история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

3. Государство сербов, хорватов и словенцев

Создание Королевства сербов, хорватов и словенцев

Выделившиеся из состава Австро-Венгрии южнославянские области не представляли собой прочного государственного объединения. Загребское народное вече, объявившее себя верховной властью на территории Государства словенцев, хорватов и сербов, не являлось представительным органом всех южнославянских земель. В ноябре 1918 г. часть Далмации, Истрии и Хорватского Приморья была оккупирована итальянскими, французскими и сербскими войсками под предлогом разоружения остатков австро-венгерских войск. Италия, основываясь на секретных статьях Лондонского договора 1915 г., собиралась аннексировать ряд южнославянских территорий Австро-Венгрии. Но на эти земли претендовала и Сербия, издавна стремившаяся получить выход к Адриатическому морю. Ее поддерживала Франция, правящие круги которой, создавая систему военных союзов в Восточной Европе, отводили в своих планах немаловажную роль проектируемому крупному южнославянскому государству, призванному служить противовесом Италии на Балканах и одним из антисоветских плацдармов. Сербская буржуазия использовала лозунг объединения южных славян также для борьбы против развивавшегося революционного движения.

В Черногории, втором независимом южнославянском государстве, в правящих кругах боролись два направления: сторонников объединения с Сербией и другими южнославянскими землями и сторонников сохранения старых порядков и династии Негошей. К первому направлению примыкали многие прогрессивные деятели, надеявшиеся на демократизацию политического строя и общественной жизни в новом государстве.

За объединение южнославянских народов высказывались сербская, боснийская и некоторые другие социал-демократические партии; они также рассчитывали, что в рамках нового государства удастся осуществить демократические реформы.

Демонстрация в Фиуме (Риеке) против монархии Габсбургов. Фотография. 1918 г.
Демонстрация в Фиуме (Риеке) против монархии Габсбургов. Фотография. 1918 г.

Буржуазия южнославянских областей бывшей Австро-Венгрии шла на объединение с Сербией, надеясь при помощи сербских штыков подавить революционное движение и одновременно предотвратить захват этих областей Италией. В будущем южнославянском государстве она рассчитывала играть значительно большую роль, чем в Австро-Венгрии, поскольку Сербия в экономическом отношении намного уступала бывшей двуединой монархии.

В ноябре 1918 г. в Женеве собралось совещание представителей сербского правительства, Загребского народного веча и Южнославянского комитета, созданного в Лондоне в 1915 г. эмигрировавшими из Австро-Венгрии южнославянскими политическими деятелями. Среди присутствовавших были глава сербского кабинета Никола Пашич, председатель Загребского народного веча Антон Корошец и председатель Южнославянского комитета Анте Трумбич. На совещании обсуждался вопрос об объединении южнославянских областей бывшей Австро-Венгрии с Сербией. Участники совещания игнорировали право народов самим определять государственную форму правления. Закулисные переговоры, начавшиеся в Женеве, продолжались и после совещания.

24 ноября 1918 г. Загребское народное вече приняло решение о присоединении бывших австро-венгерских южнославянских областей к Сербии. 1 декабря 1918 г. делегация Народного веча вручила в Белграде верноподданнический адрес принцу-регенту королевства Сербии Александру Карагеоргиевичу. К Сербии присоединилась также Черногория, где победили сторонники объединения. 4 декабря от имени короля Сербии был обнародован манифест принца-регента о создании Королевства сербов, хорватов и словенцев (с 1929 г.- Югославия).

Так произошло объединение южнославянских земель в одно государство. Это событие имело двоякий смысл. С одной стороны, оно являлось шагом вперед в историческом развитии южнославянских народов, чью освободительную борьбу против Австро-Венгерской монархии В. И. Ленин называл национальной революцией южного славянства (См. В. И. Ленин, Война и российская социал-демократия, Соч., т. 21, стр. 12.). Но, с другой стороны, победа народных масс была неполной, и ее плодами воспользовалась в первую очередь сербская крупная буржуазия. Новое многонациональное государство не представляло собой демократического объединения свободных и равноправных народов, а возникло как милитаристское королевство, проводящее реакционную внутреннюю и внешнюю политику.

20 декабря 1918 г. сформировалось первое правительство королевства. В него вошли представители различных национальных партий, существовавших на территории нового государства, в том числе хорватские и словенские правые социалисты. Руководящая роль в правительстве с самого начала принадлежала представителям сербской крупной буржуазии. Пост главы кабинета занял лидер Сербской радикальной партии Стоян Протич, заместителя премьера - председатель клерикальной Народной партии Словении Антон Корошец.

Национальные противоречия в южнославянском государстве приобрели большую остроту. Сербы, ставшие господствующей нацией, составляли лишь половину населения страны. Хорваты, словенцы, черногорцы, македонцы, албанцы, венгры и др. имели значительно меньше прав, чем сербы. Македонцам и албанцам было даже запрещено пользоваться родным языком в государственных учреждениях, школах и печати.

Правительство Протича, проводя политику сербского великодержавия, ограничило деятельность тех немногих представительных органов национального самоуправления, которые имелись раньше в южнославянских областях Австро-Венгрии и в Черногории. В созданном общегосударственном парламенте - Народной скупщине подавляющее большинство мандатов получили сербские буржуазные партии.

Экономическое и политическое положение в стране

Новое государство объединило в своем составе Сербию (вместе с присоединенной к ней после балканских войн 1912-1913 гг. большей частью Македонии), Черногорию, Хорватию, Воеводину, Словению, Далмацию, Боснию, Герцеговину - общей площадью в 248 тыс. кв. км, с населением около 12 млн. человек. Его границы были определены в 1919-1920 гг. на основании Сен-Жерменского, Нейиского и Трианонского договоров.

Сербия, вокруг которой произошло объединение южнославянских земель была преимущественно аграрной страной, хотя в ней существовала промышленность и развивался финансовый капитал. По уровню экономического развития выше Сербии стояли Словения и отчасти Хорватия. Воеводина обладала значительно более развитым сельским хозяйством, чем Сербия, но имела слабую промышленность. Остальные земли еще больше отставали в своем экономическом развитии. В Черногории сохранялись остатки патриархально-общинного уклада и родо-племенного быта. В Боснии, Герцеговине и Македонии не были ликвидированы полукрепостнические отношения.

Трудящиеся массы надеялись, что после окончания войны и образования нового государства произойдет коренное улучшение условий их жизни. Они требовали борьбы с разрухой, продовольственным кризисом, спекуляцией, предоставления демократических прав народу. Однако время шло, а положение не менялось. Обещанные в манифесте принца-регента Александра политические свободы оставались неосуществленными, трудовое законодательство не разрабатывалось, продовольственные затруднения не устранялись, разрушенные или пришедшие в негодность за годы войны промышленные предприятия не восстанавливались. Буржуазия воздерживалась от финансирования промышленных предприятий, предпочитая отдавать свои капиталы в рост или помещать их в заграничные банки.

В 1919 г. цены на хлеб, мясо, сахар и другие продукты питания были на 200- 300% выше, чем до войны, а на некоторые другие предметы первой необходимости и того больше. Повышение заработной платы сильно отставало от роста цен. Огромных размеров достигла безработица.

Характеризуя послевоенное экономическое положение в новом государстве, Сербская социал-демократическая рабочая партия в своем письме в Коммунистический Интернационал сообщала: «Неимоверные трудности, нехватка топлива и одежды, бессовестная спекуляция и прекращение железнодорожного сообщения вызывают все возрастающее недовольство в широких народных массах. С нашим национальным объединением дело нимало не двинулось вперед. «Наша» югославская буржуазия показала свою неспособность завершить национальную революцию».

В Сербо-хорвато-словенском государстве ширилось революционное движение.

Рабочее, национально-освободительное и крестьянское движение в 1918 г.

5 декабря 1918 г., на следующий день после опубликования манифеста о создании Королевства сербов, хорватов и словенцев, в главном городе Хорватии - Загребе произошли волнения среди хорватских войск в знак протеста против того, что в манифесте ни слова не говорилось о национальных правах Хорватии и игнорировались требования трудящихся. Эти волнения свидетельствовали о революционных настроениях в армии. Однако выступление солдат было стихийным и слабо организованным. Правительство быстро подавило его. Тогда же лидер Хорватской крестьянской партии Степан Радич выступил с требованием независимости Хорватии. Правительство арестовало Радича. Но это привело лишь к росту его популярности в Хорватии.

Столкновения между правительственными войсками и населением произошли также в ряде районов Черногории и Воеводины. В Словении, где было сильно влияние Католической партии, поддерживавшей правительство, властям удалось удержать массы от активных выступлений. Однако и там среди населения проявлялось недовольство королевским манифестом и первыми мероприятиями правительства.

Сильное возмущение трудящихся вызвала денежная реформа, проведенная в самом начале 1919 г. Населению районов, прежде входивших в состав Австро-Венгрии, приходилось при обмене старых денег на сербские динары отдавать по 4 австрийских кроны за динар, хотя его покупательная способность была ниже одной кроны. В связи с денежной реформой вспыхнули новые волнения в Хорватии и некоторых других областях.

В конце 1918 - начале 1919 г. усилилась стачечная борьба рабочего класса. На почве экономических трудностей произошли забастовки в Белграде, Загребе, Сараеве, Любляне, Мостаре, Осиеке, Тузле, Мариборе и других городах. Рабочие выдвигали и политические требования, выступая за демократизацию общественной и политической жизни. Всеобщая забастовка боснийских рабочих в феврале 1919 г., охватившая до 30 тыс. человек, прошла под лозунгом отмены полицейской цензуры, обеспечения свободы рабочих организаций и гарантирования политических и гражданских прав.

Во многих районах на борьбу поднялась крестьянская беднота. Не получив земли от нового правительства, она стала силой захватывать помещичьи имения. Отказ крестьян выплачивать налоги принимал массовый характер. «Каждый день,- писал один из министров, правый социалист Витомир Корач,- министерство получало все новые и новые известия о крестьянских волнениях в Загорье, Среме, Воеводине, Словении, Боснии и Герцеговине. Ежедневно мы узнавали о поджогах помещичьих усадеб и перестрелках... Положение становилось очень серьезным».

Пытаясь приостановить нараставшее крестьянское движение, правительство поспешило провести в феврале 1919 г. земельную реформу. С ее помощью буржуазия хотела устранить наиболее устаревшие феодальные отношения, препятствовавшие развитию капитализма, и усилить свою классовую опору в деревне - кулачество.

Аграрная реформа положила начало освобождению крестьян (посредством выкупа) от полукрепостнической зависимости в Боснии, Герцеговине, Македонии. Но она не разрешила вопроса о земле. Из 11 млн. сельских жителей Сербо-хорвато-словенского государства получили землю 212 тыс. крестьянских дворов, в подавляющем большинстве сербских. Крестьяне угнетенных наций - хорваты, македонцы, словенцы, албанцы, венгры и др.- были обойдены при распределении земли. Один из пунктов закона об аграрной реформе гласил: «Всякий, кто после опубликования настоящего закона самовольно захватит землю, или произведет самочинный раздел, или ограбит чужое имение, будет преследоваться по суду...»

После проведения реформы почти все помещики сохранили свои имения. Полностью отчуждались лишь земли Габсбургов и прочих австрийских и венгерских земельных магнатов, которые по закону были объявлены врагами Сербо-хорвато-словенского государства. Остальные помещики передавали в фонд аграрной реформы «излишки», превышавшие земельный максимум (для Хорватии 150-400 га, для Воеводины 300-500 га), и получали от государства большую денежную компенсацию за отчуждаемую землю. Это оказывалось для них нередко выгоднее, чем сохранять излишки земли, которые было трудно обрабатывать ввиду массового отказа крестьян от работы на прежних условиях.

Осуществление этой ограниченной реформы растянулось более чем на 20 лет. Она мало дала крестьянству, но способствовала развитию капиталистических отношений в деревне.

Рабочее движение весной и летом 1919 г. Создание Коммунистической партии

Как и в 1918 г., рабочее движение в 1919 г. было особенно сильным в Белграде и других промышленных центрах Сербии, а также в Хорватии, Словении, Боснии и Герцеговине.

Пролетариат боролся за 8-часовои рабочий день и трудовое законодательство. Передовые рабочие с энтузиазмом воспринимали идеи социалистической революции, происшедшей в России, заявляли о своей солидарности с венгерской и баварской пролетарскими революциями.

20-25 апреля 1919 г. в Белграде состоялся первый, объединительный съезд Социалистической рабочей партии Сербо-хорвато-словенского государства. В его работе участвовали социал-демократические партии Сербии, Боснии и Герцеговины, группы и организации левых социалистов Хорватии, Словении, Далмации, которые к этому времени идейно и организационно размежевались с правыми, а также представители социалистических групп Воеводины, Черногории и Македонии. Среди участников съезда были революционные деятели рабочего движения Джуро Джакович, Филипп Филиппович и др. Съезд принял решение о создании единой Социалистической рабочей партии (коммунистов) Югославии и о вступлении ее в Коммунистический Интернационал.

Образование партии коммунистов имело большое значение для рабочего класса, который приобрел отныне своего боевого руководителя. Вскоре возникли объединенные профессиональные союзы и Коммунистический союз молодежи. Однако это было лишь началом борьбы за единство рабочего движения. Правые социал-демократы организовали свою партию и проводили подрывную, раскольническую деятельность в рабочем классе. Большой ущерб рабочему движению наносили также реформистские профессиональные союзы.

Под руководством коммунистов в 1919 г. прошел ряд стачек и демонстраций. 1 Мая состоялись массовые митинги под лозунгами пролетарской солидарности с рабочим классом Советской России и Советской Венгрии. Впервые была проведена первомайская демонстрация в Черногории, в городе Риеце-Црноевице. Ею руководили коммунисты во главе с Марко Машановичем. Лозунгами демонстрации были:

«Да здравствует Ленин!», «Да здравствует Советская власть!», «Да здравствует III Интернационал!» В Сербии вопреки запрету властей первомайские демонстрации состоялись во всех крупных городах.

Делегаты I съезда Коммунистической партии Югославии. Фотография.
Делегаты I съезда Коммунистической партии Югославии. Фотография.

Югославский пролетариат своей борьбой оказывал поддержку советским республикам, против которых Антанта вела военную интервенцию. В апреле 1919 г., когда Антанта предприняла первую попытку послать войска Сербо-хорвато-словенского государства против Советской Венгрии, в стране забастовали железнодорожники, грузчики, металлисты, а в воинских частях, дислоцированных в пограничных с Венгрией районах, вспыхнули волнения. В июле началась всеобщая политическая забастовка. В Загребе, Нови-Саде, Любляне, каменноугольном районе Словении - Трбовле и других местах забастовка охватила все рабочее население. По стране прокатилась также волна многотысячных митингов и собраний, во время которых Коммунистическая партия призывала к солидарности с Советской Россией и Советской Венгрией. В городах Марибор и Вараждин восстали солдаты. Вновь начались волнения в воинских частях, расположенных у венгерской границы. Сербские солдаты отказывались выступать против венгерских красноармейцев и братались с ними. В этих условиях правительство не решилось принять участие в интервенции против Советской Венгрии.

В конце 1919 г., после поражения Советской Венгрии и некоторого ослабления революционного движения в Сербо-хорвато-словенском государстве, королевское правительство и буржуазия перешли в наступление на трудящихся. Уступки, сделанные рабочему классу, были взяты обратно. Усилились полицейские репрессии против Коммунистической партии и других прогрессивных организаций.

Угроза войны с Италией Рабочее и крестьянское движение в 1920 г.

1920 год начался для Сербо-хорвато-словенского государства в неблагоприятных условиях. В стране по-прежнему царила экономическая разруха. Не было восстановлено ни одно крупное промышленное предприятие из разрушенных во время войны. В Хорватии, Боснии, Герцеговине и Словении ввиду отсутствия угля и сырья сократилось число действующих предприятий. В Далмации прекратилось судоходство. Заметно усилилась безработица.

Правительство стало на путь инфляции. Количество бумажных денег в обращении достигло 10 млрд. динаров; курс динара непрерывно падал. Многие капиталисты переводили свои деньги в американскую, швейцарскую или английскую валюту. Дефицит государственного бюджета составлял почти 2 млрд. динаров. Для его покрытия правительство увеличило более чем на 50% налоги и повысило вдвое железнодорожные тарифы.

Захват итальянским отрядом под руководством Габриэля Д'Аннунцио в сентябре

1919 г. Риеки (Фиуме) до крайности обострил международное положение Сербо-хорвато-словенского государства. Военное столкновение с Италией казалось неизбежным. Конфликт был временно разрешен Рапалльским договором 1920 г., объявившим Риеку (Фиуме) «вольным городом». В то же время сербские милитаристские круги, желая угодить Антанте, строили планы помощи буржуазной Польше и Врангелю в их борьбе против Советской России. На территории королевства нашли приют разбитые Красной Армией белогвардейцы; им было разрешено создавать здесь новые воинские формирования, что вызывало возмущение трудящихся.

Рабочий класс усилил борьбу против предпринимателей и реакционного правительства. В 1920 г. произошло около 600 забастовок с более чем 200 тыс. участников. Особенно крупной была всеобщая забастовка Железнодорожников в апреле 1920 г. В ней участвовало до 60 тыс. рабочих и служащих, выдвинувших требования о повышении заработной платы, восстановлении 8-часового рабочего дня, отмененного незадолго до этого, и признании права на введение рабочего контроля. Стачка продолжалась более двух недель, парализовав экономическую жизнь страны. Против забастовщиков правящие круги применили все средства, имевшиеся в их распоряжении,- от раскольнических действий реформистских профсоюзов до введения военного положения и использования солдат на железнодорожном транспорте. В итоге стачка была разгромлена.

После этого крупного поражения рабочего класса правительство, уверовав в свои силы, стало проводить еще более жестокую антинародную политику. В связи с этим среди части пролетариата и даже у отдельных коммунистов начали проявляться упадочнические настроения. В рядах партии коммунистов возникли различные фракции, в том числе центристское течение, высказавшееся против революционных методов борьбы и за выход из Коммунистического Интернационала.

На II съезде партии, заседавшем в Вуковаре 20-25 июня 1920 г., развернулась борьба против центристов. Съезд отверг все предложения центристской группы, принял программу и устав в духе решений Коммунистического Интернационала, переименовал партию в Коммунистическую партию Югославии. Однако съезд оставил центристов в партии, и они продолжали свою фракционную деятельность. Только в конце 1920 г., после того как центристы опубликовали реформистскую программу - «Манифест оппозиции», они были исключены из партии. На II съезде не были преодолены также ошибки в крестьянском и национальном вопросах, выражавшиеся в недооценке революционных возможностей крестьянства и значения национально-освободительной борьбы. Несмотря на эти недостатки, II съезд Коммунистической партии имел большое значение для дальнейшего развития рабочего и революционного движения в стране.

Весной и летом того же 1920 г. происходили выборы в городские муниципалитеты и сельские общинные управления в Хорватии, Сербии и Македонии.

Демонстрация рабочих в Вуковаре. Фотография.  1920 г.
Демонстрация рабочих в Вуковаре. Фотография. 1920 г.

Это была своеобразная проба сил перед выборами в Учредительное собрание, которое должно было принять конституцию. Коммунистическая партия одержала значительную победу в Белграде, где она собрала большинство голосов, в Крагуевце, Вальеве, Шабце, Лесковце и других городах. Коммунисты получили также много голосов в селах Македонии и некоторых других областей.

Министр внутренних дел аннулировал результаты выборов в Белграде. В ответ на это состоялась демонстрация протеста, в которой участвовало свыше 20 тыс. человек. Но Коммунистическая партия не решилась призвать массы к более действенному отпору.

На выборах в Учредительное собрание в конце ноября 1920 г. Коммунистическая партия собрала почти 200 тыс. голосов. Получив 58 мандатов, она вышла на третье место в Учредительном собрании. Первое и второе места заняли сербские буржуазные партии - Демократическая и Радикальная. В Хорватии значительное число голосов получила Хорватская республиканская крестьянская партия, возглавляемая Степаном Радичем, которая выступала против великосербской политики правительства.

Во второй половине 1920 г. в Хорватии опять усилилось крестьянское движение. В ряде районов в связи с насильственными реквизициями лошадей в армию происходили волнения, нередко перераставшие в восстания. Правительство применило силу, но революционное брожение не прекратилось. Показателем настроений масс являлись многотысячные сходки крестьян во время открытых собраний Хорватской республиканской крестьянской партии. Неспокойно было также в Словении, Македонии, Черногории и других частях государства. В декабре 1920 г. снова приняла широкий размах стачечная борьба рабочего класса.

С целью подавления революционного движения правительство, во главе которого тогда стоял один из лидеров сербских радикалов - Миленко Веснич, издало 30 декабря распоряжение, запрещавшее пропагандистскую деятельность Коммунистической партии, комсомола и прогрессивных профсоюзов, организацию забастовок, демонстраций; устанавливалось, что для проведения собраний членов Коммунистической партии необходимо в каждом отдельном случае получать разрешение полиции. Только за два месяца (декабрь 1920 г.- январь 1921 г.) было брошено в тюрьмы около 10 тыс. коммунистов и других прогрессивных деятелей.

Сербо-хорвато-словенское государство в 1921-1923 гг.

В обстановке террора и репрессий Учредительное собрание - 28 июня 1921 г., в день св. Вида (в годовщину битвы с турками на Косовом поле в 1389 г.), приняло конституцию, получившую название Видовданской. Во время голосования отсутствовали более 160 депутатов оппозиции - коммунисты, представители Хорватии и Словении. Из присутствовавших депутатов от несербских районов подавляющее большинство отказалось голосовать за конституцию.

Конституция провозглашала Сербо-хорвато-словенское государство монархией с однопалатным парламентом (скупщиной), избираемым на четыре года; она узаконила гегемонию сербской буржуазии в королевстве и игнорировала права других национальностей. Женщины не получили избирательных прав. Значительная власть оставлялась королю, который являлся главнокомандующим вооруженными силами, назначал и смещал премьер-министра.

После принятия конституции национальные противоречия в стране еще больше обострились. Правительство, которое возглавил председатель партии сербских радикалов Никола Пашич, проводило крайне реакционную политику. Законом «Об охране государства», принятым 2 августа 1921 г., Коммунистическая партия была объявлена распущенной; за принадлежность к ней грозила каторга на срок до 20 лет. Всех 58 депутатов-коммунистов лишили депутатской неприкосновенности и отдали под суд. Были закрыты прогрессивные газеты и установлена жесточайшая цензура, распущены находившиеся под влиянием коммунистов профессиональные союзы, ограничены демократические права и конституционные свободы.

Коммунистическая партия болезненно переносила этот удар. Она оказалась неподготовленной к переходу на нелегальное положение. Большое число организаций совсем распалось, почти все партийное руководство подверглось репрессиям, деятельность партии ослабела. Но и в тяжелых условиях подполья лучшая, революционная часть партии продолжала борьбу. Правительству не удалось задушить рабочее движение.

Экономическое и политическое положение страны, несмотря на некоторое оживление в промышленности, не улучшилось. Правительство Пашича брало займы у Франции и других государств, все более и более попадая в кабалу к ним. Постепенно иностранные монополии прибрали к своим рукам важнейшие отрасли экономики Сербо-хорвато-словенского государства - горнодобывающую, электрическую, судостроительную, лесную, табачную промышленность, средства связи, поставили под свой контроль банки. Продолжались инфляция, вздорожание жизни и снижение реальной заработной платы.

В 1922-1923 гг. в стране снова развернулась стачечная борьба рабочего класса. Наиболее значительными были две забастовки горняков Трбовле (Словения) в июле - сентябре 1923 г., стачка рабочих-речников на Дунае, забастовки рабочих вагоностроительного завода в г. Славинский Брод в 1922-1923 гг., строительных рабочих в Хорватии осенью 1923 г.

Не прекращалось крестьянское движение в национальных районах, проходившее под лозунгами раздела помещичьей земли и завоевания национальных прав. Македонские четы (партизанские отряды) вели вооруженную борьбу с жандармерией и войсками. Хорватская крестьянская партия Радича организовала сбор подписей под петицией Народной скупщине с требованием введения самоуправления в Хорватии и разрешения аграрного вопроса. В марте 1923 г. на выборах в скупщину эта партия получила 350 тыс. голосов и 69 мандатов, в то время как все остальные партии Хорватии, вместе взятые, едва собрали 10 тыс. голосов. Правительство, вынужденное считаться с новым соотношением сил в парламенте, пошло на переговоры с Хорватской крестьянской партией и сделало ей некоторые уступки (позднее они были взяты обратно).

Во внешней политике Сербо-хорвато-словенское государство ориентировалось на западные державы, прежде всего на Францию, что объяснялось не только все усиливавшейся финансовой зависимостью его от Франции, но и стремлением обоих государств сохранить в Европе положение, созданное Версальской системой. В 1919 г. королевское правительство заключило военное соглашение с Грецией, направленное против Болгарии, в 1920 г.- оборонительный союз с Чехословакией против Венгрии и в 1921 г.- аналогичный союз с Румынией.

Два последних договора легли в основу группировки, получившей название Малой Антанты (Сербо-хорвато-словенское государство, Румыния и Чехословакия). Активное участие в создании Малой Антанты принимала Франция.

В 1921 г. Малая Антанта выступила против попыток восстановления Габсбургов на венгерском престоле; в странах этого блока была объявлена мобилизация. Столь решительная позиция Малой Антанты была вызвана опасением, что в случае реставрации Габсбургов возникнет угроза пересмотра территориальных постановлений парижских мирных договоров.

Деятельность Малой Антанты вместе с тем носила антисоветский характер: государства - участники должны были служить военными плацдармами против Советского Союза.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'