НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава первая. Письменные источники

1. Киммерийцы и скифы

При решении некоторых вопросов истории кочевых племен Подонья и их этнического состава в эпоху раннего железного века немаловажную роль играют письменные источники, содержащие в основном данные античных авторов, многие из которых были современниками описываемых событий (Глава представляет собой краткий обзор наиболее важных сведений, содержащихся в письменных источниках, касающихся вопросов древней истории кочевников юга Европейской части нашей страны, в основном того населения, чья историческая судьба связана с Донским регионом.

Свидетельства античных авторов по истории Северного Причерноморья и Кавказа были собраны, переведены и прокомментированы В. В. Латышевым (Латышев В. В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе: В 2-х т. Т. 1. Греческие писатели. Спб, 1900. Т. 2. Латинские писатели. Спб, 1906. В 1947 - 1952 гг. этот труд с дополнениями - переводами древневосточных документов - был переиздан в журнале "Вестник древней истории" (1947 - 1949, № 1 - 4; 1952, № 2). В данной работе в основном использованы указанные переводы.

Подробный анализ письменных источников, касающихся истории Северного Причерноморья, сделал М. И. Ростовцев в своем фундаментальном исследовании "Скифия и Боспор" (Пг., 1925). Позднее письменные источники подвергались анализу в трудах многих советских исследователей, занимающихся историей Северного Причерноморья в целом и вопросами истории кочевого населения в частности (см. напр.: Смирнов К. Ф. Савроматы. М., 1964; Граков Б. Н. Скифы. М., 1971; Виноградов В. Б. Центральный и Северо-Восточный Кавказ в скифское время. Грозный, 1972; Артамонов М. И. Киммерийцы и скифы. Л., 1974; Хазанов А. М. Социальная история скифов. М., 1975; и др.). В 1971 г. появилась интересная работа Д. А. Мачинского, в которой автор дает несколько карт, отображающих изменения в представлениях античных писателей об этнографии европейских степей в VII - начале II в. до н. э.

Как правильно отмечает автор, "насколько эти изменения отражают реальные передвижения тех или других объединений кочевников, в полной мере можно судить лишь после сопоставления этих карт с картами археологическими, антропологическими и лингвистическими" (Мачинский Д. А. О времени первого активного выступления сарматов в Поднепровье по свидетельствам античных письменных источников. - АСГЭ. Л., 1971, вып. 13, с. 30).).

Первое исторически достоверное этническое название населения юга Европейской части нашей страны связано с именем киммерийцев. Однако следует признать, что письменные источники сообщают об этом народе весьма неопределенные сведения. Считается, что древнейшее упоминание о киммерийцах относится ко времени Гомера (Тереножкин А. И. Киммерийцы. Киев, 1976, с. 7. См. об этом также: Дьяконов И. М. К методике исследований по этнической истории ("киммерийцы"). - В кн.: Этнические проблемы истории Центральной Азии в древности (II тысячелетие до н. э.). М., 1981, с. 90 - 100.) - создателя бессмертных творений "Илиады" и "Одиссеи". Знаменитый греческий географ Страбон (64-63 г. до н. э. - 23 - 24 г. н. э.), опираясь на сообщения более ранних своих предшествеников-хронографов, утверждает, что Гомер знал о киммерийцах (Страбон, I, 2, 9 (Страбон. География: Пер. с греч. яз. Г. А. Стратановского. М., 1964).), но помещал их не там, где они жили - у Киммерийского Боспора (т. е. в районе Керченского пролива.- В. М.), а в угоду мифу "перенес их в какую-то мрачную область по соседству с Аидом, подходящую местность для мифических рассказов о странствиях Одиссея" (Там же). Повествуя о странствиях Одиссея, одного из героев Троянской войны, Гомер от его лица рассказывает: "Закатилось солнце, и покрылись тьмою все пути, а судно наше достигло пределов глубокого Океана. Там народ и город людей киммерийских, окутанные мглою и тучами; и никогда сияющее солнце не заглядывает к ним своими лучами - ни тогда, когда восходит на звездное небо, ни тогда, когда с неба склоняется к земле, но непроглядная ночь распростерта над жалкими смертными" (Одиссея, XI, 12 - 19.).

О киммерийцах упоминается даже в библейских книгах. Под именем "народов дальних", наводящих ужас на народы Востока, они фигурируют в книге пророка Исайи, проповеди которого относятся к рубежу VIII - VII вв. до н. э. (ВДИ, 1947, № 1, с. 267.)

В Библии в десятой главе "Книги бытия", в так называемой "Таблице народов", при перечислении родословной сыновей Ноевых и внуков упоминаются Гомер и Ашкеназ (Там же, с. 265.). Под именами "Гомер" и "Ашкеназ" принято подразумевать киммерийцев и скифов "Гомер" - киммеры, киммерийцы, "Ашкеназ" - ассирийское, "ашкуза" - скифы (Крупное Е. И. О походах скифов через Кавказ. - ВССА. М., 1954, с. 188.).

Более реальные исторические сведения о киммерийцах связаны с упоминанием их походов в Малую и Переднюю Азию. На одной из глиняных табличек ассирийского клинописного архива конца VIII в. до н. э., в письме ассирийского разведчика Ашшуррисуа царю Саргону II (722 - 705 гг. до н. э.) упоминается страна "Гаммир" и народ "гиммира" (ВДИ, 1947, № 1, с. 266, 267.).

Страбон пишет, что киммерийцы, обитавшие на "темном Боспоре", часто вторгались в страны, расположенные на правой стороне Понта (Страбон, I, 3, 21.). К концу VIII в. до н. э. относится упоминание ассирийского разведчика Арадсина о вторжении киммерийцев в страну Урарту (ВДИ, 1947, № 1, с. 269. Некоторые авторы склонны усматривать в сообщении Арадсина указание на появление скифов, а не киммерийцев (см.: Черников С. С. Загадка Золотого кургана. М., 1965, с. 84.)). Во время царствования Асархаддона (681 - 668 гг. до н. э.) киммерийцы угрожали Ассирии и входили в союз, враждебный ей, но потерпели поражение. Ассирийский царь с торжеством заявляет, что Теушпу-киммерийца, зеадя которого далеко, он убил и войско его уничтожил (Там же, с. 270.).

После поражения киммерийцы, видимо в 672 г. до н. э., заключили союз с урартийским царем Русой II (Арутюнян Н. В. Биайнили. Ереван, 1970, с. 326.), что, естественно, вызвало тревогу Ассирии. Обращаясь к богу, царь Асархаддон вопрошает: "Осуществятся ли планы правителя Урарту, или народа гиммира, двинутся ли они на войну, на бой, в битву, чтобы убивать, грабить и захватывать?" (ВДИ, 1947, № 1, с. 270.). Источники подтверждают, что в 654 г. до н. э. взаимоотношения киммерийцев и ассирийцев продолжают оставаться враждебными (Арутюнян Н. В. Указ. соч., с. 327.). В это же время киммерийцы вторгаются на территорию богатого ма-лоазийского государства Лидии, захватывают его столицу Сарды и обосновываются в Каппадокии у р. Галис (Кызыл Ирмак). Спустя некоторое время (50 - 40-е гг. VII в. до н. э.) киммерийцы, во главе которых стоял Лигдамис (Тугдамме), терпят поражение от скифов, предводительствуемых Мадием (Артамонов М. И. Киммерийцы и скифы, с. 28.). Позднее киммерийцы были окончательно разбиты лидийским царем Алиаттом (615 - 565 гг. до н. э.) и навсегда исчезли с исторической арены. Часть киммерийцев, вероятно, осталась в Малой Азии, а некоторые возвратились на свои исконные территории, т. е. в Северное Причерноморье.

Античная традиция утверждает, что родина киммерийцев - Северное Причерноморье и Северо-Западное Предкавказье. Задолго до Страбона "отец истории" Геродот (484 - 425 гг. до н. э.), у которого сведения о киммерийцах имеют более реальную, нежели мифическая, основу, опираясь на своих непосредственных информаторов - греков и скифов, живших в Причерноморье, сообщает, что степи Понта (т. е. Северного Причерноморья. - В. М.), которые в его время были заняты кочевниками-скифами, ранее принадлежали киммерийцам. Во время путешествия Геродота по Скифии ему показывали могилы киммерийских царей около р. Тираса (Днестра. - В.М.).

Относительно происхождения этих могил Геродот рассказывает следующую легенду: "При наступлении скифов киммерийцы, имея в виду многочисленность приближавшегося войска, стали совещаться между собой, и мнения их, высказанные с одинаковой настойчивостью, разделились, но предложение царей (Геродот называл киммерийских вождей царями.- В. М.) было благоразумнее: именно, по мнению народа, следовало удалиться и не подвергать себя опасности в борьбе с многочисленным войском, а цари предлагали бороться за родину с наступающими. Однако ни народ не захотел послушаться царей, ни цари народа; первый задумал удалиться без боя, предоставив родную землю врагам, а цари предпочли лечь мертвыми в родной земле и не бежать вместе с народом, представив себе те блага, которыми они пользовались до тех пор, и те бедствия, которых следовало ожидать при бегстве из отечества. Решив таким образом, цари разделились на две части, равные по численности, и стали драться между собою. Всех царей, погибших в сражении, киммерийский народ похоронил у реки Тираса - могила их до сих пор еще видна, - а после погребения удалился из страны, так что вторгнувшиеся скифы заняли страну, уже лишенную населения" (Геродот, IV, 11.).

В другом месте Геродот, сообщая о вытеснении киммерийцев скифами из Северного Причерноморья, говорит: "И теперь еще есть в Скифии киммерийские стены, есть киммерийские переправы, есть и область, называемая Ким-мерией, есть и так называемый Киммерийский Боспор. Киммерийцы, очевидно, бежав от скифов в Азию, поселились на полуострове, где ныне стоит эллинский город Синопа" (Там же, 12.).

Упоминание Геродотом топонимических названий, связанных с именем киммерийцев, позволяет предположить их пребывание на территории Крыма и Северо-Западного Кавказа. Об этом говорит и Страбон (Страбон, I, 3, 21.). Страбон же киммерийцев, завладевших столицей Лидии - Сардами, называет трерами и считает их то киммерийским, то фракийским народом. Принимая во внимание, что Фракия - страна на западном берегу Черного моря, можно предположить, что киммерийцы, вероятно вместе с древними фракийцами, совершали походы не только вдоль восточного, но и вдоль западного побережья Черного моря.

Очень мало сведений сохранилось в письменных источниках о быте и общественном строе киммерийцев. Степень участия народа и вождей при решении важных вопросов, о которой упоминает Геродот, позволяет говорить о стадии военной демократии, переходной форме от родового общества к классовому. Свидетельства о бесчисленных войсках киммерийцев - "доителях кобылиц" (Каллимах, 248 - 258.) - и военных походах представляют их в первую очередь как скотоводов-кочевников, чье стремление к захвату новых пастбищ и обогащению приводило к постоянным военным конфликтам. На этой стадии развития общества складывается такое положение, при котором, как пишет Ф. Энгельс, "богатства соседей возбуждают жадность народов, у которых приобретение богатства оказывается уже одной из важнейших жизненных целей. Они варвары: грабеж им кажется более легким и даже более почетным, чем созидательный труд. Война... становится постоянным промыслом" (Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства.- Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 21, с. 164.). Эти слова применимы и при характеристике других кочевых народов Северного Причерноморья эпохи раннего железного века.

Отрывочные и не всегда точные сведения письменных источников не позволяют конкретно говорить о границах киммерийских владений в Северном Причерноморье до появления скифов. Если под киммерийцами подразумевать все кочевое население южно-русских и предкавказских степей, которое, безусловно, не могло быть однородным по своему составу, то киммерийская территория охватывает обширные пространства всего юга европейской части СССР до Северного Кавказа. В этом случае Нижнее Подонье оказывается в центре данной территории. Именно в этом районе обнаружен ряд археологических находок, которые приняты исследователями основополагающими для выделения киммерийской культуры (Тереножкин А. И. Киммерийцы и Кавказ. - В кн.: Тезисы докладов сессионных и пленарных заседаний. Тбилиси, 1971, с. 35.).

Значительно больше сохранилось в исторических источниках сведений о соперниках киммерийцев - скифах. Впервые скифы (ашкуза) во главе с их вождем Ишпакаем упоминаются в анналах ассирийского царя Асархаддо-на, когда они выступили в союзе с государством Манна против Ассирии. Это событие относится к 70-м гг. VII в. до н. э. (Дьяконов И. М. Ассиро-вавилонские источники по истории Урарту. - ВДИ, 1951, № 2, 3, № 68.). Однако ему предшествовало не только появление скифов в Передней Азии, но и изгнание ими киммерийцев из Северного Причерноморья, о чем пишут Геродот и другие античные авторы. Согласно исторической традиции, скифы появляются на обширных степных пространствах юга Европейской части СССР из Азии, теснимые племенами массагетов (Геродот, I, 201, 202, 216; IV, 11). Эти сведения Геродот заимствовал у Аристея, греческого поэта VII в. до н. э. Более поздние авторы, и в частности Диодор Сицилийский (I в. до н. э.), опираясь на ранние традиции ионийских писателей, также подтверждают появление скифов из Средней Азии. Диодор пишет, что ими была подчинена обширная страна за р. Танаисом до Фракии и владычество их распространялось до египетской р. Нила (Диодор. Историческая библиотека, II, 43).

Скифы потеснили киммерийцев из европейских степей на юг. Враждебные отношения между пришельцами - скифами и киммерийцами - отражены в многочисленных легендах и преданиях. Геродот пишет, что "скифы вторглись в Азию вслед за изгнанными ими из Европы киммерийцами и, преследуя бегущих, дошли таким образом до Мидийской земли". Далее Геродот сообщает, что "киммерийцы постоянно бежали вдоль моря (Черного моря. - В. М.), а скифы гнались за ними, имея Кавказ по правую руку, пока не вторглись в Мидийскую землю, свернувши внутрь материка" (Геродот, IV, 12.). Столь странный путь "преследования" можно легко объяснить, если признать, что мотивы, побуждавшие киммерийцев и скифов двинуться в Переднюю Азию, были несколько иными, нежели погоня за беглецами.

Как считает М. И. Артамонов, появление скифов в Азии было результатом не преследования ими киммерийцев, а их переселения ввиду начала длительной засухи в степной зоне, в результате чего кочевники - киммерийцы и скифы - ушли из Северного Причерноморья и степи значительно опустели (Артамонов М. И. Киммерийцы и скифы, с. 26.). Однако не только одно это обстоятельство, а, видимо, и богатства древневосточных государств не в меньшей мере способствовали продвижению кочевников в Переднюю Азию.

Вероятно, процесс проникновения скифов в Закавказье не был столь быстрым, как это представляется на первый взгляд по письменным источникам. Некоторое время они оставались в предкавказских степях, входили в контакт с местным населением.

Как уже отмечалось, по данным ассирийских источников, киммерийцы находились в Закавказье, в Азии уже около 722 - 715 гг. до н. э. Скифы (шкуда) зафиксированы дважды - сначала в 70-х гг. VII в. до н. э., а затем несколько позднее (Дьяконов И. М. История Мидии. М. - Л., 1956, с. 266.), т. е. они появляются в Передней Азии полстолетия спустя после прихода туда киммерийцев. Из сказанного следует, что до этого события, т. е. не позднее последней четверти, а может быть даже в первой половине VIII в. до н. э. (Мачинский Д. А. О времени первого активного выступления сарматов, с. 33.), скифы уже господствовали в степях Нижнего Дона и Предкавказья.

Естественно, что не все население степной зоны Северного Причерноморья и Предкавказья ушло вместе со скифскими ордами в Переднюю Азию. Часть его осталась и не исключено, что ушедшие поддерживали определенный контакт с оставшимися (Хазанов А. М. Социальная история скифов, с. 226.).

Дальнейшая история пребывания скифов в Передней и Малой Азии по письменным источникам представляется следующей.

Обосновавшись в районе озера Урмия, в степях между Курой и Арак-сом, скифы в 674 г. до н. э. помогли восставшим против Ассирии мидянам (См. подробнее: Артамонов М. И. Киммерийцы и скифы, с. 28 - 34.). Во время военных действий вождь скифов Ишпакай был убит, и власть принял Партатуа, которого ассирийцы уже называют царем страны Ингкуза. Партатуа (По Геродоту Прототий), изменив своим прежним союзникам, перешел на сторону Ассирии и получил в благодарность дочь царя Асархаддона и признание его главой Скифского царства, которое, по-видимому, с этого времени начинает играть весьма заметную политическую роль в событиях истории древневосточных государств на территории Передней и Малой Азии. К середине VII в. до н. э. скифы под предводительством Мадия, сына Партатуа, пройдя через территорию Ассирии (ассирийцы пропустили их как своих союзников), столкнулись в Малой Азии с киммерийцами и трерами.

Последующие события истории пребывания скифов в Передней и Малой Азии связаны с упадком Ассирии и возвышением двух новых могущественных государств - Мидии и Нововавилонского царства, образовавшегося в 626 г. до н. э.

В 623 - 622 г. до н. э. скифы спасли от разгрома столицу Ассирии Ниневию. Как пишет Геродот, "когда он (индийский царь Киаксар.- В. М.) уже одолел ассирийцев и начал осаду Нина, в пределы его царства вторглись огромные полчища скифов... во главе с царем Мадиееом" (Геродот, I, 103.).

Спустя десять лет скифы изменили своим союзникам ассирийцам и вместе с индийцами в августе 612 г. до н. э. овладели Ниневией. После падения в 605 г. до н. э. последнего оплота союзников Ассирии египтян г. Кархемыша скифы устремились в Палестину и Египет. С большим трудом египетский фараон Нехо (у Геродота он ошибочно назван Псамметих.- В. М.) "выйдя к ним навстречу, дарами и просьбами отклонил их от дальнейшего движения" (Там же, 105.). Об этом же событии, видимо, упоминает и Диодор Сицилийский (Диодор, II, 43.).

Геродот отмечает, что "скифы владычествовали над Азией в течение двадцати восьми лет и все опустошили своим буйством и излишествами. Они взимали с каждого народа наложенную ими на каждого дань, но кроме дани совершали набеги и грабили, что было у каждого народа" (Геродот, I, 106.). Крушению скифского могущества в Передней Азии способствовало в какой-то мере истребление скифских вождей индийским царем Ки-аксаром в 595 г. до н. э. Геродот же сообщает, что мидяне пригласили множество скифов в гости, напоили их допьяна и перебили (Там же.).

После этого кровавого пира, потеряв вождей, скифы потерпели поражение, и, как считают некоторые исследователи, часть их вернулась обратно в Северное Причерноморье, а часть добровольно подчинилась индийскому царю (Дьяконов И. М. История Мидии, с. 317 - 318; Белявский В. А. Война Вавилонии за независимость 627 - 605 гг. до н. э. и гегемония скифов в Передней Азии. - В кн.: Исследования по истории стран Востока. Л., 1964, с. 125; Он же. Вавилон легендарный и Вавилон исторический. М., 1971, с. 61.).

Однако думается, более верна точка зрения М. И. Артамонова, который считает, что мидянам потребовалось еще несколько лет, прежде чем они овладели областями, которые были подчинены в свое время скифам. В 590 г. до н. э. Мидия столкнулась с претендентом на скифское наследство Лидией, которая к тому времени оккупировала Каппадокию, где жили киммерийцы и где задержались скифы, просившие у Лидии защиты после конфликта с мидянами. Возможно, что скифы при поддержке Лидии и киммерийцев усилили отпор мидянам и это послужило причиной войны между Мидией и Лидией, закончившейся .28 мая 585 г. до н. э. в день солнечного затмения. По условиям, продиктованным лидийцам, скифам и киммерийцам не оставалось места в Азии, и они должны были уйти туда, откуда в свое время пришли, т. е. в Предкавказье и Северное Причерноморье (Артамонов М. И. Переселение киммерийцев и скифов в Азию и их возвращение в Северное Причерноморье около 585 года до н. э. - В кн.: Тезисы докладов сессионных и пленарных заседаний. Тбилиси, 1971, с. 33; Он же. Киммерийцы и скифы, с. 33.).

Возвращение не было мирным, так как жившее на этой территории население, не участвовавшее в переднеазиатских походах, судя по сведениям Геродота, попыталось оказать участникам похода сопротивление (Геродот, IV, 1 - 3.).

За время многолетнего пребывания в Передней Азии киммерийцы и скифы испытали на себе влияние урартской, ассиро-вавилонской и греко-ионийской культур. Возвратились они в северопричерноморские степи с культурой, существенно отличающейся от той, которая осталась у населения, не участвовавшего в походах в Азию. По мнению М. И. Артамонова, принесенная вернувшимися из Азии скифами и киммерийцами культура наслоилась на местные культуры Северного Причерноморья, частично заменила некоторые их элементы, но не прервала их собственного развития (Артамонов М. И. О времени возникновения скифской культуры. - В кн.: Тезисы докладов на сессии и пленумах, посвященных итогам полевых исследований в 1971 г. М., 1972, с. 31. О пребывании скифов в степном Предкавказье см.: Мурзiн В. Ю. Скiфи на Пiвнiчному Кавказi (VII - V ст. до н. э.).- Археологiя. Киiв, 1978, вып. 27, с. 22 - 35; Он же. Степная Скифия VII - V вв. до н. э.: Автореф. дис. ... канд ист. наук. Киев, 1979; Он же. Скифы на Северном Кавказе. - В кн.: Археология и краеведение вузу и школе. Грозный. 1981, с. 27, 28.).

С момента возвращения скифов из Передней Азии начинается собственно скифский период в истории южнорусских степей, о котором сохранились более или менее достоверные сведения в античных источниках. Вернувшиеся из Передней Азии скифы составили господствующую группу кочевников, так называемых "царских скифов", владения которых (по Геродоту) простирались на востоке до Кремн - гавани на северном побережье Меотийского озера, а другие, часто граничили даже с Танаисом (Геродот, IV, 20.). Как известно, под Танаисом Геродота следует подразумевать Северский Донец и нижнее течение Дона от впадения в него Донца (это хорошо доказано Б. А. Рыбаковым (Рыбаков Б. А. Геродотова Скифия, М.,. 1979, с, 50.)).

В конце VI в. до н. э. персидский царь Дарий I совершил поход против европейских скифов, решив наказать их за вторжение в Мидию. События этого бесславного похода красочно описаны Геродотом в четвертой книге его труда (Геродот, IV, 1 - 142. Об уточнении даты похода Дария против скифов см.: Мазетти К. Война Дария I со скифами и вавилонская пророческая литература. - ВДИ, 1982, № 3, с. 108.).

Во времена Геродота Скифией называлась обширная область к западу от Танаиса до низовьев Истра (Дуная). Скифами античные авторы иногда называли не только обитателей собственно Скифии, но и различные другие кочевые и оседлые народы Юго-Восточной Европы. Объясняется это тем, что на этой территории проживало множество племен, близких по языку и культуре, и древние авторы не всегда достаточно четко различали их между собой. Сами скифы называли себя ско-лотами (Геродот, IV, 6.). Как и киммерийцы, они не представляли собой единого народа. Это был союз племен, владеющих одной территорией, на которой жили и кочевые и оседлые народы (Там же, 17 - 21). Лишь со временем в V - IVBB. ДО Н. Э. ЭТОТ союз приобрел черты государственной организации (См. подробнее: Граков Б. Н. Скифы, с. 33, 34.).

В IV в. до н. э. на территории Скифии была создана громадная держава во главе с царем Атеем. Этот воинственный царь сумел сплотить разрозненные скифские племена в единый союз. Однако в борьбе за гегемонию над придунайскими областями ему пришлось столкнуться с македонским царством. В 339 г. до н. э. в битве с войсками Филиппа Македонского скифы были разбиты, сам Атей погиб (в это время ему было девяносто лет) (Лукиан Самосатский. Долговечные, 10.). После этого разгрома держава Атея распалась, чему немало способствовали восточные соседи скифов - савроматы и сарматы, потеснившие их из северопричерноморских степей. Скифы вынуждены были довольствоваться лишь территорией Крыма, где скифское царство просуществовало еще некоторое время.

Интересные сведения оставили древние греки о быте и хозяйственной жизни кочевников-скифов. В труде "О воздухе, водах и местностях", приписываемом иногда знаменитому греческому врачу и естествоиспытателю Гиппократу (446 - 377 гг. до и. э.), но на самом Деле, видимо, принадлежащему кому-то из современников Геродота и написанному в эпоху Перикла (443 - 429 гг. до н. э.) (Ростовцев М. И. Скифия и Боспор, с. 22.), сообщается следующее: "Так называемая Скифская пустыня" представляет собою равнину, изобилующую травою, но лишенную деревьев и умеренно орошенную: по ней текут большие реки, которые отводят воду со степей. Здесь-то и живут скифы; называются они кочевниками потому, что у них нет домов, а живут они в кибитках, из которых наименьшие бывают четырехколесные, а другие - шестико-лесные; они кругом закрыты войлоками и устроены подобно домам, одни с двумя, другие с тремя отделениями; они не проницаемы ни для воды (дождевой), ни для света, ни для ветров. В эти повозки запрягают по две и по три пары безрогих волов. В таких кибитках помещаются женщины, а мужчины ездят верхом на лошадях. На одном месте они остаются столько времени, пока хватает травы для стад, а когда ее не хватит, переходят в другую местность. Сами они едят вареное мясо, пьют кобылье молоко и едят иппаку (это сыр из кобыльего молока). Таков образ жизни и обычай скифов" (Псевдо-Гиппократ, 25.).

Нет сомнений, что подобный образ жизни был присущ и другим родственным скифам племенам, в том числе и тем, которых античная традиция размещала на Нижнем Дону и называла савроматами, а позднее сарматами.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2022
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'