НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава пятая. Битва на Волге и оборона Кавказа

Вто время как в междуречье Волги и Дона развертывалась Сталинградская битва, противник стремился к достижению и главной цели своего наступления на южном крыле советско-германского фронта - захвату Кавказа.

Отступление советских войск на юго-западном направлении летом 1942 г. было воспринято главным командованием вермахта как подтверждение правильности его оценки военного потенциала Советского Союза. «Гитлер опасался, что, бросив свои основные силы на Сталинград, он нанесет удар по пустому месту и будет терять зря драгоценное летнее время. Он считал, что для выполнения этой задачи хватит и гораздо меньших сил, чем предусматривалось планом, и что можно параллельно с достижением первой цели достигнуть и второй, более важной для него цели. т. е. овладеть нефтяными районами Кавказа» (Бутлар фон. Война в России // Мировая война 1939-1945 гг. М., 1957.).

Немецко-фашистская группа армий «А», предназначенная для захвата Кавказа, по замыслу гитлеровцев, должна была окружить и уничтожить советские войска между нижним течением Дона и Кубанью. После этого противник предполагал осуществить захват Новороссийска и Туапсе с последующим развитием наступления вдоль Черноморского побережья на юго-восток, в район Батуми. В планы врага входило также наступление в направлении на Грозный, Махачкалу, Баку и через перевалы Главного Кавказского хребта вдоль Военно-Осетинской дороги на Кутаиси. Противник хотел, следовательно, овладеть Северным Кавказом, а затем захватить Закавказье ударами в обход Главного Кавказского хребта с запада и востока и наступлением с севера через перевалы.

Оборона Кавказа находилась в тесной взаимосвязи с другими событиями на советско-германском фронте и прежде всего с вооруженной борьбой под Сталинградом. Последняя оказывала «исключительное влияние на ход борьбы на Кавказе. В свою очередь, проходившие здесь сражения влияли на обстановку в Сталинградской битве» (История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1975. Т. 5: Провал агрессивных планов фашистского блока. С. 226.).

Несомненная общность двух битв, развернувшихся почти одновременно (17 и 25 июля), существовала с самого начала. Защитники Сталинграда и Кавказа, отстаивая жизненно важные районы страны, срывали стратегический план врага, сформулированный в директиве ОКБ № 45 от 23 июля 1942 г. На рубеже Нижнего Дона войска, оборонявшие подступы к Кавказу, на правом крыле были смежными с войсками левого крыла Сталинградского фронта.

В дальнейшем армии, сражавшиеся за Сталинград и Кавказ, на ряд месяцев оказались отделенными друг от друга, но борьба в стратегическом отношении продолжала сохранять внутреннее единство и взаимозависимость, как это отмечено выше.

Битва за Кавказ развивалась ской стороны. После ожесточенных леровцы вышли к нижнему хватил несколько плацдармов Ростовом.

Группа армий «А» ( армии) к началу битвы за вой армии. Всего под командовав до 167 тыс. солдат и офицеров, 1130 танков, 4540 орудий и минометов, до 1000 самолетов 4-го этом районе численным в людях - в 1,5 раза, в ар в самолетах - почти в 8 раз в это время находилась в Крыму.

Полосу обороны по нижнему течению Дона, от Верхне-Курмоярской до Азова (320 км), занимали отходившие сюда войска Южного фронта под командованием генерал-лейтенанта Р.Я. Малиновского. На правом крыле от фронта от Верхне-Курмоярской до Константиновской (полоса шириной 171 км) оборонялась 51-я армия (51-я армия ранее входила в состав Северо-Кавказского фронта.), переброшенная сюда с Таманского полуострова. Войска Южного фронта были ослаблены в изнурительных боях. На весь фронт к концу июля было всего 17 танков, 130 самолетов. Не хватало боеприпасов. В пяти армиях Южного фронта насчитывалось всего 112 тыс. человек.

Войска Северо-Кавказского фронта, развернутые от устья Дона по восточному берегу Азовского моря, Керченского пролива и по побережью Черного моря до Лазаревской, в сложившейся напряженной обстановке имели задачей удерживать занимаемые позиции и, в частности, не допустить форсирования 11-й немецкой армией Керченского пролива. Ответственные задачи по защите Кавказа были поставлены также перед войсками Закавказского фронта (командующий генерал армии И. В. Тюленев), которые обороняли Черноморское побережье от Лазаревской до Батуми и прикрывали государственные границы СССР с Турцией и Ираном. Черноморский военно-морской флот и Азовская военная флотилия должны были помогать наземным войскам в обороне побережья.

17-я немецкая полевая армия под командованием генерал-полковника Руоффа 22 июля прорвала фронт под Ростовом; ее соединения, охватывая полукольцом горящий город, устремились к донским переправам. Советские части 24 июля оставили Ростов и отошли за Дон.

На следующий день противник, переправив на захваченные им лево-бережные плацдармы несколько танковых и моторизованных дивизий, перешел в наступление на кавказском направлении. 25 июля начался оборонительный период битвы за Кавказ.

«Для немцев открылся путь к нефтепромыслам Кавказа. Казалось, что Россия теперь будет парализована, лишившись источников нефти, в то время как подвижность немецких войск возрастет» (Лиддел Гарт Б. Г. Стратегия непрямых действий. М., 1957. С. 349.).

Гитлеровские войска, поддержанные крупными силами авиации, прорвали оборону частей Южного фронта на центральном участке, в районе Константиновской и Раздорской, вынудив к отходу 37-ю армию. На левом крыле Южного фронта 56-я армия, которая понесла большие потери в боях за Ростов, выводилась во второй эшелон. Не имея достаточно сил и средств, чтобы сдержать здесь натиск врага, командование Южного фронта в ночь на 28 июля стало отводить войска левого крыла фронта на новый оборонительный рубеж к южному берегу р. Кагальник и Манычскому каналу. Однако противник, обладая численным превосходством подвижных соединений, не дал советским войскам совершить планомерный отход на новые рубежи обороны. 28 июля гитлеровская 17-я армия заняла г. Азов и вышла на рубеж р. Кагальник. В то же время 1-я танковая армия противника прорвалась к Манычскому каналу. Немецко-фашистские танковые и моторизованные войска, рассекая армии Южного фронта и нарушая их управление, вели наступление в задонских и сальских степях и в степных просторах Краснодарского края.

Немецкие войска рвались к Кавказу. 4-я танковая армия Гота развертывала наступление из района Цимлянской на Сальск; 1-я танковая армия Клейста - из районов придонских станиц Копстаитиновской и Раздорской на Ставрополь и Армавир; 17-я полевая армия Руоффа - из района Ростова на Краснодар, продвигаясь вдоль железной дороги Батайск - Тихорецкая - Краснодар. 11-я полевая армия Манштейна, входившая в состав группы армий «А», находилась в Крыму и получила задачу форсировать Керченский пролив (операция «Блюхер»), захватить Таманский полуостров и затем развертывать наступление вдоль Черноморского побережья.

Над Кавказом нависла серьезная опасность. Трудность положения еще более усугублялась тем, что в степях Дона и Кубани враг имел широкие возможности для использования своего численного превосходства в танках и авиации - применения свободного маневра на поле боя танками и нанесения ударов с воздуха по боевым порядкам советских войск, лишенным естественных укрытий на местности.

Необходимо было принять решительные меры для организации отпора врагу. В конкретно сложившейся тогда обстановке на южном участке советско-германского фронта, когда превосходящие силы врага вели одновременно наступление на Сталинград, нельзя было обеспечить быстрое увеличение численности войск и техники на кавказском направлении. Тем более важно было укрепить имеющиеся силы, обеспечить их лучшее использование для защиты Кавказа. 28 июля Ставка Верховного Главнокомандования объединила войска Южного и Северо-Кавказского фронтов в один Северо-Кавказский фронт под командованием Маршала Советского Союза С. М. Буденного. В то же время Ставка приказала установить в войсках фронта строжайший порядок и дисциплину, наладить управление и взаимодействие, остановить дальнейшее продвижение противника, а затем сильными контрударами разгромить и отбросить его за Дон. Для прикрытия Кавказа на направлениях главных ударов врага требовалось ускорить создание глубоко эшелонированной обороны, прежде всего в районе Краснодара. Перед войсками Закавказского фронта была поставлена задача частью сил занять оборонительный рубеж на подступах к Закавказью с севера - по рекам Терек, Урух и на перевалах центральной части Главного Кавказского хребта. Принимались также меры по укреплению обороны побережья Черного моря и портовых городов как с моря, так и с суши. В Закавказье формировались новые части и соединения, проводилась их подготовка к боям. Важное значение для укрепления обороны вернутая политическая работа среди войск и местного населения.

30 июля войскам Северо-Верховного Главнокомандующего сыграл большую роль в войск, в повышении дисциплины и упорства в обороне.

Содержание приказа в солдата и офицера. В войска тыловых частей и 200 политработников.

Выполняя указания Центрального Комитета Коммунистической партии, партийные организации Северного Кавказа и Закавказья развернули огромную политическую и организаторскую работу, мобилизуя все усилия народа на отпор врагу. «Все для фронта, все для победы!» - этому требованию была подчинена жизнь коммунистов и всех советских людей.

«Мероприятия, проведенные Ставкой, Военным советом фронта, краевыми партийными организациями по укреплению морального духа советских воинов, сыграли важную роль в ходе обороны Кавказа» (История второй мировой войны 1939 - 1945. Т. 5. С. 208.).

Десятки тысяч жителей сел и городов Кавказа сооружали оборонительные рубежи, строили мосты и дороги, принимали участие в снабжении войск боеприпасами и продовольствием. Многие предприятия в городах изготовляли вооружение и боеприпасы. В то же время из наиболее угрожаемых районов эвакуировались в тыл промышленное оборудование и другие материальные ценности, а также гражданское население. Партийные организации готовились к проведению подпольной борьбы и развертыванию партизанского движения в тылу фашистских оккупантов.

Северо-Кавказский фронт после преобразования включал в свой состав восемь армий. Однако две армии (9-я и 24-я) отводились в тыл на переформирование. Для обороны фронта протяженностью около 1000 км в наличии было шесть армий (37, 56, 12, 18, 51-я и 47-я) и два корпуса: 1-й отдельный стрелковый и 17-й кавалерийский. В войсках был некомплект людей, не хватало вооружения, боеприпасов. Бронетанковые войска фронта имели 74 исправных танка и 11 бронемашин, авиация - 230 исправных самолетов.

Черноморский флот, оперативно подчиненный Северо-Кавказскому фронту, насчитывал в своем составе линейный корабль, 4 крейсера, лидер, 7 эскадренных миноносцев, 41 подводную лодку, пять канонерских лодок, 30 тральщиков, 62 торпедных катера, 3 минных заградителя и другие корабли. Авиация флота имела 216 самолетов. В распоряжении Черноморского флота были всего две военно-морские базы - Новороссийск и Поти.

Азовская и Каспийская флотилии располагали небольшими силами.

Для лучшего управления войсками Северо-Кавказского фронта 28 июля он был разделен на две оперативные группы: Донскую (на ставропольском направлении) и Приморскую (на краснодарском направлении). В первую из них вошли 51, 37-я и 12-я армии, во вторую - 18, 56-я и 47-я. Командующим Донской оперативной группой был назначен генерал-лейтенант Р. Я. Малиновский, Приморской - генерал-полковник Я. Т. Черевиченко. Для организации глубоко эшелонированной обороны производилась перегруппировка войск. 56-я армия заняла Краснодарский район обороны, имея задачей защиту его от наступающих войск противника. 17-й кавалерийский корпус выводился на рубеж р. Куго-Ея для нанесения контрудара совместно с войсками 18-й армии на Батайск, а 1-й отдельный стрелковый корпус с Черноморского побережья перебрасывался в район Армавира. Однако изменить положение на фронте было нелегко. Немецкое командование наращивало силу ударов своих войск. Сосредоточив к 29 июля на левом берегу Дона до семи корпусов, в том числе чзтыре танковых, противник продолжал развертывать наступление. 1 августа гитлеровские войска, форсировавшие Манычский канал в районе хутора Веселый, захватили Сальск. В то же время соединения 17-й армии вели наступление на краснодарском направлении. Советские войска, не успевшие закрепиться на рубеже р. Кагальник, отходили на рубеж рек Ея и Куго-Ея. В развернувшихся здесь боях части 17-го кавалерийского корпуса и 18-й армии сдерживали натиск противника. На направлении главного удара врага, в районе Шкурин-ской, соединения корпуса кубанских казаков разгромили 196-ю пехотную дивизию немцев.

Войска 51-й армии, действовавшие на правом крыле Северо-Кавказского фронта, в боях с 29 июля по 1 августа продолжали удерживать рубеж обороны на участке от Верхне-Курмоярской до Романовской. Соединения немецкой 4-й танковой армии не могли здесь форсировать р. Дон. Но когда противнику удалось захватить Сальск, войска 51-й армии оказались отрезанными от основных сил фронта. Ставка Верховного Главнокомандования, оценив сложившуюся обстановку, передала 51-ю армию в состав Сталинградского фронта.

Упорное сопротивление советских войск под Сталинградом заставило главное командование вермахта в первых числах августа повернуть 4-ю танковую армию на сталинградское направление, передав ее в состав группы армий «Б». В группе «А» был оставлен лишь 40-й танковый корпус этой армии. Генерал-фельдмаршал Лист направил в 4-ю танковую армию телеграмму с благодарностью за ее действия на кавказском направлении и пожеланием, чтобы в боях за Сталинград она также успешно решила новую задачу. Как известно, ее ожидала иная судьба в битве на Волге.

Уход главных сил 4-й танковой армии на сталинградское направление облегчил положение советских войск на Северном Кавказе. Однако противник, все еще обладая большим численным превосходством в танках и авиации, продолжал рваться вперед и на кавказском направлении. Советские войска, объединенные в Донскую группу, отходили в южном и юго-восточном направлениях. В образовавшийся между 51-й и 37-й армиями разрыв до 65 км устремились танковые и моторизованные соединения противника, которые стали угрожать флангу Приморской группы войск. В этой обстановке Военный совет Северо-Кавказского фронта принял решение (3 августа) отвести основные силы фронта на новый рубеж обороны - левый берег р. Кубань. Часть сил Донской группы (37-я и 12-я армии) отводилась на рубеж Ставрополь, Армавир с последующим отходом на р. Малку, чтобы прикрыть направления Армавир, Минеральные Воды, Моздок, Грозный и Нальчик, Орджоникидзе (Владикавказ).

Отход войск на новые рубежи обороны совершался в ходе ожесточенных боев, но с явным превосходством сил противника. 5 августа соединения 1-й танковой армии врага захватили Ставрополь. На следующий день был занят Армавир. Войска Северо-Кавказского фронта вынуждены были отходить за р. Кубань, продолжая наносить серьезный урон наступающему врагу. 12-я армия после переправы на левый берег Кубани (5 августа) потеряла связь со штабом Донской группы и была передана в состав Приморской группы войск. В Донской группе осталась лишь 37-я армия.

Тяжелые бои против гитлеровских захватчиков вели и советские летчики. Действуя в обстановке большого численного превосходства врага, они смело вели воздушные бои, прикрывая наземные войска от воздействия вражеской авиации, обрушивая свои удары по колоннам наступающего противника. При этом 4-я воздушная армия под командованием генерал-лейтенанта авиации К. А. Вершинина поддерживала войска Донской группы, а 5-я воздушная армия генерал-лейтенанта авиации С. К. Горюнова - войска Приморской группы.

Немецко-фашистские войска не смогли осуществить замысел своего командования - окружить и разгромить советские войска между Доном и Кубанью, но они продолжали сохранять инициативу борьбы в своих руках. Основные силы 1-й танковой армии, действуя из района Армавира и южнее Кропоткина, развивали наступление на Майкоп и Туапсе. По планам фашистского командования эти войска должны были во взаимодействии с 17-й и 11-й армиями уничтожить советские войска в районе Новороссийска, Краснодара и Туапсе. 40-й танковый корпус 1-й танковой армии имел задачу наступать на грозненском направлении. 17-я немецкая армия наносила удар на краснодарском направлении.

Противник стремился сохранить быстрый темп своего наступления на Северном Кавказе. Наступавшим на майкопском направлении танковым соединениям врага удалось форсировать р. Кубань в районе Армавира. Войска правого крыла Северо-Кавказского фронта по приказу командования с боями отошли за р. Лабу. 37-я армия отошла на рубеж рек Малка и Баксан.

Форсирование немецкими войсками р. Кубани в районе Армавира создало угрозу выхода противника в тыл соединений, оборонявшихся севернее и северо-западнее Армавира, а также в районе Краснодара. В этих условиях войска Северо-Кавказского фронта начали отход к предгорьям западной части Главного Кавказского хребта, преграждая путь противнику на туапсинском и новороссийском направлениях. При этом сопротивление войск все время возрастало, а темп вражеского наступления снижался. Наступавшие на Краснодар пять пехотных дивизий немецкой 17-й армии только после упорной борьбы преодолели сопротивление малочисленных, ослабленных в предыдущих боях соединений 56-й армии и 12 августа захватили Краснодар.

На правом крыле Северо-Кавказского фронта 1-я танковая армия 16 августа заняла Майкоп. Однако попытки противника прорваться к побережью Черного моря через предгорья западной части Главного Кавказского хребта встретили упорное противодействие советских войск. Соединения 17-го кавалерийского корпуса, оборонявшие дальние подступы к ст. Хадыженская и Туапсинское шоссе, вели бои особенно успешно. Корпусу за отличные действия по обороне Северного Кавказа было присвоено звание гвардейского, и он стал именоваться 4-й гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус. В районе Горячего Ключа героически сражалась 30-я Иркутская стрелковая дивизия. Другие соединения и части Красной Армии также показали возросшую организованность и стойкость в борьбе с превосходящими силами врага.

Бои на кавказском направлении с 25 июля по 17 августа составили первый этап оборонительного сражения за Кавказ. Немецко-фашистская группа армий «А» заплатила дорогой ценой за свои временные, хотя и значительные успехи. По данным самого противника, за указанное время эта крупная группировка гитлеровских войск потеряла около 54 тыс. солдат и офицеров. Что касается советских войск, оборонявшихся на кавказском направлении, то они вынуждены были под натиском превосходящих сил противника с ожесточенными боями отойти от Дона к Кубани и затем к предгорьям западной части Главного Кавказского хребта. В ходе этих боев войска Северо-Кавказского фронта отвлекли на себя главные силы группы армий «А» и нанесли им большие потери, что было весьма существенно для исхода борьбы, развернувшейся на южном крыле советско-германского фронта. Кроме того, возросшее сопротивление советских войск позволило выиграть время для организации прочной обороны на рубеже рек Терек и Баксан и на перевалах Главного Кавказского хребта. На всем протяжении фронта от Каспийского моря до Таманского полуострова перед наступающим противником находились непобежденные, готовые к дальнейшей борьбе войска Закавказского и Северо-Кавказского фронтов.

Общая обстановка на Кавказе продолжала, однако, оставаться напряженной. Командование немецко-фашистской группы армий «А» готовилось к продолжению борьбы. Противник решил развивать наступление одновременно на трех направлениях. 1-я танковая армия должна была нанести удар в юго-восточном направлении, овладеть районом Грозного, выйти на побережье Каспийского моря и захватить Баку. Перед 17-й армией ставилась задача развернуть наступление на Новороссийск и дальше вдоль Черноморского побережья на Батуми. 42-й армейский корпус 11-й армии (Главное гитлеровское командование изменило свое первоначальное решение о форсировании Керченского пролива силами всей 11-й армии. Для этой цели был выделен 42-й корпус, а другие соединения армии перебрасывались под Ленинград.) должен был форсировать Керченский пролив и, обеспечивая правый фланг 17-й армии, занять Таманский полуостров. 49-й горнострелковый корпус предназначался для нанесения удара через перевалы Главного Кавказского хребта с выходом в район Сухуми и Кутаиси. В соответствии с планом наступления в группе армий «А» была произведена перегруппировка войск. Главное командование немецко-фашистской армии было уверено в близком достижении поставленных целей. «Гитлер считал, что в августе он нанес русским сокрушительные удары. Под впечатлением быстрых успехов в июле он по-прежнему преследовал двойную цель - захват Сталинграда и Кавказа» (Типпелъскирх К. История второй мировой войны. М., 1956. С. 255.).

К продолжению борьбы за Кавказ активно готовились и его защитники. Решались важнейшие вопросы строительства оборонительных рубежей, улучшения организации управления войсками, снабжения армии вооружением, боеприпасами, горючим, продовольствием и обмундированием. Большая работа проводилась по дальнейшему повышению дисциплины, усилению политического воспитания и боевой подготовке войск. Продолжалась мобилизация внутренних ресурсов Закавказья для оказания помощи фронту. Войска, оборонявшие Кавказ, были усилены за счет резервов Ставки Верховного Главнокомандования. В результате этих мероприятий по рекам Терек и Баксан была создана глубоко эшелонированная оборона, а вокруг городов Нальчик, Орджоникидзе, Грозный, Махачкала, Баку возникали оборонительные районы.

Во второй половине августа, завершив перегруппировку, гитлеровские войска возобновили наступление. Начался второй этап оборонительного сражения за Кавказ, который продолжался с 18 августа по 28 сентября 1942 г. В течение этого времени противник, нанося удары с трех направлений, пытался прорваться в Закавказье. 1-я танковая армия в составе 3-го и 40-го танковых корпусов и 52-го армейского корпуса развернула наступление из района Ставрополя, Невинномысска в общем направлении на Пятигорск, Прохладный, Грозный. К концу августа эта группировка фашистских войск вышла к рекам Терек и Баксан на участке от Ищерской до Баксанского ущелья (30 км западнее Прохладного), где была остановлена главными силами Северной группы войск Закавказского фронта (Северная группа войск Закавказского фронта была создана 8 августа 1942 г.). На этом рубеже разгорелись ожесточенные бои. Противнику не удалось осуществить прорыв на Орджоникидзе из района западнее и южнее Прохладного. Враг вынужден был отказаться от дальнейших попыток развить здесь наступление. После этого главные силы 1-й танковой армии были сосредоточены в районе Моздока для нанесения удара на моздокско-малгобекском направлении.

1 сентября танковые дивизии противника перешли в наступление на малгобекском направлении, стремясь прорвать оборону советских войск на р. Терек и захватить г. Малгобек с его нефтяными промыслами. В дальнейшем вражеские войска должны были, развивая успех, нанести удары на Грозный, Махачкалу, Дербент и Баку. Для достижения этих целей фашистское командование намечало усилить 1-ю танковую армию за счет соединений, которые оно собиралось перебросить на Кавказ со сталинградского направления после предполагаемого захвата Сталинграда.

Войска Северной группы Закавказского фронта, действовавшие на грозненском направлении, располагали силами, превышающими противостоящие им силы противника. Однако эти войска были равномерно распределены по правому берегу рек Терек и Баксан от устья Терека до Баксанского ущелья. Непосредственно на малгобекском направлении, где немецко-фашистские войска наносили удар, находилась лишь небольшая часть войск 9-й армии.

Используя численное превосходство в танках, авиации, артиллерии и пехоте на направлении наносимого удара, гитлеровцы форсировали р. Терек в районе южнее Моздока и ценой тяжелых потерь захватили плацдарм на правом берегу. Сосредоточив на плацдарме значительные силы, противник развернул наступление на Малгобек. При этом фашистские войска встретили отпор, которого они не ожидали. В ожесточенных боях части 9-й армии, а также переброшенные в район боев соединения 11-го гвардейского стрелкового корпуса наносили большой урон врагу. Только после длительной борьбы гитлеровцам удалось захватить Малгобек, но дальше продвинуться на этом направлении они не смогли.

Во второй половине сентября противник перешел в наступление на грозненском направлении юго-западнее Моздока, но и здесь не смог добиться успеха. Фашистское командование вынуждено было перебросить на усиление 1-й танковой армии в район Моздока дивизию СС «Викинг», сняв ее с туапсинского направления. После этого гитлеровцы снова перешли в наступление, пытаясь прорваться к Орджоникидзе и Грозному через Эльхотовские ворота, но не смогли сломить сопротивление стойко сражавшихся советских частей (Эльхотовские ворота - долина между двумя грядами гор на правом берегу р. Терек с сел. Эльхотово, находящемся на расстоянии около 60 км от Орджоникидзе. Через долину проходит железная дорога Прохладный - Грозный и грунтовые дороги на Ар-дон, Алагир, Беслан.). В итоге Малгобекской операции, продолжавшейся 28 дней, 1-я танковая армия врага вынуждена была отказаться от наступления на грозненском направлении и перешла к обороне. Усилить свои войска за счет переброски дивизий из-под Сталинграда противник не мог, так как и на Волге фашистские планы были сорваны возрастающим сопротивлением советских войск. «В течение сентября на Кавказском фронте впервые стала заметно сказываться усиливающаяся напряженность обстановки в районе Сталинграда» (Типпелъскирх К. Указ. соч. С. 236.).

В то время как войска Закавказского фронта сражались с противником на грозненском направлении, соединения и части Северо-Кавказского фронта вели тяжелые оборонительные бои на новороссийском направлении и Таманском полуострове.

17-я немецкая армия в составе 57-го танкового корпуса, 5-го и 44-го армейских корпусов, 4-го румынского кавалерийского корпуса во второй половине августа развернула наступление из района Краснодара на Новороссийск, чтобы после овладения последним нанести удар вдоль Черноморского побережья на Туапсе и затем на Батуми. Для содействия 17-й армии в решении поставленной ей задачи гитлеровское командование стало перебрасывать из Крыма на Таманский полуостров 42-й армейский корпус 11-й армии. Упорная оборона Темрюкской и Керченской военно-морских баз (первой - по 24 августа, второй - по 5 сентября) сорвала запланированные немецко-фашистским командованием сроки форсирования Керченского пролива, стоила противнику больших потерь и обеспечила прорыв кораблей Азовской военной флотилии из Азовского моря в Черное. Предотвратить высадку вражеского десанта и захват 42-м немецким корпусом Таманского полуострова одними частями военно-морских сил оказалось невозможным (Соединения 47-й армии были переброшены с Таманского полуострова на краснодарское и новороссийское направления, и с 14 августа полуостров оборонялся недостаточными для этой цели в сложившейся обстановке военно-морскими силами.).

Бои на новороссийском направлении велись с большим напряжением. Войска 47-й армии при поддержке частей морской пехоты Черноморского военного флота, несмотря на численное превосходство сил врага, сдерживали его натиск. Однако войска Новороссийского оборонительного района были растянуты по фронту большой протяженности, тогда как противник сосредоточил свои силы в ударные группировки. Кроме того, оборона Новороссийска с суши не имела заранее подготовленных сильных оборонительных полос. Особенно слабо были защищены непосредственно город и порт.

20 и 21 августа ожесточенные бои шли в районе станиц Абинской и Крымской. Враг имел здесь четырехкратное превосходство в пехоте, семикратное - в артиллерии и минометах, двойное - по танкам и авиации. Используя такой перевес сил, ему удалось захватить к исходу 21 августа Абинскую и Крымскую, создав угрозу прорыва через перевалы к Новороссийску. Еще через двое суток гитлеровцы получили возможность обстреливать порт и город Новороссийск. Однако сопротивление частей 47-й армии и моряков Черноморского флота не было сломлено и становилось все более упорным.

Командование 17-й армии, добиваясь поставленной цели, вынуждено было дополнительно снять часть сил с туапсинского направления для усиления своих войск на новороссийском направлении. К 1 сентября противник прорвался к Черноморскому побережью в районе Анапы. Действовавшие на Таманском полуострове части морской пехоты, отрезанные от основных сил фронта, по приказу командования 5 сентября были эвакуированы морем в Геленджик и влиты в Черноморскую группу войск (3 сентября Северо-Кавказский фронт был преобразован в Черноморскую группу войск (командующий - генерал-полковник Я. Т. Черевиченко, а с 17.Х.1942 г.- генерал-майор И. Е. Петров) Закавказского фронта.). В тот же день немецко-фашистскими войсками была занята Анапа.

Положение защитников Новороссийска становилось все более трудным. Противник, получив подкрепления из Крыма, непрерывно атаковал превосходящими силами. Бои шли на ближних подступах к городу и на его окраинах. После трехдневных ожесточенных уличных боев советские войска в ночь па 10 сентября эвакуировались на восточный берег Цемесской бухты. Таким образом, после упорной борьбы немецко-фашистским войскам удалось овладеть большей частью г. Новороссийска и Таманским полуостровом. Развить наступление вдоль Черноморского побережья на Туапсе противнику не удалось.

Войска Черноморской группы Закавказского фронта изматывали врага в ожесточенных боях, остановив его на рубеже гора Долгая - балка Адамовича - цементные заводы.

Не смогли фашисты использовать в качестве своей военно-морской базы Новороссийский порт; советские войска прочно удерживали восточный берег Цемесской бухты и простреливали бухту с окрестных горных позиций армейской и морской артиллерией. Гитлеровцы и в самом городе все время находились под пулеметным, минометным и артиллерийским обстрелом, что заставляло их осуществлять передвижение частей и машин в ночное время, а вражеские солдаты и офицеры отваживались ходить в дневное время лишь по «теневой» стороне улиц, делая перебежки на перекрестках.

Немецко-фашистское командование группы армий «А» все еще пыталось добиться осуществления своих планов. Совершив перегруппировку войск, оно снова бросило их в наступление, нанося удар из района Абин-ской на Геленджик, чтобы отрезать и затем уничтожить советские войска, находившиеся под Новороссийском. В упорных боях, продолжавшихся до конца сентября, противник поставленную задачу выполнить не сумел. В районе Новороссийска враг не смог воспользоваться проходившей здесь единственной приморской дорогой на Туапсе, которую советские воины накрепко закрыли. В течение последующих месяцев боев гитлеровцам так и не удалось пройти через новороссийские ворота и соединиться с группировкой фашистских войск, наступавших на Туапсе с севера.

Наряду с осуществлением наступления на грозненском и новороссийском направлениях, развернутого со второй половины августа, противник сделал попытку прорваться к побережью Черного моря через перевалы центральной части Главного Кавказского хребта. 49-й горнострелковый корпус гитлеровцев, специально натренированный для действий в высокогорных условиях, начал наступать из района Невинномысска и Черкесска через перевалы Главного Кавказского хребта в направлении на Кутаиси и Сухуми. В дальнейшем эти войска должны были оказать помощь 17-й армии в продвижении вдоль Черноморского побережья на Батуми. Вначале наступление вражеских войск было успешным. Командование 46-й армии Закавказского фронта, которое еще в июле получило приказ организовать оборону перевалов, своевременно не приняло для этого необходимых мер.

В первые же дни после начала наступления части 49-го немецкого горнострелкового корпуса заняли населенные пункты Верхняя Теберда, Зеленчукская, Сторожевая, Ахметовская. Используя специально подготовленные группы альпинистов, противник приступил к занятию перевалов на участке от горы Эльбрус до Умпырского перевала. В 20-х числах августа гитлеровцы захватили перевалы Клухорский, Марухский, Санча-ро и ряд других. Малочисленные отряды 3-го стрелкового корпуса 46-й армии были оттеснены на южные склоны перевалов. Противнику удалось выйти на южные склоны Главного Кавказского хребта, создав угрозу захвата Сухуми и прорыва к Черноморскому побережью.

Ставка Верховного Главнокомандования приказала командующему Закавказским фронтом принять срочные меры для ликвидации прорыва противника через Главный Кавказский хребет, указав на допущенные ошибки при организации обороны перевалов и наметив пути исправления возникшего трудного положения. Указания Ставки командованием Закавказского фронта были в основном выполнены. Для боевых действий против наступающего противника развертывались необходимые силы, организовано было снабжение по воздуху подразделений и отрядов, ведущих бои в горах, взрывались и заваливались перевалы и горные тропы на направлениях, где отсутствовали оборонительные сооружения. Особое внимание было уделено организации обороны Военно-Грузинской, Военно-Осетинской и Военно-Сухумской дорог. Советские войска в трудных горных условиях проявляли мужество и мастерство. Недостаток артиллерии и минометов частично восполнялся успешными действиями авиации Черноморского флота. После месяца ожесточенных боев наступление противника через перевалы центральной части Главного Кавказского хребта было остановлено. На клухорском и санчорском направлениях, где фашистским войскам удалось выйти на южные склоны перевалов, противник был отброшен на северные склоны хребта.

К концу сентября, после полуторамесячных ожесточенных боев войск Северо-Кавказского и Закавказского фронтов, путь врагу в Закавказье был прегражден на всех трех направлениях его наступления - на подступах к Орджоникидзе, у центральных перевалов Главного Кавказского хребта, на побережье Черного моря у Новороссийска.

На этом закончился второй этап оборонительного сражения в ходе битвы за Кавказ.

«Командующий группой армий «А»,- пишет немецкий генерал фон Бутлар,- в своем донесении поставил Гитлера в известность, что имеющимися у него силами достичь поставленных целей он не сможет. В ответ на это Гитлер послал на фронт генерал-полковника Иодля, начальника штаба оперативного руководства вооруженных сил, с задачей на месте изучить обстановку и определить возможности для продолжения войсками группы армий «А» своего наступления. После бесед с командирами частей и соединений Иодль вынужден был присоединиться к мнению фельдмаршала Листа, о чем он и доложил Гитлеру. Это явилось причиной новых серьезных трений между ним и Гитлером, которые еще более осложнили деятельность штаба.

Гитлер испытывал к своему офицерскому корпусу все более увеличивавшееся недоверие. Он заподозрил, что Иодль решил вместе с командованием группы армий противодействовать осуществлению его приказов. В результате этого фельдмаршал Лист был немедленно снят с поста командующего группой армий, а на его место назначен генерал-полковник фон Клейст (Кризис фашистского военного руководства возникал каждый раз не в силу этих расхождений, а в результате возрастающего сопротивления Красной Армии.- А. С.). Однако и эта мера не принесла никаких решительных изменений в обстановке» (Бутлар фон. Указ. соч. С. 192.).

С 28 сентября 1942 г. начался заключительный этап оборонительного сражения битвы за Кавказ. Несмотря на большие потери, понесенные немецко-фашистскими войсками, гитлеровское командование пыталось любой ценой осуществить захват Кавказа. Продолжая искать новые обходные пути для выхода к морю, противник решил снова нанести удар на туапсинском направлении, чтобы пробиться в Закавказье через западную часть Главного Кавказского хребта. Для выполнения этой задачи гитлеровским командованием была создана сильная группировка на левом фланге 17-й немецко-фашистской армии в составе до 14 дивизий. Действия этих войск должна была поддерживать авиационная группа 4-го воздушного флота.

Общее соотношение сил на кавказском направлении к этому времени действительно существенно изменилось. Противник уже израсходовал свои резервы в ходе наступательных боев на Северном Кавказе, тогда как войска Закавказского фронта за этот же период существенно усилились, создали резервы и начали подготовку к переходу в наступление. Туапсинское направление прикрывала Черноморская группа войск Закавказского фронта, занимавшая оборону на рубеже протяженностью 255 км.

Не имея уже возможности вести наступление по всему фронту, противник путем перегруппировки войск добился превосходства сил на направлении наносимого им очередного удара. Немецко-фашистские войска на туапсинском направлении превосходили Черноморскую группу войск Закавказского фронта по пехоте и минометам в 1,5 раза, а по артиллерии и авиации - в 2,5 раза. Враг имел также 147 танков, тогда как у советских войск на этом участке фронта их не было совсем. По замыслу гитлеровского командования, немецко-фашистские войска должны были ударами из районов Хадыженская и Горячий Ключ на Шаумян окружить и уничтожить советскую 18-ю армию, выйти к Туапсе и затем, разгромив войска Черноморской группы, развить наступление по побережью на Сухуми и Батуми.

25 сентября немецко-фашистские войска перешли в наступление, и на туапсинском направлении вновь разгорелись ожесточенные бои. В течение первых двух дней противник не сумел добиться успеха, но в последующем ему удалось на отдельных участках вклиниться в оборону 18-й армии на 5 - 10 км. К 3 октября гитлеровские части вышли к железной и шоссейной дорогам в районе южнее ст. Хадыженская. Положение на туапсинском направлении становилось все более напряженным. Ставка Верховного Главнокомандования 15 октября 1942 г. указала командующему Закавказским фронтом на недооценку им роли Черноморской группы и на серьезность обстановки, возникшей на черноморском направлении. С выходом войск противника к Туапсе войска Черноморской группы оказались бы отрезанными от остальных войск Закавказского фронта, что создавало угрозу их гибели. Ставка потребовала от командующего Закавказским фронтом усиления внимания туапсинскому направлению.

19 октября гитлеровские войска начали штурм перевала Елизавет-польский и захватили его, но дальнейшее продвижение врага было остановлено. На других участках атаки противника были отбиты. Обстановка становилась все более трудной. Фашисты уже предвкушали близкую победу и писали в газетах о предстоящем размещении своих раненых в сочинских санаториях, о вывозе нефти из Батуми в Германию и других заманчивых перспективах. Турецкая реакционная печать в это же время дебатировала вопрос о том, придет ли советский Черноморский флот интернироваться в порты Турции или будет затоплен своими командами, подобно тому как это было в 1918 г. под Новороссийском. События показали, что эти рассуждения были очень далеки от действительности.

В конце октября противник вынужден был временно приостановить наступление на туапсинском направлении. Только во второй половине ноября он снова возобновил наступление и прорвался в направлении к Туапсе на 30 км. Однако на этом и закончились успехи врага. Части 18-й армии отбили все последующие атаки противника, а затем перешли в наступление. Захватить Туапсе, несмотря на все упорство и большие потери, противнику так и не удалось.

Во время боев на туапсинском направлении частями и соединениями Черноморской группы Закавказского фронта и Туапсинской военно-морской базы были проявлены высокое мужество и стойкость. Действовавшие в тылу врага партизаны активно помогали защитникам Кавказа, нанося внезапные удары по врагу и нарушая его коммуникации.

В ходе оборонительного сражения за Кавказ встал вопрос о судьбе Черноморского флота. Лишенный уже до этого своих основных баз, флот использовал вместо них кавказские торговые порты Туапсе, Поти и Батуми, которые не являлись штатными морскими базами и не были оборудованы для стоянки военного флота. Но и при базировании на эти порты (главным образом Поти) Черноморский флот вел успешную борьбу с врагом, оказывая поддержку сухопутным войскам Закавказского фронта и проводя активные операции на коммуникациях противника своими подводными лодками, авиацией и надводными кораблями.

Возникновение угрозы захвата гитлеровцами Туапсе вызвало среди черноморских военных моряков новый подъем боевой активности и массового героизма. Флот выделил дополнительно часть сил для действий на суше; морская пехота появилась в горах Абхазии и Грузии, громя гитлеровских захватчиков. Авиация Черноморского флота также наносила удары по наступающим через перевалы фашистским войскам. В то же время корабли Черноморского флота продолжали громить врага на море и по ночам скрытно перевозили воинские части вдоль Кавказского побережья, содействуя накоплению сил левого крыла Закавказского фронта.

Ожесточенные бои в западной части Главного Кавказского хребта продолжались до середины декабря 1942 г. Войска Закавказского фронта не только отразили все атаки врага, по и разгромили группировку противника, пытавшуюся прорваться к Туапсе. Наступление немецко-фашистских войск было остановлено.

Важные события происходили и на правом крыле Закавказского фронта, где противник продолжал свои попытки развить наступление на грозненском направлении. Соотношение сил здесь в это время было в пользу Северной группы Закавказского фронта, которая готовилась к активным наступательным действиям на малгобекско-моздокском направлении. Однако на нальчикско-орджоникидзевском направлении оборону занимала ослабленная в предыдущих боях 37-я армия. Подготовив удар именно на этом направлении и сосредоточив крупные силы, противник добился большого численного превосходства в силах и средствах. 25 октября немецкая 1-я танковая армия перешла в наступление на нальчикско-орджоникидзевском направлении, чтобы затем прорваться на Грозный, Баку и по Военно-Грузинской дороге на Тбилиси.

26 октября враг захватил Нальчик и стал развивать наступление к Орджоникидзе. В трудных условиях боевой обстановки войска 37-й армии вынуждены были отходить к предгорьям Главного Кавказского хребта, но при этом они изматывали противника в упорных боях и усиливали сопротивление. Подошедшая вскоре из Северной группы войск 9-я армия 5 ноября окончательно остановила наступление гитлеровцев в районе Гизель па подступах к Орджоникидзе. На следующий день войска нанесли сильный контрудар, и враг с огромными потерями стал отходить на Алагир. Преследуя отступавшие фашистские войска, советские части и соединения в боях до 12 ноября разгромили 13-ю немецкую танковую дивизию, полк «Бранденбург», нанесли серьезные потери 23-й немецкой танковой дивизии, 2-й румынской горнострелковой дивизии и другим вражеским войскам. Поражение 1-й танковой армии в районе Гизель заставило противника отказаться от дальнейших попыток прорваться к грозненскому и бакинскому нефтяным районам.

В битве за Кавказ оборонительный период продолжался пять месяцев, т. е. дольше, чем в Сталинградской битве. Немецко-фашистские войска прорвались за это время к предгорьям Главного Кавказского хребта, в районы Орджоникидзе и Туапсе. Это были значительные успехи врага, которых он добился, используя численное превосходство своих сил. Однако исход битвы за Кавказ не был решен в пользу противника.

Войска Северо-Кавказского и Закавказского фронтов во взаимодействии с Черноморским флотом, Азовской и Каспийской военными флотилиями при активном участии населения сорвали план «Эдельвейс». Путь гитлеровцам в Закавказье и к побережью Черного моря был закрыт. Противник, рассчитывавший уничтожить советские войска за время быстротечного похода на Кавказ, не смог этого добиться и, потеряв свыше 100 тыс. человек, оказался вынужденным перейти к обороне. Кавказ с его нефтяными и другими богатствами, сухопутными п морскими границами с Турцией остался непокоренным. И хотя немецко-фашистская группа армий «А», следуя приказу Берлина, продолжала удерживать оккупированные районы Кавказа, это не меняло общей ситуации. Под Сталинградом гитлеровские войска находились в еще более трудном положении. Цель главной операции вермахта в 1942 г. не была достигнута. Это было крупным стратегическим и политическим просчетом тех сил германского империализма, которые направляли агрессию фашистской Германии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь