу после «кровавой недели» произошли забастовки моряков, печатников, железнодорожников. Весной 1919 г. поднялась волна выступлений сельскохозяйственных рабочих в провинциях Буэнос-Айрес, Кордова, Санта-Фе, Пампа. Борьба трудящихся масс обострилась в связи с экономическим кризисом 1920-1921 гг. Во многих местах снова вспыхнули кровавые столкновения с войсками и полицией.

В мае 1920 г. бастовали моряки, металлисты, печатники, текстильщики, рабочие пищевой промышленности. В провинциях Энтре-Риос, Санта-Фе забастовало несколько тысяч батраков. В знак солидарности объявили стачку железнодорожники. В Рио-Колорадо, Рио-Негро и некоторых других провинциях стачечники поджигали посевы, склады зерна. Бастовали лесорубы на предприятиях английских и французских капиталистов в Восточном Чако. Рабочие английской компании «Форестал» в провинции Санта-Фе подожгли дровяные склады и ушли в леса. Для подавления забастовок правительство направило войска в Крус-дель-Эхе, Каррилобо, Маркос, Хуарес, Рио-Куарто, Эрнандариас и другие районы стачечного движения.

Особенно сильное забастовочное движение развернулось в Патагонии. Здесь сельскохозяйственные рабочие в упорной борьбе добились повышения заработной платы и улучшения условий труда. Власти по требованию помещиков арестовали рабочих-активистов. Тогда рабочие объявили всеобщую забастовку, за которой в декабре 1921 г. последовало восстание. Восставшие мужественно боролись с войсками и помещичьими отрядами, захватывали усадьбы - эстансии, выгоняли и убивали их владельцев, представителей власти, жандармов. Правительство наводнило Патагонию войсками. Для расправы с народными массами были организованы вооруженные банды, объединенные в так называемую Патриотическую лигу - зародыш будущих фашистских организаций в Аргентине.

Трудящиеся боролись также против засилья иностранных империалистов. Одно время такие выступления получали некоторую поддержку со стороны национальной буржуазии, заинтересованной в ослаблении позиций иностранных монополий. Стоявшее у власти с 1916 г. правительство президента Иригойена, лидера Радикальной партии, даже разработало законопроекты о национализации мясохладобойной и нефтяной промышленности, находившейся в руках английских и американских капиталистов. Однако партия радикалов не была однородной. В нее входили представители средней торгово-промышленной и мелкой городской буржуазии, часть крупной буржуазии, а также обуржуазившихся помещиков. Руководящая роль в партии принадлежала крупной торговой буржуазии, связанной с помещичьим землевладением и английскими монополиями. Эти элементы толкали Радикальную партию и правительство Иригойена вправо и в конце концов воспрепятствовали осуществлению проектов национализации. Само правительство Иригойена в политике сопротивления иностранным монополиям было непоследовательно: оно боялось опереться на трудящиеся массы, подавляло революционные восстания рабочих и крестьян и шло на компромиссы с иностранными империалистами.

Пришедшее к власти в 1922 г. правительство Альвеара, представителя правого крыла радикалов, усилило репрессии против рабочих и крестьян. С 1923 г. революционное движение пошло на убыль.

Бразилия

Бразилия была единственной латиноамериканской страной, которая участвовала в мировой войне 1914-1918 гг. Практически это участие выразилось в посылке в 1918 г. нескольких бригад на западноевропейский театр военных действий против Германии.

Так же как и в других странах Латинской Америки, война дала толчок промышленному развитию Бразилии: из 13 336 имевшихся в стране в 1920 г. промышленных предприятий 5936 возникло в период с 1915 по 1919 г. Численность промышленного пролетариата увеличилась с 135 тыс. человек в 1909 г. до 275 тыс. в 1920 г. Больше всего выросла легкая, главным образом пищевая промышленность. Крупная буржуазия, плантаторы-латифундисты, компрадоры нажили большие прибыли на военных поставках союзникам.

Однако в экономике страны господствовал иностранный, прежде всего английский, капитал. Английские монополии контролировали судоходство, банки, текстильную промышленность, владели железными дорогами, значительной частью кофейных плантаций. Это ставило трудящиеся массы под двойной гнет «своих» и чужеземных эксплуататоров и препятствовало росту национального капитализма.

Рабочие и крестьяне жили в бесправии и нищете. После войны их положение еще больше ухудшилось: увеличилась безработица, возросла дороговизна. Все это вело к обострению классовых противоречий и к нарастанию революционной борьбы.

Борьба народных масс развивалась стихийно. Существовавшие в Бразилии социалистические группы не имели тесных связей с широкими пролетарскими массами. Большим влиянием пользовались анархисты, тормозившие развитие политической сознательности в рабочем классе.

Великая Октябрьская социалистическая революция оказала благотворное влияние на передовых рабочих и интеллигенцию Бразилии. Все большую популярность приобретала большевистская партия во главе с В. И. Лениным. «Ленин,- писал бразильский писатель Лима Баррето,- великий человек нашего времени. С величайшей смелостью он руководит грандиозным социальным преобразованием эпохи». Среди бразильских анархистов наметился раскол: некоторые из них стали переходить на марксистско-ленинские позиции. Этот процесс развивался медленно. Укоренившаяся анархистская практика путчей, отрицание необходимости работы в массах, непонимание значения пролетарской партии вредно сказывались на деятельности бразильских революционеров.

В ноябре 1918 г. члены анархистской организации в Рио-де-Жанейро подняли восстание. В столице начались баррикадные бои. Но восстание не было достаточно подготовлено, а его руководители не смогли опереться на широкие массы пролетариата. Правительство, применив жестокие карательные меры, подавило восстание и ввело в стране осадное положение. Тем не менее революционное движение не утихало. 1 мая 1919 г. в стране состоялись массовые демонстрации, участники которых требовали введения 8-часового рабочего дня, повышения заработной платы, борьбы с дороговизной. В ходе стачечной борьбы в Рио-де-Жанейро, Сан-Пауло и других промышленных центрах стали возникать профессиональные союзы - текстильщиков, булочников, портовых рабочих, трамвайщиков и др. Росло движение солидарности с Советской Россией. На первомайской демонстрации в бразильской столице было принято обращение, в котором говорилось: «Пролетариат Рио-де-Жанейро, собравшийся на массовый митинг на площади, сегодня, в день Первого Мая, выражает солидарность с борьбой трудящихся всего мира и особенно приветствует русский, венгерский и германский пролетариат и торжественно протестует против какой-либо военной интервенции буржуазии с целью подавления революционного дела, начавшегося столь знаменательно в России». В июле того же года во многих бразильских городах прошли демонстрации протеста против империалистической интервенции в Советской России.

Правительство Эпитасио Пессоа, пришедшее к власти в 1919 г., было вынуждено пойти на уступки рабочему классу. Оно отменило осадное положение, установило 8-часовой рабочий день, несколько повысило заработную плату, ввело страхование рабочих от несчастных случаев на производстве.

В 1920 г. в связи с начавшимся экономическим кризисом положение в стране обострилось. Свертывались работы на кофейных плантациях, а также на предприятиях горнодобывающей и обрабатывающей промышленности. Росли безработица и дороговизна. Это вызвало новую волну забастовок, но теперь уже оборонительного характера, ибо господствующие классы воспользовались экономическим кризисом и перешли в контрнаступление на трудящихся. Многие из только что возникших профессиональных союзов были разгромлены, а стачки запрещены.

В развернувшихся событиях обнаружилась слабость бразильского рабочего движения - его стихийность и отсутствие революционного руководства, банкротство анархистских лидеров. Все очевидней становилась необходимость создания марксистско-ленинской пролетарской партии. Еще в 1918 и 1919 гг. в Рио-де-Жанейро, Порту-Алегри и других городах возникли марксистские кружки. В 1920-1921 гг. в стране уже имелось несколько коммунистических групп. 25 марта 1922 г. на съезде их представителей в Рио-де-Жанейро образовалась Коммунистическая партия Бразилии. «Под воздействием Великой Октябрьской социалистической революции,- пишет руководитель бразильских коммунистов Луис Карлос Престес,- в огне революционной борьбы родилась Коммунистическая партия Бразилии, которая привлекла в свои ряды самых бесстрашных и стойких революционных борцов за свободу народа, за независимость родины, за дело коммунизма». С момента образования Коммунистической партии открылся новый этап в истории борьбы бразильского пролетариата.

Деятельность Коммунистической партии началась в трудных условиях. В 1922 г. к власти пришло правительство Бернардеса, крупного плантатора-латифундиста и акционера нескольких компаний, связанных с иностранными монополиями. Уступки, сделанные правящими кругами рабочему классу в 1919-1920 гг., были взяты обратно. Уже в июле 1922 г. Коммунистической партии пришлось перейти на нелегальное положение. Но коммунисты продолжали революционную борьбу. Они наладили издание боевого журнала «Коммунистическое движение», а когда в июне 1923 г. полиции удалось разгромить его редакцию и типографию, партия стала издавать газету «Рабочий класс». Был также организован выпуск марксистских книг, брошюр и листовок. На португальском языке вышли некоторые труды В. И. Ленина, документы Советского правительства.

Реакционный режим, отмена конституционных свобод и гарантий вызывали резкий протест в широких кругах бразильского народа. Летом 1922 г. произошли волнения среди младших офицеров бразильской армии. 5 июля восстал гарнизон форта Капакабана в Рио-де-Жанейро; но силы были неравны, и правительственные войска подавили восстание.

Чили

Накануне мировой войны главным покупателем чилийской селитры была Германия. Поэтому с началом войны в отличие от большинства стран Латинской Америки некоторое время придерживалось благожелательного для Германии нейтралитета. Однако затем торговые связи Чили с Германией прервались, и основными потребителями селитры стали Англия и Соединенные Штаты Америки. Они закупали также в больших количествах медную, железную руду и другие предметы экспорта Чили, усиливая этим свое влияние на чилийские правящие круги.

С окончанием войны экспорт селитры из Чили уменьшился в три раза (с 2,8 млн. т в 1917 г. до 0,8 млн. т в 1919 г.). Резко сократился также экспорт меди и других товаров. Общая сумма чилийского экспорта, составлявшая в 1917 г. 2 137 тыс. песо, снизилась в 1919 г. до 995 тыс. Во внешнеторговом балансе образовался пассив. Ухудшение внешнеторговой конъюнктуры сразу же сказалось на экономическом состоянии страны. Производство селитры уменьшилось почти вдвое (с 3 млн. т в 1917 г. до 1,7 млн. т в 1919 г.). Многие медные и селитренные рудники, угольные копи, предприятия обрабатывающей промышленности закрылись, увеличилась . безработица. Голод, поразивший Чили в 1918 г., усугубил тяжелое положение народных масс.

В 1919 г. в стране началось широкое движение протеста против политики правящих кругов, доведшей народ до разорения и нищеты. В Центральном Чили вспыхнула всеобщая забастовка. Забастовочное движение охватило селитренные, медные, угольные копи. Одновременно в ряде мест образовались общественные комитеты по борьбе с голодом. Трудящиеся боролись против голода и дороговизны, против засилья английского и американского капитала, требовали расширения своих политических прав. Правительство, возглавляемое консерватором Санфуэнтесом, безуспешно пыталось при помощи полиции и войск прекратить революционное движение. На президентских выборах 1920 г. против консерваторов выступил оппозиционный блок - Либеральный союз, в котором объединились представители буржуазно-помещичьих и мелкобуржуазных слоев, входившие в Радикальную, Демократическую и Либеральную партии. Либеральный союз выдвинул программу реформ, надеясь укрепить позиции национальной буржуазии по отношению к английским и американским монополиям и вместе с тем частичными уступками трудящимся ослабить революционную борьбу в стране. Латифундисты-аграрии и крупная торговая буржуазия, связанная с иностранными, главным образом американскими, монополиями, создали Национальный союз, полностью поддерживавший реакционную политику консерваторов.

На пост президента республики был избран кандидат Либерального союза Артуро Алессандри - в прошлом консервативный деятель, министр внутренних дел в правительстве Санфуэнтеса. Во время избирательной кампании он обещал пересмотреть концессионные договоры, удалить агентов иностранных компаний с государственных постов, разрешить легальную деятельность профессиональных союзов, ввести рабочее законодательство. Однако Алессандри не выполнил своих обещаний. Его колебания и непоследовательность проистекали из двойственной политики чилийской буржуазии, которая, с одной стороны, добивалась укрепления своего положения за счет иностранных монополий, а с другой стороны, боясь активности народных масс, шла на компромиссы с помещиками и империалистами.

Правительство Алессандри, по существу, не вело борьбы против иностранного капитала, оно лишь пыталось играть на противоречиях между Англией и Соединенными Штатами. Во время выборов Алессандри опирался на поддержку английских монополий, а заняв пост президента, предоставил американским фирмам новые концессии на разработку меди и селитры. В январе 1921 г. правительство Алессандри получило от Соединенных Штатов заем в 24 млн. долл. из 8% годовых. Тяжелые условия этого займа повлекли за собой увеличение налогов, вздорожание жизни.

В области внутренней политики Алессандри тоже нарушил свои предвыборные обещания. Террор и репрессии не прекратились. Полиция и войска по-прежнему применяли оружие против бастующих горняков и рудокопов Антофагасты, грузчиков Вальпараисо, рабочих и батраков Пунта Аренас, рабочих Сан-Грегорио.

Подверглись разгрому рабочие и крестьянские организации, типографии демократических газет. Поощряемые правительством предприниматели, как правило английские и американские капиталисты, широко применяли локауты. Из существовавших 152 селитренных предприятий было закрыто 99.

Несмотря на репрессии, рабочий класс Чили укреплялся идейно и организационно. Еще в годы войны в Социалистической рабочей партии Чили сложилось левое крыло во главе с рабочим-типографом Луисом Рекабарреном. Вскоре к нему примкнуло большинство членов партии. В мае 1917 г. Социалистическая рабочая партия призвала международный пролетариат к борьбе против империалистической войны. Живой отклик в Социалистической рабочей партии нашла Великая Октябрьская социалистическая революция, которая, как говорил выдающийся деятель чилийского рабочего движения Гало Гонсалес, «оказала могучую поддержку революционной линии Рекабаррена и поставила на повестку дня в качестве первоочередной задачи партии мобилизацию масс на кампанию солидарности с героическим русским народом».

В обстановке напряженной классовой борьбы партийный съезд в Ранкагуа 2 января 1922 г. постановил преобразовать Социалистическую рабочую партию б Коммунистическую партию и присоединиться к III Интернационалу.

Перу

В годы мировой войны воюющие державы предъявляли повышенный спрос на перуанское сырье, особенно на медь и цинк. Это вызвало подъем в горнорудной, нефтяной, каменноугольной промышленности. Но по окончании войны началось свертывание промышленного производства. Увеличилась безработица, повысились цены на продовольствие и предметы первой необходимости. Уровень жизни трудящихся резко снизился. В 1919 г. средняя заработная плата рабочего составляла 75 солей в месяц при прожиточном минимуме в 141 соль. В 1920 г. стоимость жизни по сравнению с 1913 г. достигла 210%, а в 1923 г.- даже 250-300%.

Уже в 1918 г. начались революционные выступления трудящихся. В рабочем классе и среди передовой интеллигенции росло влияние Великой Октябрьской социалистической революции. Выдающийся перуанский пропагандист социалистических идей Хосе Мариатеги горячо приветствовал Октябрьскую революцию, назвав ее величайшим событием, «к которому прикованы взоры пролетариата всего мира».

В 1919 г. положение обострилось в связи с постигшим страну голодом. Население захватывало продовольственные склады и магазины. В ряде городов возникли общественные комитеты борьбы с голодом, возглавляемые центральным комитетом в Лиме - столице страны. 13 апреля 1919 г. он опубликовал обращение, в котором обрисовал страшную нужду народных масс и потребовал от правительства установления твердых цен на хлеб, молоко, мясо, овощи и другие предметы первой необходимости, уменьшения платы за проезд по железным дорогам и в трамваях, снижения налогов.

В Лиме, Кальяо и некоторых других городах Перу были объявлены забастовки. 1 Мая рабочие, студенты, крестьяне окрестных деревень устроили в Лиме демонстрацию под лозунгами «Хлеба и работы!», «Долой эксплуататоров!» Демонстранты требовали также установления 8-часового рабочего дня, введения рабочего законодательства, повышения заработной платы. Такие же лозунги выдвинули докеры Кальяо, текстильщики Куско, нефтяники и рудокопы.

Во время первомайской демонстрации в Лиме произошли столкновения с полицией и жандармерией. 4 мая трудящиеся столицы собрались на многолюдный митинг и предъявили правительству требование удовлетворить насущные нужды народа. Социалист Николас Гутарра в своей речи говорил, что сила коммунистов России, решительно утверждавших диктатуру рабочего класса, заключалась в их умении вести трудящиеся массы города и деревни на завоевание власти.

Вход в шахту. Фреска Д. Риверы. 1922 г.
Вход в шахту. Фреска Д. Риверы. 1922 г.

Участники митинга пытались пройти к центру города, но полиция применила оружие и рассеяла демонстрантов.

На следующий день, 5 мая, в Лиме забастовали ткачи на фабрике Санта-Каталина, добивавшиеся повышения заработной платы на 20% и снижения цен на продовольствие, затем рабочие электростанции, настаивавшие на введении 8-часового рабочего дня. Одновременно происходили стачки на других предприятиях столицы и провинциальных городов.

27 мая развернулась первая в истории Перу всеобщая стачка. Она сопровождалась бурными демонстрациями протеста против голода и дороговизны. Правительство применило помимо полиции также и войска - кавалерию и пехоту, вооруженную пулеметами. Президент Пардо ввел военное положение. Улицы Лимы и других городов обагрились кровью демонстрантов; среди пострадавших было много женщин. В начале июля всеобщая стачка прекратилась.

Стремясь покончить с революционным движением, часть буржуазно-помещичьих кругов организовала государственный переворот, в результате которого президентом стал Легиа, тесно связанный с американской нефтяной компанией «Стандард ойл». При поддержке американских капиталистов Легиа задушил революционные выступления. Последним их отзвуком в этот период была забастовка сельскохозяйственных рабочих в 1921 г. Забастовщики требовали введения 8-часового рабочего дня, повышения заработной платы, улучшения жилищных условий. Власти с помощью войск подавили и эту стачку.

Так потерпела поражение революционная борьба трудящихся Перу. Главная причина поражения заключалась в том, что перуанский пролетариат был тогда слаб, плохо организован и не имел своей революционной партии.

Куба

Во время мировой войны и вплоть до 1920 г. переживала экономический подъем, вызванный резким увеличением спроса на кубинский тростниковый сахар в европейских государствах и в Соединенных Штатах Америки. Цены росли с головокружительной быстротой: в июле 1914 г. фунт неочищенного сахара стоил 1,93 сентаво, а к 1920 г.- 22,5 сентаво. Сахарозаводчики нажили колоссальные прибыли. Огромные суммы получили также аристократы-землевладельцы, продававшие свои земли под плантации сахарного тростника. Этот сахарный бум называли на Кубе «пляской миллионов».

Однако экономический подъем сопровождался дальнейшим закабалением кубинского народа американскими империалистами. Формально считаясь независимой республикой, Куба была на деле полуколонией Соединенных Штатов Америки. На острове находились американские войска, введенные в 1917 г. для подавления восстания, вспыхнувшего против реакционного правительства Марио Менокаля. Официальные и неофициальные представители Соединенных Штатов Америки беззастенчиво вмешивались в кубинские внутренние дела. Американские монополии подчинили себе почти все отрасли экономики страны. Капиталовложения Соединенных Штатов в кубинскую экономику, составлявшие в 1913 г. 220 млн. долл., возросли после войны до 1 400 млн. На долю Соединенных Штатов приходилось 80,7% кубинского экспорта и 60,7% импорта.

Американские монополисты захватили командные позиции в сахарной промышленности - ведущей отрасли экономики Кубы. Они скупали лучшие земли, вырубали леса под плантации сахарного тростника, строили так называемые сентрали - заводы по первичной переработке сырья. Сентрали-гиганты располагали собственными железными дорогами и обширными латифундиями. Концентрация земельной собственности в руках незначительного числа могущественных компаний влекла за собой разорение и пролетаризацию средних и мелких собственников, превращение свободных крестьян в зависимых арендаторов-колонов.

Гнет американского капитала тяжело отражался на положении трудящихся. Основную массу почти трехмиллионного населения Кубы составляли безземельные крестьяне, арендовавшие землю на кабальных условиях или работавшие батраками. Кроме того, на Кубу тысячами ввозили батраков с других Антильских островов; их использовали на самой тяжелой и низкооплачиваемой работе, что снижало и без того жалкий заработок колонов и сельскохозяйственных рабочих. В столице республики Гаване и других крупных центрах по мере дальнейшего развития сахарной, табачной и прочих отраслей легкой промышленности росли кадры кубинского Пролетариата. По переписи 1919 г. общее число лиц наемного труда на Кубе достигало 950 тыс.

Зависимостью от иностранных империалистов тяготилась и национальная буржуазия. Вместе с частью либеральных помещиков она добивалась пресечения или хотя бы ограничения господства американского капитала. Представлявшая ее интересы партия либералвв вела борьбу с правящей консервативной партией и правительством Менокаля, но противодействие Соединенных Штатов Америки не позволяло либералам прийти к власти. В конце 1920 г. состоялись очередные президентские выборы. Давление властей, подкуп избирателей, фальсификация бюллетеней обеспечили победу ставленнику американских монополий Альфредо Сайясу, бывшему либералу, примкнувшему накануне выборов к консерваторам.

На обострение политической борьбы в стране оказал серьезное влияние начавшийся в 1921 г. экономический кризис. Больше всего пострадали от него народные массы, но значительные трудности испытывала и национальная буржуазия. Катастрофическое падение цен на сахар привело к резкому сокращению производства. Национальный банк Кубы и многие другие банки потерпели банкротство. Дефицит государственного бюджета за 1920/21 финансовый год достиг внушительной суммы в 182 млн. долл.

В этой обстановке либералы, несмотря на присутствие войск Соединенных Штатов Америки, стали снова готовиться к восстанию. Всеобщее недовольство кликой Менокаля - Сайяса давало либералам основание рассчитывать на поддержку народа, но прибывший еще в январе 1921 г. в Гавану в качестве личного представителя президента Вильсона генерал Краудер пригрозил им вооруженной интервенцией и заставил отказаться от попытки восстания. Прибрав к рукам главные нити государственного управления, Краудер занял положение фактического правителя Кубы.

Государственный департамент прислал на Кубу специального советника по финансовым делам, многочисленных экономических и финансовых экспертов. Банк Моргана предоставил правительству Сайяса заем в 5 млн. долл. при условии проведения финансовых реформ, которые были бы выгодны для Соединенных Штатов и кабальны для Кубы.

Грубое вмешательство Соединенных Штатов вызвало взрыв возмущения в широких массах кубинского народа. По всей стране прокатилась волна стачек промышленных и сельскохозяйственных рабочих, студенческих демонстраций, крестьянских выступлений. Народные массы требовали улучшения условий жизни, очищения правительственных органов от казнокрадов и взяточников, ликвидации засилья американских империалистов.

События на Кубе взволновали общественное мнение всей Латинской Америки. Пресса латиноамериканских стран уделяла «кубинскому вопросу» огромное внимание. Даже в правительственных кругах некоторых государств Латинской Америки раздавались голоса протеста против нарушения суверенитета Кубы. Поэтому правящие круги Соединенных Штатов Америки, опасаясь, что их политика в «кубинском вопросе» подвергнется серьезным нападкам со стороны латиноамериканских делегатов на предстоявшей пятой конференции Панамериканского союза, решили пойти на уступки. В феврале 1922 г. правительство Соединенных Штатов Америки отозвало с Кубы свои войска. Отозван был и Краудер. В феврале 1923 г. он вернулся в Гавану, но на этот раз в звании посла и с предписанием облекать свои отношения с кубинским правительством в обычные дипломатические формы.

Мексика

Мексиканская буржуазно-демократическая революция 1910-1917 гг. хотя и не завершилась победой трудящихся масс, была важным этапом народной борьбы за демократию и национальную независимость. Принятая в 1917 г. конституция носила антифеодальный и антиимпериалистический характер.

Однако стоявшее у власти правительство Каррансы не собиралось следовать принципам новой конституции. Народ не получил подлинной свободы, не избавился от нищеты и голода. Обещанная конституцией аграрная реформа осуществлялась чрезвычайно медленно: до конца 1919 г. из нескольких десятков миллионов гектаров земли, отнятых в свое время у крестьян, им было возвращено лишь 123 046 га; землю получили всего 35 893 человека, тогда как в стране насчитывалось (по переписи 1921 г.) 2 750 тыс. безземельных батраков-пеонов.

Революционная борьба крестьян за землю не прекращалась. В горах Морелоса продолжали сражаться партизаны Эмилиано Сапаты, на севере страны - отряды Франсиско Вильи. Мексиканские революционеры с восторгом встретили весть об Октябрьской революции в России. «Дело, за которое борются революционная Мексика и недавно освободившаяся Россия,- писал Сапата,- это общее дело всего человечества, в котором кровно заинтересованы все угнетенные народы».

По приказанию Каррансы регулярные войска провели широкие операции против крестьянского партизанского движения. В 1918 г. был схвачен и расстрелян Фелипе Анхелес, начальник штаба армии Вильи, 10 апреля 1919 г. предательски убит Сапата (позднее, в 1923 г., реакционеры убили и Вилью).

Правительство Каррансы, выражая интересы национальной буржуазии, пыталось несколько ограничить деятельность иностранных компаний. В феврале 1918 г., опираясь на конституцию, оно издало декрет об увеличении налогов на нефтепромышленников, а в июле - декрет об обязательной перерегистрации иностранцами их владений в Мексике.

Иностранные монополии враждебно встретили эти меры. Соединенные Штаты Америки особенно активно выступили в защиту своих капиталистов, которым принадлежало 58% всех иностранных капиталов в мексиканской нефтяной промышленности и около 75% капиталов, вложенных в горное дело. Для ведения антимексиканской кампании и подготовки новой интервенции был создан специальный комитет во главе с сенатором Альбертом Фоллом, тесно связанным с нефтяными монополиями. Между Мексикой и Соединенными Штатами Америки возник серьезный конфликт.

Обострилось и внутриполитическое положение в Мексике. Длительная гражданская война и вооруженные интервенции, проведенные Соединенными Штатами Америки в 1914 и 1916 гг., вызвали расстройство во всей экономической жизни страны. Тяжелые лишения выпали на долю рабочего класса. Он самоотверженно боролся за свои интересы, требовал выполнения 123-й статьи конституции, предусматривавшей меры по улучшению его экономического положения, но, не имея революционного руководства, не мог добиться успеха. Правительство Каррансы предприняло против рабочего движения жестокие репрессии, запретило деятельность анархо-синдикалистского центра - «Дома рабочих мира», а руководителей его бросило в тюрьмы.

Мексиканские пеоны. Рисунок М. Беккера. 1922 г.
Мексиканские пеоны. Рисунок М. Беккера. 1922 г.

На развитии мексиканского рабочего движения пагубно сказывалась деятельность анархо-синдикалистов и реформистов. Вскрывшееся в ходе революции предательство анархо-синдикалистов нанесло удар их безраздельному влиянию на рабочих, но этим воспользовались реформисты. В мае 1918 г. они создали Мексиканскую региональную рабочую конфедерацию - КРОМ (Confederacion Regional Obrero Mexicana), которая стала самой крупной профсоюзной организацией Мексики, объединив наиболее квалифицированных рабочих многих отраслей промышленности.

КРОМ стремилась распространить свое влияние на весь мексиканский пролетариат. Она установила тесный контакт с Американской федерацией труда и вошла в созданную по инициативе последней столь же реакционную Панамериканскую федерацию труда. Лидеры КРОМ, представляя интересы рабочей аристократии, выступали с проповедью классового сотрудничества. В отличие от анархо-синдикалистов они признавали политическую борьбу, но сводили ее к участию в президентских и муниципальных выборах. С этой целью реформисты образовали в 1919 г. Лабористскую («Рабочую») партию и через нее старались проводить свою политику.

Помимо КРОМ существовали и другие профсоюзные организации. Профессиональные союзы нефтяников оставались в руках анархо-синдикалистов. В профессиональных союзах железнодорожников и транспортных рабочих, а также в профсоюзах столичного федерального округа усиливалось влияние коммунистов.

Первые ростки коммунистического движения в Мексике появились вскоре после Великой Октябрьской социалистической революции. Известия о победе революционного пролетариата России возбудили среди мексиканских рабочих и передовой интеллигенции горячие симпатии к партии большевиков. В стране стало широко известно имя Ленина, публиковались переводы марксистско-ленинских работ, возникали марксистские кружки. Наиболее революционная часть социалистов начала переходить на позиции марксизма-ленинизма. Один из виднейших деятелей рабочего движения этих лет Мануэль Диас Рамирес образовал в 1918 г. в Веракрусе коммунистическую группу. В Сакатекасе коммунистическую группу организовал Хосе Медина, в Гуанахуато - Николас Кано, в Мехико - Хосе Аллен. Марксистские кружки и группы возникли также в Орисабе, Тампико и других промышленных центрах страны.

В сентябре 1919 г. в Мехико собрался съезд представителей марксистских кружков, коммунистических и социалистических групп. Большинство делегатов во главе с Хосе Алленом высказалось за присоединение к Коммунистическому Интернационалу. Так образовалась Мексиканская коммунистическая партия.

Большую роль в пропаганде марксистско-ленинских идей сыграли печатные органы Коммунистической партии: «Коммунист», «Новая жизнь», «Красная заря», «Совет» и другие газеты и журналы. Партия боролась за единство пролетариата, за объединение профсоюзов на революционной классовой платформе, занимала интернационалистскую позицию по вопросам международного революционного движения, выступала в поддержку Советской России. 7 ноября 1920 г. Коммунистическая партия торжественно отметила годовщину Октябрьской революции; на созванном ею в театре Идальго в Мехико собрании присутствовало более 4 тыс. рабочих. Однако идейная и организационная слабость партии препятствовала укреплению ее влияния на пролетарские массы. Значительная часть рабочих шла за оппортунистами, а также за буржуазными деятелями, клявшимися в верности принципам мексиканской революции.

Еще в 1919 г. возникла буржуазно-помещичья группировка, считавшая опасной открыто реакционную внутреннюю политику правительства Каррансы и предлагавшая пойти на некоторые уступки трудящимся под флагом более решительного проведения в жизнь конституции 1917 г. Во главе этой группировки стоял генерал Альваро Обрегон. В августе 1919 г. он подписал секретное соглашение с руководителями КРОМ, обещав им за поддержку борьбы против Каррансы высокие посты в своем будущем правительстве. Группа Обрегона и лидеры КРОМ использовали ненависть трудящихся масс к правительству Каррансы. Но они не хотели связывать себя обязательствами по отношению к народу и не выдвинули никакой социально-экономической программы. Борьба с Каррансой была ограничена узкими рамками заговора.

Непосредственным поводом к вооруженному выступлению заговорщиков послужила посылка Каррансой войск для подавления стачки железнодорожников штата Сонора. В апреле 1920 г. руководители заговора опубликовали «план Агуа Приета» (по названию города в Северной Мексике), в котором говорилось, что национальный суверенитет принадлежит только народу, а Карранса глумится над народным волеизъявлением, вмешивается в суверенные дела штатов, и поэтому его власть нельзя больше признавать. Обрегон двинул сформированные им вооруженные отряды на столицу. На стороне Обрегона решительно выступила КРОМ. Генеральный секретарь КРОМ Луис Моронес выехал в Вашингтон, чтобы договориться с Гомперсом и другими лидерами Американской федерации труда об оказании поддержки Обрегону и признании Соединенными Штатами Америки его правительства в случае победы над Каррансой.

Оказавшись в безнадежном положении, Карранса в мае 1920 г. бежал из столицы и в пути был убит. В Мехико вступила армия повстанцев, возглавляемая Обрегоном.

Государственный переворот, однако, не устранил экономических затруднений страны. В связи с экономическим кризисом в Соединенных Штатах Америки, куда шла основная часть мексиканского экспорта, резко ухудшилось положение в сельском хозяйстве Мексики. В частности, падение спроса на юкатанский джут (хенекен), который полностью вывозился в Соединенные Штаты Америки, привело к прекращению работы на джутовых плантациях; тысячи рабочих остались без заработка.

Демонстрация в Мехико. Фотография. 1920 г.
Демонстрация в Мехико. Фотография. 1920 г.

Обрегон, вступив 1 декабря 1920 г. в исполнение обязанностей президента, объявил, что будет соблюдать конституцию 1917 г., в том числе и те ее статьи, которые ограничивают деятельность иностранного капитала. Это заявление, отражавшее требования национальной буржуазии, вызвало сильное противодействие со стороны империалистов. Империалистические державы отказались признать правительство Обрегона. Американские и английские компании свернули добычу нефти в Тампико и Веракрусе. В крупнейшем текстильном центре страны - Пуэбла, на рудниках в Пачука, Чиуауа, Дуранго, Коауила, Сонора многие тысячи рабочих были выброшены на улицу.

Поскольку правительство Обрегона не приняло действенных мер к улучшению положения трудящихся масс, классовая борьба усиливалась. В Юкатане безземельные крестьяне захватывали земли латифундистов и делили их между собой. В штате Сонора горняки заняли шахты и пытались самостоятельно наладить производство.

В период наивысшего подъема революционной борьбы в некоторых городах и штатах образовались советы (в штате Коауила - осенью 1920 г., в штате Мичоакан - летом 1921 г.). Это не были органы пролетарской диктатуры. Тем не менее возникновение их свидетельствовало о популярности идей Великой Октябрьской социалистической революции и отражало стихийные устремления народных масс Мексики к созданию такой власти, при которой земля переходит в руки крестьян, фабрики-в руки рабочих, а эксплуатация человека человеком ликвидируется.

Правительство Обрегона выступило против революционного движения. Коммунистическая партия подверглась репрессиям. Для укрепления позиций господствующих классов правительство использовало раскольническую деятельность КРОМ, лидеры которой, назначенные Обрегоном на ответственные государственные посты, помогали срывать стачки, предоставляли штрейкбрехеров в распоряжение предпринимателей и т. д.

С целью ослабления аграрного движения правительство сделало некоторые уступки крестьянству.

Демонстрация рабочих Веракруса против реформистских руководителей профсоюзов. Фотография.  1922 г.
Демонстрация рабочих Веракруса против реформистских руководителей профсоюзов. Фотография. 1922 г.

За 1921-1923 гг. крестьяне получили в постоянное владение 600 866 га земли и значительно большее количество во временное пользование.

Хотя при проведении этой реформы интересы крупных землевладельцев оберегались самым тщательным образом, она все же ослабила позиции латифундистов, укрепила капиталистические элементы в сельском хозяйстве.

Во внешней политике правительство Обрегона оказывало некоторое сопротивление империалистам и старалось защитить суверенитет страны. Стремясь укрепить свое международное положение, оно пошло на сближение с Советским Союзом: в 1923 г. перестало признавать консулом России в Мексике бывшего представителя Временного правительства, в 1924 г. установило с Советским Союзом дипломатические отношения.

В создавшейся обстановке Соединенные Штаты Америки не решились предпринять новую вооруженную интервенцию в Мексику, но они отказывались признавать правительство Обрегона, а нефтяные монополии производили на него экономическое давление, саботируя добычу нефти.

Не выдержав этого нажима, правительство Обрегона после длительных переговоров согласилось уплатить гражданам Соединенных Штатов Америки компенсацию за землю, конфискованную у них во время мексиканской революции; было также объявлено, что статья конституции, ограничивающая иностранцев в правах пользования естественными ресурсами страны, не будет распространяться на компании, приобретшие собственность до 1 мая 1917 г., т. е. до вступления конституции в силу.

В конце августа 1923 г. Соединенные Штаты Америки восстановили дипломатические отношения с Мексикой.

Тем не менее положение правительства Обрегона в стране оставалось неустойчивым. Народные массы, не получив удовлетворения своих насущных нужд, проявляли недовольство. С другой стороны, те прогрессивные мероприятия, которые были осуществлены правительством, вызывали сильное сопротивление крупных помещиков, верхушки буржуазии, католического духовенства. К концу 1923 г. назрел реакционный заговор против Обрегона. Заговорщики надеялись использовать недовольство трудящихся, а также помощь английских империалистов, которые рассчитывали на существенные привилегии в случае победы заговорщиков.

В декабре 1923 г. реакционеры подняли мятеж. Англия поддерживала мятежников. Монополисты Соединенных Штатов Америки, не собираясь уступать первенствующие позиции в Мексике своим английским соперникам, оказали помощь правительству Обрегона.

Для мексиканского народа был ясен реакционный характер мятежа. Рабочие и крестьяне выступили против мятежников. В результате их мужественной борьбы мятеж был подавлен.


предыдущая главасодержаниеследующая глава




Пользовательского поиска




Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'