история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Огородничество и садоводство

Дальнейшее развитие в XVII в. получает огородничество и садоводство. Посещавшие Россию в XVII столетии иностранцы не без удивления отмечали, что здесь "легче достать плодов, нежели в другом месте, каковы, например, яблоки, сливы, вишни, крыжовник, смородина, дыни, морковь, свекла, петрушка, хрен, редька, редиска, тыква, огурцы, серая и белая капуста, лук, чеснок... ". Они обращали внимание и на отличные вкусовые качества выращиваемых фруктов и овощей: "дыни бывают огромны и вкусны.., много огурцов, яблок, вишен"; "здесь много... огромных и вкусных дынь, вес которых доходит иногда до 40 фунтов.., есть один чудесный сорт яблок, прозрачный с тонкой кожицей, так что видишь семечки" (Петрей П. История о великом княжестве Московском. М., 1867, с. 7; Маржерет. Записки. - В кн.: Сказания современников о Дмитрии Самозванце, ч. III. Спб., 1837, с. 13; Стрейс Я. Указ. соч., с. 160; Описание Москвы и Московского государства. По неизданному списку Космографии конца XVII века. М., 1911, с. 6.).

Распространение огородничества и садоводства среди различных слоев населения нашло отражение в законодательстве того времени. Специальными статьями Соборного Уложения (гл. X, ст. 221-222) определялось наказание и штраф тому, "кто у кого в саду с яблоней яблока ощиплет насильством, или ночью покрадет" или "кто у кого в огороде какой овощь насильством пограбит или покрадет". За срубленное в чужом саду дерево накладывался штраф в 3 руб. (ПРП, вып. 6, с. 129.).

Вскапывание огорода. Миниатюра 'Лекарства душевного', XVII в. Фрагмент (ГБЛ, отдел рукописей, собр. Долгова, ф. 92, № 54, л. 64, м. 61).
Вскапывание огорода. Миниатюра 'Лекарства душевного', XVII в. Фрагмент (ГБЛ, отдел рукописей, собр. Долгова, ф. 92, № 54, л. 64, м. 61).

Среди огородных культур по-прежнему самыми распространенными были капуста, лук, чеснок, огурцы, морковь, свекла, редька, репа. Последняя могла выращиваться и как полевая культура. Ее сеяли на "закрайках" (по краям пашен) или на подсечных участках-"репищах". Из других огородных культур во второй половине века приезжие иностранцы начинают разводить для себя артишоки, сельдерей, спаржу, салат (См.: Забелин И. Московские сады в XVII столетии. - В кн.: Опыты изучения русских древностей и истории, ч. П. М., 1873, с. 311.).

В XVII в. для выращивания таких культур, как огурцы и дыни, пользовались парниками. Парники для дынь устраивали следующим образом. На дно ямы, глубиною в два локтя (около 80см), клали навоз, перемешанный с соломой, и засыпали хорошей землей, в которой проводили ровные борозды в пол-локтя шириною и сеяли в них семена дыни, предварительно замоченные в сладком молоке или дождевой воде с овечьим пометом. На ночь парник закрывали рамами или рогожами (См.: Олеарий А. Указ. соч., с. 119-120.). По наблюдению секретаря австрийского посольства Адольфа Лизека, русские огородники, специалисты по выращиванию дынь, ухаживали за ними так: "... каждый садовник имеет две верхние одежды для себя, и две покрышки для дынь. В огород он выходит в одном исподнем платье. Если чувствует холод, то надевает на себя верхнюю одежду, а покрышкою прикрывает дыни. Если стужа увеличивается, то надевает и другую одежду, и в то же время дыни прикрывает другою покрышкою. А с наступлением тепла, снимая с себя верхние одежды, поступает также и с дынями" (Цит. по: Забелин И. Московские сады в XVII столетии, с. 280.). Трудно сказать, насколько данный способ был универсален, но, без сомнения, нечто подобное Лизек видел собственными глазами.

"Овощные и капустные огородцы" встречались повсеместно: в деревне и в городе, как в центральном районе, так и на Русском Севере, на Урале, в Сибири. В Москве были особые Огородная и Садовая слободы (за Москвой-рекой у устья Яузы), поставлявшие овощи и фрукты к царскому столу. В любимом подмосковном имении Алексея Михайловича с. Измайловском также было устроено два огорода - "просянский" и "круглый". Павел Алеппский обратил внимание на интересный обычай московского двора: первые овощи - редиску и огурцы - московские огородники присылали к царю и патриарху для благословения, после чего овощи могли есть и продавать все горожане (Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII века, описанное его сыном архидиаконом Павлом Алеппским. - ЧОИДР, 1898, кн. IV. с. 21, 38.).

Огороды упоминаются в боярском хозяйстве. В вотчинной переписке огородничеству как делу, давно привычному по сравнению с разведением садов, уделяется меньшее место. В морозовской вотчине огородничество было развито в с. Павловском Звенигородского уезда. В начале апреля 1652 г. оттуда в Москву был послан садовник Давыдка "для огородных семен, луку, чесноку, и росады, и огурешнова семени", В отправленной вскоре боярином Б. И. Морозовым памяти приказчику А. Дементьеву говорилось: "Послано к тебе... с садовником з Давыдком осьмина луку да 1000 чесноковиц чесноку. И тебе б велеть лук и чеснок садить при себе; а будет тебе самому недосуг, и тебе б приставить человека добра, а приказать накрепко, чтоб тот лук и чеснок посадили весь, а садовник бы не распродал и не роздал... послано к тебе 2 фунта семени росадного; и тебе б ту росаду велети посеять всю" (Акты хозяйства боярина Б. И. Морозова, ч. I, с. 206-207.). Большое внимание огородничеству уделялось в монастырских хозяйствах. Например, Иосифо-Волоколамский монастырь к весне обычно проводил закупки семян и рассады. Даже в таком северном монастыре, как Соловецкий, было несколько огородов, для работ на которых ежегодно нанимали до 250 работников. Некоторые монастыри занимались не только выращиванием овощей, но и продажей их, а также семян и рассады на рынке.

В XVII в. складываются некоторые центры огородничества. В Муромском уезде разведением огородных семян и продажей их в Москве занимались крестьяне с. Карачарово. В городе Дмитрове овощи на продажу выращивали посадские люди (См.: Муравьева Л. Л. Деревенская промышленность Центральной России второй половины XVII в. М., 1971, с. 77; Тихомиров М. Н. Город Дмитров. От основания города до половины XIX века. - В кн.: Российское государство XV-XVII веков. М., 1973, с. 200.).

В источниках XVII в. также встречаются сведения о садах и садоводстве. В европейской части России садоводство было распространено вплоть до северных районов. В садах выращивались яблони, груши, черные и красные сливы, вишни, крыжовник ("крыж"), красная, белая и черная смородина, малина, клубника. В XVII в. были известны такие сорта яблок, как "налив", "титов", "бель можайская", "аркат", "скруп" ("скрут"), "кузьминские", "малеты белые", "малеты красные"; груш - "сарские", "волоские", дули (Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII век, с. 40; Готье Ю. В. Указ. соч., с. 318; Забелин И. Домашний быт русских царей в XVI и XVII ст., т. I Изд. 2. М., 1872, с. 79. Вероятно, "налив" имел в виду А. Олеарий, расхваливая один из сортов русских яблок: "Между прочими хорошими родами яблоков в России есть еще один такой нежный и белый, что если такое яблоко держать на свет против солнца, то внутри его можно видеть зерна. Но хотя на вкус и на вид это яблоко очень хорошо, зато от чрезвычайной сочности и нежности, оно не может сохраняться так долго, как яблоки в Германии" (Олеарий А. Указ. соч., с. 119).).

В городах садоводством занимались посадские люди. Крестьяне, хотя и знали садоводство, не имели возможности уделять ему в своем хозяйстве большое внимание. Широкое развитие садоводство получило в феодальной вотчине (См.: Тихонов Ю. А. Подмосковные имения русской аристократии во второй половине XVII -начале XVIII в., с. 140, 145-146, 147, 151-152.). В отписках приказчиков нередки сообщения о работе по посадке и прививке плодовых деревьев: "... садовник Полуехт посадил пеньков Яблоновых... 110 в росатку, да в греде посодил 190 мелочи к-ыному году... прошлова году были сажены пеньки яблоновыя, 16 пеньков, их тем пеньком черенки садовник Полуехт привил", - писал из с. Котельников Московского уезда приказчик Василий Гнездов. Яблоневые саженцы "с печатями и ярлыками" привозили в подмосковные имения боярина Б. И. Морозова из столицы. Так, в апреле 1652 г. в с. Павловское Звенигородского уезда из Москвы было послано 12 яблонь, 9 слив, 9 вишен и 250 яблоневых пеньков. Доставлявший 10 яблонь Мишка Козинец был посажен приказчиком А. Дементьевым "в крепь" за то, что допустил по пути порчу деревьев: "7 яблоней обтер дерево об дерево во многих местех". За вишнями и смородиной Б. И. Морозов специально посылал своих людей во Владимир и Переяславский уезд, где, по-видимому, было развито промысловое садоводство. Для павловских садов из Владимира было привезено 950 деревьев черной и 100 деревьев белой вишни, а из Переяславля - 288 вишневых деревьев (Акты хозяйства боярина Б. И. Морозова, ч. I, с. 130, 209, 211-212, 213-214; ч. II, с. 6, 8, И, 18, 40-41, 53, 56.).

Размах садовых работ в усадьбах средних и мелких феодалов был гораздо скромнее. О расширении имеющихся и разведении новых садов постоянно заботился А. И. Безобразов. В с. Спасском Боровского уезда, где у него было три сада, огороженных "в столбы" с "решетчатыми" и "досчатыми" воротами, по его приказу сажали яблони, груши, вишни, сливы, смородину, малину. Большой сад имелся в подмосковной д. Конькове, фруктовые сады были заведены в украинных деревнях. Материалы по вотчине А. И. Безобразова позволяют выявить некоторые приемы садоводства того времени. Земля для посадок вскапывалась заступами "намягко", плодовые деревья сажали на расстоянии сажени друг от друга, при посадке подсыпали чернозем, а около деревьев, вероятно, для удобрения и для удержания влаги насыпали гнилую щепу (Переписка стольника А. И. Безобразова 1687 года. - ЧОИДР, 1888, кн. I, с. 48-50; Новосельский А. А. Вотчинник и его хозяйство в XVII в., с. 97, 100-102, 118-119.).

Особое место занимало садоводство в дворцовом хозяйстве. По переписи 1702 г. только в Москве дворцу принадлежало 52 сада, не считая набережных берсеневских садов. В дворцовых садах насчитывалось 46694 яблони, 1565 груш, 42 дули, 9136 вишен, 17 кустов винограда, 582 сливы, 15 гряд клубницы, 7 деревьев грецких орехов, куст кипариса, 23 дерева чернослива, 3 куста терна, "... сверх того множество кустов и гряд вишен, малины, смородины красной, белой и черной, крыжу, байбарису, серебориннику или шиповнику красного и белого" (Забелин И. Домашний быт русских царей.., с. 83.). Садовое хозяйство царя в Москве обслуживали 67 садовников. Дворцовые сады были разведены в подмосковных царских имениях: Коломенский, Воробьевский, Покровский, Преображенские и Измайловские сады. В 60-70-е гг. предпринимаются попытки развести в Измайловских садах необычные для средней полосы России деревья и растения: виноград, арбузы, тутовое дерево, финики, миндаль, перец, хлопчатник, траву марену. Необходимые для посадки семена и деревья выписывались из Симбирска (тутовое дерево), Киева (венгерские дули и сливы), Астрахани (виноградные и арбузные семена, "пшеница цареградская"), с Терека (трава марена), привозились из Европы. Так, в 1654 г. Андрей Виниус и Иван Марсов привезли "2 дерева оранжевых яблок, 2 дерева лимонных, 2 дерева винных ягод, 3 дерева шпанских вишен мореллен, 2 дерева миндальных ядер, 2 дерева больших сливы" (Забелин И. Московские сады в XVII столетии, с. 286. Русским послам в Англию в 1662 г. был дан наказ привезти "семян всяких, которые, чаять, на Москве взойдут из земли" (3аозерский А. И. Указ. соч., с. 119).). В 1666 г. в Измайловском был устроен виноградник, занимавший впоследствии 16 десятин. Привезенные из Астрахани и Киева виноградные черенки выращивались в творилах, обнесенных тесом грядках; на зиму виноград накрывали рогожами и сеном. Посадку арбузных и виноградных семян производили в коробах в "виноградную и арбузную" землю, специально доставленную из Астрахани.

Самые крупные дворцовые виноградники (25 десятин) были в Астрахани. Виноград выращивался также в Киеве, Азове, Царицыне. С 1664 г. его начинают разводить в Чугуеве. Здесь росло более 5 тыс. виноградных кустов, дававших свыше 20 тыс. гроздей винограда, который переправляли в Москву в коробах, накрывая рогожами и войлоками, или в кадях, заливая виноград патокой (См.: Чекан И. В. Виноградарство в Русском государстве XVII в. - В кн.: Материалы по истории земледелия СССР, сб. П. М. - Л., 1956, с. 623-659; Белявский Н. Материалы к истории казенного хозяйства на южной и степной окраине Московского государства. Государевы арбузные огороды и виноградники в г. Чугуеве. Харьков, 1905, с. 15, 17, 26-29, 32, 34, 36.). В Чугуеве же до 1684 г. существовали дворцовые арбузные огороды, в урожайные годы с них собирали около 2 тыс. арбузов (самый высокий урожай 3705 арбузов был в 1669 г. ), в неурожайные - 200-300. По-видимому, невысокая урожайность и низкое качество арбузов ("арбузы родились дробные и худы про государев обиход не годятся... ростом в винное большое яблоко, а внутри них вода") заставили позднее отказаться от их разведения в Чугуеве (Белявский Н. Указ. соч., с. 2-6.).

К XVII в. относятся и некоторые опыты в области садового цветоводства. Пионы, нарциссы, тюльпаны, гвоздики, розы, лилии росли не только в царских садах, но, например, и в имении небогатого вотчинника А. И. Безобразова, где разводили цветы "гвоздишные да девичью красоту" (3абелин И. Домашний быт русских царей.., с. 79; Новосельский А. А. Вотчинник и его хозяйство в XVII в., с. 102. По сообщению А. Олеария, первые садовые розы в Москве появились при Михаиле Романове; они были завезены Петром Марцелием и "принялись как нельзя лучше" (Олеарий А. Указ. соч., с. 121).). Это свидетельствует о том, что к садам перестают относиться только как к хозяйственным заведениям.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'