история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 8. Крах реформистских иллюзий

В выборах 1963 г. в Перу приняли участие немногим более 10% населения. Около 40% опустивших бюллетени проголосовали за лидера партии Народного действия - архитектора Белаунде Терри (Еще во время предвыборной кампании 1956 г. военные, занимавшиеся поисками альтернатив для развития страны, обратили внимание на новую партию Народного действия, программа которой по многим вопросам перекликалась с взглядами передовых офицеров. Поэтому уже на выборах 1963 г. лидеру этой партии Белаунде Терри практически была обеспечена молчаливая поддержка ар-мии, возлагавшей на него большие надежды и считавшей, что он способен вывести страну из тупика дорогой реформ. К тому же военные не хотели допустить прихода к власти коалиции АПРА и УНО). Первые реформистские шаги нового президента, сделанные при лояльном отношении армии и поддержке правящих кругов США (благодаря созвучию реформ Белаунде американской программе "Союз ради прогресса"), создали определенную популярность его партии, особенно в средних городских слоях, среди мелкой городской и сельской буржуазии. В результате на муниципальных выборах партия Народного действия получила почти половину всех поданных голосов.

Внешне программа Белаунде Терри имела вполне приглядный вид, она выдвигала довольно радикальные меры: индустриализацию, аграрную реформу, национализацию нефтяных ресурсов, улучшение социального обеспечения, а также широкое строительство дорог, школ, больниц и т. п.

Президент Белаунде пришел к власти, когда предпринимательская деятельность в стране благодаря поощрительному режиму для иностранных инвестиций, существовавшему в предшествующие годы, переживала заметный подъем. В целом же развитие экономики, однако, находилось на невысоком уровне. Природные и трудовые ресурсы использовались недостаточно, показатель национального дохода на душу населения был ниже, чем во многих других странах Латинской Америки. Прогресс наметился далеко не во всех отраслях промышленности: во многих из них преобладали мелкие и полукустарные предприятия, медленно двигалось вперед производство средств производства.

Сельское хозяйство не справлялось со своей первостепенной задачей - снабжением населения продовольствием. Рост валовой сельскохозяйственной продукции сильно отставал от прироста населения. Страна продолжала тратить значительные валютные средства на импорт продуктов питания. Такое положение обусловливалось существованием полуфеодальной системы землепользования, латифундизмом. 4% землевладельцев имели в своем распоряжении почти три четверти- всех земельных площадей, в то время как почти 90% перуанских крестьян были безземельными. Это, в свою очередь, предопределяло узость внутреннего рынка, без которого не может развиваться современная промышленность.

Интересы земельной олигархии тесно переплетались с интересами экспортно-импортных фирм. Способствуя в угоду иностранным монополиям импорту, в том числе и промышленных товаров, олигархия тормозила развитие национальной промышленности, являлась силой, противостоявшей местной, особенно мелкой и средней, буржуазии. Местная буржуазия в Перу в середине 60-х годов уже не представляла собой, по образному выражению Мариатеги, "чахлого растения на феодальной почве". Но она и не располагала накоплениями, необходимыми для создания современных промышленных предприятий. В этом ей по-прежнему, помимо всего прочего, препятствовало засилье иностранного капитала.

Монополии США, как и раньше, занимали доминирующее положение в перуанской горнодобывающей и нефтяной промышленности. Предприятия только двух гигантов - "Сазерн Перу коппер корпорейшн" и "Маркона майнинг" - давали 78% всей продукции горнодобывающей промышленности страны. В руках рокфеллеровской "Интернэшнл петролеум компани" было сосредоточено 80% добычи нефти и свыше 90% ее переработки в Перу (См.: Panorama economico latinoamericano. La Habana, 1969, p. 41). На долю США в 1968 г. приходилось свыше трети перуанского экспорта и импорта.

Какие же шаги предприняло правительство Белаунде Терри? Как и его предшественники, оно ни в чем не ущемило интересов иностранных компаний. Наоборот, стало проводить политику "равных возможностей" для перуанского и иностранного капитала. Эта политика при низкой конкурентной способности перуанской промышленности означала постепенное удушение последней. В интересах иностранных фирм был значительно модифицирован Горнорудный кодекс, действовавший в стране. Перуанские банки получили разрешение передавать до 33% своего капитала иностранным организациям и физическим лицам. Существовавшие между Перу и США торговые отношения вели к росту дефицита внешнеторгового баланса. Покрывая дефицит из своих валютных запасов, государственный Центральный банк Перу ежедневно расходовал 1 млн. долл.

Финансовые трудности увеличились после того, как Международный валютный фонд вырвал у правительства Белаунде обещание не препятствовать процессу девальвации соля. Повышение курса доллара на 44% вызвало общее повышение цен, хотя они и без того достигли рекордной цифры за последние 30 лет. Около 6 млн. жителей либо вовсе не имели работы, либо были заняты неполный рабочий день. Трудящиеся не были уверены в завтрашнем дне, крестьяне так и не получили землю, даже после принятия правительством в 1964 г. закона об аграрной реформе, содержавшего большое количество оговорок, сводивших на нет его позитивные положения (Прежде всего оговаривалось, что реформа будет проводиться не по всей стране, а выборочно, в отдельных департаментах, определяемых декретами президента. Предельно допустимые (кстати, значительные) размеры частных земельных владений, излишки которых подлежали конфискации, устанавливались практически лишь для района Косты. Но и там за агропромышленными местными и иностранными комплексами по производству сахарного тростника и хлопка - а они доминировали в этом районе - земли сохранялись полностью, так как статья 38-я закона гласила, что на латифундии, продукция которых идет в промышленную переработку, положения аграрной реформы не распространяются. Выборочное наделение землей преследовало определенную цель - создание кулацкой прослойки, противостоящей основной массе крестьянства. Кроме того, правительство не располагало необходимыми средствами для выкупа у латифундистов достаточного количества земли для крестьян, что было предусмотрено реформой). Началось массовое переселение сельских жителей в города, где они оседали в "поселках нищеты", как бы в насмешку названных "молодыми". Нагромождения мазанок без окон, полов и каких-либо признаков удобств - вот что представляли собой эти поселки, население которых пополняло армию люмпен-пролетариев, усугубляя том самым и без того сложные проблемы городских трудящихся. Чтобы завоевать дешевую популярность у деклассированных элементов, правительство стало выделять средства "молодым поселениям". Однако подсчитано, что с помощью отпускавшихся денег жилье в этих поселках нельзя было превратить в более или менее сносное даже через несколько десятилетий.

Провал реформистской политики Белаунде и его партии означал также провал широко разрекламированной программы "Союз ради прогресса". Глава американской миссии экспертов при Национальном институте планирования в Лиме Теодор Андерсен указывал, что вместо 100 млн. долл., которые Перу могла бы получить по упомянутой программе, она получила лишь 27 млн. А если к этому добавить, что одновременно компании США вывезли из страны в виде дивидендов и отчислений от прибылей 146 млн. долл. (См.: Anales cientificos. Universidad agraria t. II. Lima, 1966, p. 13), то о какой помощи может идти речь? Правда, это не помешало главе белаундистского кабинета Фернандо Швальбу патетически призывать в перуанском конгрессе не терять надежд в отношении "Союза ради прогресса".

Соединенные Штаты превратили Перу за годы правления Белаунде в полигон по обкатке различных доктрин и методов своего идеологического проникновения на континент. С помощью так называемых добровольцев из "Корпуса мира", различных программ и планов, а также многочисленной армии преподавателей вузов, экспертов, миссионеров американский империализм пытался соорудить непреодолимую стену, призванную защитить Перу от распространения революционных идей, заглушить рост антиимпериалистического и демократического движения.

Эти попытки оказались тщетными. В 1966-1968 гг. ширятся антиправительственные выступления, в которых с каждым днем принимает участие все большее число трудящихся. Бастуют крестьяне, рыбаки, металлурги, текстильщики, десятки тысяч учителей, горняки. Студенты университета города Ламбайеке совершают 800-километровый переход в Лиму, чтобы там выразить протест против политики правительства. Грандиозные митинги трудящихся проходят в столице и в других городах страны. Видную роль в объединении всех левых сил, ведущих борьбу против антинародной политики правительства Белаунде, играет Перуанская коммунистическая партия. По ее инициативе создается организация Левое единство, в которую входят, помимо самой партии, Фронт национального освобождения, Левое революционное движение и др. Рост политического веса левых сил и их консолидация проявились в кампании по освобождению из заключения Генерального секретаря ЦК ПКП Хорхе дель Прадо, в защите печатного органа Компартии газеты "Унидад", на редакцию которой в январе 1968 г. полиция совершила нападение.

Этих успехов партия достигла несмотря на то, что ей приходилось тратить силы на внутрипартийную дискуссию, навязанную левацкими группировками. Последние, действуя в союзе с упомянутым Левым революционным движением, утверждали, что важные и принципиальные задачи, решавшиеся в тот период перуанскими коммунистами по созданию широкого и массового антиолигархического и антиимпериалистического фронта, по привнесению в работу профсоюзов классовой направленности, не были достойны внимания подлинно революционной организации. Главной ошибкой этих групп являлось абсолютизирование вооруженной борьбы (В августе 1965 г. XXI пленум ЦК ПКП, проанализировав сложившееся положение, отмечал, что широкие слои народа, особенно крестьянство, не убедились пока на собственном опыте в капитулянтстве и демагогии буржуазно-реформистского правительства, что в стране отсутствовала революционная ситуация. Таким образом, момент для выступления партизан был выбран неудачно. Хотя партия и заявила о своей солидарности с партизанами, с крестьянством, недовольным куцей аграрной реформой, она подчеркнула, что для развертывания вооруженной борьбы мало мужества и революционной решимости руководителей - необходима подготовленность масс и правильная оценка обстановки в стране).

Ультрареволюционеры игнорировали тот факт, что в 1966-1967 гг. 58% всех рабочих были ремесленниками, из каждых 100 рабочих 47 не имели никакого образования, а это, естественно, снижало уровень политической подготовленности перуанского пролетариата (См.: Martinez J. Una nueva etapa en el proceso revolueionario. Lima, 1970, p. 8). Сказывалось на рабочем движении и отсутствие единства в его рядах.

Однако, несмотря на это, организация Левое революционное движение поставила на очередь дня вопрос о вооруженной, главным образом партизанской, борьбе. Летом 1965 г. она выпустила манифест, в котором призвала перуанцев встать в ряды революции. В том же году в стране были организованы три партизанских фронта, которые правительственные войска очень скоро ликвидировали.

Слабо связанные с массами, еще не готовыми к вооруженной борьбе, ультралевые группировки потерпели поражение. Почти все руководители и большинство рядовых партизан погибли. Правительство постаралось физически уничтожить не только партизан, но и крестьян, принимавших участие в движении. В ходе военных действий 8 тыс. крестьян было убито, 3600 - арестовано, сгорело 14 тыс. га посевов, подверглось разрушению 93 населенных пункта с общим количеством жителей 19 тыс. человек, которых затем согнали в специальные лагеря (См.: Леонова В. И. Революционные аграрные преобразования в Перу. М., 1973, с. 132-133).

Надо сказать, что, толкая вооруженные силы на выполнение карательных функций, правительство Белаунде (опираясь на соответствующие доктрины Пентагона) объективно способствовало соприкосновению армии и ее командного состава с широкими слоями населения. Один из организаторов выступления военных в 1968 г. дивизионный генерал Хуан Веласко Альварадо говорил: "Мы, армейские офицеры, во время скитаний по стране... попадали в самые отдаленные уголки родины и в каждом населенном пункте сталкивались... с протестом против несправедливости, злоупотреблениями, отсталостью и эксплуатацией" (Ceresole N. Peru. Una revolucion nacionalista. Buenos Aires, 1969, p. 107).

Политика Белаунде вызывала протест не только трудящихся. Она не могла не разочаровать и те патриотически настроенные круги национальной буржуазии, при поддержке которых он занял президентское кресло. Дело в том, что во время предвыборной кампании белаундисты обещали в течение 90 дней после прихода к власти провести национализацию нефтепромыслов "Ла-Бреа" и "Париньяс", незаконно эксплуатировавшихся "Интернэшнл петролеум компани". Правительство не только не выполнило этого обещания, но подписало с упомянутой компанией Таларский акт, явившийся апогеем национального предательства. Перуанское государство практически "прощало" "Интернэшнл петролеум компани" ее огромные долги. Правда, компания передавала Перу буровые установки и прочее имущество, но они были настолько устаревшими, что никак не могли компенсировать и части накопившейся за компанией задолженности. Кроме того, администрация "Интернэшнл петролеум компани" незадолго до утверждения Таларского акта незаконно провела ряд своих нефтедобывающих предприятий, оснащенных новейшим оборудованием, по статье "нефтепереработка". Поэтому после таларской "национализации", вопреки духу и букве самого документа, они не перешли к перуанской государственной нефтяной компании ЭПФ.

Печать отмечала в те дни, что Таларский акт противоречит многим законам Перу, в том числе и конституции, статья 8-я которой только конгрессу предоставляет право освобождать кого-либо от уплаты налогов (или списывать невыплаченные) путем принятия специального закона.

Нефтяные махинации с подписанием Таларского акта, однако, не закончились. Вечером 10 сентября 1968 г., выступая по телевидению, экс-президент ЭПФ Карлос Лорет де Мола сообщил о таинственном исчезновении одиннадцатой страницы контракта о купле-продаже сырой нефти, составлявшего часть Таларского акта. Именно на этой странице Лорет, завизировавший документ, оговорил вопрос о цене за каждый баррель (Нефтяной баррель (США) равен примерно 159 л.) нефти. Она отличалась от цены, предложенной "Интернэшнл петролеум компани", всего на несколько центов, но в итоге выходила солидная сумма в 2,5 млн. долл., которую "гости" пытались отхватить у хозяина. Существование упомянутой страницы упорно отрицали не только представители компании, но и ряд министров перуанского правительства. Позднее выяснилось, что подобные старания им были "компенсированы" со стороны "Интернэшнл петролеум компани".

Разразился неслыханный политический скандал, потрясший всю страну (Впоследствии офицеры, придя к власти в октябре 1968 г., иронизировали, что история их движения началась с "одиннадцатой страницы". Армейское командование крайне настороженно встретило шаги Белаунде в отношении рокфеллеровской компании, и для этого у него были веские основания. Один из руководителей военной разведки заполучил фотокопию анонимного секретного меморандума, датированного 25 июля 1968 г., за три дня до объявления президентом Белаунде в конгрессе о намерении подписать Таларский акт. Один из пунктов меморандума - инструкции гласил, что правительство Перу объявит об отсутствии какого-либо долга со стороны "Интернэшнл петролеум компани" в связи с эксплуатацией промыслов "Ла-Бреа" и "Париньяс". После детального изучения вопроса начальник Объединенного командования вооруженных сил и главнокомандующий армии Веласко Альварадо созвал совещание, на котором из 36 присутствовавших генералов 29 высказались против Таларского акта).

Сделка с "Интернэшнл петролеум компани" привела к новому подъему антиимпериалистического движения. Борьба за нефть в условиях Перу всегда обнажала истинные намерения той или иной политической группировки. Теперь она показала, что в стране назревает глубокий политический кризис (В частности, кризис выразился в так называемых свиданиях в верхах, проводившихся с участием руководителей партий апристов и одристов. Белаунде даже пошел на секретное соглашение с АПРА, согласно которому, уступив ей бразды правления на выборах 1969 г., во время следующих выборов при поддержке апристов он получал не только президентский пост, но и парламентское большинство в конгрессе, чего в 1963-1968 гг. не имел. О политическом кризисе свидетельствовала и внутрипартийная жизнь Народного действия. Таларский акт привел к расколу в ее рядах. Председатель исполкома партии и вице-президент страны Эдгардо Сеоане образовал левоцентристскую фракцию, которая потребовала отменить сделку с "Интернэшнл петролеум компани". Незадолго до этого Народное действие потерпела серьезное поражение на дополнительных выборах в конгресс. Кризис в ней в известной степени был связан с обюрокрачиванием партийной верхушки. Среди функционеров партии процветала коррупция. Люди, находившиеся у власти, в погоне за собственной выгодой утратили способность не только отстаивать интересы страны, но и понимать их. В Перу имелись и другие крупные политические партии буржуазии. Но все они - АПРА, Союз одристов и др. - успели дискредитировать себя еще раньше), свидетельствующий о неспособности перуанских буржуазных политических партий руководить государством.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'