история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

ПОСЛАНИЕ ГР. ХОДКЕВИЧУ ОТ ИМЕНИ ВОРОТЫНСКОГО


Великаго бога и спаса нашего Иисуса Христа в троицы славимого милостию великого государя государем царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии [следует полный титул] от его царьского величества совету боярина и воеводы и намесника Казанского и державцы Новосилского князя Михаила Ивановича Воротынского пану Григорью Александровичи) Хоткевича слово наше то.

Что прислал еси к нам лист свой с нашим хлопцом молодым с Ивашком Козловым, а в листу своем к нам писал еси, что ваш государь християнский, а будучи святый милосердый пан, помазанец божий, по звычаю блаженных памятей их милостей славных и великих государей прародителей своих государьских, так теж и сам из своей щедростливости государьские и з милосердья будучи повинен завжды оказывати образ человеколюбья божия, любовь к народу христьянскому, ся ж ради не пощадел бог сына своего единородного, да распят был для нашего спасения и кровию его святою совокупил нас всех яко уды многи до единого тела и втвердил крещением любовь в нас; и для того должен государь ваш, по апостолу, с радующимися радовати, а со плачющими плакати и ннде немощи немощных носити, а не себе угождати повинны есмя. И слышачи великий государь ваш милостивый его кралевская милость о брату своем о государе нашем жестосердье неразсудителное его и на нас людей христьянских, богом порученных ему, гоненья без правды и гнев непощадимый, так теж и разделение людем единого християнского народу и единые веры, а для чего ссталась есть опричнина и для чего земская, чего з веков давных земли его николи за панованье предков его не бывало, тому дивит великий государь ваш и того жалует и вы вси жалуете и дивуетеся ему. И для того государь ваш много отъжидает ему терпеньем своим государьским, еще не простер праведные руки своее кролевские и не поднес меча своего острого на землю его за его гордость, понеже (Испр.; в ркп. поневаж.) видит его растленна разумом и болшого неприятеля земли своей, нежли вашего государя и кровопроливца нашего. И разумеет то государь ваш по нас по христьянских людех, што мы с вами кровь проливаем по неволи, и милосердует о земли нашей и о нас всех, яко и знак милосердья великого государя вашего есть немалый на землю и на люди земли нашел на князе Ондрею Михайлович]» Курбском, как его государь ваш пожаловал великим своим жалованьем и приближеньем и первшим местцом под Киевским воеводством, а он уже был в московских родех не десятый, а мало не двадцатый, также и в местцы. А наш пак род великий будучи надо всеми роды московскими, сведомо есть добре великому государю вашему и вам всем то есть ведомо, што вышел с крови государьские великих князей Новосилских и до сих часов ведемся своими чины и обычайми великими на отчизне и на уделу своем по прироженному нашему величеству, маючи в себе свои бояре и воеводы; так теж ведомо есть великому государю вашему, что отчизна уделная нашие милости за Угрою за рекою от Москвы подошла у границы государя вашего под панство его королевские милости великое княжство Литовское к Севере, для которые яз отчизны своее уделные вмале не пил чаши отца своего князя Ивана Михайловича, которую он пил по зависти государей наших и по прироженью злому их. А так государь ваш великий, вед аючи о нашем величестве и слышачи про наше дородство и разум, которая наша милость от бога сотворителя нам дарована и окрашена, и разумеючи нашу милость быти правого наследника прародителем нашим и доброго блюстителя отчизне своей, послал до нашие милости слово свое государь-ское ласковое, посетивши нашу милость в нужи нашей и зычачи нам той хотячи видети, абы бог на нашей милости прародителей наших величества и власть обновити и показати рачит, до чего хочет великий государь ваш домочи нашей милости войсками не малыми людей своих и казною своею государьскою. И вы все государю вашему великому на то радите, а нашей милости помогати до того головами вашими и маетностями ради будете. И с тым государь ваш его королевская милость посылает до нашие милости дворянина своего и слугу верного Ивана Петровича Козлова, который давал ведомость великому государю вашему и вам, иж дед его был у отца нашего в милости преднейший человек, и верную ему государь ваш давши науку о всем о том. Также и вы до нашие милости посылаете листы ваши через верного слугу государя вашего Ивана Козлова, а вашего милово приятеля, и наша б милость ласки государьские великого государя вашего рачил вдячен быти, а вашу любовь к себе помнити, и государю вашему на листы его милости государьские наша милость рачил отпивати волю свою сокровенно, яко есть обычай тому, и к вам на ваши листы також отписати тым же слугою государя вашего верным Иваном Козловым, ничим его не вредивши; а ведь же он, яко раб будучи, который не ищет воли своей, но господина своего воли ищет, а не боитца убивающих тела, но болши боитца убивающих душу и тело; а хто убивает тело брата своего, в мале времени смерти сподобляя, тот душу свою на веки погубляет. А в том был во всем рачила наша милость верити души твоей, будучи ужь на старости седины твоее, што ваша милость слово государя вашего християнского ни в чем обменны не будут, яко и пред тым никому, великому и убогому, слово государя вашего николи обменно не бывало а ни будет. А ты нашей милости не толко в словех любовь свою ноказати хочешь и серцем к серну, и одна ти есть роскошь и утеха намилшая в старости лет, твоих два сына в себе з ласки божьей меешь, Андрея и Александра, и каешся в них яко во свете очей твоих, и тых к нашей милости пошлешь со всеми слугами твоими и з маетностью твоею не пощадишь к потребе и к помощи нашей милости и сам нашу милость в добром здоровье ви-дети желаешь; а притом приязни нашей милости поленаешся (Что прислал еси к нам лист...приязни нашей милости полецаешься. - В начале послания Воротынского Гр. Ходкевичу подробно пересказывается грамота к нему последнего. Если для Вельского и Мстиславского считалось унизительным всякое общение с их «подданным» «Ходкеевым», то Воротынский, хотя и не ставил себя вровень с Ходкевичем, мог все же достаточно пространно отвечать на его грамоту. В грамоте Гр. Ходкевича заслуживает внимания упоминание об опричнине и А. М. Курбском. О последнем Ходкевич писал в довольно пренебрежительном тоне, подчеркивая его «мало не двадцатое» место среди московской знати. Такая характеристика Курбского может объясняться тем обстоятельством, что в это время «государев изменник» уже несколько утратил свое влияние на Сигизмуыда II Августа и вступил во вражду с многими представителями польско-литовской знати (см.: Жизнь кн. А. М. Курбского в Литве и на Волыни, т. I, докум. I, II, III). - Ходкевич упоминает о вотчине Воротынских, попрежнему находящейся в их руках. Речь идет о Новосиле, Одоеве, Перемышле и части Воротынска, т. е. о территории на верховьях Оки у литовской границы. В 1562г. М. И. Воротынский со своим братом Александром попал в опалу, и его удел был у него временно отобран (обстоятельства этой опалы не известны, что делает еще более интересным сообщение Ходкевича, будто М. И. Воротынский пострадал из-за того, что его «отчизна удельная» близко граничит с Литовским «панством»). В 1566 г. Воротынский был помилован, и ему был частично возвращен его удел. В уделе Воротынских действительно сохранялись и во времена Грозного некоторые «чины и обычаи» удельного времени (ср.: С. Б. Веселовский. Последние уделы в сев.-вост. Руси, стр. 113 - 115, 127 - 131). Курбский в «Истории о в. к. Московском» (Соч., стлб. 288) объясняет казнь Воротынского в 1573 г. тем, что «те [Воротынские] княжата были на своих уделех, и велия отчины над собою имели: околико тысящ с них по чту воинства было слуг их».).

И мы тот твой лист вычли и вразумели гораздо. И по твоему было отступному бесослужителному разуму, нецнотливой матери сыну, непригоже ниж краю ушес слышанию сподобитись, ниже мала ответа подати, яко бесовстей тме, токмо крестным огражением прогоняти. Также и ты в совершенных сединах, аки возбеснев, вне ума своего бесом служити отдал еси себя и вместо християнства отступником именоватись и лжехристьянипом быти, и святей истине, и православной христьянстей вере, и священным церквам и божественным иконам попратель еси и разоритель; и аще прелестней тме служитель еси и богу противник еси, что убо к сему яко скорпия яд изливавши, понеже отца твоего диявола еси наследник и похоти отца своего хощешь творити, яко он человекоубийца искони и во истине не стоит. А что в листу своем писал еси, что будто государь ваш образ человеколюбия божия оказует,. ино то лукавое прикровенье всем знатно, штож государь ваш не токмо вами, паны своими, не обладует, но и о себе власти не имеет: как же хотел государь ваш за нашего государя царьского величества сестру свою Катерину дати, ино ж вы панове зрадным обычаем того ему не прирадили и з братом его царьского величеством и во всем христьянстве якое есте кровопролитие розмножили и ево есте сестру за какого великого человека дали и якую честь есте в том своему государю принесли, и то есть ведомо всему народу христьянскому! И як же государь ваш о том слезен был, и што мог себе и сестре своей пособити кроме воли вашые? Ино то ли образ человеколюбия божия, что в неволе быти? Слово божие не вяжетца нигде ж и самовластно прибывает и волею за мирское спасение разпятца, а не так, как вы своего государя в неволе держите; ино то ни есть образ человеколюбия божия, но прелесть и тма подобно антихристу, еже есть супротивно воле божьей. А што писал еси о единороднем сыне божий, и где троица разделяетца, якож вы, тут не подобает о бозе богословити, понеже не ведите ни яж глаголете, ни о них же утвержаетеся, якож инде реченно есть: «Грешнику ж рече бог: векую ты поведавши оправданья моя и восприемлеши завет мой усты твоими, ты же возненавидел наказанье и отверже словеса моя вспять, аще видяше татя, течяше с ним и с прелюбодеи участье свое полагаше, уста твоя умножиша злобу, и язык твой соплеташа лщения, седяй на брата своего клеветаше и на сына матери своея полагаше соблазн; сия сотворил еси, вознепшевал еси, яко буду тебе подобен, обличю тя и представлю пред лицем твоим грехи твоя, разумейте ж сия забывающей бога, да некогда похитит и не будет избавляли». И паки по апостолу: разумевше быти бога не яко бога благодариша и прославиша, иже истинну в неправде держаще, но осуетишася помышлении своими и омрачися неразумное их серце глаголюще быти мудри, объюродеша и послужиша твари вместо творца, иже есть благословен во веки. Аминь. Также и вы вместо бога надеетесь на мимотекущая стихия и на бесовския козни, и вам не подобает божественных глагол своими безбожными усты глаголати. А что кровью своею святою господь наш совокупил нас всех воедино, пно вы ж то за много лет разодрали ересью латынскою, так же ныне конечне от бога отступили есте и противни богу со антихристом учинились есте, церкви божий разаряюще и священныя иконы попирающе и священныя сосуды сокрушающе и истиннаго православия веру з божественными догматы испровергаете и горее бесермен напротивку богови востали есте и лжеимянно християнское имя на собе обносите, я коже рече божественный богос ловец: изыдоша от нас, но не беша от нас. Аще бо быша были от нас, превыша убо были с нами, вы же сами себя от божественнаго крещенья и любве крестьянские отогнали есте, понеже бысте «враги креста христова, им же бог чрево и слава во студ им, иже земная мудрствующе». А што государь ваш с радующемн радуетца и с плачющими плачетца, ино ж государь ваш ничегоже не может через вашу волю учинити, и то есть неоднокрот писано, штож сами ж вы, отнявши волю у государя своего, и за то его святым зовете и милостивым, и штож его милость,. коли он ничем не волен? Тая милость оказуетца праве яка власность имущий милость содержит. А чтож государь ваш немощи немощных носит, а не себе угождает, но все подданным своим угожданье творит, ино ж государь ваш, якож среди поля некоего Зхатая был, етоящы посреди скорпиев и аспидов вашего неистовства и израдства, отовсюду пуст сродства и пособленья, еще же к сему и главы не имея, еже истинные веры во истинного бога, тем же отовсюду пуст быв - мимошедшых надеж и будущих присносущих надеж сих всех пуст бывг в правду убо и по достоинству вашей бесоподобной гордости угаждает. Так теж вы з давных предков ваших звычею зрадным обычаем злолукаваго змия ухищрением государя своего безчествуете. А что еси писал в своей грамоте возбеснев о нашего государя царьском величестве, что будто государь ваш слышит о нашем государе, о его царьском величестве о жестосердии неразсудительном на нас, народе християнском, гоненье без правды и гнев непощадимой; и то твое бесовское коварство чему есть подобно? Еже подобно змии яд изливавши. Годно ли в чюжом государстве закон ставити и в правде воли то перед спасителем богом, еже в чюжом государьстве закон утвержати, сами не весте закона и не токмо законопреступницы, но и отступницы закона бысте? Како закон утвержаете? Како ж убо реченно быеть о Елизвое ефиопском цари, како подвижесь на Надунаса жидовина к Омиритцкому граду и каково запрещение бысть ему, якож рече: «мне месть - аз воздам, глаголет господь» (Како ж убо реченно бысть о Елизвое...глаголет господь. - История о Елизвое [Элесбоа], приводившаяся царем и в послании в Кирилло-Белозерский монастырь (см. комментарий к этому посланию, прим. 10), заимствована им из Четий-Миней. Элесбоа - негус Абиссинии, был союзником императора Юстина (VI в.) и воевал против йеменского царя иудейского вероисповедания Зу Нуваса («Надунаса жидовина»); в Четиих-Минеях рассказывается, что он собирался пойти на Омир, город Зу Нуваса, но некий «мних» запретил ему это, напомнив слова: «Мне месть и аз воздам» (Великие Минеи Четий, октябрь 19 - 31, СПб., 1880 стр. 1836 - 1837)). Ты, дьяволской сын, как на такое царьское величество глаголешь неподобно? А наш государь, его царьское величество, как есть государь истинный и православный християнский, сияя во благочестьи государьство свое добре разсматряет и благим жалованье подает, а злых наказует; а и во всех землях зрадцов казнят. А што еси писал в бесосоставной своей грамоте о разделение народу християнского, о опричнине и земском, ино ж тово не ведая, якии же скурвины дети, як же и ты, глаголют, а у государя нашего опричнины и земского нет; вся его царьская держава в его царьской деснице, а хто годен, тот у его царьского порога приближен есть, а хто негоден, тот отдален слугует, бо государь наш самодержец есть, як же воля его, также и розказует нам слугам своим, а не як же государь ваш якоже подданый ваш вас послушенствует. А ведь же и в вашей земле есть земское, я дворное, и кралевское, гетманы и подскарбии и иные чиновники (А што еси писал в бесосоставной своей грамоте о...опричнине и земском...и иные чиновники. - В своих инструкциях послам,отправляемым в Польшу, Иван IV неоднократно приказывал отрицать существование опричнины в Москве. Послы должны были говорить: «опричнины не ведаем: комуГвелит государь близко жити, тот близко и живет, а кому не велит государь близко жити, тот живет далеко» (Сб. РИО, т. 71, стр. 331, 593, 597), и объяснять построение опричного двора тем, что царь «велел себе поставит двор за городом для своего государского прохладу» (там же, стр. 775). - Замечание в послании Воротынского Ходкевичу о сходстве между опричниной и некоторыми институтами в Польше следует сопоставить с интересным материалом о польских проектах «опричнины», собранным в статье И. И. Полосина «Споры об опричнине на польских сеймах XVI в.» (Вопросы истории, № 5 - 6, 1945, стр. 142).). А штож ся государь ваш дивует, ино ж из века то есть: младенчески разум имеющи и изуменьем похитившуся, велемудрому разуму дивятца. А што государь ваш не поднял меча своего острого на землю царьского величества, и то есть подобно сотонинской гордости, якоже реченно есть: взыду выше звезд небесных и поставлю престол мой на облацех и буду подобен вышнему. Сице же государь ваш и вы, последствуя дияволу, подобно Сенахириму и Навходносору и Хоздрою (Сецахириму и Навходносору и Хоздрою. - Об этих «безбожных царях» (вавилонский царь Навуходоносор II был известен из Библии как один из врагов Израиля) см. в комментарии к посланию Баторию, прим. 36. ) и иным безбожным царем, яко птицу рукою своею хотите похитити православье, но господь гордым противник есть, якоже есть реченно: не в силе констей, ни в лыстех мужеских благоволит господь, благоволит господь на боящихся его и уповающих на милость его. Царьское бо величество и наш вернейший совет надеетца на всемогущего бога, в троицы славимаго, милость и помощь, о бозе бо сотворит силу, и той уничижит враги царьского величества; а ваш государь, да и вы надее-теся на сотонинскую прелесть, и якая ж ваша надея, якую ж себе отступную помощь обрящете? А што же писал еси злобесовным обычаем о разуме царьского величества укаряя, ино есть тому дивитися нечему, понеже есте сами преда лися в неискусен ум лукавствия и изумевся, якоже есть подобает вам, собацким людем, не ведуще что глаголете, не токмо царьского величества укоризны, но и на самого бога востали есте, и изумевыйся якоже вы не весть ся что глаголете, и сего ради на вас грядет гнев божий, на сыны непокоривыя. А штож государь ваш разумеет нас по неволе с вами кровь проливати, ино ж мы от прародителей своих его царьского величества вернейший совет от многих времен и х царьскому величеству праве заслуговали есмя и вперед з жаденьем заслуговати будем; и штож их царьского величества искони вечная отчизна незгодами предков и их зрадою предков государей ваших вашим государем в руки пришла, и мы ж по царьского величества веленью с радостью службу свою приносячи его царьскую отчизну доставая и у царьского величества по старине утвердите желаем. А штож писал еси о такой же собаке, як же есп сам, о Ондрее о Курбском, что его ваш государь пожаловал и во чтивости учинил, и коли б государь ваш младенческим разумом не объят был, и он бы вас, панов рад своих, на безделье не слушал и лотровским обычаем таково израдца не жаловал на кровопролитье християнству. А о том дивитися не о чем, як же зрадивши государя нашего его царьской главе и от шибеницы утекши, и к вашему малоумному государю пришел! Его же ты не зная, неплотный человек, похваляешь. А что о нас писал еси, ино и сам описовал еси, што наш род великий и зацный, ино подобает ли тебя, собаки, послушав, и твоего израдново умышленъя последовати и израдою быти? А мы в царьского величества жалованье в чести есмя в великой и отчизну свою по своему достоинству держим, и х тому еще его царьского величества милостию, которая наша отчизна пуста была, и той государьского величества милостию нагорожен есми и тем всем обладую.

А будет же королевское хотенье с нами братство и любовь свою и склонность хочет учинити, и он бы по тому учинил, как мы к нему в своем листе описовали. А зрадцею нам великим родом незгоже быти и отчизну государя нашего за себя заседати, як же племянник твой Янко, (Як же племянник твой Янко. - Речь идет о Яне Яромировлче Ходкевиче - администраторе Ливонии и адресате приведенного выше послания царя, написанного в 1577 г. (стр. 205 - 207; о контрасте между характеристикой Яна Ходкевнча в комментируемом послании и в послании 1577 г. см. выше, стр. 506).) хотячи освети Виф-ляискую землю, и якое ж хотел кровопролитие християнству учинити, иже бог всех сотворитель злобесовской его козни сотворитись не здоволил. А што еси писал о нашей отчизне лобесовскою кознью, ино же отец наш князь Иван Михайлович отошел света сего по божьим судбам, а ни по которой вуже, также и мы за некоторое прегрешенье в его царьсщш наказанье были есмя, и опять ныне его царьского величества милостью в светлости учинены есмя, а не як же ты, бешеная собака, изумевся пишешь, что будто отчизны для нашие на нас царьское наказанье было, а зависть и прироженье злобы есть ваша, что вы подданные слуги государя своего властью ровняетеся своему государю. А что хочет государь ваш нашу власть обновити, и як же есмя писали к государю вашему в своем листу, и он бы так и обновил, а инакож нам невзгоже. А штож тот наш хлопец собацким обычаем сказывал государю вашему и вам, што дед его у отца нашего был первейшим человеком, и то есть от вашего безумья нам укоризна. А што есть он государя вашего верный слуга, а ваш милый приятель, ино ж таких хлопцов у нас у стад много есть, и коли ж у вас люд худ, а вам к потребе нужен, и вы ж и тех наших стадных хлопцов поемлите к себе и своему государю в верные слуги устройте их и себе в милые приятели, а мы ж по християнскому обычаю того вам не забороним. А инако ж нам братцкие приязни государя вашего невдячно быти, кроме того як же есмя писали к брату своему, а вашему государю, в его листу. А што ж пишешь, чтоб нам твою любовь к себе помнити, ино ж то есть нам невзгоже, что с нами, княжаты, вам, мужиком, быти в братстве; а будет же хочешь нашие милости к себе и як же еси писал, яко имеешь у себя два сына Андрея и Александра, и ты б их к нам прислал к потребе, як же они будут заслуговати нам, так теж и мы будем их заховывати. А на лист ваш сю нашу заповедь учинили есмя с тем же хлопцом нашим, а вашего государя верным слугою, а вашим приятелем. А твоей безбожной душы кому мочно верити? Занже кто бога оставил и истинную веру, кая есть треба в души его крепости оставитися? А в такой старости, як же ты, неподобно есть государя своего фалшером чинити; также и тому, иже злодейским обычаем приходит, несть погрешително, еже по его безумью место воздати.

Писана царьского величества во граде Москве, лета 7075, июля 20 день.


предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'