история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава VIII. Рост классовых и национальных противоречий в Австро-Венгрии

После установления в 1867 г. австро-венгерского дуализма в стране был проведен ряд реформ, способствовавших развитию капитализма. Но при этом сохранились значительные феодальные пережитки во всех областях жизни, осталось и национальное угнетение славян и других народов, населявших Австро-Венгрию.

Экономическое развитие

В течение последней трети XIX в. экономика Австро-Венгрии утратила свой прежний, преимущественно аграрный характер. В этот период возникли крупные предприятия, на которых были заняты тысячи рабочих: Витковицкие металлургические заводы и предприятия фирмы Шкода в Чехии, ставшие главным поставщиком оружия не только для Австро-Венгрии, но и для ряда соседних государств; крупные горнодобывающие и железоделательные предприятия в Штирии и т. д. К 1900 г. добыча нефти в Австро-Венгрии составила 347 тыс. т (четвертое место в мире). Быстро росла железнодорожная сеть. Однако при довольно значительных темпах развития многих отраслей промышленности абсолютные размеры производства были все же весьма малы. На рубеже XIX и XX вв. Австро-Венгрия занимала, например, седьмое место в мире по выработке чугуна, уступая Соединенным Штатам Америки, Германии, Англии, России, Франции и Бельгии.

Австро-Венгрия находилась на одном из последних мест в Европе по применению машин в сельском хозяйстве, по использованию удобрений. Крестьянство страдало от малоземелья. В то же время колоссальные массивы земли принадлежали немногочисленной дворянской верхушке. Четыре тысячи венгерских магнатов имели свыше 1000 га каждый.

В Чехии мелкие крестьянские хозяйства (свыше 80% от общего числа дворов) обрабатывали лишь 12,5% земли, тогда как треть земли была сосредоточена в руках нескольких сот крупных помещиков (большей частью австрийских). Тяжелый земельный голод испытывали украинские крестьяне в Галиции. В польских землях Тешинской Сйлезий подавляющее большинство крестьян также принадлежало к категории безземельных и малоземельных.

Нужда трудящегося крестьянства особенно усилилась в связи с мировым аграрным кризисом. Лишь за один 1888 г. в Цислейтании (австрийская часть габсбургской монархии) было продано с молотка имущество около 12 тыс. крестьян. За 10 лет - с 1892 г. по 1901 г.- Австро-Венгрию покинуло около 750 тыс. человек; эмигрантами чаще всего являлись представители славянских народов - наиболее угнетенных в Австро-Венгрии. В 1881-1890 гг. из западной Галиции эмигрировало в среднем 7 тыс. человек в год, а в 90-х годах - свыше 17 тыс. Относительная дешевизна рабочей силы вызывала прилив в Австро-Венгрию иностранного капитала, преимущественно германского и французского. Германские капиталисты сумели захватить важные позиции в машиностроении, в сталелитейной и химической промышленности, позднее в электрической. Заводы Шкода находились в тесной связи с предприятиями Круппа. Французский капитал направлялся в строительство железных дорог, угольную промышленность, металлургические предприятия Штирии и т. д. Зависимость от иностранного капитала сочеталась с настойчивыми попытками австрийской буржуазии вести собственную экспансионистскую политику, объектами которой были прежде всего страны Балканского полуострова.

В 70-х годах образовались первые крупные промышленные объединения, прообразы будущих монополий. Большую роль в ускорении процесса концентрации капитала сыграли крупные банки. Наглядным примером этого явилось участие банка «Кредитное учреждение» и «Чешского учетного банка» в преобразовании шкодовских заводов в акционерное общество (1899 г.).

В металлургии концентрация производства шла особенно быстрыми темпами. Крупнейшей монополистической компанией была основанная в 1881 г. горнозаводская и металлургическая фирма «Альпине-Монтан», ставшая фактически хозяином тяжелой промышленности альпийских районов Австрии.

Первый картель, объединивший как австрийские, так и венгерские железоделательные предприятия, возник в 70-х годах; он несколько раз распадался ввиду острых противоречий между его участниками и был окончательно воссоздан уже в начале XX в. на новых, более выгодных для венгерских монополистов условиях.

Монополизация промышленности происходила только в наиболее индустриальных районах страны. Многие области Австро-Венгрии оставались еще на очень, низком уровне экономического развития. Австрийская буржуазия стремилась превратить все неавстрийские земли, в том числе и Венгрию, в аграрно-сырьевые придатки своей промышленности, создать для последней «внутренние колонии». В некоторых случаях это удавалось. Например, было искусственно заторможено индустриальное развитие Галиции; на существовавших здесь нефтепромыслах применялись крайне отсталые и хищнические методы. Большей же частью эти стремления капиталистов господствующей нации оказались несбыточными. Так, чешские области превратились в район наибольшего развития тяжелой промышленности. К концу XIX в. на долю Чехии и Моравии приходилось 90% добычи каменного угля и 82% бурого, свыше 90% выплавки стали в Цислейтании.

Усиление национально-освободительной борьбы в 70-80-х годах

Вековая политика ассимиляции порабощенных народов не принесла Габсбургам желаемых результатов. По официальным данным, австрийцы составляли в конце XIX в. лишь 35% населения Цислейтании. Другая нация, пользовавшаяся после 1867 г. определенными привилегиями,- венгры - в свою очередь была меньшинством в Транслейтании (венгерской части империи).

Стараясь предотвратить распад своего государства, Габсбурги ловко использовали противоречия между порабощенными национальностями. Излюбленным приемом правящих кругов было предоставление мелких льгот господствующим классам отдельных национальностей. Подобная политика основывалась на том, что во многих районах страны господствующие и эксплуатируемые классы принадлежали к различным национальностям: сербские, словацкие, хорватские, румынские крестьяне трудились на венгерских помещиков, украинские хлеборобы - на польских и т. д.

 Пристань в Вене. Гравюра по рисунку Е. Петровича. 1880 г.
Пристань в Вене. Гравюра по рисунку Е. Петровича. 1880 г.

Установление австро-венгерского дуализма было ярким проявлением «австрийской системы» порабощения. Другим ее проявлением являлось тесное сотрудничество между правящими кругами Австрии и польской шляхтой, усилившееся в конце 60 - начале 70-х годов. Австрийское правительство передало в руки польских помещиков органы местной власти в Галиции, разрешило введение польского языка в качестве официального и пошло на ряд других уступок. Взамен оно заручилось поддержкой польских помещиков.

Тем не менее традиционные методы управления австрийских правящих кругов все реже приводили к успеху. В Чехии и в других областях росла национальная буржуазия, добивавшаяся уравнения в правах с буржуазией господствующей нации. С развитием промышленности в национальных областях Габсбургской монархии рос и усиливался рабочий класс, придававший национально-освободительному движению более массовый и решительный характер.

Наибольший размах приобрела национально-освободительная борьба в чешских землях, где особенно интенсивно шло экономическое развитие. В чешской национальной партии укреплялось радикальное течение, представлявшее интересы широких кругов буржуазии. Его сторонники, так называемые младочехи, организовавшись в 1874 г. в самостоятельную партию, стремились приобрести влияние среди пролетариата, направить его недовольство исключительно против австрийских угнетателей. С другой стороны, старочехи (консервативная группировка), напуганные выступлениями народных низов, отказались даже от требования автономии и вступили, как и польские консерваторы, на путь прямой поддержки правящих кругов Австрии. В 80-х годах они вошли в состав правительственного большинства в парламенте, удовольствовавшись ничтожными уступками, такими, как введение чешского языка в судебных учреждениях Чехии, создание чешского отделения в Пражском университете и т. д. Они призывали даже к расчленению Чехии на отдельные национальные районы - чешские и австрийские, что вызывало резкое противодействие чешской буржуазии и интеллигенции.

Многочисленное украинское население подвергалось гнету и австрийских и польских помещиков (а в Закарпатской Украине - венгерских). Польские помещики в союзе с правящими кругами Австрии держали бесправное украинское крестьянство в полукрепостнической зависимости. Развитию украинской культуры ставились беспримерные препятствия, проводилось систематическое «ополячивание» населения. Но и здесь росла тяга к национальному освобождению. В противовес буржуазно-либеральному течению - «народов-ству», находившемуся под большим влиянием униатского духовенства, в украинском национальном движении возникло демократическое направление, виднейшим представителем которого был писатель и общественный деятель Иван Франко.

Ареной непрекращавшейся национальной борьбы была и венгерская часть империи. Даже в Хорватии, которая по веигеро-хорватскому соглашению 1868 г. пользовалась внутренней автономией и имела свой сейм, сложилась напряженная обстановка. Правящие круги Венгрии не оставляли мысли о том, чтобы в благоприятный для них момент урезать или совсем ликвидировать и без того ограниченную автономию Хорватии. Так, в 1883 г. была сделана попытка восстановить в качестве государственного языка в Хорватии венгерский язык наряду с хорватским. Это вызвало восстание, и венгерскому правительству пришлось отказаться от своих планов.

Другие национальные меньшинства Венгрии находились в еще худшем положении. Национальная культура словаков и румын подавлялась беспощадным образом. Согласно закону 1883 г., преподавание в средних школах допускалось только на венгерском языке, а небольшое число словацких и румынских начальных школ в результате преследований неуклонно сокращалось. Государственным языком считался один венгерский; в Трансильвании, где проживало 2,5 млн. румын, из 3105 чиновников было 183 румына.

Во всех областях, населенных национальными меньшинствами, эта политика вызывала возмущение. Национально-освободительная борьба народов, населявших Австро-Венгрию, вела к обострению кризиса лоскутной монархии, которую Герцен в свое время метко назвал «железным обручем, набитым на несколько народов».

Доменная печь на металлургическом заводе в Кладно. Фотография. Конец XIX в.
Доменная печь на металлургическом заводе в Кладно. Фотография. Конец XIX в.

Борьба правящих классов и партии

Двумя главными австрийскими правящими партиями были либерально-конституционная, отражавшая интересы буржуазии, и консервативная, опиравшаяся на феодально-дворянские круги. С конца 60-х годов и почти на всем протяжении 70-х годов у руля правления стояли либералы. Кабинет Ауэрсперга (1871 -1879 гг.) пришел к власти на гребне шовинистической антиславянской кампании. Австрийские буржуазные либералы вели беспощадную борьбу с выступлениями угнетенных национальностей, а также с австрийским рабочим движением, делавшим в этот период свои первые шаги.

Недовольство масс, усилившееся в результате экономического кризиса 1873 г., находило свое отражение в требовании предоставления избирательных прав. Австрийская буржуазия ожесточенно противилась этому. Правительство Ауэрсперга в 1873 г., правда, ввело некоторые изменения в порядок выборов, но они не расширили круг избирателей из числа угнетенных наций. Первые же выборы в рейхсрат показали, что преобладание эксплуататорских классов Австрии полностью сохранилось.

Курс на решительное подавление национально-освободительного движения сочетался с активизацией внешней политики двуединой монархии. После того как окончательно провалились попытки правящих классов Австрии возглавить объединение Германии, они сосредоточили свое внимание на Балканах. Наиболее важной задачей в этот период они считали подчинение находившихся за пределами Австро-Венгрии славян, освободительная борьба которых против Турции поднимала чувство национального самосознания и среди славянских народов габсбургской монархии.

Экспансия на Балканах усилила противоречия между Австро-Венгрией и Россией. В связи с этим правящие круги Австро-Венгрии пересмотрели свои отношения с Германией и пошли на сближение с ней. Большую заинтересованность в этом проявили, в частности, венгерские магнаты, ставленник которых Андраши, руководивший в 70-х годах внешней политикой Австро-Венгрии, подготовил заключение союза с Германией (1879 г.).

Часть австрийской буржуазии была настроена против экспансии на Балканах, полагая, что увеличение численности славянского населения империи принесет господствующей нации лишь вред. Разногласия по этому вопросу привели к падению правительства буржуазных либералов. Власть была передана одному из лидеров консервативной партии - графу Таафе. Сформированный им кабинет оказался необычайно долговечным, просуществовав с 1879 по 1893 г. За этот период правительство Таафе, формально сохраняя конституционные формы, в значительной степени восстановило в Австрии абсолютизм, который приобрел в условиях усилившейся классовой борьбы некоторые черты бонапартизма. Они проявились в заигрывании с рабочим классом, в попытках приостановить развертывание рабочего движения незначительными уступками в области социального законодательства и т. д. Таким же лавированием отличалась политика кабинета Таафе в национальном вопросе. Он опирался в своей деятельности не только на австрийские консервативные силы, но также на польские, чешские, словенские феодально-клерикальные круги, привлеченные мелкими уступками. Таафе всячески стремился укрепить авторитет представляемой им партии среди мелкобуржуазных кругов города и деревни. С этой целью в 80-х годах были несколько расширены избирательные права.

Однако привлечь мелкую буржуазию на свою сторону консерваторам так и не Удалось. Австрийская мелкая буржуазия, особенно с конца 80-х и в 90-х годах, все более ощущала на себе последствия концентрации производства, разорявшей мелких предпринимателей и ремесленников. Этим слоям приходилось нести на себе также немалую часть неуклонно возраставшего налогового бремени.

Недовольство австрийской мелкой буржуазии и части интеллигенции использовали две новые политические группы, возникшие в 80-х годах, «великогерманцы» и христианские социалисты. Великогерманцы, возглавляемые Шенерером, требовали присоединения Австрии к Германии, рассчитывая такой ценой заручиться поддержкой германских правящих кругов против угнетенных национальностей. Великогерманцы именовали Австрию «Восточной маркой», провинцией Германии. Они пользовались помощью своих германских единомышленников - пангерманцев, развернувших в обоих государствах широкую пропаганду в пользу включения Австрии в состав Германской империи.

На первых порах Шенерер своей разнузданной шовинистической проповедью, пропагандой расовой нетерпимости сумел увлечь за собой немалое количество немецких мелких собственников, которые проживали в Чехии и интересы которых сталкивались со все растущей конкуренцией чешской буржуазии. Но к концу 90-х годов влияние великогерманцев стало падать. Частично это объяснялось их резкими выступлениями против Ватикана: Шенерер и его сторонники, еще со времен «культуркампфа» видевшие в католической церкви препятствие к созданию «Великогерма-нии», выдвинули лозунг отделения католической церкви в Австро-Венгрии от Рима.

Новой организацией явилась также христианско-социальная партия: она сумела уловить в свои сети значительную часть мелкой буржуазии, широко используя такой важный, в католической по преимуществу стране, фактор, как авторитет церкви. Эта буржуазная партия провозглашала причиной всех зол классовую борьбу, проповедовала классовый мир и решение всех социальных конфликтов «в духе согласия и любви»; в то же время она вела антисемитскую пропаганду, что роднило ее с великогерманцами. Оплотом христианско-социальной партии была Вена; ее руководитель Люэгер, опытный демагог, в 1897 г. стал бургомистром Вены и сумел сохранить этот пост на протяжении многих лет.

Венгерская правящая верхушка поддерживала политику господствующих классов Австрии. Однако, блокируясь с Габсбургами и правительством Австрии, она проявляла серьезное недовольство стремлением австрийской буржуазии обеспечить свое преобладание в экономике Венгрии, затормозить там развитие индустрии. Весьма острые конфликты возникали при возобновлении временных экономических соглашений между Австрией и Венгрией, переговоры каждый раз затягивались на несколько лет. Правящие круги Венгрии требовали также отдельной венгерской армии, создания независимого от Вены венгерского банка и т. д. Конфликты разрешались, как правило, компромиссами, ибо взаимная заинтересованность обеих сторон в сохранении своего национального и классового господства была сильнее их противоречий.

Рабочее и социалистическое движение

Начало организованного рабочего движения в Австро-Венгрии относится ко второй половине 60-х годов, когда образовались секции I Интернационала. В 1867 г. была создана первая рабочая организация - Венское рабочее просветительное общество, находившееся под большим влиянием лассальянства. Вскоре рабочие союзы возникли и в других больших городах, в том числе в Праге и в Брно (Брюнн).

После поражения Парижской коммуны, в период общеевропейской реакции, значительно усилились репрессии и в Австро-Венгрии, серьезно затормозившие развертывание рабочего движения. Слабостью его воспользовались враждебные марксизму течения оппортунистического и анархистского характера.

В 1874 г. состоялся съезд рабочих организаций Австрии, предпринявший попытку сплочения всего пролетариата империи независимо от национальной принадлежности. Но созданное на съезде объединение оказалось непрочным.

Условия существования пролетариев были очень тяжелыми. Прожиточный минимум для семьи в 3-4 человека составлял примерно 1200 крон в год; между тем даже по данным официальной статистики заработная плата рабочих металлургической промышленности Австрии - одного из высокооплачиваемых отрядов пролетариата - в 1897 г. равнялась 817 кронам. Были категории рабочих, зарабатывавших не более 240 крон в год. Вплоть до второй половины 80-х годов продолжительность рабочего дня ничем не ограничивалась (в Венгрии и после этого имелся лишь «максимум» в 16 часов). Особенно жестокой эксплуатации подвергались пролетарии, принадлежавшие к угнетенным национальностям. Так, поденная оплата батрака в Галиции не превышала 0,4-0,5 крон. Необычайно тяжелые условия жизни, бесправие, национальное угнетение - все это пробуждало в рабочем классе Австро-Венгрии волю к борьбе, тягу к социалистическим идеям. В 1878 г. в Чехии была создана социал-демократическая партия, в основу программы которой легла Готская программа германской социал-демократии.

Крестьянское выступление в Венгрии. Гравюра. 1887 г.
Крестьянское выступление в Венгрии. Гравюра. 1887 г.

Правительство Таафе, по примеру правящих кругов Германии, попыталось применить к рабочему движению политику «кнута и пряника». В течение 80-х годов были приняты законы о страховании на случай увечья, о некотором ограничении продолжительности рабочего дня, введении воскресного отдыха. В то же время правящие круги жесточайшим образом преследовали попытки организации сил пролетариата. В 1884 г. был принят «закон против анархистов» - подобие бисмарковского исключительного закона против социалистов; даже повод для его введения был аналогичен - спровоцированное правительством анархистское покушение. Было объявлено осадное положение во всех важных промышленных районах, созданы исключительные суды, осуществлявшие расправу с передовыми рабочими, разгромлены профессиональные союзы и рабочая печать.

Во второй половине 80-х годов, несмотря на преследования, социалистическая агитация в цислейтанских областях значительно расширилась. Одновременно усиливались стачечные выступления рабочего класса. Большую работу по преодолению ВДейного и организационного разброда в рядах пролетариата, соединению рабочего движения с социализмом провела газета «Глайхайт» («Равенство»), выходившая с 1886 г. под руководством Виктора Адлера и подготовившая совместно с чешскими социалистами созыв в самом конце 1888 г. общеавстрийекого Социалистического съезда в Гайнфельде. На Гайнфельдском съезде была создана социал-демократическая партия Австрии; программа партии выдвигала в качестве главных задач политическую организацию пролетариата и развитие его классового самосознания. В программе была правильно сформулирована цель австрийского рабочего движения - достижение социализма. Однако программа имела и существенные недостатки: в ней умалчивалось о диктатуре пролетариата и обходился важный для развития рабочего движения в Австро-Венгрии - национальный вопрос.

К началу 90-х годов количество членов социал-демократической партии выросло с 15 до 50 тыс., а тираж ее прессы увеличился в шесть раз. Под руководством социалистов в конце 80 - начале 90-х годов был проведен ряд крупных стачек, в том числе забастовка каменщиков Вены в 1890 г., стачки горняков Крайны, Штирии и Чехии в 1892 г. и т. д.

1 мая 1890 г. в Австро-Венгрии состоялась мощная массовая забастовка. В одной лишь Вене участвовали в демонстрациях около 100 тыс. трудящихся, в Будапеште - 60 тыс.

Разгон демонстрации в Вене. Гравюра. 1890 г.
Разгон демонстрации в Вене. Гравюра. 1890 г.

С большим подъемом проходили подобные выступления и в последующие годы «С 1890 г. австрийские рабочие из года в год показывали своим братьям во всех других странах, что значит настоящий первомайский праздник в пролетарском духе,- писал Энгельс, обращаясь к австрийским пролетариям.- Нигде не могли сравниться с вами или хотя бы только повторить ваш пример» (Ф. Энгельс - Австрийским рабочим к 1 мая 1893 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XVI, ч. 2, стр. 363.)

В результате всех этих выступлений правительство Таафе было вынуждено отменить «закон против анархистов».

Рабочий класс в Австрии все еще был полностью лишен избирательных прав. Введение всеобщего избирательного права стало поэтому одним из центральных требований австрийской социал-демократии. В 1893 г. в Вену приезжал Энгельс. Выступая перед социалистами австрийской столицы, он выразил одобрение общему направлению их деятельности. «...Австрия,- писал он в 1893 г. в связи с разгоревшейся борьбой за всеобщее избирательное право,- стоит теперь на первом месте в политическом движении Европы...» (Ф. Энгельс - Виктору Адлеру, 10 ноября 1893 г., К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXIX, стр. 264.)

Забастовка. М. Мункачи. 1895 г.
Забастовка. М. Мункачи. 1895 г.

Венгерское рабочее движение с самого начала развивалось отдельно от австрийкого. Рабочие организации подвергались в Венгрии особенно жестоким гонениям; кроме того, здесь еще пагубней и дольше сказывались враждебные научному социализму влияния лассальянства и анархизма. Большая заслуга в борьбе против идейных шатаний принадлежала Лео Франкелю, видному деятелю Парижской коммуны, в 1876 г. вернувшемуся в Венгрию. В 1890 г., в период подъема массового рабочего движения, образовалась Венгерская социал-демократическая партия. Она повела работу по сплочению и усилению классовой организации пролетариата.

Первомайские стачки и демонстрации, крупные забастовки промышленных рабочих сочетались в Венгрии с выступлениями наиболее многочисленного, хотя и наиболее отсталого отряда пролетариата - сельскохозяйственных рабочих, а также с крестьянскими волнениями. В Венгрии имелись благоприятные условия для сближения рабочего класса с крестьянством. Но социал-демократия не использовала этих возможностей.

В 70-х годах началось распространение марксистских идей среди рабочих польских и украинских земель, входивших в состав Австро-Венгрии. Социалисты Галиции были тесно связаны с австрийскими социалистами и с рабочей партией «Пролетариат», созданной в 1882 г. в Королевстве Польском.

Подъем рабочего движения в польских и украинских землях относится к 1890 г., когда здесь произошли массовые собрания и демонстрации рабочих, требовавших введения 8-часового рабочего дня, установления минимума заработной платы и т. д. Под этими лозунгами в Тешинской Силезии в апреле 1890 г. состоялась массовая стачка, в которой приняли участие 40 тыс. рабочих. После 10-дневнои упорной борьбы стачечники, окруженные войсками, пустившими в ход оружие, прекратили забастовку, однако предприниматели вынуждены были пойта на некоторые уступки, в частности на ограничение рабочего дня 10 часами. Первое мая 1890 г. Оыло отмечено забастовками и митингами в Кракове, Львове и других городах. При этом рабочие не только выдвигали экономические требования, но и заявляли протест против национального гнета и милитаристской политики правительства. Празднование дня международной пролетарской солидарности проводилось с этого времени из года в год.

В 1892 г. съезд польских социалистов во Львове основал социал-демократическую партию Галиции и Силезии, ставшую частью австрийской социал-демократической партии. Группа украинских радикалов основала Украинскую социал-демократическую партию Галиции.

Лео Франкель. Фотография.
Лео Франкель. Фотография.

В 80-х годах в Галиции оживилось крестьянское движение. Появились первые крестьянские газеты; в 1889 г. крестьяне провели в галицийскии сейм своих первых депутатов. В 1895 г. была создана польская крестьянская партия «Строництво людове»; ее программа не выходила за рамки буржуазно-демократических требований (расширение избирательного права, реформа налоговой системы и т. д.). В первые годы людовцы поддерживали тесные связи с И. Франко и другими украинскими радикалами; позднее, с конца 90-х годов, рост националистических тенденций в деятельности людовцев привел к тому, что И. Франко порвал с ними.

Обострение классовой борьбы повелительно диктовало сплочение рабочих разных национальностей, имевших перед собой общего врага - буржуазный строй. Но в австрийской социал-демократии со второй половины 90-х годов усилились оппортунистические тенденции. Успехи партии привлекли на ее сторону мелкобуржуазных попутчиков, особенно из среды интеллигенции. Виктор Адлер и другие руководители преувеличивали значение первых парламентских успехов партии. Как в столкновении с бернштейнианством, так и по отношению к мильеранизму Адлер выступал, по определению Р. Люксембург, в качестве «адвоката международного оппортунизма». Более всего проявился оппортунизм руководителей социал-демократических организаций Австро-Венгрии в национальном вопросе. Руководство австрийской социал-демократической партии отрицало революционное значение национальной борьбы. В результате социал-демократия не сумела удержаться на интернационалистических позициях и во второй половине 90-х годов в рабочем движении стали быстро развиваться тенденции к расколу на различные национальные группы. Так, в 1896 г. в связи с отказом руководства общеавстрийских профессиональных союзов создать автономные союзы для Чехии представители чешских союзов вышли из венской профсоюзной комиссии. Австрийская социал-демократическая партия превращалась в федерацию национальных групп. После 1897 г. в Австрии существовало шесть фактически самостоятельных социал-демократических организаций - австрийская, чешская, польская, украинская, югославянская и итальянская. Организационные связи между ними с каждым годом слабели, все более уступая место национальной обособленности.

В 1899 г. на съезде партии в Брно (Брюнне) была принята так называемая Брюннская программа по национальному вопросу, являвшаяся уступкой теории «национально-культурной автономии», под которой подразумевалась не территориальная автономия, а «автономия» людей, принадлежащих к одной и той же национальности, где бы они ни проживали. Эта теория отражала стремление во что бы то ни стало сохранить целостность Габсбургской монархии и вела к отказу от борьбы за самоопределение наций и к обособлению пролетариата разных национальностей.

Оппортунизм в национальном вопросе не был изолированным явлением в деятельности австрийской социал-демократии. Участились факты отказа от боевых выступлений; усилился оппортунизм среди руководителей профессиональных союзов.

Все это пагубным образом влияло на развитие политической борьбы рабочего класса Австро-Венгрии. Фактически расколотый по национальному признаку рабочий класс был лишен возможности в полную силу использовать возникший в 90-х годах в стране политический кризис.

Политическии кризис 90-х годов

В 1890 г. правительство Таафе в сговоре со старочехами приняло решение о разделе Чехии на австрийские и чешские округа. Это решение, названное Венским компромиссом, было связано с планами онемечения чешских областей.

В короткий срок чешские области охватило бурное движение протеста. В первых рядах освободительного движения шел чешский рабочий класс. Наиболее крупным выступлением этих лет была стачка углекопов в Кладно в 1892 г. Правительство ответило репрессиями, распустило сейм Чехии, ввело осадное положение, бросило в тюрьмы многих участников национально-освободительной борьбы.

Под давлением масс правительству Таафе пришлось отказаться от своих замыслов. Венский компромисс не был проведен в жизнь. Последствием этих событий для правящих кругов Австрии явился полный упадок влияния их союзников - старочехов. Руководство чешским национальным движением перешло к младочехам, выступавшим в более решительном духе. Но и стремления младочехов не простирались далее требования автономии в составе Габсбургской монархии, что объяснялось прежде всего заинтересованностью чешских капиталистов во внутреннем рынке Австро-Венгрии. Младочехи заигрывали с массовым движением, но, боясь его, считали наилучшим орудием для достижения своих целей верхушечные, парламентские комбинации.

В чрезвычайно усложнившейся внутриполитической обстановке правительство Таафе выступило в 1893 г. с проектом новой избирательной реформы, которая должна была увеличить число избирателей. Непосредственный толчок для составления такого проекта был дан развернувшейся борьбой австрийского пролетариата за всеобщее избирательное право. Правительство Таафе рассчитывало отделаться полумерами и в то же время привлечь симпатии австрийских рабочих на сторону консервативно-клерикальных кругов.

Проект реформы вызвал, однако, протест австрийской буржуазии и сопротивление значительной части консервативных, феодальных элементов, не желавших допустить усиления представительства пролетариата и славянских народов в рейхсрате. Потеряв опору среди собственных сторонников, правительство Таафе в том же 1893 г. вышло в отставку.

После отставки Таафе австрийские консерваторы и буржуазные либералы, а также польские помещики составили коалицию; ее единственной целью была отсрочка введения всеобщего избирательного права, которого все более настойчиво требовали широкие массы пролетариата. Политика оттяжек лишь увеличивала всеобщее недовольство. К тому же между участниками коалиции постоянно шла ожесточенная борьба по важнейшим политическим вопросам.

В 1895 г. император Франц-Иосиф назначил главой австрийского правительства наместника Галиции, крупного польского помещика Бадени. Верой и правдой служивший интересам австрийских угнетателей, Бадени был тем не менее вынужден пойти на ряд уступок рабочему и национально-освободительному движению. В 1896 г. была провозглашена избирательная реформа. Несмотря на свою умеренность, она дала возможность представителям социал-демократии впервые попасть в парламент (в 1897 г. было избрано 14 социал-демократов). Однако австрийские помещики и буржуазия сохранили в нзм полное преобладание. Борьба рабочего класса за всеобщее избирательное право продолжалась.

Войска охраняют штрейкбрехеров (Каролинская шахта в Моравской Остраве). Гравюра по рисунку Ф. Шлегеля. 1890 г.
Войска охраняют штрейкбрехеров (Каролинская шахта в Моравской Остраве). Гравюра по рисунку Ф. Шлегеля. 1890 г.

Бадени без особого труда договорился с младочехами. Чешская буржуазия приветствовала изданный правительством Бадени в 1897 г. закон, предписывавший установление в Чехии и Моравии равенства чешского языка с немецким и обязательное знание обоих языков всеми чиновниками. Эти решения вызвали со стороны австрийских реакционеров ожесточенное сопротивление. Во главе разнузданной кампании против равенства языков стояли великогерманцы; они прибегли к обструкции в рейхсрате, препятствуя рассмотрению каких-либо законопроектов впредь до отмены постановления о языках. Рейхсрат стал ареной бурных столкновений и скандалов (его прозвали «обезьяний театр»), почти каждое заседание завершалось потасовками. В конце 1897 г. Бадени вышел в отставку, что явилось уступкой крайним шовинистическим кругам, и в 1899 г. закон о языках был отменен. Вслед за тем состоялось решение о разделении Чехии по языковому принципу на чешские, австрийские и смешанные области.

Возрождение старого плана расчленения Чехии вызвало новый подъем национального движения. Конец XIX в. проходил под знаком резкого обострения борьбы, вооруженных схваток чешских патриотов с полицией и войсками. Прага была вновь объявлена на осадном положении, австрийский рейхсрат распущен.

Габсбургская монархия вступила в новое столетие в состоянии серьезного политического кризиса.


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Компания по металлопрокату http://sst-td.com.ua/steel-45/ - сталь 45, листовая сталь.

купить стразы оптом





Пользовательского поиска




Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'