НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

1. Памятники переходного периода

Памятники переходного периода от бронзового века к железному в Нижнем Подонье представлены материалами впускных могил в курганах бронзового века и находками в основном предметов вооружения и конского снаряжения.

Памятники правобережья Дона. В районе правобережья Нижнего Подонья обнаружены пока лишь несколько погребений, отдельные находки и так называемые клады. Наиболее известным является клад, найденный в 1939 г. на территории Новочеркасска. Он состоит из топора кобанского типа, двух бронзовых удил и отдельных звеньев от других удил, пары псалиев, обломка стержня и половинки бронзовой литейной формы для отливки втульчатых наконечников стрел (рис. 3, 1 - 9). Этот комплекс VIII - VII вв. до п. э. получил достаточное освещение в нашей археологической литературе наряду с другими аналогичными по времени вещами, найденными на юге Европейской части СССР, в том числе и в районах, близко прилегающих к Нижнему Подонью (Иессен А. А. К вопросу о памятниках VIII - VII вв. до н. э. на юге Европейской части СССР. - СА, 1953, XVIII, с. 50 - 52, 107 - 108, рис. 1; Он же. Некоторые памятники VIII - VII вв. до н. э. на Северном Кавказе. - ВССА. М., 1954, с. 120.).

Среди подобных находок следует отметить бронзовые удила и псалий, обнаруженные в 1894 и 1896 гг. у стан. Филипповской (рис. 3, 10, 11) бронзовые стрелы, найденные в 1887 г. вместе с удилами и псалиями (рис. 4, 1 - 5) в кургане у хут. Обрывского стан. Чернышевской на р. Чире. Около этой же станицы найден и лепной чернолощеный сосуд (рис. 4, 6), хранящийся под № 3814 в Новочеркасском музее.

Весьма интересны два набора бронзовых предметов конского снаряжения (рис. 5, 1 - 11), относящиеся, вероятно, к разрушенному погребению VIII - VII вв. до н. э. кургана бронзового века Гиреева могила, найденные в 1959 г. около Аксая (Мелентьев А. П. Некоторые детали конской упряжи киммерийского времени. - КСИА, 1967, вып. 112. Материалы хранятся в РОМК.).

Из числа полных погребальных комплексов переходного периода, обнаруженных на правобережье Дона, можно отметить два погребения, которые открыли в 70-е гг. нынешнего столетия неподалеку от Новочеркасска. Одно из них обнаружено в 1974 г. в Камышевахском могильнике (курган 5, погребение 4) (В отчете и предварительной публикации погребение определено как сарматское (Расе Б. А., Зельдина В. Я., Субботин А. В. Раскопки курганов в Ростовской области. - АО - 1974. М., 1975, с. 126, 127.). В могильной яме с подбоем костяк мужчины лежал в вытянутом положении, на спине, головой на запад. В погребении находился лощеный сосуд шаровидной формы с прочерченным орнаментом (рис. 6, 8).

Второе, еще более выразительное, захоронение обнаружено в 1979 г. в Грушевском курганном могильнике (курган 11, погребение 3) (Раскопки Е. И. Савченко, 1979 г. Материалы хранятся в археологической лаборатории РГУ.) (рис. 6, 1 - 6). Костяк лежал в скорченном положении, головой на северо-восток, в позе, характерной для погребений срубной культуры. В могиле находился богатый инвентарь: бронзовый нож, золотая серьга, бронзовая подвеска, кремень, деревянный и глиняный сосуды. Глиняный сосуд украшен врезным орнаментом. В погребении прослеживалась посыпка мелом. Обряд захоронения и лощеная керамика с врезным орнаментом помогают установить дату этих комплексов.

К группе памятников переходного периода следует, вероятно, отнести разрушенное погребение, обнаруженное в 1939 г. в Ростове-на-Дону (Лунин Б. В. Археологические раскопки и разведки в Ростовской области. - В кн.: Памятники древности на Дону Ростов н/Д., 1940, с. 13.). Судя по описанию Б. В. Лунина, в нем найдены обломки черноглиняного лощеного сосуда (не сохранились), медные удила и псалий (рис. 4, 7 - 9).

Памятники левобережья Дона. Несколько лучше обстоит дело с памятниками VIII - VII вв. до н. э. на левобережье Нижнего Подонья. К погребениям, которые были открыты А. А. Иеесеном у хут. Соленого (курган Сол-1, погребение 20; курган Сол-2, погребение 3) (Иессен А. А. Раскопки курганов на Дону в 1951 г. - КСИИМК, 1954, вып. 53, с. 75, 76.) и М. И. Артамоновым на Маныче у хут. Веселого (курган 1, погребение 2) (Артамонов М. И. Раскопки курганов на р. Маныч в 1937 г. - СА, 1949, XI, с. 310, рис. 6, 1; с. 317, рис. 13, 2.) и изучены К. Ф. Смирновым, отнесшим их к переходному периоду (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 28, 31.), следует добавить ряд погребений, открытых в 60 - 70-е гг. (Кореняко В. А., Максименко В. Е. Погребения раннего железного века в бассейне Нижнего Дона. - СА, 1978, № 3, с. 167.).

К таковым относятся погребения 9 и 10 кургана 5 Койсугского могильника (Максименко В. Е. Раскопки курганов в дельте Дона. - АО - 1968. М., 1969, с. 85.). Они выделяются четкой стратиграфией. Наиболее ранним из них является погребение 10 (рис. 7, 1, 2),. нарушившее срубное погребение 13. В нем костяк находился в положении, характерном для захоронений эпохи поздней бронзы и переходного периода.

Скелет взрослого человека лежал на левом боку, головою на запад-юго-запад. Руки согнуты в локтях, кисти у черепа. Судя по остаткам нижних конечностей, скорченность была слабой. К этому погребению, вероятно, относятся и фрагменты керамики с резным геометрическим орнаментом, найденные в заполнении более поздних погребений 3 и 9, частично нарушивших погребение 10. Эта керамика по орнаменту и фактуре близка керамике типа Кобяково. Вероятно, погребение 10 следует отнести к самому концу бронзового века - началу переходного периода.

Погребение 10 нарушено погребением 9 (рис. 7, 3 - 5), которое можно датировать VIII - VII вв. до н. э. (Кореняко В. А., Максименко В. Е., Указ. соч., с. 177.). Пожалуй, наиболее основательно подтверждает дату погребения 9 (не позднее VII в. до н. э.) тот факт, что оно, в свою очередь, нарушено погребением 3, относящимся к VI в. до н. э. По своей конструкции могильная яма погребения 9 представляла собой катакомбу 1-го типа (по Б. Н. Гракову) (Граков Б. П. Скифские погребения на Никопольском курганном поле. - МИА, 1962 № 115, с. 83 - 85.). При захоронении покойница была положена на левый бок (позднее скелет завалился на "живот"), головой на запад, лицом от входа. В могиле сохранились следы огня. Вход в камеру, дно колодца и камеры были покрыты толстым слоем камыша. В погребении найдена небольшая полусферическая бляшка с маленьким ушком-петелькой (рис. 7, 5).

Следующим весьма выразительным комплексом переходного периода является погребение, открытое в 1968 г. у хут. Верхне-Подпольного Аксайского р-на неподалеку от Маныча и Дона (рис. 8, 11 ,12). Архаичные черты обряда (положение на боку, слегка подогнутые и перекрещенные ноги) и очень выразительный инвентарь (бронзовая стрела, каменный топор) позволяют отнести этот комплекс к концу VIII - VII в. до н. э. (Кияшко В. Я., Максименко В. Е. Погребение раннего железного века у х. Верхне-Подпольный. - АО - 1967. М., 1968, с. 77, 78.).

Интересный комплекс был обнаружен В. П. Шиловым в 1962 г. у хут. Алитуба (Шилов В. П. Отчет о раскопках у хут. Усьман и Алитуб в 1962 г. - Архив РОМК.). В погребении 22 кургана 3 в прямоугольной яме глубиной 4,2 м, длиной 2,6 м, шириной 1,25 м лежал скелет в вытянутом положении на правом боку, головой на юго-восток в гробовище, образованном брусьями, положенными вдоль стен, с деревянным продольным перекрытием. Справа от черепа лежали обломки лепного узкогорлого сосуда серого цвета, украшенного по плечикам четырьмя маленькими коническими налепами, ниже - горизонтальными и дуговидными заштрихованными резными поясками и косыми полосками каннелюр (рис. 7, 10). A. И. Тереножкин, относя этот сосуд к новочеркасской ступени, отыскивает аналогии ему в Западной Европе во фракийском керамическом производстве (Тереножкин А. И. Киммерийцы. Киев, 1976, с. 169.). Можно назвать и другие достаточно близкие аналогии (Ильинская В. А. Раннескифские курганы бассейна р. Тясмин. Киев, 1975, с. 137, рис. 17, 6, 18, 2.). К сожалению, алитубский сосуд известен нам только по иллюстрациям. Не исключено, что данное погребение следует отнести к более позднему времени, так как подобные сосуды в Западной Европе датируются не только VIII - VII вв. до н. э., но и V в. до н. э.

Вероятно, близко по времени этому погребению безынвентарное захоронение у хут. Алитуба (Шилов В. П. Отчет о раскопках у хут. Усьман и Алитуб в 1962 г.) с восточной ориентировкой костяка (курган 1, погребение 1). Такими же невыразительными являются и два погребения, открытые B. П. Шиловым у хут. Усьмана (Там же.). При вытянутом положении костяков в одном погребении отмечена ориентировка на запад-северо-запад (курган 2, погребение 4), в другом - на запад (курган 3, погребение 1). Эти погребения могут относиться как к переходному, так и савроматскому периодам. Весьма интересны два погребальных комплекса, обнаруженные в юго-западной части Ростовской обл. (Кореняко В. А., Максименко В. Е. Указ. соч., с. 167.). Погребение 4 кургана 10 группы II на землях совхоза "Северный" (левый берег Маныча) (Максименко В. Е., Горбенко А. А., Кореняко В. А., Фомичев Н. М. Раскопки курганов на р. Маныч. - АО - 1973. М., 1974, с 116, 117. Материалы хранятся в АКМ.) было впущено в восточную полу кургана эпохи бронзы и слегка углублено в материк. В яме неправильной формы размером 1,92x0,6 м лежал скелет взрослого мужчины в слабо-скорченном положении, на правом боку, головой на восток-юго-восток. Правая рука согнута в локте, левая вытянута вдоль туловища. В могиле обнаружены астрагалы овцы и бронзовый нож (рис. 7, 6, 7).

Погребение кургана 3 группы Баранчук (на правом берегу Егорлыка, левого притока Маныча, у с. Красная Поляна Песчанокопского р-на) (Горбенко А. А., Фомичев Н. М. Раскопки на реках Кагальник и Егорлык. - АО - 1974. М., 1975, с. 103, 104. Материалы хранятся в АКМ.) также впускное. Прослежена яма неправильных очертаний, размером 2,2x0,94 м. Костяк взрослого мужчины лежал на правом боку, в слабоскорченном положении, головой на запад. Правая рука согнута в локте, кисть на тазе, левая рука также согнута в локте, кисть у подбородка. Под скелетом прослеживался тлен от подстилки и меловая посыпка. В северо-западном углу лежали расчлененные кости задней ноги овцы или барана, у западной стенки находился сосуд (рис. 7, 8, 9). Подробная характеристика этих комплексов с анализом инвентаря и обряда дана в специальной работе (Кореняко В. А., Максименко В. Е. Указ. соч., с. 167 - 181.).

Исключительный интерес представляет погребальный комплекс VIII - VII вв. до н. э., обнаруженный Багаевским отрядом Донской экспедиции на левом берегу Сала, к востоку от хут. Слободского и Балабина Семикаракорского р-на Ростовской обл. (Узянов А. А. Нижнесальские курганы. - АО - 1975. М., 1976, с. 146, 147.). В один из курганов эпохи бронзы было впущено погребение, содержавшее комплекс предметов из золота, бронзы и железа. У коленей погребенного находились бронзовый черенковый ножичек (?), однокольчатые удила и орнаментированные псалии, типологически относящиеся к камышевахско-черно-горовскому типу, под головой - железный нож с горбатой спинкой и орнаментированная золотая трубочка, на лбу - круглая бронзовая пластинка, у поясницы - массивный кремневый отщеп (Там же, с. 146.).

К переходному периоду отнесены первоначально Э. С. Шарафутдиновой два погребальных комплекса (курган 17, погребение 6; курган 22, погребение 12), обнаруженные в 1-м Крепинском могильнике на Маныче (Шарафутдинова Э. С. Отчет о работах второго Манычского отряда Донской экспедиции в 1972 г.- Архив РОМК; Завьялов В. А., Захаренкова И. А., Лагоцкий К. С. и др. Раскопки курганов на Нижнем Маныче. - АО - 1972. М., 1973, с. 128.). Однако более приемлемая для этих погребений дата - конец VII - начало VI в. до н. э. В погребении 6 кургана 17 костяк лежал в вытянутом положении, па спине, головой на юго-запад. В головах его стоял небольшой залощенный сосуд с короткой шейкой раструбом и петельчатой ручкой (рис. 45, 9). Второе погребение-кенотаф содержало топор-молот без сверлины, сосудик (рис. 46, 4), кость животного со следами обработки и два астрагала.

Еще несколько интересных комплексов переходного периода обнаружено В. П. Копыловым в конце 70-х гг. в районах к востоку от Маныча, у Цимлянского водохранилища (группа IV, курган 5, погребение 2, раскопки 1976 г.; группа VI, курган 10, погребение 1 и курган 11, погребение 4, раскопки 1979 г.). Эти погребения содержат лощеную керамику с резным орнаментом, инкрустированным белой и красной пастой (Материалы хранятся в археологической лаборатории РГУ.).

К находкам, относящимся по времени к переходному периоду, следует, вероятно, отнести и два бронзовых клепаных котла (В Новочеркасском музее истории донского казачества хранится один котел, который описал В. С. Бочкарев (Бочкарев В. С. Кiммерiйськi казани. - Археологiя. Киiв, 1972, вып. 5, с. 63 - 68.), обнаруженных в 1878г. у пос. Ивановского на левом берегу Кагальника, возможно, в разрушенном погребении, так как в описании условий находки говорится, что эти котлы найдены вместе с человеческими костями на глубине трех четвертей аршина от поверхности, а под ними были угли и зола (Попов X. И. Каталог Донского музея в Новочеркасске, 1914 (?), с. 157, 158.).

предыдущая главасодержаниеследующая глава








Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2022
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'