НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

1. Воюющие коалиции в начале 1918 г.

Соотношение сил Антанты и Четверного союза в начале 1918 г.

С выходом России из войны Антанта лишилась многомиллионной русской армии, несшей колоссальное военное бремя и оттягивавшей на себя большую часть войск противника. Соединенные Штаты Америки, вступившие в войну весной 1917 г., смогли прислать в Европу значительные воинские контингенты лишь к середине 1918 г. Общее соотношение вооруженных сил в начале 1918 г. складывалось поэтому в пользу германской коалиции: она располагала 295 дивизиями против 274 дивизий Антанты (кроме того, 75 германских и австрийских дивизий оставались на русском фронте), имела превосходство в артиллерии; только в авиации и танках перевес был на стороне Антанты.

Германские и австрийские войска занимали большие территории в Румынии и Франции, оккупировали целиком Бельгию, Сербию, Черногорию и почти всю Албанию. Австро-Венгрия вновь овладела Буковиной и Галицией. Победа австро-германских войск при Капоретто в октябре 1917 г. сделала итальянскую армию небоеспособной на длительное время. Прекращение военных действий на русско-турецком фронте значительно облегчило стратегическое положение Турции.

Однако в экономическом и политическом отношениях германская коалиция находилась в значительно более тяжелых условиях, чем страны Антанты.

Три года войны привели Германию на грань голода. Пришло в упадок ее сельское хозяйство: в 1913 г. было собрано 4,4 млн. т пшеницы, 12 млн. т ржи и 52,8 млн. т картофеля, а в 1918 г.- только 2,5 млн. т пшеницы, около 8 млн. т ржи и 29,5 млн. т картофеля. В июне 1918 г. на душу населения выдавалось в неделю 1250 г хлеба-суррогата и 62 г суррогата жиров.

Блокада союзников не давала возможности ввозить недостающее продовольствие. С 1913 по 1918 г. импорт товаров из-за границы уменьшился почти в 10 раз. Сокращение ввоза вызвало также острую нехватку стратегических материалов: цветных металлов, марганца, жидкого горючего, смазочных масел и т. п. Ограбление оккупированных территорий не приводило к значительным результатам из-за сопротивления местного населения.

Боевые качества германской армии сильно понизились по сравнению с начальным периодом войны. Имевшиеся резервы, которыми могла быть пополнена армия, не превышали 100 тыс. человек. Железнодорожный и автомобильный транспорт был крайне изношен; возможности для его восстановления отсутствовали. В армии резко сократилось количество лошадей, в результате чего приходилось спешивать многие кавалерийские части. Недостаток сырья не позволял должным образом обеспечить войска новейшей военной техникой и прежде всего танками и самолетами.

Контакт с революционными русскими солдатами усиливал антивоенные настроения в германской армии. С каждым месяцем увеличивалось число дезертиров. Десятки тысяч их укрывались в нейтральных странах, таких, например, как Голландия (Нидерланды), и еще большее количество - в самой Германии. Многие солдаты на передовой линии уклонялись от участия в боях. Один из главных руководителей германской армии того времени, генерал Людендорф, впоследствии писал в своих воспоминаниях: «Воля к войне имела решающее значение, и она-то и дала отказ».

Союзники Германии переживали еще более глубокий кризис. Экономика Австро-Венгрии была дезорганизована до предела. В стране царил настоящий голод. Министр иностранных дел граф Чернин докладывал императору Карлу в начале 1918 г.: «Мы в продовольственном вопросе стоим непосредственно перед катастрофой. Положение ужасно, и я опасаюсь, что уже слишком поздно предотвратить полный крах, который следует ожидать в ближайшие недели». В ряде мест вспыхивали голодные бунты. Председатель австрийского совета министров Зейдлер писал, что «без помощи извне большое количество населения через несколько недель вымрет». Дезертирство приняло массовый характер.

В Турции также не хватало продовольствия, транспорт был расстроен, финансы дезорганизованы. Правительство не могло снабдить продовольствием даже армию. В ней резко усилились антивоенные настроения, участились случаи неповиновения; к концу войны число дезертиров превысило численность солдат на фронте.

В Болгарии многие предприятия прекратили работу, посевные площади резко сократились, стала реальной угроза голода. В стране ширилось движение против войны и против правительства, шедшего в фарватере политики германского империализма.

В общем обстановка, сложившаяся в Четверном союзе, была такова, что германское верховное командование считало возможным внезапный выход своих союзников из войны.

Англия, Франция и Италия также испытывали продовольственные затруднения, но в значительно меньшей степени, чем страны германского блока. Усилия Германии, пытавшейся в 1917 г. путем неограниченной подводной войны прекратить доставку в Англию и Францию вооружения, сырья и продовольствия из Соединенных Штатов и других стран, потерпели неудачу. Не были исчерпаны и людские резервы Антанты. Важным источником пополнения английской и французской армий были колонии. Кроме того, имея на своей стороне экономические ресурсы Соединенных Штатов и надеясь на прибытие в будущем американских войск, союзное командование могло в случае необходимости более смело бросать в бой свои резервы.

Положение трудящихся

Трудящиеся массы дорогой ценой платили за империалистическую политику правящих кругов. В воюющих странах был установлен режим военной каторги для рабочих. Созданная английским правительством специальная комиссия по расследованию причин волнений в промышленности отмечала в своем официальном отчете: «Рабочие уже три года работают в условиях, до сих пор никогда не существовавших: очень долгий рабочий день, чрезвычайная напряженность труда и огромная быстрота работы. Им отказано во всех возможностях отдыха и восстановления сил. И это происходит именно тогда, когда наблюдаются все более растущая физическая изношенность и усталость. Среди некоторых из них существуют достойная сожаления неуверенность в целях и задачах войны и подозрения насчет их. Теперь этот вопрос для них далеко не так ясен, как это было осенью 1914 г. Нервы рабочих и их близких расшатаны тяжелыми условиями труда, низкой, а в некоторых случаях несправедливой заработной платой, плохими жилищными и бытовыми условиями, горестями, вызванными войной и тяжелыми потерями, чрезвычайно высокими ценами на продукты питания».

Реальная заработная плата трудящихся неуклонно падала. В Германии индекс стоимости жизни, составлявший в 1913 г. 130 единиц, поднялся к 1918 г. до 407 единиц, а индекс общей денежной заработной платы, равный в 1914 г. 132 единицам, достиг к 1918 г. только 292 единиц. Аналогичное положение было и во Франции, где индекс заработной платы в промышленности и сельском хозяйстве поднялся со 117 единиц в 1914 г. до 219 единиц в 1918 г., а индекс стоимости жизни за то же время вырос со 111 единиц до 264 единиц. В Англии с июля 1914 г. до июля 1918 г. номинальная заработная плата поднялась на 52-70%, а цены на предметы потребления - на 110-114%. В Соединенных Штатах, совершенно не пострадавших от войны и больше других нажившихся на ней, номинальная заработная плата выросла с 1913 по 1917 г. на 33%, тогда как хлеб вздорожал на 75%, одежда - на 149%.

Война принесла трудящимся разорение и обнищание, а классу капиталистов - обогащение. Прибыли английских монополий за время войны увеличились на 4 млрд. ф. ст. Лейборист А. Гринвуд писал об обогащении английской буржуазии на войне: «По всей стране, но особенно в тех центрах, где население было занято производством военных материалов, вырос, подобно грибам в росистое утро, большой и сильный класс новых богачей. В особенности большие состояния почти без инициативы и усилий приносили судоходство, производство железа, стали и одежды.

Железный крест. Рисунок Г. Цилле.
Железный крест. Рисунок Г. Цилле.

Уже преуспевавшие становились баснословно богатыми; занимавшие скромное положение - младшие партнеры и во многих случаях предприимчивые и дерзкие молодые клерки, которые весной 1914 г. имели, может быть, несколько сотен фунтов,- вскоре обнаружили, что их богатство возросло в сто раз». Больше других обогатились на войне американские капиталисты. Среднегодовые доходы американских монополий в 1916-1918 гг. были на 4,8 млрд. долл. выше, чем за три года, предшествовавшие мировой войне.

Планы империалистического мира. «14 пунктов» Вильсона

Рост антивоенных настроений народных масс и усиливающееся воздействие революционных событий в России на трудящИХся всего мира вызывали большое беспокойство в правящих кругах империалистических держав. Уже первые выступления российского пролетариата, руководимого ленинской большевистской партией, против империалистической войны, за мир без аннексий и контрибуций побудили империалистические правительства искать новые способы маскировки своих захватнических планов. Победа Великой Октябрьской социалистической революции, коренным образом изменившая всю международную обстановку, поставила империалистов перед необходимостью сформулировать «мирную» программу, с помощью которой можно было бы ослабить влияние предложений Советского правительства о заключении всеобщего демократического мира.

Наибольшую активность в этом вопросе проявили Соединенные Штаты Америки и Англия. Еще в сентябре 1917 г. президент Соединенных Штатов Вильсон предложил своему советнику, полковнику Хаузу образовать комиссию экспертов для выработки декларации о программе будущего мира. В состав комиссии вошли историки, географы, юристы, экономисты, специалисты по Балканам, Ближнему Востоку, Адриатике, Западной и Восточной Европе. Активное участие в работе комиссии принимал государственный департамент. В ноябре 1917 г. Хауз, находясь в Лондоне, рекомендовал Вильсону немедленно сделать заявление о целях войны «ввиду большевистских мирных предложений и возрастающих со стороны либеральных и рабочих элементов союзных стран требований обеспечить, чтобы война во имя империалистических целей далее не продолжалась». Одновременно Хауз вел по этому поводу переговоры с английскими государственными деятелями. 5 января 1918 г. премьер-министр Англии Ллойд-Джордж выступил с речью, текст которой предварительно был согласован с лидерами оппозиции в парламенте и с руководством тред-юнионов. Ллойд-Джордж утверждал, что союзники якобы не ведут агрессивной войны, а воюют «в целях самозащиты»; он говорил о необходимости освободить Бельгию, возвратить Франции Эльзас и Лотарингию, создать Польшу в ее этнографических границах; отмечал, что вовсе не помышляет о расчленении Германии и Австро-Венгрии, но рекомендует дать автономию славянам и вернуть Италии земли, населенные итальянцами; предлагал предоставить автономию нетурецким частям Османской империи - Армении, Аравии, Сирии, Палестине, решить на мирной конференции судьбу германских колоний и т. д. В тот же день, 5 января, министр иностранных дел Англии Бальфур телеграфировал Хаузу о выступлении Ллойд-Джорджа и просил, чтобы Вильсон в свою очередь выступил с ответом «на призыв, обращенный большевиками к народам мира».

8 января 1918 г. Вильсон обратился с посланием к конгрессу, перечислив в 14 пунктах предлагаемые им условия мира. Эта декларация и явилась официальной программой американского империализма, призванной прикрыть демократической; фразеологией захватнические цели войны. Она содержала высокопарные заявления о том, что отныне дипломатия будет действовать без всяких тайных соглашений, обещала установить гарантии, обеспечивающие сокращение вооружений, урегулировать колониальные споры и т. д. Конкретные предложения, включенные в «14 пунктов» Вильсона, сводились главным образом к следующему.

Предлагалось освободить и восстановить Бельгию, возвратить Франции Эльзас и Лотарингию, вывести германские войска из всех оккупированных ими французских областей и из Румынии, Сербии, Черногории, обеспечить Сербии доступ к морю, восстановить Польшу (однако с сохранением в пределах Германии большей части западных польских земель, захваченных в разное время Пруссией). Австро-Венгрию Вильсон предлагал сохранить в прежнем виде, лишь обязав ее предоставить автономию входящим в ее состав народам; американские империалисты игнорировали интересы славян, добивавшихся не автономии в рамках габсбургской монархии, а образования самостоятельных, суверенных государств.

Вопрос об Османской империи был сформулирован нарочито неясно - с таким расчетом, чтобы сохранить возможность раздела Турции и передачи Палестины, Сирии, Ирака и других территорий, населенных нетурецкими народами, под господство империалистических держав. Черноморские проливы - Дарданеллы и Босфор - предлагалось открыть не только для торговых, но и для военных судов всех стран, что облегчило бы вторжение войск Антанты в Советскую Россию с юга.

Вильсон требовал абсолютной свободы торгового мореплавания в мирное и военное время и уничтожения всяких препятствий для международной торговли, что в действительности имело целью удовлетворение претензий американских монополистов на захват мировых рынков.

Пункт 6 был посвящен урегулированию «русского вопроса». Он предусматривал «очищение всей занятой русской территории и разрешение вопросов, затрагивающих Россию, способствующее наилучшему и свободнейшему сотрудничеству других наций мира, с целью помочь России использовать беспрепятственно и без затруднений благоприятные возможности для независимого разрешения вопроса ее собственного политического развития и национальной политики и для гарантирования ей искреннего радушного приема в содружество свободных наций при условии установления ею формы правления по собственному выбору». Этот пункт, предварительно согласованный с бывшим русским послом в Вашингтоне Бахметевым, одним из активных деятелей контрреволюции, был фактически направлен на реставрацию буржуазного строя в России.

Считаясь с симпатиями народных масс по отношению к Советской России, а также надеясь побудить Советское правительство к продолжению войны против австро-германского блока, Вильсон тогда не выразил открыто свою враждебность к Советскому государству. Позднее, в конце октября 1918 г., утвержденный Вильсоном секретный «Комментарий» к «14 пунктам» уже прямо предусматривал уничтожение Советской власти и расчленение России. В «Комментарии» указывалось, что так как независимость Польши уже признана, то нечего говорить о единой России; на ее территории должны образоваться отдельные государства - Латвия, Литва, Украина и др.; Кавказ рассматривался «как часть проблемы Турецкой империи»; предлагалось также предоставить одной из стран-победительниц мандат для управления Средней Азией на основе протектората. При этом будущая мирная конференция должна была обратиться к «Великороссии и Сибири» с предложением «создать правительство, достаточно представительное, чтобы выступать от имени этих территорий», и такому правительству «Соединенные Штаты и их союзники окажут всяческую помощь».

В «14 пунктах» содержалось и предложение о создании Лиги наций - международного органа, который по замыслу американских правящих кругов мог бы явиться своего рода «Священным союзом» во главе с Соединенными Штатами для борьбы против Советского государства, революционного движения в капиталистических странах и национально-освободительных движений в колониях и полуколониях.

В целом «14 пунктов» Вильсона представляли собой довольно ловко замаскированную демократическими фразами экспансионистскую программу, рассчитанную на то, чтобы оправдать продолжение империалистической войны и парализовать выступления Советского правительства за подлинно демократический мир.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2022
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'