НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

ГЛАВА X. АППАРАТ ГОСУДАРСТВА И ОБЩЕСТВЕННЫХ БУРЖУАЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ВО ВРЕМЯ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ. ОБЩИЙ КРИЗИС ЦАРСКОЙ МОНАРХИИ. ПАДЕНИЕ САМОДЕРЖАВИЯ В РОССИИ

Первая мировая империалистическая война была войной за передел мира и носила несправедливый и захватнический характер. Как и другие участницы ее, царская Россия имела агрессивные и захватнические цели на Ближнем Востоке и Балканах; русская буржуазия искала рынков сбыта, стремилась нажиться на войне. Царизм и господствующие классы России с помощью войны надеялись выйти из нового революционного кризиса в стране.

Россия вступила в войну 19 июля 1914 г., и первый период истории ее государственного аппарата (до июля 1915 г.) характеризуется приспособлением правительственного аппарата к войне. Это нашло выражение, прежде всего в создании полевого военного аппарата, с соответствующими изменениями в военных учреждениях в центре (Военное и Морское министерство) и на местах (военно-окружные управления). В первый год войны царизм пытался сосредоточить в своих руках руководство и всеми военно-хозяйственными делами, с незначительным допуском буржуазной общественности лишь в военно-санитарное дело (земский и городской союзы).

За три дня до вступления России в мировую воину, 16 июля 1914 г., было утверждено Положение о "Полевом управлении в военное время", так как действующее ранее Положение 1890 г., с последующими дополнениями в период русско-японской войны, уже достаточно устарело. Положение 1914 г. определило устройство Ставки верховного главнокомандующего и всего полевого аппарата на фронтах. Во главе всех армий России и громоздкого полевого аппарата закон ставил верховного главнокомандующего, при котором и сосредоточивался весь аппарат Ставки. Основной структурной частью в Ставке являлся штаб ее во главе с начальником. Основными управлениями штаба были: управление генерал-квартирмейстера, управление дежурного генерала и управление начальника военных сообщений. Некоторые управления Ставки подчинялись непосредственно начальнику штаба: военно-морское, управление авиации и воздухоплавания и т. д.

Комплектование руководства Ставки было неудачным. Верховным главнокомандующим был назначен дядя царя - посредственный кавалерийский генерал великий князь Николай Николаевич, плохо разбиравшийся в современных принципах стратегии и тактики, неспособный обеспечить взаимодействие родов войск, оценить значение техники и т. д. Начальником штаба при нем был назначен генерал Н. Н. Янушевич, занимавший до войны пост начальника Главного управления генерального штаба. В самом начале войны было создано только два фронта: Северо-Западный и Юго-Западный. Уже осенью 1914 г. появляется Кавказский фронт. В 1915 - 1916 гг. число фронтов возрастает. На каждом фронте действовало несколько армий, подразделявшихся на корпуса, корпуса делились на дивизии, дивизии - на бригады, бригады - на полки и т. д. Фронты, армии, корпуса, дивизии имели своих командующих, управления, штабы и т. д. Аппарат армии был довольно сложным.

Война вызвала изменения и в аппарате Военного министерства. С объявлением войны заработал мобилизационный аппарат. На основании царского манифеста Главный штаб разослал приказ с соответствующими указаниями согласно мобилизационному расписанию; управления воинских начальников известили запасных о мобилизации в армию; воинские присутствия произвели их медицинское освидетельствование; военно-окружные штабы стали формировать призванных в маршевые батальоны и т. д.

Война на первом этапе не вызывала никаких изменений в высшем правительственном аппарате. Собранная на один день 26 июля Государственная дума прошла под знаком доверия царскому правительству. Открывший чрезвычайное заседание Думы председатель ее М. В. Родзянко произнес торжественную речь о "единении русского царя с верным ему народом". Его поддержали в своих выступлениях представители всех фракций, кроме большевиков. Огласив декларацию, разоблачавшую политику правительства, осудившую войну, и противоставив ей международную солидарность трудящихся, большевистская фракция покинула заседание Думы, не приняв участия в утверждении военного бюджета.

Вскоре (6 ноября 1914 г.) члены большевистской фракции были арестованы, судимы в особом присутствии Петроградской судебной палаты с участием сословных заседателей и 13 февраля 1915 г. приговорены по 1-й части статьи 102 Уголовного уложения на пожизненную ссылку в Туруханский край.

Общероссийские буржуазные организации. В самом начале войны, в июле - августе 1914 г., по инициативе буржуазии и обуржуазившихся помещиков были созданы общероссийские общественные организации: Всероссийский земский и Всероссийский городской союзы, которые получили первоначально скромные права в области военно-санитарного дела.

Всероссийский земский союз объединил земские учреждения 41 губернии. Его высшим органом являлся съезд уполномоченных земств (по два уполномоченных от каждой земской губернии: от губернского земского собрания и губернской земской управы). Между съездами дела союза ведались Главным комитетом из 10 членов, во главе с главноуполномоченным. Первым главноуполномоченным Всероссийского земского союза был связанный с буржуазией помещик князь Г. Е. Львов. Роль местных органов выполняли чаще всего губернские земские управы.

Всероссийский городской союз имел аналогичное устройство и функции. Он состоял из съезда уполномоченных от органов городского "самоуправления", Главного комитета из 10 человек, областных, городских и фронтовых комитетов. Главноуполномоченным этого союза был городской голова Москвы крупный капиталист М. В. Челноков, а его товарищами А. И. Гучков и М. И. Терещенко.

Уже в ходе войны эти союзы стали расширять свою компетенцию от заведования военно-санитарным делом до снабжения армии всем необходимым.

В структуре главных комитетов этих союзов появляются такие отделы, как заготовительный, продовольственный, эвакуационный, санитарный, врачебно-питательных пунктов и т. д. Руководящая роль в союзах принадлежала буржуазии и связанным с капиталистической деятельностью помещикам, заинтересованным в обогащении на военно-хозяйственных делах. Несмотря на скромные хозяйственно-административные функции союзов, их создание и дальнейшее расширение их прав и функций свидетельствовали о возросшем значении буржуазии в управлении царской России.

Для государственного аппарата России во время войны с лета 1915 до начала 1916 г. характерны были расцвет деятельности общественных организаций и первые симптомы общего кризиса самодержавия.

Поражение русской армии весной и летом 1915 г. усилило германофильские настроения при царском дворе. В придворном кружке, во главе которого стояли императрица Александра Федоровна и Григорий Распутин, уже в это время считали, что путем заключения сепаратного мира с Германией можно выйти из хозяйственных трудностей, пресечь оппозиционные настроения буржуазии, расправиться с возраставшим массовым движением и таким путем укрепить монархический строй в России.

Опасаясь противодействия Ставки, царица уговорила Николая II приобрести замену высшего руководства армией, и 23 августа царь сместил с поста верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича и назначил на этот пост себя. Эта смена ослабила военное руководство русской армией. Новый начальник штаба Ставки М. В. Алексеев в отличие от слабо компетентного в военно-оперативных вопросах царя был опытным и способным генералом, но и он не мог обеспечить улучшение верховного командования: заискивая перед царем и царицей, Алексеев не был достаточно самостоятельным в своих действиях. Таким образом, в условиях расширения масштаба военных операций (в августе были созданы еще два фронта - Северный и Западный) русская армия была фактически обезглавлена.

На втором году войны армия и тыл были глубоко взволнованы и возмущены слухами о деятельности немецкого шпионского центра, нити которого вели в Военное министерство. Материалы следствия вели к военному министру В. А. Сухомлинову; были арестованы некоторые его друзья, но царь по-прежнему оказывал ему доверие. Только поражения армии весной - летом 1915 г. и настроения общественного мнения заставили царя 18 июня отстранить Сухомлинова; его заменил близкий к думским кругам генерал А. А. Поливанов (После отставки Сухомлинов находился на свободе 10 месяцев.). Вслед за этим были сделаны и другие уступки буржуазной общественности. После длительного перерыва 19 июля 1915 г. была созвана и Государственная дума (После однодневного заседания 19 июля 1914 г. она собиралась только на три дня в январе 1915 г.

). Чтобы создать видимость заботы о нуждах населения, Дума учредила 3 августа очередную комиссию для прекращения ненормального вздорожания предметов первой необходимости. В то же время создается и другая комиссия - "по борьбе с немецким засильем"; вся деятельность этой комиссии свелась к разжиганию шовинизма, вдохновлению погромов, национальных и религиозных преследований.

Поражения на фронте усилили оппозиционные настроения в обеих "палатах" российского "парламента": Государственной думе и Государственном совете. К середине августа в их составе сложился так называемый "прогрессивный блок"; в его состав вошло 2/3 состава Думы (из 422 членов - 235) - фракции националистов, центра, левых октябристов, октябристов, прогрессистов и кадетов, а в Государственном совете - центр, беспартийные и академическая группа.

"Прогрессивный блок" ставил своей задачей убедить правительство "встать на новый путь"; он предлагал царю полное обновление состава министров, создание правительства "сильного доверием общества". Кроме того, программа "прогрессивного блока" предлагала некоторые другие реформы: изменение приемов управления, некоторые мероприятия в области национальной политики (отмена ограничений в отношении евреев, автономия Польши), свободу вероисповедания, пересмотр земского положения и введение волостного земства, легализацию печати и пр.; программа включала даже "меры для поддержания социального мира": уравнение в правах крестьян, восстановление в правах профсоюзов и рабочей печати, прекращение преследования рабочих представителей в больничных кассах и т. д. "Дайте нам это как оружие, чтобы вести за собой массы",- объяснял истинный смысл этой "социальной" программы блока один из его членов (кадет Савенко) при обсуждении этой части программы (См. "Красный архив", 1932, № 1 - 2, стр. 133.).

По поручению блока член блока П. Н. Крупенский 24 августа передал эту программу правительству, а в конце августа она была опубликована в московских и петроградских газетах.

Для руководства деятельностью весьма многолюдного блока (более 300 человек) было избрано бюро в составе 25 человек, под председательством члена Государственного совета Меллер-Закомельского; членами бюро были: П. Н. Милюков, А. И. Шингарев, И. Ефремов, В. В. Шульгин, Д. Гримм и др.

Неспособность самодержавия и царской бюрократии вести победоносную войну толкнула буржуазию на создание новой общероссийской организации - военно-промышленных комитетов, которые помогли бы мобилизовать промышленность на нужды войны. Эта мысль была высказана на IX съезде представителей торговли и промышленности еще в мае 1915 г. Правительство было вынуждено закрепить создание центрального и местных военно-промышленных комитетов законом 27 августа 1915 г. Этот закон предоставлял военно-промышленным комитетам функции "содействия правительственным учреждениям в деле снабжения армии и флота всеми необходимыми предметами снаряжения и довольствия" ("Собрание Узаконений", 1915, № 347, ст. 25.).

Такое узкое назначение военно-промышленных комитетов явно не удовлетворяло русскую буржуазию, мечтавшую превратить Центральный военно-промышленный комитет в своеобразное Министерство снабжения. Буржуазия пыталась сделать из военно-промышленных комитетов органы координирования работы всей промышленности на оборону, планирование снабжения ее металлами, топливом и сырьем, попечительство о пополнении рабочей силы на предприятиях, а также распределения правительственных заказов.

В состав Центрального военно-промышленного комитета входили 10 представителей от Совета торговли и промышленности, по три - от каждого областного военно-промышленного комитета, по три - от Всероссийских земского и городского союзов, по два - от городских дум Петрограда (Еще с 1 августа 1914 г. столица России стала именоваться Петроградом.) и Москвы, два - от Всероссийской сельскохозяйственной палаты и пять - от Комитета военно-технической помощи. Аппарат комитета возглавляло бюро. Первым председателем Центрального военно-промышленного комитета был угольный капиталист Н. С. Авдаков, а после его смерти А. И. Гучков; товарищем председателя был московский фабрикант А. И. Коновалов. Аппарат Центрального военно-промышленного комитета подразделялся на множество отделов (механический, металлургический, взрывчатых веществ, рабочий и пр.) и обслуживался представителями буржуазной интеллигенции (инженерами, техниками, врачами, журналистами и т. д.).

Довольно сложную организацию (президиум, бюро, отделы) имели и местные (областные, губернские и городские) комитеты; к началу 1916 г. их насчитывалось до 220; все они объединяли местную буржуазию.

Особую роль среди местных комитетов играл Московский областной военно-промышленный комитет, объединявший деятельность 45 комитетов 13 центральных губерний России. Председателем этого комитета был крупный банкир и текстильный фабрикант, председатель московского биржевого комитета П. П. Рябушинский, а его товарищами - князь Г. Е. Львов и московский городской голова М. В. Челноков. В состав бюро комитета входили крупные московские фабриканты - руководители общества фабрикантов и заводчиков Гужон и Поплавский. Киевский военно-промышленный комитет возглавлял М. И. Терещенко, Харьковский - фон Дитмар и т. д.

На первом же съезде военно-промышленных комитетов в июле 1915 г. было принято решение о необходимости привлечь к "сотрудничеству" в военно-промышленных комитетах и рабочих. С помощью меньшевиков-оборонцев осенью 1915 г. были проведены двустепенные выборы в рабочие группы при военно-промышленных комитетах. Во многих пунктах страны рабочие выступили против такого "сотрудничества" с буржуазией. В рабочую группу (10 человек) при Центральном военно-промышленном комитете были избраны все видные сторонники сотрудничества с буржуазией - меньшевики К. Гвоздев, Брейдо, провокатор Абросимов и др. Кроме Центрального военно-промышленного комитета, рабочие группы были созданы лишь в восьми областных и 26 губернских комитетах. Вдохновляемые оборонцами-меньшевиками, рабочие группы стремились установить "классовый мир" между рабочими и капиталистами путем разбора их конфликтов в особых примирительных камерах; создаваемые ими же биржи труда облегчали капиталистам набор рабочей силы; рабочие группы вели оборонческую пропаганду в форме просветительской деятельности через лекции, доклады, собрания, газеты, компании по сбору подарков на фронт и т. п.

Деятельность рабочих групп была ограничена наименее сознательными рабочими.

В ходе войны функции Всероссийского земского и Всероссийского городского союзов значительно расширились; они стали заведовать военно-санитарным делом, снабжением и снаряжением армии, размещением беженцев и т. п. Поскольку функции этих союзов фактически совпадали, то в июле 1915 г. в центре и на местах были учреждены объединенные органы, координирующие работу этих союзов, - Главный комитет по снабжению армии, или Земгор, а также его местные, губернские, уездные и городские комитеты при земских и городских управах и уполномоченные на фронтах.

В состав Земгора вошли главноуполномоченные обеих союзов и по четыре члена от Главного комитета каждого союза. При Земгоре состояли кожевенный комитет, химический отдел, автомобильный подотдел и другие учреждения. Земгор имел собственные предприятия, мастерские и магазины. Законом 16 ноября 1915 г. царскому правительству пришлось санкционировать существование и этой общественной организации.

Расширение деятельности Всероссийских земского и городского союзов, учреждение Земгора и военно-промышленных комитетов создало угрозу, что общее руководство всей военной экономикой может оказаться вне влияния царского правительства, а сам царизм в этих вопросах попадает в зависимость от буржуазии и буржуазных организаций. Поэтому в противовес этим буржуазным всероссийским организациям правительство законом 17 августа 1915 г. создало ряд особых совещаний - высших правительственных учреждений под председательством отдельных министров и подотчетных только царю: для обсуждения и объединения мероприятий по обороне (под председательством военного министра), по топливу (под председательством министра торговли и промышленности), по продовольствию (под председательством министра земледелия) и по перевозкам (под председательством министра путей сообщения); 30 августа было учреждено еще одно Особое совещание - по устройству беженцев (под председательством министра внутренних дел). В состав этих Особых совещаний, кроме правительственных чиновников, были включены и представители крупной буржуазии. Учреждением этих особых совещаний царизм стремился усилить регулирующее влияние на вопросы военной экономики, сохранить зависимость русской буржуазии от правительственных заказов. Попавшие в эти особые совещания представители крупной буржуазии составляли в них меньшинство, их влияние на основное направление деятельности этих учреждений было ограничено вмешательством царских чиновников.

Особенно большое значение приобрело Особое совещание для обсуждения и объединения мероприятий по обороне. В его состав вошли председатели Государственного совета (И. Я. Голубев) и Государственной думы (М. В. Родзянко), по 9 членов от Думы (в их числе - П. М. Милюков, А. И. Шингарев, П. Н. Крупенский, Н. Е. Марков 2-й и др.) и Государственного совета (бывший министр торговли и промышленности С. И. Тимашев, бывший товарищ министра внутренних дел В. И. Гурко, генерал царской свиты В. Н. Шебеко, председатель Особого комитета по "борьбе с немецким засилием" А. С. Стишинский и др.), а также представители ряда министерств и ведомств (в их числе и начальник Главного артиллерийского управления генерал А. А. Маниковский).

На Особое совещание по обороне возлагались: 1) высший надзор за деятельностью всех правительственных и частных предприятий, изготовлявших предметы боевого и материального снабжения армии и флота; 2) содействие созданию новых предприятий и расширение и переустройство старых и 3) распределение правительственных военных заказов и надзор за их исполнением. Особое совещание по обороне получило в выполнении этих задач широкие полномочия, вплоть до секвестра и реквизиции имущества. В его ведение попал и секвестрованный на время войны в 1915 г. Путиловский завод.

Аппарат Особого совещания имел ряд комитетов и комиссий, соответствующих основным функциям этого совещания; особое место среди них имел Комитет по делам металлургической промышленности. Делопроизводство Особого совещания велось канцелярией Военного министерства.

На местах стали создаваться местные органы Особого совещания по обороне - заводские совещания, по одному на несколько губерний. Председателем каждого заводского совещания был особый уполномоченный, назначенный Особым совещанием, а членами - представители ряда министерств (Военного, Морского, Торговли и Промышленности и Путей сообщения) и нескольких (трех) представителей от местного военно-промышленного комитета; иногда (например, в Петрограде) в состав заводского совещания входили представители от городского и земского союзов. С правом совещательного голоса приглашались на заводские совещания и представители местной буржуазии. Имели своих уполномоченных и комитеты на местах и другие Особые совещания; "округа" этих органов Особых совещаний не совпадали.

Царь и верхи бюрократии отрицательно отнеслись к "прогрессивному блоку". Горемыкин добился у царя указа о перерыве деятельности Думы и вечером 2 сентября вручил его Родзянко. Члены Думы на заседании 3 сентября стоя выслушали царский указ, крикнули верноподданнейшее "ура" и разошлись.

Рост стачечного движения, принимавшего остро политический характер, парализовал деятельность буржуазной оппозиции. "Возникшее среди рабочих движение...- доносил царю министр внутренних дел Н. Б. Щербатов,- оказало отрезвляющее действие на общество" (В. П. Семенников, Политика Романовых накануне революции, М. - Л., 1926, стр. 48.).

Оценивая обстановку в России осенью 1915 г., В. И. Ленин писал:

"Разгон" IV Думы, как ответ на образование оппозиционного блока в ней из либералов, октябристов и националистов,- вот одно из самых рельефных проявлений революционного кризиса в России. Поражение армии царской монархии - рост стачечного и революционного движения в пролетариате - брожение в широких массах - либерально-октябристский блок для соглашения с царем на программе реформ и мобилизации промышленности для победы над Германией. Такова последовательность и связь событий в конце первого года войны" (В. И. Ленин, Сочинения, т. 21, стр. 345.)).

Уже к концу первого года войны стали ощущаться трудности в снабжении продовольствием как действующей армии, так и населения городов. В августе главноуправляющий землеустройства и земледелия возглавил Особое совещание для обсуждения и объединения мероприятий по продовольствию. Все это вызвало преобразование Главного управления землеустройства и земледелия, землеустроительная деятельность которого фактически прекратилась; 26 сентября 1915 г. оно было преобразовано в Министерство земледелия. Первое место в деятельности этого министерства заняло снабжение армии продовольствием. В аппарате министерства были учреждены канцелярия главноуполномоченного по закупке хлеба для армии и отдел заготовки продовольствия и фуража для действующей армии.

Некоторое значение в деятельности этого министерства имело и попечительство об улучшении состояния сельского хозяйства, находящегося во время войны в состоянии упадка.

Период истории государственного аппарата России во время мировой войны с января 1916 по февраль 1917 г. характеризуется стремлением царской монархии провести централизацию аппарата государства, установить в стране военно-полицейскую диктатуру, ограничить до пределов деятельность буржуазных общественных учреждений, заключить сепаратный мир с Германией и Австро-Венгрией и предотвратить всем этим революционные потрясения.

Глубокий хозяйственный кризис и рост массового недовольства в стране парализовали деятельность царского государственного аппарата, сделали многие мероприятия его неустойчивыми и безрезультатными. Весь государственный строй России в последний год существования самодержавия переживал глубокий и непоправимый кризис.

Прогнивший царский режим был окончательно компрометирован возросшим во время войны влиянием на государственные дела любимца царской семьи Григория Распутина. В своей переписке царь и царица называли его почтительно "наш друг" "Он" и "Григорий", а он их именовал фамильярно "папа" и "мама".

"Советы" Распутина царю по всем вопросам внутренней политики государства воспринимались как беспрекословные указания. "Только верь больше и крепче в нашего друга"... "Он живет для тебя и России. У него твердая воля и своя голова. Он правильно ведет нас", - наставляла Николая II царица. Даже пьяные разгулы Распутина не могли поколебать доверия к нему царской четы. Товарищ министра внутренних дел и командир Корпуса жандармов В. Ф. Джунковский, представивший царю еще 15 августа 1915 г. доклад о скандальных кутежах и похождениях Распутина, был отстранен со своего поста; его место занял ставленник Распутина - С. П. Белецкий.

Вокруг Распутина и императрицы Александры Федоровны сложился влиятельный кружок, в который входили придворные - фрейлина двора А. А. Вырубова, дворцовый комендант В. Н. Воейков, авантюристы - князь Адронников, доктор "тибетской медицины" П. А. Бадмаев, биржевые дельцы М. Рубинштейн и И. Манус, бывший агент Департамента полиции Манасевич-Мануилов ("русский Рокамболь") и др.

Вся эта придворная камарилья назначала и смещала министров, губернаторов и командующих фронтами, оказывала влияние на ход военных операций, на все течение политики государства. Особенно большую силу имели безграмотные записки, письма и телеграммы Распутина.

Окружение императрицы было настроено германофильски. В течение всей войны сама Александра Романова, бывшая немецкая принцесса, поддерживала переписку со своими немецкими родственниками, которые неоднократно в 1915 - 1916 гг. различными путями нащупывали возможность выхода России из войны. Многие из членов распутинского кружка подозревались в связи с немецкой разведкой.

С начала 1916 г. влияние Распутина в России достигает своей вершины. Престарелый 87-летний председатель Совета министров И. Л. Горемыкин не соответствовал интересам распутинской группировки по установлению нового реакционного курса в стране.

Назначенный 20 января на пост председателя Совета министров Б. В. Штюрмер явился послушным исполнителем воли Распутина и царицы. Начальником его канцелярии оказался авантюрист Манасевич-Мануилов. По выражению самого Распутина, этот "старикашка должен ходить на веревочке, а если это не так будет, то ему шея будет сломана" ("Падение царского режима", т. 2, М. - Л., 1925, стр. 49.). Сразу же после назначения Штюрмер приступил к подготовке реакционных мероприятий, одновременно он пытался усыпить бдительность буржуазной общественности.

9 февраля была созвана четвертая сессия Государственной думы, которая продолжалась до 20 июня (с перерывом с 4 апреля по 9 мая). Чтобы ослабить оппозиционные настроения "прогрессивного блока", царь, по совету Распутина, решил внешне продемонстрировать "единение" с Думой. Впервые за всю историю существования Государственной думы всех созывов Николай II явился на первое заседание Думы и произнес краткую и бесцветную речь. Этот жест вызвал восторг у думских оппозиционеров.

В ответной речи председатель Думы М. Родзянко заявил, что "свершилось великое историческое событие - государь посетил Думу" (В. П. Семенников, Монархия перед крушением (1914 - 1917), М. - Л., 1927, стр. 113.).

Маневр вполне удался, и речи думских ораторов в эту сессию носили более сдержанный характер.

Дума обсуждала в эту сессию бюджет и второстепенные законопроекты (о реорганизации управления волости, о "народной трезвости" и т. п.).

Одновременно новый председатель Совета министров подготовлял ряд мероприятий "нового" реакционного курса. Ставленник Распутина министр внутренних дел А. Н. Хвостов, подготовивший покушение на своего покровителя, был отстранен 3 марта; Штюрмер получил и пост министра внутренних дел. Близкий к думским кругам военный министр А. А. Поливанов был заменен ставленником Распутина генералом Д. С. Шуваевым.

Распутин и царица посоветовали дать покорному им Штюрмеру диктаторские полномочия, и 28 июня царем было дано "высочайшее указание" о необходимости "в целях дальнейшего успешного ведения войны и достижения окончательной победы" согласовывать деятельность всех ведомств, в том числе и Особых совещаний, "под руководством единой власти" председателя Совета министров; последний получил полное право требовать от министров, председателей Особых совещаний и других чиновников информаций и докладов о состоянии всех ведомств; ему принадлежало право окончательного решения дел, он был единственным докладчиком царю по всем спорным вопросам. При председателе Совета министров, наделенном такими диктаторскими полномочиями, был создан надведомственный орган - Особое совещание министров для объединения всех мероприятий по снабжению армии и флота и организации тыла; в состав этого органа вошли все министры - председатели Особых совещаний (по обороне, перевозкам и т. п.), ряд начальников главных управлений военного, морского и других министерств.

Особое совещание министров приняло ряд мер, направленных против общественных организаций: были запрещены некоторые съезды, закрыты собрания, стеснена деятельность военно-промышленных комитетов путем фактического прекращения передачи им правительственных заказов и установления правительственного контроля за деятельностью этих комитетов.

Стесняя и ограничивая деятельность буржуазных общественных организаций и учреждений, царизм расширял деятельность Особых совещаний, попавших под контроль председателя Совета министров и Особого совещания министров. Компетенция Особого совещания по обороне была особенно заметно расширена еще в феврале 1916 г. Широкое значение в деятельности Особого совещания по обороне приобрели вопросы распределения между правительственными и частными предприятиями правительственных военных заказов. Особое совещание и его местные органы сосредоточили до 97% всех правительственных заказов, сведя на нет соответствующую функцию военно-промышленных комитетов, вынужденных получать большую часть правительственных заказов из рук того же совещания по обороне.

Война ускорила оформление в России государственно-монополистического капитализма, выражавшегося в сближении и объединении отдельных звеньев государственного аппарата с капиталистическими монополиями. Однако существенной особенностью этого государственно-монополистического капитализма в России было то, что, за немногим исключением, это не привело к подчинению государственного аппарата капиталистическим монополиям.

Даже накануне падения самодержавие и царская бюрократия, охраняя и защищая интересы помещиков и капиталистов, не допускали и мысли о какой-либо самостоятельности буржуазии и ее органов. В лучшем случае допускалась лишь старая форма "соучастия" представителей буржуазии в правительственных учреждениях при явном преобладании царских чиновников.

Планам придворной камарильи, ведущей тайные переговоры с агентами Германии и Австро-Венгрии о заключении сепаратного мира, мешал министр иностранных дел С. Д. Сазонов, сторонник союзников и продолжения войны.

Опасаясь противодействия союзных правительств Англии и Франции и буржуазной оппозиции, правительство долго не решалось сменить его. По ходатайству царицы, Распутина и Штюрмера Николай II 7 июня, наконец, отставил Сазонова официально "по состоянию здоровья", "пошатнувшегося под влиянием непосильного труда". Пост министра иностранных дел достался также Штюрмеру.

Распутинская клика подыскивала подходящую кандидатуру на пост министра внутренних дел, более энергичного и молодого, чем Штюрмер. Таким кандидатом оказался товарищ председателя Государственной думы, помещик, фабрикант и банкир А. Д. Протопопов, который летом 1916 г. во главе русской "парламентской" делегации (членов Государственной думы и Государственного совета) совершил поездку в Англию, а на обратном пути в Стокгольме имел тайное свидание с советником германского посольства Варбургом. Пользуясь покровительством друзей Распутина - "тибетского доктора" Бадмаева и генерала П. Г. Курлова, А. Д. Протопопов был рекомендован царю, который 16 сентября 1916 г. назначил его исполняющим должность министра внутренних дел (Окончательно А. Д. Протопопов был утвержден министром 20 декабря 1916 г.). Он вошел в распутинский кружок и стал получать указания от Распутина и царицы непосредственно, оттеснив Штюрмера от руководства в правительстве. Протопопов пользовался большим доверием у Распутина. "Что скажет Калинин (Кличка Протопопова в распутинском кружке.), то пусть и будет, а вы его еще раз кашей покормите",- иносказательно поучал царя и царицу Распутин ("За кулисами царизма. Архив тибетского врача Бадмаева", Л., 1925, стр. 45.).

Административно-полицейский гнет в стране особенно возрос к осени 1916 г. Новый министр внутренних дел Д. М. Протопопов давал указания об увеличении репрессий за забастовки и аграрные волнения, настаивал на "обуздании" печати. Товарищ министра внутренних дел, друг и помощник Протопопова, П. Г. Курлов распорядился на случай народных волнений в городах вооружить полицию пулеметами.

Одновременно Министерство внутренних дел способствовало освобождению осужденных ранее за темные финансовые комбинации и подозрение в шпионаже банкиров Рубинштейна, Гепнера и др. В числе других был фактически реабилитирован и Сухомлинов.

1 ноября начались заседания Государственной думы. На первом же заседании член бюро прогрессивного блока П. Н. Милюков выступил с резкой речью, направленной против "темных сил". В очень осторожной форме он говорил о предательстве при дворе, намекая на саму царицу и ее окружение. Сообщая каждый факт неумелой и продажной политики правительства, Милюков обращался с вопросом к притихшему переполненному залу Думы с вопросом: "Что это - глупость или измена?" ("Государственная дума IV созыва. Стенографический отчет". Сессия V, 1916, стр. 38.). Речь Милюкова задала тон прениям.

Выступивший от имени всего "прогрессивного блока" Шидловский заявил, что правительство "в настоящем составе" не способно справиться с революцией и "должно уступить место лицам, объединенным одинаковым пониманием задач и переживаемого момента и готовым в своей деятельности опираться на большинство Государственной думы и провести в жизнь его программу" (Там же, стр. 134.).

К ноябрю 1916 г. репутация Штюрмера в глазах придворной камарильи расценивалась очень невысоко; считалось, что он не оправдал возлагаемых на него надежд. 10 ноября Штюрмер получил отставку с поста председателя Совета министров. Не посоветовавшись с Распутиным и царицей, Николай II назначил на этот пост А. Ф. Трепова, представителя "полицейской" династии Треповых, брата "диктатора" 1905 г. Д. Ф. Трепова; за А. Ф. Треповым был сохранен пост министра путей сообщения, полученный им еще в октябре 1915 г.

Это назначение вызвало раздражение и Распутина, и Протопопова; между последним и Треповым возникла открытая борьба за влияние в Совете министров. Борьба различных влияний, ведомственные пререкания и ссоры в составе самого правительства снижали роль Совета министров, призванного координировать и направлять деятельность всех министерств и ведомств России.

Характерным признаком разложения правительственного аппарата явилась во время войны так называемая "министерская чехарда", т. е. частые смены министров.

За 31 1/2 месяц с начала войны и до Февральской революции в России сменились четыре председателя Совета министров, шесть министров внутренних дел, три министра юстиции, три государственных контролера, два министра торговли и промышленности, четыре министра земледелия, три министра путей сообщения, четыре обер-прокурора Синода, четыре военных министра и три министра иностранных дел.

Из всего состава правительства сохраняли свои посты в течение всей войны министр финансов П. Л. Барк (январь 1914 - февраль 1917 г.) и морской министр И. К. Григорович (1911 - 1917).

"Министерская чехарда" в царской России в период мировой войны (июль 1914 - февраль 1917 гг.)
Годы Председатели Совета министров Министры внутренних дел Министры юстиции Министры земледелия Министры путей сообщения Обер-прокуроры Синода Военные министры Министры иностранных дел
1914 И.Л. Горемыкин - 30 янв. 1914 - 20 янв.1916 Н.А. Маклаков - 6 дек. 1912 - 5 июля 1915 И.Г. Щегловитов - 24 апр. 1906 - 6 июля 1915 А.В. Кривошеин - 1908 - 27 окт. 1915 С.В. Рухлов - 1909 - 27 окт. 1915 В.К. Саблер - май 1911 - 5 июля 1915 В.А. Сухомлинов - 1909 - 13 июня 1915 С.Д. Сазонов - 1910 - 7 июля 1916
1915 князь Н.Б. Щербатов - 5 июля - 26 сент. А.Н. Хвостов - 26 сент. 1915 - 3 марта 1916 А.А. Хвостов - 6 июля 1915 - 7 июля 1916 А.Н. Наумов 10 нояб. 1915 - 21 июля 1916 А.Ф. Трепов - 30 окт. 1915 - 26 дек. 1916 А.Д. Самарин - 5 июля - 26 сент. А.Н. Волжин - 10 окт. 1915 - 7 авг. 1916 А.А. Поливанов - 13 июня 1915 - 15 марта 1916
1916 Б.В. Штюрмер - 20 янв. - 10 нояб. Б.В. Штюрмер - 3 марта 7 июля А.А. Хвостов - 7 июля - 16 сент. А.А. Макаров - 7 июля - 20 дек. гр. А.А. Бобринский - 21 июля 14 нояб. Н.П. Раев - 20 авг. 1916 - 27 фев. 1917 Д.С. Шуваев - 15 марта 1916 - янв. 1917 Б.В. Штюрмер - 7 июля - 10 нояб.
1917 А.Ф. Трепов - 10 нояб. - 27 дек. Н.Д. Голицын - 27 дек. 1916 - 27 февр.1917 А.Д. Протопопов - 16 сент. 1916 - 27 февр. 1917 Н.А. Добровольский - 20 дек. 1916 - 27 февр. 1917 А.А. Риттих - 29 нояб. 1916 - 27 февр. 1917 Кригер-Войновский - 27 дек. - 27 февр. 1917 М.А. Беляев - янв. - 27 февр. Н.Н. Покровский - 30 нояб. 1916 - 27 фев. 1917

"Министерская чехарда" началась фактически с лета 1915 г.

Об изменениях в руководстве наиболее важными ведомствами России свидетельствует нижеследующая таблица:

В условиях глубокого хозяйственного и политического кризиса, переживаемого Россией в 1916 г., в среде ее господствующих верхов созрели два заговора.

Вдохновителями первого заговора явились императрица Александра Федоровна и Распутин. Опираясь на придворные и черносотенные круги России, они добивались заключения сепаратного мира с Германией и Австро-Венгрией для того, чтобы расправиться с революционным движением, подавить оппозиционное движение буржуазии и упрочить позиции самодержавия.

Для этого предлагалось введение в стране военного, а в столицах и крупных городах осадного положения, назначение министров и губернаторов из особо преданных лиц, милитаризация заводов, закрытие органов левой печати, назначение правительственных чиновников в земский и городской союзы и военно-промышленные комитеты и т. п.

В проведении этой программы большое место отводилось министру внутренних дел Протопопову, который заявлял: "Я спасу Россию. Я чувствую, что я призван вытащить Россию из беды, спасти" ("Былое", кн. 21, 1923, стр. 238.). Заговорщики толкали царя на быстрейшую реализацию этой программы. "Я глубоко убеждена, что близятся великие и прекрасные дни твоего царствования и существования России,- писала Александра Федоровна царю за 2 1/2 месяца до падения самодержавия.- Только сохрани бодрость духа... Покажи всем, что ты властелин, и твоя воля будет исполнена". "Будь Петром Первым, Иваном Грозным, Павлом, сокруши их всех" ("Переписка...", т. V, стр. 154, 188 (письма от 4 и 14 декабря).),- призывала она несколько дней спустя.

Заговорщики были недовольны нерешительностью царя. Распутин не раз говорил, что царь "негож" и что "папаша ничего не понимает... что право, что лево" ("Падение царского режима", т. II, Л. - М, 1925, стр. 58.).

В целях реализации реакционной программы правительство 16 декабря прекратило заседания Государственной думы, запретило земский и городской съезды, а когда они собрались явочным порядком, произвело аресты некоторых деятелей; арестованы были члены рабочих групп военно-промышленных комитетов.

Другой заговор созрел в среде буржуазии и думского оппозиционного "прогрессивного блока". За время войны буржуазия России "чрезвычайно быстро организовалась политически, забирая в свои руки и местное самоуправление, и народное образование, и съезды разных видов, и Думу, и военно-промышленные комитеты и т. д. Этот новый класс "почти совсем" был уже у власти к 1917 году" (В. И. Ленин, Сочинения, т. 23, стр. 297). Буржуазия России не желала мириться с планами придворной камарильи, клонящимися не только к заключению сепаратного мира, но и к возвращению к формам правления XIX в.

Заговорщиков из думского "прогрессивного блока" поддерживали некоторые видные и популярные генералы (командующие фронтами - Н. В. Рузский, А. А. Брусилов, командир конного корпуса Крымов), а также французский посол М. Палеолог и английский посол Д. Бьюкенен.

Опасаясь, что открытый государственный переворот может вызвать революцию, заговорщики остановились на варианте "дворцового переворота", в результате которого Николай II должен быть арестован, вынужден отречься от престола в пользу своего брата Михаила, близкого к буржуазным кругам, готового к выполнению программы "прогрессивного блока" и продолжению войны до победного конца.

Заговорщики из буржуазно-дворянских оппозиционистов решили обезглавить придворную камарилью. Группка заговорщиков (Ф. Юсупов, Пуришкевич, великий князь Дмитрий Павлович) под предлогом пьяного кутежа в ночь с 16 на 17 декабря заманили Распутина в дом царского родственника Феликса Юсупова и убили его.

Убийство Распутина укрепило позиции Протопопова, оставшегося теперь единственным советником царицы. Настаивавший ранее на его удалении председатель Совета министров А. Ф. Трепов был отставлен 27 декабря 1916 г. Пост председателя Совета министров получил никчемный князь Н. Д. Голицын, занимавший ранее посты члена Главного управления Красного креста и председателя Комитета по оказанию помощи русским военнопленным. Впоследствии он сам признавался, что у него не было никакой политической программы: "Я был совершенно не подготовлен к политической деятельности... Я по убеждениям был всегда монархист, был верноподданным, но никогда не выступал в Государственном совете с речами..." ("Падение царского режима", т. II, Л. - М., 1925, стр. 256.). Таков был последний председатель Совета министров царского самодержавия.

В начале 1917 г. положение в стране усложнилось. Особенно тяжело обстояло дело с продовольственным снабжением городов, население которых фактически голодало.

Растерянный Голицын настоял перед царем о скорейшем созыве Государственной думы 14 февраля (первоначально ее предполагалось собрать 21 февраля). "Прогрессивный блок", с одной стороны, придворная группировка во главе с царицей и Протопоповым, с другой, готовились к осуществлению своих планов. Осуществлению их помешало выступление народных масс в начале 1917 г., которое привело в феврале к буржуазно-демократической революции и падению самодержавия в России.

Стачечное движение, охватившее всю страну с начала 1917 г. под лозунгами "Долой войну!", "Хлеба!", "Долой самодержавие!", переросло в столице во всеобщую политическую стачку 25 февраля; 26 - 27 февраля на сторону народа переходят войска. Царский правительственный аппарат был парализован. На улицах Петрограда шли аресты полицейских и жандармов, разгромы полицейских участков, охранных отделений, жандармского управления, окружного суда. С 28 февраля начались аресты царских министров; многие из них, в том числе сам Н. Д. Голицын, были арестованы на своих квартирах. Совет министров перестал существовать.

Вечером 27 февраля в Петрограде в Таврическом дворце собралось первое заседание Совета рабочих депутатов, избранного рабочими города. Одновременно на "неофициальное" заседание собралась и Государственная дума.

Фактически именно в эти дни вооруженным восстанием рабочего класса, который увлек за собой крестьянские и солдатские массы, было свергнуто самодержавие.

В конце февраля - начале марта по всей стране возникли Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. В силу определенных конкретно-исторических условий (преобладания крестьянства в стране, политической неопытности масс, недостаточной сознательности питерского пролетариата в годы войны, отсутствия в Петрограде и других крупнейших центрах России достаточного количества большевистских кадров и т. д.) руководство в этих Советах оказалось в руках соглашателей - меньшевиков и эсеров. Соглашательский состав руководства Петроградского Совета и привел к образованию 2 марта буржуазного Временного правительства.

Отказавшись под давлением масс от монархической формы правления, буржуазия и помещики стремились и после падения самодержавия сохранить старый государственный аппарат в его основных звеньях. "Главное для помещиков и капиталистов в настоящее время, когда они убедились в силе революционных масс, - писал В. И. Ленин,- отстоять наиболее существенные учреждения старого режима, отстоять старые орудия угнетения: полицию, чиновничество, постоянную армию" (В. И. Ленин, Сочинения, т. 24, стр. 150.). Лишь в отдельных случаях господствующие классы пошли на упразднение некоторых ненавистных народу царских органов (губернаторов, градоначальников, полицеймейстеров, охранок, жандармских управлений, Департамента полиции, Главного управления по делам печати и пр.), замену наименования других учреждений их, придав этим органам псевдодемократический фасад (например, комиссар, милиция, военно-революционные суды и т. п.).

В сложных условиях двоевластия, которое сложилось в России с марта 1917 г. в столице и на местах, властью было не только империалистическое Временное правительство, но и Советы - органы диктатуры пролетариата и крестьянства. На соглашательское руководство Советов опиралось Временное правительство. Призыв к свержению Временного правительства в это время означал бы выступление и против Советов, за которыми шли народные массы.

В знаменитых Апрельских тезисах В. И. Ленин дал большевистской партии генеральный план борьбы за переход от буржуазно-демократической революции к революции социалистической. В качестве основного политического требования B. И. Ленин выдвинул лозунг мирного перехода всей государственной власти в руки Советов: "Разъяснение массам, что C. Р. Д. есть единственно возможная форма революционного правительства и что поэтому нашей задачей, пока это правительство поддается влиянию буржуазии, может явиться лишь терпеливое систематическое, настойчивое, приспособляющееся особенно к практическим потребностям масс, разъяснение их тактики.

Пока мы в меньшинстве, мы ведем работу критики и выяснения ошибок, проповедуя в то же время необходимость перехода всей государственной власти к Советам рабочих депутатов, чтобы массы опытом избавились от своих ошибок" (В. И. Ленин, Сочинения, т. 24, стр. 5.).

Это была ориентировка на мирный этап перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую революцию, поскольку весной 1917 г. была объективная возможность мирного перехода всей власти в руки Советов.

На основании ленинских тезисов и решений Апрельской конференции большевики развернули работу по воспитанию масс. Выполнению этих задач благоприятствовало и то, что Россия весной 1917 г., после падения царизма, оказалась самой демократической страной в мире.

Недовольство масс империалистической политикой Временного правительства приводило к его кризисам. Внешне каждый кризис находил выражение в демонстрации, несколько необычной формы, которая, по словам В. И. Ленина, была "больше, чем демонстрация, и меньше, чем революция".

В ходе кризисов Временного правительства происходила мобилизация сил революции и контрреволюции. "Это, - писал В. И. Ленин, - взрыв революции и контрреволюции вместе, это - резкое иногда почти внезапное "вымывание" средних элементов в связи с бурным обнаружением пролетарских и буржуазных" (В. И. Ленин, Сочинения, т. 25, стр. 152.).

Удлиняющиеся с каждым разом кризисы и частые формирования составов правительства свидетельствовали о возраставшей непрочности государственного строя буржуазии и обуржуазившихся помещиков, о нарастании недовольства народных масс политикой империалистического Временного правительства. О длительности деятельности различных составов Временного правительства дает представление следующая таблица:

Наименование состава правительства Начало и конец деятельности Длительность правительственного кризиса
Однородно-буржуазное Временное правительство князя Г.Е. Львова 2 марта - 2 мая 3 - 4 мая
Первое коалиционное (Коалиционным назывался такой состав правительства, в который наряду с представителями буржуазии и буржуазных партий входили и соглашатели из мелкобуржуазных партий меньшевиков, эсеров и "народных социалистов".) правительство князя Г.Е. Львова 5 мая - 2 июля 3 июля - 23 июля
Третье коалиционное правительство А.Ф. Керенского 25 сентября - 25 октября -

Если однородно-буржуазное правительство действовало два месяца, а первое коалиционное - менее двух месяцев, то второе коалиционное правительство существовало только месяц и два дня, а третье - всего месяц. Зато с каждым составом правительства возрастала длительность правительственного кризиса: два дня - в результате апрельского кризиса, три недели - в результате июльского, почти месяц - вследствие корниловского мятежа.

В июльские дни Временным правительством на улицах Петрограда была расстреляна мирная демонстрация рабочих и солдат, и соглашательское руководство избранного I Всероссийским съездом советов Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) оказало поддержку Временному правительству в его карательных мероприятиях. Изменение обстановки в связи с мобилизацией сил контрреволюции и превращением Советов в придаток Временного правительства заставило большевиков временно снять лозунг "Вся власть Советам".

Корниловский мятеж вызвал оживление деятельности Советов. В конце августа - начале сентября прошла полоса большевизации Советов.

(Коалиционным назывался такой состав правительства, в который наряду с представителями буржуазии и буржуазных партий входили и соглашатели из мелкобуржуазных партий меньшевиков, эсеров и "народных социалистов".)

После провалившегося корниловского мятежа буржуазия России осенью 1917 г. начала подготовку нового контрреволюционного мятежа. В таких условиях лозунг "Вся власть Советам", поставленный вновь большевиками, означал теперь уже необходимость насильственного захвата власти у буржуазии через вооруженное восстание, осуществление социалистической революции.

Опираясь на преобладание в Советах, на возросшее влияние на фронте (особенно в солдатских комитетах на Северном фронте, наиболее близком к Петрограду) и Балтийском флоте, используя разложение в рядах соглашателей и растерянность, неустойчивость правительства, большевистская партия во главе с руководимым В. И. Лениным Центральным Комитетом повела массы на штурм буржуазного государства. "Кризис назрел",- писал В. И. Ленин в конце сентября 1917 г.

В первой половине октября по стране прошли съезды местных Советов; большинство их прошли под лозунгами большевиков и высказывались за немедленное вооруженное восстание.

На заседании ЦК большевистской партии 10 октября была принята резолюция В. И. Ленина о необходимости подготовки вооруженного восстания; эту резолюцию подтвердило расширенное заседание ЦК и 16 октября. Избранный им Партийный центр вошел в состав Военно-революционного комитета Петроградского Совета - штаба по подготовке и проведению вооруженного восстания.

Начавшееся вечером 24 октября вооруженное восстание завершилось штурмом Зимнего дворца и арестом в ночь на 26 октября (в 2 часа 10 минут ночи) Временного правительства.

Собравшийся 25 октября в 10 часов 45 минут вечера в актовом зале Смольного института II Всероссийский съезд советов 26 октября принял первые декреты Советской власти: о мире, о земле, о создании Советского правительства.

Великая Октябрьская социалистическая революция сломала старый правительственный аппарат буржуазно-помещичьей России. Повсеместно стал создаваться новый советский государственный аппарат.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь