история







разделы




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Путешествие аргонавтов - легенда или быль?

                   Рать беотийских бойцов предводили Леит, Пенелеос. 
                   Аркезилай, Протоэнор и Клоний ту рать составляли. 
                   
* * *
Послано было от них пятьдесят кораблей, и на каждом Судне приплыло сто двадцать бойцов молодых беотийских. Теми, кто жил в Аспледоне, равно в Орхомене Минейском, Правили вместе Аскалаф с Иалменом, дети Арея. Гомер, "Илиада", гл. II*.

* (Гомер. Илиада. Пер. с древнегреческого Н. М. Минского. М., Художественная литература, 1935, с. 44. - Прим. ред.)

Орхомен находился в Беотии*, на берегу Копаидского озера. В давние времена в этом городе царствовал Атамант. Он любил богиню облаков Нефелу и имел от нее двух детей - Фрикса и дочь Геллу. Но Атамант разлюбил Нефелу и женился на дочери Кадма и Гармонии - Ино. Новая супруга возненавидела его детей и искала способ погубить их. Она смогла уговорить мужа пожертвовать богам своего сына Фрикса и тем спасти край от небывалого суховея и от угрозы гибели, нависшей по этой причине над племенем Атаманта.

* (Беотия - область в Средней Греции. Здесь в конце III и в начале II тысячелетия до н. э. образовались первые государственные организации переселившихся в эти места ахейских и ионийских греков.)

Когда жрец готовился принести в дар богам молодого Фрикса, внезапно появился златорунный баран, посланный его матерью, богиней Нефелой. Фрикс и Гелла сели верхом на барана и понеслись на северо-восток. Баран долго летел, все выше и выше поднимаясь над бесконечным морем. Гелла испугалась и упала в глубокие воды. С тех пор море, где утонула Гелла, стало называться Геллеспонтом - морем Геллы*.

* (Сейчас пролив, соединяющий Средиземное и Мраморное моря, - Дарданеллы.)

Фрикс один продолжал лететь и достиг берега Фазиса в далекой Колхиде*. Здесь царствовал волшебник Аэт, который женил Фрикса на своей дочери Халкиопе. Барана принесли в жерву Зевсу, а золотое руно Аэт поместил в священном лесу бога войны Ареса. Ужасный, изрыгающий огонь дракон охранял руно.

* (Фасис - современная река Риони на Кавказе, а Колхидой древние называли Черноморское побережье Закавказья.)

Молва об этом чуде разнеслась по всей Греции. Потомки царя Атаманта знали, что благоденствие их земли зависело от возвращения золотого руна. Дружина храбрецов решила отправиться в дальнюю Колхиду, чтобы добыть золотое руно. Во главе группы смельчаков стал Ясон - внук Кретейя, брата Атаманта. Он жил в Беотии, в городе Йолке. Дружину составили самые известные герои Древней Греции - непобедимый Геракл, непревзойденный певец, житель Фракии Орфей, сыновья Зевса и Леды - Кастор и Полидевк и легендарные герои Калаис и Зетес - сыновья бога северного ветра Борея и нимфы Орейтии, Греция послала самых достойных из своих прославленных героев.

Судно с одним парусом и десятью веслами было построено Аргом. Его назвали "Арго", а героев, принимавших участие в походе, "аргонавтами".

Долгим и трудным был путь смелых мореплавателей в загадочную и полную неизвестности Колхиду. В пути надо было преодолеть соблазнительное предложение остаться на острове Лемнос, населенном только женщинами, потом путешественники выдержали борьбу с шестирукими великанами, обитающими на яолуострове Кизик*. Продолжая путешествие около Мизии**, они успешно сражались с негостеприимными племенами на берегу Вифинии***, после чего продолжили свой путь к берегам Фракии. Здесь, в районе города Салмидессоса****, на берегу Черного моря, перед тем, как пройти Босфор, путешественники остановились у старого и слепого Финея.

* (Полуостров Кизик с одноименным городом на малоазиатском побережье Мраморного моря.)

** (Мизия - область в Малой Азии. Считается, что область получила название по имени древних племен мизов, населявших в более раннюю эпоху теперешнюю северную часть Болгарии.)

*** (Вифиния - область в Малой Азии.)

**** (Сейчас город Мидия на турецком Черноморском берегу.)

Финей был сыном Агенора, царя Фракии. Он обладал чудесной способностью прорицания, полученной от Аполлона. Но Финей злоупотребил доверием всемогущего бога и начал открывать людям тайны Зевса. Разгневанный Аполлон лишил Финея зрения и послал гарпий - полудев-полуптиц, которые прилетали в его дом и съедали всю его пищу. Так жил Финей, слепой и голодный, до приезда аргонавтов, которые навсегда изгнали гарпий из дома. В благодарность Финей научил их, как пройти Босфор.

Переход через Босфор в Эвксинский Понт (Черное море) был сложным, почти невозможным делом. Устье охраняли темно-голубые "симплегады" - две огромные скалы на противоположных берегах пролива, которые с треском сходились, ударяясь одна о другую (симплегады - толкающиеся скалы), после чего вновь расходились. Из-за постоянного движения скал вода бурлила, поднимались огромные волны. Ни одно судно не могло пройти это опасное место.

Аргонавты, как их научил Финей, пустили вперед голубя, Когда он пролетал между скалами, скалы с грохотом столкнулись, чтобы преградить ему путь, после чего расступились в ожидании новой попытки прохождения. Аргонавты улучили удобный момент и, как стрела, пронеслись между страшными скалами. С тех пор дорога к Понту через пролив открылась.

Еще много больших опасностей должны были преодолеть смелые путешественники, прежде чем достигли золотого руна. На острове Ареатида надо было справиться со стрелоподобными медными перьями птиц - стимфалидов, пройти мимо стонавшего, прикованного к скалам Прометея. Плывя по ветру и сильно налегая на весла, они успешно достигли далекой и заманчивой Колхиды.

В Колхиде продолжал править волшебник Аэт. Фрикс уже умер, но оставил свою жену Халкиопу и четырех сыновей. Аэт встретил аргонавтов враждебно и придумал небывалые трудности, которые Ясон и его спутники должны были преодолеть, чтобы достать золотое руно. Сначала Ясон должен был вспахать поле, посвященное богу войны Аресу (Аэт уступил ему свой плуг, который запрягался двумя медноногими изрыгающими огонь быками), затем засеять поле зубами дракона, из которых появятся вооруженные воины, и в схватке в одиночку уничтожить их. Только тогда он получит золотое руно.

Не влюбись в Ясона дочь Аэта - Медея, вряд ли он справился бы с этими трудностями. Владея искусством колдовства, она помогла Ясону овладеть золотым руном и стала его супругой. Это та самая Медея, которая вдохновила Еврипида написать известную трагедию.

На обратном пути аргонавты выбрали другой маршрут - вдоль берегов Скифии* к устью реки Истр (Дуная); направляясь против течения, они надеялись достигнуть по одному из его рукавов Адриатического моря**. Колхи, однако, разгадали их планы и обогнали аргонавтов у устья Истра. Аргонавтам пришлось прибегнуть к хитрости, жертвой которой стал Абсирт - брат Медеи.

* (Скифия - страна древнего кочевого племени скифов, которое населяло Черноморское побережье Советского Союза.)

** (Древнее население имело неправильное представление о реке Дунай; считали, что один из ее рукавов соединяется с Адриатическим морем.)

Аргонавты добрались до Адриатического моря и, преодолев новые опасности, прибыли в порт Йолка.

Так Аполлоний Родосский* описывает путешествие аргонавтов. Это один из самых интересных и занимательных мифов древнегреческой мифологии. Этот рассказ дошел до нас в самых различных формах и является свидетельством проникновения древних народов в Черноморский бассейн.

* (Аполлоний Родосский (около 295-215 гг. до н. э.) - греческий поэт и грамматик, автор одного из самых значительных поэтических произведений древности - поэмы "Аргонавтика".)

Древнегреческие предания создавались в течение веков. Они повествовали о событиях глубокой древности, передаваемых из уст в уста, рассказываемых во время празднеств, религиозных действ и обрядов. К старым сведениям прибавлялись новые, и все это дошло до нас в одном сплаве художественной выдумки и исторической достоверности, дополненном многочисленными мифами о богах.

Как выделить историческую правду из художественного произведения? Можно ли связать рассказ об аргонавтах с историческим событием, с определенным районом Черного моря или же рассматривать его как предание и плод богатой фантазии?

Создается впечатление, что поход аргонавтов в Колхиду является основной частью мифа, без которой все предание потеряло бы свой смысл. Это обстоятельство исключает предположение, что путешествие аргонавтов - более позднее добавление к мифу, сделанное после

греческой колонизации Черноморского побережья.

В середине VII в. до н. э. по берегам Черного моря начали поселяться выходцы из Древней Греции, которые создали здесь свои города-колонии. Основание этих греческих поселений является результатом процесса, охватившего Грецию в период VIII-VI в. до н. э. и известного под названием "Великая греческая колонизация". Этот процесс, в котором греческие центры Средиземноморского побережья принимали различное участие распространился и на западный берег Черного моря.

В основании колоний активно участвовал малоазийский город Милет. Он был одним из самых больших и богатых античных городов-государств, располагавшихся в северо-восточной части одноименного полуострова, в устье реки Меандра Территория, на которой возник Милет, была заселена карийцами, а легенда связывает его основание и имя с островом Критом! Примерно в XI в. до н. э. Милет захватили ионийские греки и насильственно подчинили себе население города.

В VIII-VII вв. до н. э. Милет уже был большим и сильно развитым городом. Как колонизатор он занимал одно из первых мест в античном греческом мире. Вероятно, к переселенцам из Милета присоединялись жители других ионийских маленьких государств и соседних островов. Иначе никак нельзя было объяснить наличие многочисленных колоний, основание которых приписывается Милету.

Греческие колонии на восточном побережье Болгарии и пути следования торговых греческих судов
Греческие колонии на восточном побережье Болгарии и пути следования торговых греческих судов

По мнению древнегреческих писателей, город участвовал в основании более 90 колоний. Это число преувеличено, но все-таки бесспорна активная колонизаторская роль Милета и располагавшихся около него областей.

К середине VII в. до н. э. жители Милета основали Истрию - город в устье реки Истр (Дунай). К концу века, около 610 г. до н. э., была основана Аполлония (Созопол). В первой половине VI в. до н. э. возник Одессос (Варна). К этому времени греческие колонизаторы заселили и Томи (Констанцу).

Несколько позже возник Круни, названный потом Дионисополем (Балчик).

Другой волне колонизации, уже во второй половине VI в" до н. э., приписывается основание двух больших городов на западном берегу Черного моря - Каллатиса (Мангалия), созданного переселенцами из Гераклеи на южному берегу Черного моря, и Месембрии (Несебыр), основанной переселенцами из Калхедона и Бизантиона (Стамбул).

Позднее, вероятно, в начале V в. до н. э., окрепшие города побережья колонизировали и некоторые более маленькие поселения, такие, как Бизоне (около Каварны), Навхлохос (Обзор) и Анхиало (Поморие).

Так, в течение более двух веков на западном берегу Черного моря возникали греческие города-государства, которые вели оживленную торговую деятельность с остальным греческим миром Средиземноморского и Черноморского побережий. Но вряд ли с приходом греческих колонистов в VII-VI вв. до н. э. надо связывать начало цивилизации на берегу Черного моря. Действительно ли греки этой поздней эпохи являются первыми из людей, которые, проникнув в этот район, приобщили его к культуре Средиземноморья?

Ученые давно заметили, что из всех названий греческих городов-колоний по западному Черноморскому берегу только три идентичны языку греков периода колонизации. Это города Аполлония, Анхиало, Круни-Дионисопол.

Исследователи географических названий установили по западному Черноморскому берегу более ранние

негреческие названия селений, местностей и рек.

Salmydessos (теперь Мидия в Турции), истолкованное как "соленая вода". Происхождение этого названия надо искать в самых древних названиях одной большой общности народов - индоевропейцев.

Mesembria - Μελσηβρια (теперь Несебыр), фракийское название поселения от личного имени со второй частью "брия" - город. Подобные названия селений широко встречаются в землях древней Фракии - Селимбрия, Полтимбрия и т. д. Первая составная часть названия происходит от имени основателя города, фракийского вождя Мелса, откуда Μελσηβρια - город Мелса. Название засвидетельствовано и объяснено таким образом еще древними авторами (Стефан Византийский, Страбон). Например, Страбон передает, что Месембрия - это колония мегарцов, которую раньше называли Мелсебрия, т. е. город Мелса; подобно тому город Селия называли в прошлом Селибрия" а Енос - Полтиобрия. Интересно, что название города сохранилось у его жителей до времени римского владычества на побережье. Это следует из надписи на надгробной плите Юлии, дочери Никия, датированной II-III вв. н. э.: "Месембрия - моя родина - от Мелса и брия".

Larisa - неизвестное селение, вероятно, около с. Бяла в Варненском округе; название догреческое, известное в такой или близкой форме и в других областях Средиземноморского побережья.

Odessos (теперь Варна), название, означающее, по мнению некоторых исследователей, "водный". Чтобы подкрепить это толкование, они приводят названия древнего города в Македонии Edes(s)а - весьма близкое, очевидно, одного и того же корня с Odessos. Современное название этого города - Воден - в переводе осевших в этих местах славян сохранилось до наших дней.

Bizone (у Каварны) - старое догреческое название, имеет ряд параллелей с названиями поселений во внутренней Фракии.

Tirizis (мыс Калиакра) - старинное название, соответствующее встречающимся в более дальних областях, таким, как Пафлагония (в Малой Азии) и Галипольский полуостров.

Caron limen - гавань каров (у мыса Шабла). Наименование показывает, что гавань основана карами или карийцами - древним народом, жившим на западном берегу Малой Азии, в той области, где был основан Милет.

Callatis (Мангалия). Некоторые исследователи связывают это название с карами, указывая на параллели с лидийским городом Καλλαιηβοξ в Малой Азии.

Tomi (Констанца) - происхождение неясное. На некоторых монетах, выпущенных в городе в римские времена, сохранилась надпись χτιστη Τομοζ, которая свидетельствует, что Тома чтили как основателя города. Аполодор из Афин (108-109 гг. до н. э.) в своем рассказе объясняет название Томи словом τομη - "резание", в значении места, где режут. Когда аргонавты направились к Истру, то вблизи устья этой большой реки они были застигнуты преследующими их колхами. Здесь Ясон и Медея прибегли к хитрости. Они завлекли брата Медеи Абсирта, предводителя колхов, в храм Ахилла, где Ясон убил его мечом, а потом разрубил тело на куски и бросил их в реку Истр. Именно это имеет в виду Аполодор, когда объясняет название Томи. Конечно, к данному рассказу надо относиться с осторожностью, как ко всем легендам подобного характера.

Istros (теперь развалины, на расстоянии около 30 км южнее дельты Дуная). От названия реки Istros (Дунай) - "могучий", "буйный".

К названиям селений можно добавить и названия рек, которые вливаются в Черное море: Teams (вероятно, р. Велека), Orosines (вероятно, р. Резовска), Juras, или Zuras (Дьяволска река) - "источник", Panysos (вероятно, р. Ропотамо) - "болотистое место", Panysos (Камчия), Zuras (Батовска река).

Считается, что указанные названия возникли в очень отдаленную эпоху. Особенно это относится к названиям рек - они не отвлеченные, а похожи на ряд имен, которые встречаются в стране. Языковеды усматривают несколько периодов образования таких названий в результате влияния языков различных народов. Однако подобные названия встречаются на довольно большой территории. Это показывает, что народы, которые оставили их, жили на значительно большей территории или что на побережье они появились вследствие переселения. Так, местные названия с окончанием ssos (Salmydessos, Odessos, Panyssos и др.) имеют параллели с названиями, характерными для Малой Азии и Греции; подобные названия встречаются и в Северном Причерноморье.

Существование таких названий свидетельствует о раннем заселении побережья. Но поскольку население обитало на землях западного Черноморья продолжительное время, оставив названия селений и рек, не следует ли поискать и другие, уже материальные, остатки его жизни? Прежде чем ответить на этот вопрос, обратимся

к самой ранней истории развития

земель, расположенных западнее Черного моря и южнее нижнего течения Дуная.

Появление человека на этих землях относится к глубокой древности, к древнекаменной эпохе, палеолиту. В следующий Период, так называемый мезолит (среднекаменная эпоха), жизнь продолжалась. Остатки предметов, относящиеся к этой эпохе, обнаружены в окрестностях Варны.

Более благоприятные условия жизни в результате потепления климата обусловили быстрое развитие производительных сил. Наступил неолит (новокаменная эпоха) - 6000-4000 гг. до н. э. Орудия труда уже значительно усовершенствованы, открыта керамика; в долинах рек, у озер, источников - там, где есть плодородная почва для земледелия и пастбища для скота, создаются поселения первых земледельцев и скотоводов. Жизнь сравнительно спокойна, и поселения существуют на одном месте в течение тысячелетий. Постепенно накапливаются остатки разрушенных жилищ, пищевые отбросы, орудия труда, глиняная посуда, образуются своего рода холмы, называемые теллями. В настоящее время в Болгарии известно более 400 теллей.

Культуру земледельческо-скотоводческих племен, населяющих области западнее Черного моря и южнее нижнего течения Дуная, можно сопоставить с культурой самых развитых для того времени земледельческо-скотоводческих племен в Малой и Передней Азии. Недавно в западной части Варны около озера открыли захоронения 3200-3000 гг. до н. э., где обнаружили много золотых браслетов, нагрудных украшений, золотых жезлов. Это открытие является бесспорным доказательством высокоразвитой культуры населения данного района.

Наука, однако, не установила названия племен, которые создали эту высокую цивилизацию. С уверенностью можно говорить только о том, что в следующем периоде - 2750-1200 гг. до н. э. - население областей западнее Черного моря и южнее нижнего течения Дуная, севернее Мраморного и Эгейского морей, называлось фракийцами. Территорию, заселенную ими, мы привыкли называть древней Фракией.

Уровень культуры, созданной племенами, населявшими древнюю Фракию, характеризуется многочисленными остатками поселений, некрополей, орудий труда, керамики, произведений искусства. Чем ближе к Черноморскому берегу, тем более скудными оказываются результаты археологических исследований, и это затрудняет окончательные выводы.

Летом 1968 г. в западной части залива у мыса Атия землечерпалка подняла массу керамических фрагментов и целые сосуды с глубины 6 и 8 м. Они были покрыты слоем ила. Кропотливая работа матросов землечерпалки дала возможность собрать значительную коллекцию археологических предметов, прежде всего керамики 3200-1900 гг. до н. э. Очевидно, это остатки размещавшегося здесь поселения, которое было расположено на низкой террасе, непосредственно у морского берега, залитого впоследствии морем в результате его трансгрессии.

Открытые остатки доисторического поселения на мысе Атия - не единственные. В результате археологических исследований (на земле и под водой) выявлено значительное количество

ранних памятников по Черноморскому берегу.

Вблизи с. Приморско, в местности Стамоплу, при неизвестных обстоятельствах открыты предметы из кости, камня и керамики. По предварительным данным эта находка относится к эпохе неолита.

Остатки глиняного светильника, поднятого со дна созополского порта, — предмет импорта или принадлежность античного судна
Остатки глиняного светильника, поднятого со дна созополского порта, — предмет импорта или принадлежность античного судна

В Созополе во время работ в порту в 1927 г. наряду с материалами античной и средневековой эпох землечерпалка подняла и керамику более раннего периода. Это - восемь кувшинов, вылепленных вручную из плохо очищенной глины; их можно сравнить с остатками кувшинов, обнаруженных в Варненском озере, а также и внутри страны.

Блюдо для рыбы
Блюдо для рыбы

В том же Созополе, но в земле, во время археологических раскопок в 1971 г. были обнаружены глиняный кувшин и фрагменты предметов, относящихся к 1500-1200 гг. до н. э. Материалы бесспорно свидетельствуют, что в районе Созопола находилось поселение.

Остатки глиняного светильника, поднятого со дна созополского порта, — предмет импорта или принадлежность античного судна
Остатки глиняного светильника, поднятого со дна созополского порта, — предмет импорта или принадлежность античного судна

Юго-западнее Бургаса в 1958 г. были произведены углубительные работы во время постройки Рыбного порта. Из пласта жидкой грязи на дне землечерпалка извлекла несколько глиняных сосудов из серо-черной глины, имеющих гладкую поверхность. По своей форме они относятся к 1500-1200 гг. до н. э.

Глиняные кувшины, поднятые со дна созополского порта (1500-1200 гг. до н. э.)
Глиняные кувшины, поднятые со дна созополского порта (1500-1200 гг. до н. э.)

Севернее Бургаса, в районе Изгрев (прежде деревня Атанасово), во время рытья канала между озером и морем найдены части глиняных сосудов, рога тура и кости оленя, а также фрагменты глиняной модели жилого дома. В 1959 г. эти материалы пополнились несколькими глиняными фигурками человека и животных. По ним можно судить, что здесь было поселение IV тысячелетия до н. э.

Во время раскопок, которые ведутся во многих местах Несебыра на протяжении более 25 лет, в самых глубоких культурных пластах найдены материалы (прежде всего керамика и остатки жилищ), датируемые 1500-700 гг. до н. э.

Существование раннего поселения на Несебырском полуострове было доказано открытием крепостной стены и ворот, которые по расположению, способу постройки и материалам, найденным около них, относятся к эпохе, предшествовавшей приходу греческих колонистов в конце VI в. до н. э. Очевидно, эта крепостная стена охраняла фракийское селище Мелса, существовавшее здесь, по мнению более поздних греческих писателей, и сохранившее до наших дней название городу.

Севернее Варны во время строительных работ на курорте "Дружба" открыта керамика, свидетельствующая, что на высокой террасе, непосредственно над морским берегом существовало поселение VIII-VII вв. до н. э.

К этим открытиям надо присоединить и обнаруженные в районе Варненского озера остатки 13 предполагаемых свайных построек. Керамика их очень близка по своим формам и способу выработки керамике открытых поселений морского побережья.

Если известные доисторические поселения нанесем на карту побережья, то установим факт, заслуживающий специального внимания: большая часть их совпадает с местами греческих колоний или с другими более поздними поселениями. Так, доисторические находки Созопола будут совпадать с находками, принадлежащими известной в конце VII в. до н. э. большой милетской колонии Аполлония.

Около Бургаса, вблизи Рыбного порта, где были найдены сосуды XVI-XIII вв. до н. э., при археологических раскопках обнаружено фракийское поселение VI-III вв. до н. э.

Доисторическое поселение на Несебырском полуострове наследовано дорийской греческой колонией Месембрия, которая присвоила более раннее фракийское название города. Название старого поселения переходит к новому, возникшему на этом месте, как свидетельство консервативности в сохранении имен поселений. В древнем говоре еркечей (бывшие с. Еркеч, теперь Козичино в восточной Старой Планине) имя города известно как Месебар, Несебар, которое произошло от позднего греческого Месембрия, а по законам южно-славянского выговора - Месемврия.

Любопытно, что среди ранних доисторических поселений на побережье отсутствуют такие, которые существовали в VI-V тысячелетии до н. э. Это можно объяснить тем, что либо наши исследования недостаточно полны, либо действительно поселений в указанную эпоху на современном западночерноморском берегу не было. Высказывалось мнение, что человек той эпохи боялся морской стихии и искал места для поселений подальше от морского берега. Такое утверждение нам кажется поспешным. Ответ на этот вопрос надо искать

в истории развития Черного моря.

Геологические исследования показали, что в самой глубокой древности Черное море было закрытым, изолированным от океана. Неоднократно происходило соединение и разъединение Черного моря со Средиземным.

Удалось установить, что последнее соединение морей произошло 6-7 тыс. лет тому назад, т. е. в V-IV тысячелетиях до н. э. Очевидно, когда Черное море не имело стока, а приток его рек превышал возможности испарения воды, уровень воды в море был выше современного*. Отсюда следует, что береговая линия того времени находилась в глубине теперешней суши. Поэтому памятники V-IV тысячелетий до н. э. следует искать западнее современной береговой линии.

* (Исследования, проведенные на Черном море в 70-х годах XX в., показали, что Черное море всегда соединялось со Средиземным. Колебания уровня воды в Черном море не локального характера, а связаны с колебаниями уровня Мирового океана. - Прим. ред.)

Хотя мы пока еще не можем в деталях проследить непрерывное развитие жизни человека на побережье до появления греческих колонистов, имеющиеся материалы показывают, что жизнь на побережье появилась задолго до колонизации, начавшейся в VII-VI вв. до н. э. Бесспорно, что предание об аргонавтах - это поэтическое отражение действительных событий - самое раннее знакомство народов Средиземного моря с Черным. Это знакомство не было результатом единственного посещения. Не следует также полагать, будто в рассказах об аргонавтах предание гласит только об одном путешествии и только об одном народе. Некоторые ученые справедливо считают аргонавтов первыми завоевателями, отправившимися силой оружия завладеть землей древнего Понта.

Рассказы об аргонавтах, без сомнения, овеяны преданиями населения побережья Черного моря, встреченного мореплавателями в их походе.

Ранние греческие рассказы о Черном море.

Вспомним, что по пути в Колхиду, уже в водах Черного моря, аргонавты слышали стоны прикованного к скалам Прометея.

Могучий титан Прометей, один из самых древних богов-героев древнегреческой мифологии, взбунтовался против властителя богов Зевса. Прометей украл божественный огонь с горы Олимп, где находились боги, и передал его людям. Он научил их обрабатывать землю, открыл им тайну ремесел, постройки судов, научил их читать и писать. Так он разрушил веру людей во власть Зевса и его помощников - олимпийских богов. Разгневанный Зевс приказал богу огня и кузнечного искусства Гефесту приковать Прометея к высокой скале. Каждое утро прилетал орел и клевал печень прикованного титана. Ночью печень снова восстанавливалась. Муки Прометея продолжались тысячелетия, пока Геракл по приказу Зевса не убил терзающего его орла.

Скала, где был прикован взбунтовавшийся Прометей, находилась на Черноморском побережье. В некоторых легендах указывается, что она находилась на Кавказском побережье. По другим версиям Прометей был прикован на Черноморском берегу Скифии. На это место указывает и живший в конце VI и первой половине V в. до н. э. Эсхил в своей трагедии "Прикованный Прометей":

 Ну, вот мы и на месте, у конца земли 
 В безлюдном скифском, дальнем и глухом краю. 
 Пора, Гефест, исполнить, что наказано 
 Тебе отцом, и святотатца этого 
 К скалистым здешним кручам крепко-накрепко 
 Железными цепями приковать навек. 
 Твою ведь гордость, силу всех ремесел - огонь 
 Похитил он для смертных*. 

* (Эсхил. Прикованный Прометей. - В кн.: Трагедии. Пер. с древнегреческого С. Апта. М., Художественная литература, 1971, с. 171. - Прим. ред.)

Согласно древнегреческой мифологии на Черноморском берегу была заточена еще одна жертва воли богов - Ифигения, прекрасная дочь. Агамемнона и Клитемнестры. Агамемнон, брат Менелая, был царем Микен. Он стал во главе ахейских греков в их войне против троянцев. Событие легло в основу сюжета поэмы Гомера "Илиада". Направлявшиеся в Трою греческие суда были задержаны в Авлиде (порт в Беотии) встречным ветром. Напрасно воины ждали, что ветер изменится. Этот ветер послала Артемида, богиня охоты, разгневанная тем, что Агамемнон убил ее священную серну. Чтобы умилостивить богиню, надо было принести ей в жертву прекрасную дочь Агамемнона - Ифигению. Агамемнон отправил в Микены посланников, чтобы привести Ифигению. Только равный богам Ахилл воспротивился этому решению. Ифигения предназначалась ему в жены. Но по воле воинов царская дочь была поставлена перед жертвенным ножом прорицателя Калхаса. В последний миг, однако, когда Калхас взмахнул ножом, Артемида заменила на жертвеннике Ифигению серной. Она сделала Ифигению своей жрицей и послала ее к берегам Эвксинского Понта, в далекую Тавриду. Тавридой древние называли современный Крымский полуостров. Это интересное предание вдохновило многих творцов. Еврипид, родом из Афин (480-406 гг. до н. э.), первым использовал его как сюжет для двух своих трагедий - "Ифигения в Авлиде" и "Ифигения в Тавриде". В более позднее время к этому сюжету возвращаются: Расин ("Ифигения"), Гете ("Ифигения в Тавриде"), композитор Глюк в сочинениях "Ифигения в Авлиде" и "Ифигения в Тавриде" и др.

Согласно некоторым преданиям Артемида подарила Ифигении бессмертие и сделала ее супругой Ахилла на острове Левка.

Пребывание Ахилла на острове Левка (теперь Змеиный, вблизи устья Дуная в советских территориальных водах) занимает значительное место в древнегреческих преданиях и в сочинениях более поздних историков и географов. Свое мнение высказал и Флавий Ариан (95-175 гг. н. э.) - римский высший чиновник. В 131 г. н. э. он совершил обход Черного моря, чтобы составить доклад для римского императора Адриана. Этот доклад был положен в основу его географического сочинения "Периплус Понтос Еуксейнос", в котором отмечаются некоторые данные об острове Левка. По мнению Ариана, приблизительно против устья* реки, если плыть прямо к морю по направлению северного ветра, встретится остров, который некоторые называют Островом Ахилла, а другие - Дромос Ахилла, третьи - Левка из-за его цвета**. Фетида создала этот остров из моря для своего сына, и Ахилл жил на нем. Там находятся храм Ахилла и одна старинная статуя. На острове люди не живут, а пасется немного коз, которых, говорят, приносят в жертву Ахиллу. В храме много подарков - чаши, перстни, драгоценные камни. Все эти вещи - благодарственные дары Ахиллу. Там есть и Надписи различных размеров на латинском и греческом языках***, содержащие похвалы Ахиллу, а также Патроклу, потому что желающие получить благоволение Ахилла почитают вместе с ним и Патрокла. На острове живут птицы: чайки, нырки и морские вороны. Эти птицы заботятся о храме Ахилла - каждый день летают к морю, смачивают крылья, быстро возвращаются к храму, омывают и хорошо очищают его. Все это не кажется Ариану невероятным: он верит, что Ахилл - герой и заслуживает такого звания больше, чем другие, потому что ему присущи благородство, красота и душевная сила и еще потому, что он молодым покинул земную жизнь и был прославлен Гомером.

* (Имеется в виду одно из устьев Истра.)

** (От греческого слова - белый.)

*** (Такая надпись сохранилась и до наших дней.)

Ахилл, один из самых знаменитых героев древнегреческой мифологии, был сыном Пелея, царя мирмидонов (область Фессалия в Греции) и морской богини Фетиды. Он принял участие в войне ахейцев против троянцев; его ссора с Агамемноном является, в сущности, завязкой сюжета в "Илиаде". До взятия Трои Ахилл был убит Парисом, чью стрелу Аполлон направил в его уязвимую пятку. Тогда мать Ахилла Фетида принесла тело своего убитого сына на остров Левка, где он воскрес и женился на дочери Агамемнона - Ифигении.

Очевидно, древнегреческое предание о благополучном пребывании Ахилла на острове Левка также появилось в эпоху до основания греческих колоний на Черноморском побережье. Еще в VIII в. до н. э. Арктин из Милета сообщал в своей поэме "Эфиопида", что Фетида украла своего сына с похоронного костра и перенесла его на остров Левка.

Все эти предания, начало которых надо искать в более глубокой древности, недвусмысленно говорят о раннем проникновении средиземноморских народов в Черное море. Можно даже наметить два пути раннего мореплавания: южный - от входа в Черное море около его южного берега до реки Риони и оттуда по восточному берегу до Крымского полуострова, и западный - от Босфора по западному берегу Черного моря к устьям Дуная и Днепра. Первый путь указан в легенде об аргонавтах. Со вторым, вероятно, связаны мифы о пребывании Ахилла на острове Левка и о плавании к Тавриде брата Ифигении - Ореста и др.

В какую эпоху были созданы эти мифы? Очень трудно ответить на этот вопрос. Очевидно, они создавались долгое время. Древнегреческие мифы дошли до нас переработанными и пересказанными греческими и римскими писателями более поздней эпохи и были так изменены, что трудно воссоздать конкретные исторические события в истинной последовательности, хотя некоторые данные вполне достоверны. В сочинениях древних авторов аргонавтов относили к микенской эпохе, называли их "мини" или "пеласги" - именами народов крито-микенской эпохи (II тысячелетие до н. э.). Об аргонавтах говорилось как о предшественниках Троянской войны, которая датируется XIII в. до н. э. С нею связаны рассказ о путешествии Ифигении в Тавриду, а также пребывание Ахилла на острове Левка. Все это показывает, что ознакомление средиземноморских мореплавателей с черноморскими берегами произошло еще во II тысячелетии до н. э.

Но если допустить, что Черное море посещали средиземноморские мореплаватели еще во II тысячелетии до н. э., то не поискать ли здесь следы их пребывания? Найти такие следы трудно как вследствие отдаленности эпохи, так и из-за характера самих путешествий. Очевидно, первые морские походы в Черное море были редкими и совершались прежде всего с целью ограбления. В таком случае нельзя рассчитывать на открытие остатков торгового груза.

Ответ на все эти вопросы пришел неожиданно. 17 августа 1966 г. в западной части залива перед мысом Калиакра во время легководолазной экспедиции была открыта четырехугольная каменная плита с тремя отверстиями. На следующий год, 2 августа, два легководолаза подводной археологической экспедиции окружного музея в Бургасе, которая наряду с решением других задач взялась исследовать все малые заливы на севере и на юге от Созопола, нашли два обтесанных в форме трапеции камня с двумя симметричными отверстиями на каждом. Находка представляла собой

древние каменные якоря.

Якоря были подняты непосредственно у острова Св. Кирик, западнее Созополского полуострова, с глубины около 15 м. В конце месяца та же экспедиция бургасского музея обнаружила каменный якорь в районе Помория и еще один в заливе Китена.

Древний каменный якорь — свидетель самого раннего судоходства в Черном море: якорь с одним отверстием из Помория
Древний каменный якорь — свидетель самого раннего судоходства в Черном море: якорь с одним отверстием из Помория

Открытие было действительно исключительным. Впервые на Черноморье и притом только в течение двух летних сезонов были найдены пять каменных якорей. Размеры якорей, обнаруженных в Созополском заливе, значительно больше остальных. Кроме того, разведывательные погружения показали, что в районе острова Св. Кирик, где были найдены два якоря, находились и другие, количество которых пока нельзя было установить. Поэтому для исследования района около Созопола в 1969 г. была организована специальная подводная археологическая экспедиция.

Древний каменный якорь — свидетель самого раннего судоходства в Черном море: якорь с одним отверстием из Китена
Древний каменный якорь — свидетель самого раннего судоходства в Черном море: якорь с одним отверстием из Китена

Изучаемый район находился на юге маленького острова Св. Кирик и охватывал: на севере - береговую линию острова и на востоке - побережье острова - маленький маяк. Остров Св. Кирик всегда привлекал исследователей истории Созопола. По сведениям древних авторов, первоначально на этом острове располагалась греческая колония Аполлония. Здесь были обнаружены случайные находки - греческая керамика, датируемая VI в. до н. э.

Древний каменный якорь — свидетель самого раннего судоходства в Черном море: якорь или гнездо для мачты
Древний каменный якорь — свидетель самого раннего судоходства в Черном море: якорь или гнездо для мачты

В исследованном районе дно было песчаным. Якоря, находившиеся в различных местах и обычно занесенные песком, часто оставались незамеченными. Так, после окончания экспедиции не было уверенности, что все поднято со дна. И действительно, позднее, во время других легководолазных исследований и случайных погружений, обнаружили еще 12 якорей.

Не остался единственной находкой и якорь, поднятый в августе 1966 г. в районе Калиакра. Во время легководолазных исследований здесь были найдены еще шесть каменных якорей, которые значительно пополнили коллекцию. Каково основание считать, что это действительно каменные якоря?

И до сих пор в различных районах Средиземноморского побережья и по берегам Черного моря камень в естественном виде или обработанный используется рыбаками в качестве якорей. Эта традиция весьма древняя. Подтверждение тому находим еще у Гомера в пятнадцатой песне "Одиссеи": когда судно с поклонниками Пенелопы достигло порта Итаки, оно стало на якорь из камня. Каменные якоря вспоминаются и в десятой песне "Одиссеи". Каменный якорь имело судно, на котором Одиссей вернул обратно Хрисеиду - похищенную Агамемноном дочь Хриса, жреца Аполлона. Это событие описывается в первой песне "Илиады".

Ряд найденных на Средиземноморском побережье примитивных каменных якорей (некоторые из них огромных размеров) дает основание считать, что сведения о каменных якорях, применявшихся в древности до появления металлических, достоверны. Установить хронологию отдельных типов более трудно.

Самыми примитивными и, вероятно, самыми ранними могут считаться якоря с одним отверстием, которые использовались только как тяжести; якорный канат пропускался через отверстие. Такие якоря пригодны лишь для скалистого дна. Для песчаного грунта требовалось создание якорей не с одним, а с несколькими отверстиями. В отверстия, свободные от якорного каната, забивали заостренные колья - своеобразные рога. Таким образом был создан каменно-деревянный якорь. Самым характерным и распространенным был каменный якорь с тремя отверстиями.

Каменный якорь неправильной формы с двумя отверстиями, найдены около Созопола
Каменный якорь неправильной формы с двумя отверстиями, найдены около Созопола

Якоря больших размеров с двумя отверстиями, открытые на болгарском побережье Черного моря, имеют прямоугольную форму, сделаны из плохо обработанного камня с неодинаковыми противоположными сторонами. Отверстия расположены по длине камня, обычно на концах. Такие якоря известны по всему побережью Средиземного моря. Они датируются обычно II тысячелетием до н. э. Считается, что оба отверстия использовались для канатов. Прибавление второго якорного каната вызвано увеличением тяжести якоря. Не исключено, что во второе отверстие втыкали заостренный деревянный кол, выполнявший роль рога.

Каменный якорь неправильной формы с двумя отверстиями, найдены около Созопола
Каменный якорь неправильной формы с двумя отверстиями, найдены около Созопола

У каменных якорей с тремя отверстиями верхнее предназначалось для завязывания якорного каната. У многих якорей, найденных на дне, и теперь заметно расширение отверстий в результате трения веревки. В два нижние симметрично расположенные отверстия забивали заостренные колья, торчавшие с обеих сторон, таким образом, чтобы якорь не ложился на дно той стороной, где не было кольев.

Трапециевидный каменный якорь с тремя отверстиями из Помория
Трапециевидный каменный якорь с тремя отверстиями из Помория

Найденные в Черном море якоря с тремя отверстиями имеют две разновидности. Первая - это хорошо обработанные якоря с правильно очерченными гранями трапециевидной формы. Два отверстия расположены в нижней, более широкой части камня по оси параллельно основанию трапеции, а одно, большее, находится в самой верхней части камня посередине (см. якорь из Помория). Три отверстия образуют равнобедренный треугольник и размещаются в одной плоскости. Якоря очень больших размеров обычно имеют неправильную форму и не вполне симметричное расположение отверстий.

Древние каменные якоря. 1 - пирамидальный якорь из Созопола; 2 - якорь с двумя отверстиями из Созопола; 3 - якорь с одним отверстием из Китена; 4 - якорь с двумя отверстиями из Созопола; 5 - якорь с одним отверстием из Помория; 6 - якорь с двумя отверстиями из Созопола; 7 - якорь с тремя отверстиями из Помория; 8 - якорь с тремя отверстиями из Калиакра; 9, 10, 12 - якоря из Созопола; 11 - якорь с двумя отверстиями из Созопола.'
Древние каменные якоря. 1 - пирамидальный якорь из Созопола; 2 - якорь с двумя отверстиями из Созопола; 3 - якорь с одним отверстием из Китена; 4 - якорь с двумя отверстиями из Созопола; 5 - якорь с одним отверстием из Помория; 6 - якорь с двумя отверстиями из Созопола; 7 - якорь с тремя отверстиями из Помория; 8 - якорь с тремя отверстиями из Калиакра; 9, 10, 12 - якоря из Созопола; 11 - якорь с двумя отверстиями из Созопола.'

Ряд соображений приводит к выводу, что каменные якоря трапециевидной формы с тремя отверстиями использовались главным образом во II тысячелетии до н. э. Вероятно, они принадлежали египетским, фикинийским, критским или эгейским судам.

Во время археологических исследований около острова Кипр непосредственно у берега было обнаружено несколько каменных якорей той же формы, что и найденные около болгарского побережья, - трапециевидных с тремя отверстиями. На некоторых якорях сохранились следы так называемых кипро-минойских силлабических знаков - зачатки письменности, датируемые второй половиной II тысячелетия до н. э., или, точнее, 1400-1200 гг. до н. э.

Каменные якоря, подобные открытым на болгарском побережье, прежде всего с двумя отверстиями, обнаружены около восточного Средиземноморского побережья (берега древней Финикии). Они датируются тем же временем. Найденные на Черноморском побережье якоря также можно отнести, хотя и весьма условно, ко второму тысячелетию до н. э.

Якорь, обнаруженный летом 1974 г. западнее острова Св. Кирик, отличается пирамидальной формой, имеет одно отверстие в верхней части и два других, расположенных В двух взаимно перпендикулярных плоскостях, в нижней части.

На одном египетском барельефе, сохранившемся в гробнице фараона Сахуры (середина III тысячелетия до н. э.), находим изображение пирамидального якоря, близкого по форме найденному около Созопола. В сущности, созополский якорь дает возможность лучше объяснить изображение. На барельефе видно только одно отверстие, расположенное поперек, в верхней части, где завязана веревка, а другое, перпендикулярное к верхнему, оказывается в одной плоскости с изображенным и не видно. На экземпляре из Созопола, однако, оно очень ясно просматривается в нижней части камня. Очевидно, нижнее отверстие предназначено для вставки деревянного кола, который погружался в грунт и удерживал судно. В якоре из Созопола отверстие прямоугольное, и это подтверждает высказанное соображение о его назначении.

Большой интерес представляют каменные якоря, найденные около Созопола. Расположение этих древних каменных якорей на сравнительно небольшом пространстве дает возможность предполагать, что здесь швартовались суда. Как отмечалось, керамика, обнаруженная в районе созополского порта, указывает на наличие поселения. С ним надо связывать и найденные под водой к югу от острова Св. Кирик каменные якоря. Время использования якорей двух видов совпадает - вторая половина III и все II тысячелетие до н. э. Действительно, открытых до сих пор материалов еще недостаточно, чтобы предложить более точную их датировку.

Но как остались эти якоря под водой и почему они обнаружены далеко от предполагаемого места доисторического поселения? Возможно, самый древний порт города, название которого для нас пока загадка, находился южнее маленького острова? Исследователи еще далеки от того, чтобы дать полный ответ на все поставленные вопросы. Однако если сравнить указанные находки с подобными находками, уже известными, с древнего финикийского берега (теперешнее побережье Сирии и Ливана), то можно прийти к выводам, которые будут полезными для дальнейшего поиска.

Вопрос о доисторических портах весьма интересен. Человек еще не располагал достаточной техникой, чтобы строить под водой волноломы, увеличивать глубину и т. д.

Ряд сведений говорит о возрастании судоходства во II тысячелетии до н. э. Надо ли напомнить о вавилонских и египетских судах? А неутомимые финикийцы, известные как покорители неведомых морей? Некоторые ученые высказывают мнение, что в этот период не было нужды в портах. Суда были маленькие и легкие; во время остановки их вытаскивали на сушу, обычно на песок, недалеко от поселений.

Но, как отмечает английская исследовательница Хонор Фрост, найденные в последние годы каменные якоря опровергают это предположение. Большие, до полтонны, каменные якоря принадлежали 200-тонным судам длиной 20 м. Очевидно, о таких судах приходилось специально заботиться и, прежде всего, искать места для укрытия их при неспокойном море.

Есть и другое предположение - большие каменные якоря, ныне лежащие на дне моря, были "мертвыми якорями".

Исследования, проведенные в последние два десятилетия, прежде всего на восточном Средиземноморском побережье, показывают, что уже в бронзовую эпоху человек строил и сооружал порты. Это подтверждено при подводных исследованиях городов Сидон и Тир, на берегах древней Финикии и на острове Фарос вблизи Александрии. Открытые древние порты в районе этих поселений имеют сооружения, высеченные в прибрежных и подводных скалах и образующие у берега бассейн со спокойной водой, где могли пребывать различные по размерам суда. Глядя на расположение этих городов и их примитивных портов, мы удивляемся тому, сколь умело были использованы находящиеся перед берегом маленькие острова.

Подобное расположение островов, закрывающих немалый по размерам бассейн, характерно и для конфигурации созополского берега. Оправдано ли, в таком случае искать в районе острова Св. Кирик древний доисторический порт?

Подобной мыслью не надо пренебрегать, а следует иметь в виду и такое направление будущих подводных археологических исследований.

Перед маяком около мыса Шабла подводные скалы отгораживают водный бассейн таким образом, что вход остается только с южной стороны. Скалы, скрытые под водой, являются серьезным препятствием для незнающих эти места. Однако рыбакам место хорошо знакомо, и они используют его как укрытие во время рыбной ловли. Естественное ли это образование или здесь можно найти следы человеческих рук? Вероятно, повторное обследование скал в данном бассейне не будет излишним.

Бассейн около мыса Шабла, образуемый подводными рифами (у маяка).'
Бассейн около мыса Шабла, образуемый подводными рифами (у маяка).'

Однако находки древних каменных якорей к югу от острова Св. Кирик не подтверждают наличия здесь порта. Очертания береговой линии Созополского полуострова подсказывают, что в древние времена самое подходящее место для порта было на берегах залива, там, где континентом и маленьким островом образуется естественный заслон и где находится современный порт. Вход в него весьма сложен даже теперь, при использовании судов, снабженных двигателями. А что сказать об эпохе, отдаленной от нас на 3500 лет (приблизительно о том времени, когда суда оставили свои каменные якоря в водах около Созопола)? Маневренность судов тогда была значительно меньшей. Большие торговые суда, оставившие каменные якоря, были парусными, причем с весьма простым устройством парусов (при оснащении судна веслами понадобились бы гребцы и в результате уменьшилась бы грузовместимость судна). Вход большого парусного судна в маленький и узкий порт был весьма рискованным. При отсутствии благоприятного ветра выход из порта мог задержаться нежелательно долго.

По указанным причинам суда предпочитали становиться на якорь недалеко от порта, в укрытых от ветра местах залива или за островами, где погрузка или разгрузка велась с помощью маневренных лодок. Таким было место, где находили каменные якоря, на юге от острова Св. Кирик.

Эти рассуждения ведут к предположению, что находки каменных якорей к югу от острова - не единственные. Вероятно, вблизи острова якорные стоянки были и в других местах; они использовались в зависимости от направления ветра. Место, где найдены якоря, - наиболее подходящее для якорной стоянки, что обусловлено направлением самого нежелательного ветра в Черном море - северо-восточного.

Находки древних каменных якорей на болгарском Черноморском побережье недвусмысленно указывают на наличие во II тысячелетии до н. э. развитого судоходства и на связи побережья с областями восточного Средиземноморского бассейна. Эти связи подтвердило еще одно открытие последнего времени -

металлический слиток в форме растянутой воловьей шкуры.

Металлический слиток в виде растянутой воловьей шкуры из Калиакра
Металлический слиток в виде растянутой воловьей шкуры из Калиакра

В августе 1972 г. в западном заливе у мыса Калиакра (древний Тиризис) на глубине 8 м легководолазами был найден странный, сильно покрытый слизью металлический предмет. Плоский, слегка согнутый, с необычайно расширяющимися и изрезанными зигзагообразно краями, он, с первого взгляда, напоминал растянутую воловью шкуру. Это не случайно. Науке и легководолазам были уже известны остатки судна, затонувшего около мыса Гелидония (на юго-западном побережье Анатолии, современная Турция), которое перевозило подобные металлические предметы в форме растянутой воловьей шкуры.

Открытие при Гелидонии произошло случайно. В 1958 г. турецкие ловцы губок натолкнулись на самое старое судно, обнаруженное на дне моря. Во время исследований в 1960 и 1961 гг. нашли груз и небольшую часть корпуса судна. Радиоуглеродный метод датирования показал, что судно можно отнести к 1200 г. до н. э. Груз судна содержал около одной тонны металла. Из него извлекли 34 листа меди в форме растянутой воловьей шкуры весом по 25 кг каждый.

Лабораторный химический анализ металлического предмета из Калиакра установил, что в нем содержится 32% золота, 18% серебра, 43% меди и 7% никеля и серы. Общий вес - 1 кг 455 г. Ценность этого предмета длиной 25 см, шириной 12 см и толщиной 1,4 см стала очевидной после расшифровки данных химического анализа: 32%, или 465,60 г золота, 18%, или 262 г серебра.

Предметы из меди в форме растянутой воловьей шкуры известны науке давно. Кроме обнаруженных на мысе Гелидония, они были найдены на острове Эвбея, в Египте и на острове Кипр. Как считают, их производили на Адриатическом побережье Югославии, в Като, Зисо и Агии Триада на острове Крит, в Микенах и в других местах. По форме они очень напоминают находки из Калиакра, но отличаются тем, что вес их значительно больше - от 5 до 20-30 кг. В них содержится только медь. Чтобы понять предназначение находки из Калиакра, нужно углубиться в сферу политической экономии.

Широко распространено мнение, что металлические слитки играли роль домонетного обменного средства. В самые ранние времена, когда торговля носила случайный характер, один продукт труда обменивался непосредственно на другой. При расширении обмена и его превращении в рядовое явление постепенно обособлялся такой товар, за который охотно давали другой товар. Был открыт "товар товаров", заключавший в себе в скрытом виде все другие товары, найдено волшебное средство, которое могло превращаться в каждую желанную вещь, Так возникли деньги, но еще не монеты.

С расширением обмена роль денег возросла. Обычно в качестве денег обособлялся товар, который был самым распространенным предметом обмена. Во многих странах и особенно в государствах Эгейского мира в качестве денег выделился скот, а точнее, быки. В "Илиаде" мы можем найти ряд предметов, исчисленных в быках: золотые украшения богини Афины оцениваются в 100 быков каждое, золотые доспехи Главка, которые он обменял на медные доспехи Диомеда, - тоже в 100 быков, в то время как медные доспехи Диомеда стоят только 9 быков. В "Илиаде" говорится, что один бык стоит больше, чем полталанта золота. Вероятно, в Эгейском море скот имел большое значение для обмена, причем, по всей видимости, до Троянской войны.

Кроме скота в этот ранний период в роли денег употребляли различные металлические предметы - котлы, треножники, пруты, стаканы из серебра и др. Однако позднее с развитием торговли использование для обмена скота и различных предметов стало неудобно. Это неудобство со всей очевидностью обнаруживалось во внешнеторговых операциях, когда надо было перевозить и обменивать значительное количество грузов. Тогда начали использовать драгоценные металлы, удобные для перевозки и хранения. Бесформенным кускам металла придавали определенную форму. Так появились листы из драгоценных металлов, напоминающие по своей форме товар, игравший роль всеобщего обменного средства, - шкуру вола. Таким образом, "воловьи шкуры" - один из первых предшественников истинных монет, которые появились значительно позднее - в VII в. до н. э. Металлические слитки в форме воловьей шкуры датируются обычно второй половиной II тысячелетия до н. э.

Мера веса в Эгейском мире называлась "талант". Как показывают исследования, талант в эту раннюю эпоху был равен 8,5-8,7 г золота. Существует мнение, что медный талант весил 25,22 кг. Следовательно, соотношение по весу между мерами стоимости из золота и меди в эту эпоху было 1:3000. Если принять (со многими поправками) такое соотношение правильным, то стоимость золота в слитке из Калиакра будет равна 54,75 таланта (при 8,5 г золота на один талант), или 54 медным слиткам весом по 25 кг в среднем (как слитки из Гелидонии). Это окажется намного больше стоимости всего груза судна, затонувшего около Гелидонии (даже если не считать стоимость серебра, содержащегося в слитке из Калиакра, которое также дороже меди).

В последнее время главным образом в результате открытия при Гелидонии сложилось другое мнение, согласно которому слитки являлись ничем другим, как просто отливками металла, перевозимого, подобно обычному грузу, из производственных районов в непроизводственные. Эта версия, очевидно, неприемлема. Слитки были распространены в такой форме в течение более 400 лет. Сохранение определенной формы доказывает, что в данном виде они обладают именно свойствами меры стоимости, при этом качество меди в них было очень высоким. Находка из Калиакра полностью опровергла сомнения относительно предназначения слитков: сплав из трех ценных металлов - золота, серебра и меди - свидетельствует, что слитки в форме воловьей шкуры представляют не что иное, как домонетную форму денег*.

* (Предмет из Калиакра мог быть мерой стоимости в домонетный период. Однако трудно представить, что медные листы весом до 25 кг из Гелидонии имели то же назначение. Очевидно, это были листы чистой меди, которые судно доставляло из мест производства к местам дальнейшей переработки. - Прим. ред.)

Так или иначе, но находка из залива Калиакра доказывает: что во второй половине II тысячелетия до н. э. к западному Черноморскому побережью приплывали суда из Средиземного моря, причем с определенной торговой целью. Не надо забывать, что слиток из Калиакра найден в районе, где обнаружено много древних каменных якорей, которые сами по себе свидетельствуют о раннем судоходстве.

Все имеющиеся на сегодня данные мифологии, сухопутной и подводной археологии о раннем судоходстве вдоль побережья ориентируют нас приблизительно на одну и ту же эпоху - II тысячелетие до н. э. Это показывает, что вся информация - не случайное совпадение. К сожалению, полученные данные еще весьма скудны для того, чтобы объединить их в одну цепь, в один непрерывный рассказ об истории западного берега Черного моря в указанную раннюю и очень интересную эпоху. Мы надеемся, будущие открытия восполнят вскоре и этот пробел. Ведь совсем недавно из-за отсутствия достаточных данных историческая наука почти не решалась его касаться!

Каким народам принадлежали суда, оставившие свои каменные якоря и другие следы по западному Черноморскому побережью? Вавилонянам или египтянам? Или финикийцам? Любой ответ может быть только предположением. Факты, к сожалению, весьма скудны. Но все же!

Древняя мифология связывает родословную легендарного фракийского царя Финея, о котором уже шла речь в связи с походом аргонавтов, с мифическим предводителем финикийцев - Фениксом. По мнению Гесиода, древнегреческого поэта VIII в. до н. э., Финей был сыном Феникса или его отца Агенора, а Феникс - брат Кадма - сыном основателя города Фивы в Греции. Эта легенда в отношении Фив в известной степени подтвердилась. Во время раскопок в древнем греческом городе открыты маленькие цилиндры с финикийским письмом. Открытия поставили вне всякого сомнения сведения мифологии о том, что Фивы были созданы вначале как финикийская колония.

Страна, называемая древними греками Финикией, находилась на восточном берегу Средиземного моря, у подножия Ливанских гор. Еще в V тысячелетии до н. э. возникли основные города, которые потом играли главную роль в средиземноморской торговле: Тир, Сидон, Библос, Угарит, Берит (сегодня Бейрут), Арвад, Триполис и др. Природные условия позволили финикийцам сочетать сухопутную торговлю в Азии (в Сирии, Месопотамии) с морской торговлей вдоль средиземноморского побережья. Еще в глубокой древности финикийцы осмеливались пускаться в дальние плавания. Потребности морской торговли превратили финикийские города в большие центры судостроения. На одном рельефе середины II тысячелетия до н. э., найденном в египетской гробнице, изображено маленькое финикийское судно, пригодное для непродолжительных плаваний, с высоко поднятыми носом и кормой и огромным четырехугольным парусом, закрепленным на двух реях. Нижняя рея была подвижной. При помощи веревок парус мог занимать различное положение по отношению к корпусу, чтобы обеспечить маневренность судна. На корме находились два рулевых весла.

Вероятно, во второй половине II тысячелетия до н. э. финикийцы создавали суда, предназначенные для более дальнего плавания - так называемые таршишские суда, т. е. суда из Таршиша (Тарсес - место в Южной Испании), который для Ближнего Востока представлял "конец мира". Устройство судов этого периода и их внешний вид неизвестны. Судно, затонувшее около мыса Гелидония, принимаемое за финикийское, было длиной около 12 м. Будем надеяться, что такое же судно найдется и на западном побережье Черного моря (сведения о родословной Финея и каменные якоря являются основанием для этого). Не меньше легенд можно привести и о мореплавателях Ахейской Греции. Аргонавты отправились из Беотии, сердца Ахейской Греции (под Ахейской Грецией следует понимать континентальную Грецию III-II тысячелетия до н. э.). Ряд сведений говорит о широких морских связях ахейцев. Можно предположить, что еще в конце III тысячелетия до н. э. ахейцы строили суда для дальнего плавания. Самое раннее изображение судна континентальной Греции находим на золотом перстне, датированном второй половиной XIV в. до н. э. На перстне изображено судно с высоким носом и кормой. Одна мачта и четыре весла определяют способ движения. На фрагменте рисунка, датированном XIII в. до н. э., изображено длинное судно со сплошной палубой, поддержанной равномерно расположенными стойками. Весел не видно. Это доказывает, что судно двигалось при помощи парусов.

О связях ахейцев с народами западного берега Черного моря говорят не только совпадение названий самых старых поселений по побережью, но и некоторые находки в Добрудже и Бессарабии - ювелирные изделия.

Однако упомянутые суда могли быть и карийскими. Даже позднее в литературе порт Шабла по традиции называется Саron Limen - Карийская гавань. Нам известно, что этот загадочный народ поселился в юго-западной части Малой Азии (теперь Турция) в конце II тысячелетия до н. э. Как уже упоминалось, там был основан город Милет, значительная часть жителей которого составляла карийское население. Наверное, не случайно во время греческой колонизации VII-VI вв. до н. э. именно Милет был основателем большого количества колоний по побережью Черного моря. Весьма вероятно, эта милетская колонизация является результатом более давней традиции - отличного знания особенностей Черного моря, достигнутого благодаря плаванию карийцев в данный район. Согласно преданию карийцы установили "талассократию" (господство над морем) в Эгейском море в XIII-XII вв. до н. э. и совершали дальние морские походы.

В древнегреческой литературе весьма традиционно высказывание о пребывании карийцев на Черноморском побережье. Ариан называет область около Caron Limen Карией. Стефан Византийский отмечает, что селище Rakole, которое находилось, вероятно, около теперешней деревни Кранево, карийцы называли раньше Tusyloi, что также свидетельствует о связях с карийцами. Название Каллатис можно сравнивать с названием лидийского города Калатебос (в Малой Азии). Интересно, что область со следами пребывания карийцев очерчивается в районе побережья севернее Варны.

А не принадлежали ли каменные якоря фракийским судам? Очень смело? Может быть. Но не надо забывать древнегреческое предание, пересказанное нам историком Диодором, которое приписывает очередную "талассократию" в Эгейском море после Троянской войны древним фракийцам. Логично предположить в таком случае и плавание фракийских судов в Черном море. К подобным предположениям не следует относиться с предубеждением, основанным на отсутствии необходимых фактов в результате недостаточного исследования района. Не так давно мы ничего не знали о раннем судоходстве вдоль побережья, а первые связи с остальным средиземноморским миром приписывали греческим колонистам VII-VI вв. до н. э.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Пользовательского поиска




Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'