НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава восьмая. Историческое значение восстания Болотникова

Восстание Болотникова является наиболее крупной как по масштабам, так и по значению крестьянской войной в России. Ни восстание Разина, ни Пугачёвское восстание не могут итти в сравнение с восстанием Болотникова ни по размерам территории, охваченной восстанием, ни по числу участников восстания, ни по силе того удара, который был нанесён каждым из названных движений по основам социального и политического строя феодально-крепостнической России.

Объяснение того размаха и исключительной мощи, которые отличают восстание Болотникова, следует искать в особенностях исторической обстановки, в условиях которой протекало восстание.

Важнейшими из этих особенностей, характеризующих положение Русского государства в годы восстания Болотникова, являлись два момента:

  1. длительный и острый кризис внутри господствующего класса крепостников-феодалов, ослабивший и расшатавший основы государственной власти в стране;
  2. польская интервенция 1604-1606 гг., ещё больше углубившая и обострившая кризис, переживаемый Русским государством, и вызвавшая народное восстание 17 мая 1606 г. в Москве против Лжедмитрия I и польских интервентов.

Отмеченные моменты определяют внешнеполитическую и внутриполитическую обстановку, в условиях которой протекало восстание. Они ослабляли основы власти господствующих классов и облегчали этим развёртывание классовой борьбы угнетённых классов - крестьянства и городских низов.

Эти моменты, однако, являлись для восстания Болотникова лишь способствующими и благоприятствующими факторами. Коренные причины, вызвавшие восстание Болотникова и определившие его характер и масштабы, крылись в сфере отношений между крестьянством и феодальными землевладельцами.

Эпоха восстания Болотникова - это эпоха крупнейших изменений в положении крестьян и холопов в Русском государстве, эпоха резкого усиления крепостнической эксплуатации крестьянства, эпоха лишения крестьянства последних остатков свободы, эпоха оформления крепостного права в общегосударственном масштабе.

Именно в этих особенностях эпохи надо искать причины, вызвавшие восстание Болотникова. Подобно тому как в Германии конца XV - начала XVI в. "новый нажим на крестьян, увеличение оброков и барщины", стремление феодалов "превратить свободных крестьян в зависимых, зависимых - в крепостных, а общую землю марки - в господскую землю" привели к тому, что "на это хищничество помещиков, дворян и попов с конца XV столетия крестьяне стали отвечать частыми разрозненными восстаниями, пока в 1525 г. Великая крестьянская война не охватила Швабию, Баварию, Франконию и не распространилась также на Эльзас, Пфальц, Рейнскую область и Тюрингию"*, - подобно этому в России усиление крепостнической эксплуатации крестьянства, юридически закреплённое законодательством конца XVI - начала XVII в., имело своим результатом всё нарастающее обострение классовых противоречий между крестьянами и феодалами и рост классовой борьбы крестьянства, высшей точкой подъёма которой явилось восстание Болотникова.

* (К. Маркс и Ф. Энгельс/Соч., т, XV, стр. 641.)

И. В. Сталин дал исчерпывающую формулу природы восстания Болотникова как "стихийного возмущения угнетённых классов, стихийного восстания крестьянства против феодального гнёта"*.

* (И. В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 112.)

Крепостные крестьяне и холопы составляли основную движущую силу восстания Болотникова, определяя как программу восстания, так и характер и формы борьбы.

Центральным пунктом программы восстания Болотникова, главным лозунгом, под которым проходило восстание, являлось уничтожение крепостнических отношений, ликвидация феодального гнёта. Именно в этом состоял объективный смысл тех призывов, с которыми Болотников обращался в своих "листах" к "боярским холопам" и городским низам Москвы и других городов.

Призывы, содержащиеся в "листах" Болотникова: "побивать своих бояр... гостей и всех торговых людей" "и животы их грабити" (известные нам в такой редакции по грамотам патриарха Гермогена); призывы Болотникова к московским холопам, "чтобы те взялись за оружие против своих господ и завладели их имениями и добром" (о чём сообщает английская записка), означали призыв к расправе с феодалами и к ликвидации феодальной земельной собственности и крепостнической зависимости крестьян и холопов.

Если по своей объективной сущности восстание Болотникова было восстанием крепостных крестьян против феодального гнёта, то идеологической оболочкой восстания Болотникова был лозунг "царя Димитрия".

"Царистская" идеология - важнейшая черта крестьянских движений в России XVII-XVIII вв. "...Говоря о Разине и Пугачёве, никогда не надо забывать, что они были царистами: они выступали против помещиков, но за "хорошего царя". Ведь таков был их лозунг"*. Эта сталинская формула, вскрывающая сущность идеологической оболочки восстаний крестьян в России против феодального гнёта, целиком приложима и к восстанию Болотникова.

* (И. В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 113.)

Выступая против феодального гнёта и крепостнического государства как носителя этого гнёта, угнетённые классы - крестьяне и холопы - были, однако, неспособны сформулировать программу нового политического устройства, выходящую за рамки традиционного политического строя. Именно в этом надо искать объяснение "царистской" идеологии крестьянских движений XVII-XVIII вв., в том числе и восстания Болотникова.

Основным политическим лозунгом восстания Болотникова было свержение Василия Шуйского и провозглашение царём "царя Димитрия". Именно "царь Димитрий" в представлениях участников восстания Болотникова являлся идеалом "хорошего царя". Этот идеальный "царь Димитрий" не имел ничего общего с историческим "царём Димитрием", т. е. с Лжедмитрием I. В глазах народных масс "царь Димитрий" являлся жертвой бояр, помешавших ему использовать свою власть на благо народных масс.

Подобный взгляд на "царя Димитрия" создавал лёгкую возможность для возникновения легенды о чудесном спасении "царя Димитрия", которого легенда изображает вторично избежавшим в мае 1606 г. смерти от бояр.

Лозунг "хорошего царя", представляя собой своеобразную крестьянскую утопию, является наиболее ярким выражением стихийности крестьянских восстаний в России эпохи феодализма. Подымаясь против феодального гнёта, крестьяне были не в состоянии выдвинуть сколько-нибудь определённую программу борьбы, сформулировать задачи борьбы за установление такого политического строя, который соответствовал бы интересам крестьянства.

Стихийный характер борьбы крестьянства обусловливался самим положением крепостных крестьян в общественном строе Русского государства XVII в. "Крестьяне не могли объединиться, крестьяне были тогда совсем задавлены темнотой", - такими чертами определяет Ленин положение крестьян в России при крепостном праве, подчёркивая, что крестьяне "боролись, как умели и как могли"*.

* (В. И. Ленин, Соч., т. 6, стр. 384.)

Стихийный характер восстания Болотникова определил и формы борьбы в процессе восстания, и самый его исход. Именно в стихийном характере борьбы крепостных крестьян следует искать главные причины поражения восстания Болотникова.

История восстания Болотникова полна примерами блестящих действий восставших и их руководителей. Достаточно назвать поход Болотникова на Москву осенью 1606 г., когда рядом следовавших один за другим ударов Болотников подавил все попытки Василия Шуйского не допустить войско восставших крестьян и холопов к Москве. Не менее выдающимся примером может служить оборона Болотниковым Калуги от осадивших её воевод Шуйского, превратившаяся в подлинный триумф военного искусства Болотникова и закончившаяся разгромом и бегством воевод Шуйского от Калуги. Самый факт более чем годичной продолжительности восстания свидетельствует о том, с каким упорством и мужеством вели борьбу Болотников и его сторонники.

Современники высоко оценивали военные качества армии Болотникова, и это вполне подтверждается анализом объективных данных.

Наконец, выдающейся личностью являлся и руководитель восстания Иван Исаевич Болотников, обладавший качествами подлинного народного вождя.

Однако ни мужество участников восстания Болотникова, ни таланты его руководителей не могли устранить его слабых сторон, обусловленных самой природой восстания.

Среди этих слабых и уязвимых сторон восстания Болотникова на первое место следует поставить отсутствие сколько-нибудь прочной и постоянной связи отдельных мест и районов восстания с центром восстания и его руководителями.

Если не считать таких форм связи, как рассылка Болотниковым "листов" по городам и, с другой стороны, поездки делегаций от отдельных восставших городов в Путивль и отправка восставшими городами в Путивль воевод и других представителей администрации Василия Шуйского для расправы, то основным средством приобщения отдельных местностей и городов к восстанию и установления связи этих местностей с руководителями восстания было продвижение войска Болотникова, приход которого в ту или иную местность обычно имел своим последствием присоединение её к восстанию.

В то же время уход из данного района или дальнейшее продвижение войска Болотникова вперёд сразу же обрывало связи данного места с центром восстания и превращало такое место в чисто локальный очаг борьбы. В ещё более сильной степени локальный характер борьбы выступает в тех районах, которые находились в стороне от маршрута войска Болотникова, как Псков, Астрахань, Поволжье.

Разобщённость отдельных районов восстания, отсутствие руководства их действиями со стороны руководителей восстания в огромной степени ослабляли эффект борьбы восставших крестьян, холопов, городских низов, создавая вместе с тем возможность для Василия Шуйского посылать свои войска против отдельных городов и районов и, таким образом, подавлять восстание по частям (именно в этом состоял план подавления восстания Болотникова, провозглашённый Шуйским после поражения Болотникова под Москвой в декабре 1606 г.).

Стихийность, характеризующая борьбу восставших крестьян и холопов, наложила свой отпечаток и на самое ядро восстания Болотникова, на его войско. При всём мужестве и стойкости, которые проявляли крестьяне и холопы в боях с воеводами Шуйского, войско Болотникова не было единой и целостной военной организацией. Холопы, чёрные и владельческие крестьяне, мелкие посадские люди, казаки, стрельцы, наконец, определённые группы служилых людей - дворян - и даже отдельные бояре и князья - таков неполный перечень социальных элементов и групп, представленных в войске Болотникова. Этой множественности социальной соответствовала и организационная раздробленность, превращавшая войско Болотникова в совокупность отдельных отрядов и групп, со своими "начальниками" и "воеводами", далеко не всегда склонными подчиняться "большому воеводе" - Болотникову.

Такой характер войска Болотникова являлся источником его слабости. Если в моменты успехов и побед все эти мелкие и крупные военные единицы ещё удерживались в рамках войска Болотникова, то осложнение обстановки сразу же вызывало к жизни центробежные тенденции, приводившие к разрыву с Болотниковым отдельных частей его войска и переходу их на сторону Василия Шуйского ("измены"). Вместе с тем такая структура войска Болотникова создавала возможность для проникновения в лагерь восстания политических авантюристов. Если среди сохранённых источниками имён активных участников восстания Болотникова мы находим немало стойких и верных до конца участников борьбы, как Ю. Беззубцев, Нагиба, Фёдор Берсень ("смутивший" Вязьму и Можайск), Лаврентий Кологривов (бывший воеводой в восставшем Алексине), "атаман Аничкин" (о котором сообщает Исаак Масса) и др., то наряду с этим в лагере Болотникова подвизались такие лица, как князья Шаховской и Телятевский, авантюристический характер деятельности которых очевиден.

Всем этим политическим авантюристам, пытавшимся использовать восстание Болотникова для достижения своих целей, интересы восставших крестьян и холопов были глубоко чужды, и поэтому они, примыкая на определённом этапе к восстанию и выдвигаясь в "воеводы" и "начальники" в войске Болотникова, затем с лёгкостью изменяли Болотникову и порывали с восстанием в тот момент, когда считали это выгодным, превращаясь из участников восстания в его врагов.

Природа восстания Болотникова как стихийного восстания крестьян и холопов определила собой и тактику его руководителей в борьбе против Василия Шуйского.

Тактика Болотникова не может быть понята и правильно оценена вне лозунга о "хорошем царе" - "царе Димитрии".

Подобно тому как с идеей "хорошего царя" восставшие крестьяне и холопы связывали свои мечты и надежды на будущую свободную жизнь, подобно этому и успех в борьбе против Василия Шуйского Болотников и другие руководители восстания связывали с "царём Димитрием", прихода которого "из Литвы со многими людми" убеждённо, но тщетно Болотников ждал и осаждая Москву и в осаждённой Туле, отражая приступы воевод Василия Шуйского.

Эти черты тактики Болотникова особенно ярко демонстрируют, какое значение для хода и исхода восстания Болотникова имела идея "хорошего царя". Расчёты Болотникова на приход "царя Димитрия" являлись выражением и проявлением именно этой идеи. Но как раз поэтому они были столь же утопичны, как и сама идея "хорошего царя".

Царистская психология руководителей восстания Болотникова сковывала их активность, заставляя их мечтать о приходе "царя Димитрия", вместо того чтобы использовать с максимальной активностью те силы, которыми обладали они сами.

Отрицательное действие идеи "хорошего царя" сказывалось особенно сильно в последнем этапе восстания Болотникова. Если на первых порах лозунг "царя Димитрия" являлся одним из средств вовлечения в восстание новых слоев и групп населения, то по мере дальнейшего развития восстания это мобилизующее значение лозунга "царя Димитрия" всё больше отступало на задний план, и на передний план выступали те моменты, которые превращали лозунг "хорошего царя" в реакционную утопию, создавая и укрепляя иллюзии о том, что освобождение от "лихих бояр" и Василия Шуйского крестьянам и холопам принесёт "царь Димитрий", а не их собственная борьба против своих господ.

В борьбе между Болотниковым и Шуйским решающее преимущество феодалов по сравнению с восставшими крестьянами и холопами состояло в том, что феодалы опирались в этой борьбе на крепостническое государство и могли использовать против восставших всю мощь государственной машины с её армией и тюрьмами, финансами и чиновниками, церковью и прочими средствами идеологического воздействия на массы.

Этой политической организованности феодалов, выражавшейся в мобилизации ими всей мощи крепостнического государства для подавления восстания Болотникова, противостояла одна лишь стихийная сила восставших крестьян и холопов.

В своей работе "О хозяйственном положении Советского Союза и политике партии" И. В. Сталин, анализируя причины поражения восстаний Разина и Пугачёва, следующим образом отвечает на вопрос о причинах поражения Разинского и Пугачёвского восстаний: "Почему погибло восстание крестьян при Пугачёве или при Степане Разине? Почему тогда не сумели крестьяне добиться изгнания помещиков? Потому, что у них не было, да и не могло быть тогда такого революционного руководителя, как рабочий класс"*.

* (И. В. Сталин, Соч., т. 8, стр. 143.)

Эта сталинская формула полностью приложима и к восстанию Болотникова, в котором, так же как и при Пугачёве и Разине, у крестьян не было и не могло быть такого революционного руководителя, как рабочий класс.

И. В. Сталин охарактеризовал восстания Болотникова, Разина и Пугачёва как первые попытки стихийных восстаний крестьянства против феодального гнёта. Эта сталинская формула, раскрывая социальную природу восстания Болотникова, определяет вместе с тем и историческое значение этого движения.

Будучи первой попыткой стихийного восстания крестьянства против феодального гнёта, восстание Болотникова потерпело поражение и было подавлено феодалами. Но если Болотникову не удалось разрешить задачу уничтожения феодального гнёта*, то великой исторической заслугой восстания Болотникова является то, что эта гигантская задача была поставлена восставшими в 1606 г. крестьянами и холопами.

* (Однако восстание Болотникова нанесло сильнейший удар по основам социального строя Русского "феодально-крепостнического государства. Показателем силы этого удара может служить то, что оформленные законодательством 80-90-х годов XVI в. о заповедных годах и о сыске беглых крестьян нормы крепостного права, заключавшиеся в окончательном закрепощении крестьян за теми феодалами, на чьих землях они сидели, и дававшие феодалам право розыска беглых крестьян "без урочных лет", т. е. не ограниченного каким-либо сроком давности, потеряли свою силу и уступили в 10-х годах XVII в. место принципу "урочных лет". Согласно этому принципу феодал сохранял право на иск о возврате беглых крестьян лишь в течение определённого, ограниченного отрезка времени, первоначально в течение 5 лет.)

Этим определяется место восстания Болотникова в истории.

В этой связи большой интерес представляет мысль А. А. Новосельского о связи "урочных лет" с восстанием Болотникова. Как указывает А. А. Новосельский, "есть основание считать, что практика урочных лет, со всеми вытекающими из неё последствиями, создавала новый порядок, возникший при правительстве Романовых. Этот порядок противоречил традиции закрепощения, которая совершенно отчётливо сложилась уже в конце XVI в. ...Введение урочных лет при царе Михаиле едва ли может быть правильно понято без связи с крестьянской войной под предводительством Ив. Болотникова. Правительство Михаила Фёдоровича не могло вернуться к политике царя Василия Шуйского в крестьянском вопросе и взять на себя смелость восстановить отношения, нарушенные в предшествующие бурные годы. Известная сдержанность нового правительства в вопросе о крестьянском закрепощении была следствием крестьянской войны. Правительство было вынуждено затягивать петлю крепостной зависимости медленнее, чем оно само этого желало. Этим объясняется сложность внутренней борьбы между различными прослойками класса феодалов в связи с урочными годами и её длительность. Следовательно, Уложение 1649 г., упразднив урочные годы, отменило новый порядок и вернулось к старым приёмам закрепощения крестьян, придав им совершенно категорическую и отчётливую формулировку, что все крестьяне, записанные в писцовые и переписные книги, крепки своим владельцам "без урочных лет"". (А. А. Новосельский, К вопросу о значении "урочных лет" в первой половине XVII в. Сборник статей "Академику Б. Д. Грекову ко дню семидесятилетия", М. 1952, стр. 183).

Таким образом, феодалам понадобилось почти полвека для того, чтобы ликвидировать последствия того удара, который нанесло феодальному строю восстание Болотникова! Недаром Татищев, говоря о последствиях восстания Болотникова для положения в Русском государстве, подчеркнул, что "через 20 лет едва оное пламя утишить могли".

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь