история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

III. ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ ВОЙНА УКРАИНСКОГО НАРОДА 1648-1654 гг.


Польская шляхта называла время от подавления крестьянско-казацкого восстания 1638 г. до начала освободительной войны в 1648 г. периодом «золотого покоя». В действительности же это десятилетие было для украинского народа временем самого тяжёлого феодально-крепостнического и национально-религиозного гнёта, временем ожесточённой классовой борьбы крестьянства и казачества против крепостников, временем, когда украинский народ собирал свои силы для решительного выступления против магнатско-шляхетских поработителей.

Подавив крестьянско-казацкие восстания 30-х годов XVII в., польские и полонизировавшиеся украинские магнаты и шляхта ещё более усилили феодальное наступление на крестьянство и казачество. За счёт обезземеливания крестьян феодалы-крепостники всё более увеличивали барскую запашку. Особенно возрастала барская запашка на Левобережной Украине, где в предшествующий период она не достигала ещё тех размеров, какие были в других областях страны. Одновременно быстро увеличивались крестьянские повинности, прежде всего барщина. Исключительно тяжёлым было положение крестьян в тех имениях, которые сдавались в аренду (обычно на короткий срок). Арендатор стремился сорвать с крестьян всё, что только можно. Обычным результатом хозяйничанья арендатора было полное разорение крестьянских хозяйств.

Резко ухудшилось и положение казацких масс. С помощью террора польские и полонизировавшиеся украинские магнаты и шляхта стремились закрепостить казачество, захватывали казацкие земли, силой принуждали казаков отбывать тяжёлые феодальные повинности. Рост феодальной эксплуатации сопровождался резким усилением национального и религиозного гнёта на Украине.

В ответ на захват магнатами и шляхтой крестьянских и казацких земель, увеличение феодальных повинностей и усиление национально-религиозного гнёта в разных областях Украины то и дело происходили волнения. Крестьяне и казаки жгли шляхетские усадьбы, уничтожали панскую челядь, нападали на шляхтичей. Эти волнения имели локальный характер и зверским образом подавлялись магнатами и шляхтой.

Крестьяне массами бежали из магнатских и шляхетских имений.

О масштабах бегства крестьян в эти годы можно судить, например, по следующим данным: в 1646 г. из коростышевского имения Уханского «для... утяженя и срозе великого здирства одные ганебне суте зубожоные, а другие зас, не могучы длужей таковому подлегат утрапеню, плюс вел минус до петисот человека хлопов тяглых и добре заможистых... проч розейстисе мусели...» («из-за угнетения и непомерного обирательства одни крестьяне бесстыдным образом разорены, другие же, не в силах терпеть далее такое притеснение, в числе около 500 человек хозяйственных крестьян вынуждены были бежать»).

Вместе с тем в 1638-1648 гг. на Украине с особенной силой бушевала феодальная анархия. От произвола магнатов и шляхты страдали не только крестьяне и рядовые казаки, но и городское население, мелкая и средняя православная украинская шляхта, лишённое после «ординации» 1638 г. своих прав реестровое казачество. Польская шляхта и магнаты стремились превратить даже реестровых казаков в крепостных, подвергали всевозможным притеснениям казацкую старшину.

От бесконечных столкновений магнатских и шляхетских родов прежде всего страдали крестьяне и городское население. Польские и полонизировавшиеся магнаты и шляхта не считали украинских крестьян за людей и грубо попирали их человеческое достоинство. Для шляхетских насильников ничего не стоило убить или искалечить крепостного крестьянина и жителя местечка.

В 1646 г., например, во время шляхетского «наезда» на имение Яна Новосельского шляхетские насильники «подданому (крепостному) межирицкому Никона Шваба, сеном обовезавши, огне запалили, побили и змордовали; Бориса Короля, за шию увязавши, тыранским способом, до коня в окгона (к хвосту) привезавши, по полю волочили, обухами збили; Ивана Глинку, которого збивши, руку обтели (отсекли), аж мало не упала; Форся Немирича поранили и инших немало побили».

Не менее показательным является «наезд» в 1645 г. князя Иеремии Вишневецкого на местечко Межиричи и село Воробьёвку, которые арендовал шляхтич Якуб Кашевский. В «наезде» приняло участие 5 тыс. человек. При этом было разграблено имущество не только Кашевского, но и крестьян и работных людей. Местечко и село были захвачены вельможным князем.

В результате чудовищного усиления феодально-крепостнического и национально-религиозного гнёта, магнатско-шляхетского произвола и феодальной анархии под угрозой оказалось само существование украинского народа. В ликвидации господства магнатско-шляхетской Речи Посполитой были жизненно заинтересованы самые широкие слои украинского общества. Десятилетие 1638-1648 гг. полностью подготовило почву для нового подъёма освободительного движения на Украине в невиданных до того времени масштабах. Освободительная война приближалась как неудержимый могучий поток.

Несмотря на то, что на Украине в 40-х годах XVII в. постоянно находились значительные контингенты польско-шляхетских войск, обеспечивавшие жестокий террористический режим, народное освободительное движение не прекратилось. В 1647 г. уже было очевидно, что Украина находится накануне массового восстания. Мелкие местные очаги движения начали сливаться, охватывая всё более обширные районы. Восставшие, пробираясь через кордоны, расставленные в степи польским командованием, устанавливали связь с запорожскими казаками. Начиналась освободительная война украинского народа. Во главе народного движения стал выдающийся государственный деятель и полководец Богдан Хмельницкий.

Богдан Хмельницкий родился около 1595 г. в семье мелкого украинского шляхтича, реестрового казака, и получил хорошее для своего времени образование. С молодых лет Богдан Хмельницкий начал свой воинский путь. Вместе с отцом Михаилом Хмельницким он участвовал в битве с турками под Цецорой в 1620 г. В этом бою турки нанесли серьёзное поражение войскам Речи Посполитой, в составе которых действовали и казацкие отряды. Отец Хмельницкого был убит, а Богдан попал в плен, где находился в течение двух лет.

Последующие два десятилетия жизни Хмельницкого очень плохо освещены источниками. Известно только, что в 1637 г. он был писарем Войска Запорожского. Источники сообщают также, что Хмельницкий принимал участие в крестьянско-казацких восстаниях 1630 г. и 1637-1638 гг.

После подавления польскими феодалами восстания 1638 г. Хмельницкий был лишён должности войскового писаря и стал простым Чигиринским сотником. Тем не менее политическая роль Богдана Хмельницкого на Украине в течение 40-х годов становилась всё более заметной. Есть данные, говорящие о том, что будущий гетман уже в 1645 г. думал о восстании против магнатско-шляхетской Речи Посполитой.

Напуганные крестьянско-казацкими восстаниями 30-х годов XVII в., правящие круги Речи Посполитой с тревогой наблюдали за деятельностью Богдана Хмельницкого. Польский гетман Станислав Кояецпрльский ещё задолго до начала освободительной войны прямо говорил, что Хмельницкий обладает «бунтовщическим духом и умом, готовым на всё новое», что «это человек, способный на великие дела, и его надо очень опасаться». Некоторые представители польских правящих кругов придерживались мнения, что Хмельницкого следовало всеми средствами привлечь на свою сторону. Это мнение разделял, очевидно, и король Владислав IV, когда в 1646 г, он пригласил Хмельницкого для переговоров об организации казацкого похода на Чёрное море против Турции. Однако все попытки польских магнатов привлечь Хмельницкого на свою сторону остались безуспешны.

Польские магнаты стремились теперь расправиться с Хмельницким, как возможным руководителем восстания украинского народа против Речи Посполитой.

В течение 1646-1647 гг. неоднократно предпринимались покушения на жизнь Хмельницкого. Во время отражения набега крымских татар в 1647 г. у Чигирина шляхтич Дашевский предательски пытался убить Хмельницкого, нанеся ему удар саблей. Хмельницкий спасся только благодаря тому, что у него под шапкой был надет небольшой металлический шлем. Шляхтич Чаплицкий, приближённый магната Александра Конецпольского, совершил по его наущению разбойничье нападение на дом Хмельницкого в Субботове (близ Чигирина) и захватил принадлежавший Хмельницкому хутор. По приказу Чаплицкого был засечен до смерти малолетний сын Хмельницкого. Наконец, Хмельницкий был заключён в тюрьму, ему угрожала смертная казнь. Польские феодалы не решились всё же расправиться с Хмельницким и выпустили его на поруки наиболее видных представителей украинской старшины, предполагая, что это должно будет сковать его инициативу.

Преследования со стороны польских магнатов лишь ускорили осуществление тех планов, которые давно вынашивались Хмельницким и которые отвечали чаяниям самых широких слоев украинского народа. Хмельницкий встал во главе поднимавшегося восстания украинского народа против гнёта магнатско-шляхетской Речи Посполитой, за освобождение Украины и воссоединение её с Россией.

В конце 1647 г. Хмельницкий с группой своих единомышленников, насчитывавшей 250 человек, двинулся в низовья Днепра. Направиться в Запорожскую Сечь Хмельницкий не мог, так как там находился гарнизон правительственных войск. К Хмельницкому стали сходиться с разных сторон Украины казаки, крестьяне, горожане. Он начал формировать свои первые отряды, скоро ставшие грозным противником магнатско-шляхетской Речи Посполитой.

Вскоре силы восставших выросли до такой степени, что они смогли предпринять освобождение Запорожской Сечи. При появлении отрядов Хмельницкого польский гарнизон без боя оставил Запорожскую Сечь. Это произошло 24 января (3 февраля) 1648 г. Часть правительственных войск, состоявшая из реестровых казаков, перешла на сторону Хмельницкого. Здесь, в Сечи, казачество избрало Богдана Хмельницкого гетманом Войска Запорожского. Это являлось прямым нарушением тех «порядков», которые были предписаны ординацией 1638 г., открытым актом восстания. Весть об этом стала быстро распространяться по Украине.

Хмельницкий издавал универсалы (воззвания), призывая энергично бороться за освобождение Украины от власти польских магнатов и шляхты. Он обращался к казачеству, крестьянству и мещанству, настаивая на необходимости совместных усилий всех слоев украинского населения.

Призывы гетмана находили полную поддержку и понимание у населения Украины. К Хмельницкому «почало горнутися (собираться) все, що лиш живо». Универсалы Хмельницкого свидетельствовали о том, что он давно и глубоко продумал цели и средства борьбы. Отклик же народа на эти призывы показывал, что восстание было подготовлено всем ходом усилившейся борьбы украинского народа против магнатско-шляхетской Речи Посполитой, социальный и национальный гнёт которой тормозил общественное, экономическое и культурное развитие Украины, угрожал самому национальному существованию украинского народа.

Ещё при разработке планов восстания в 1647 г. Хмельницкий со всей определённостью заявлял, что единственного верного союзника украинский народ имеет в лице русского народа и что целью борьбы является воссоединение Украины с Россией. Вместе с тем, будучи реальным политиком, Хмельницкий учитывал невозможность в тогдашней внешнеполитической обстановке немедленной вооружённой поддержки освободительной войны украинского народа со стороны России. На первом этапе борьбы нужно было рассчитывать на свои собственные силы, привлекая временных и даже ненадёжных союзников. Необходимо было также обеспечить безопасность Украины от нападения крымских татар. В тех условиях это легче всего могло быть достигнуто путём заключения союза с Крымом.

В феврале 1648 г. Хмельницкий вступил в переговоры с крымским ханом Ислам-Гиреем и добился от него обещания оказать поддержку в борьбе с Речью Посполитой. В начинавшейся войне между Украиной и Речью Посполитой хищническое Крымское государство видело возможность для грабежа польских и украинских земель и вместе с тем гарантию от совместных действий Речи Посполитой и Русского государства против Крыма и Турции. Планы такого совместного выступления вызывали серьёзную тревогу в Бахчисарае и Стамбуле.

Союз с Крымом был для Украины тяжёлой необходимостью. Хмельницкий отдавал себе отчёт в том, что татары были опасны не только как враги, но и как союзники. Тем не менее обстановка требовала соглашения с Крымом.

Находившаяся на Украине под командой коронного гетмана Николая Потоцкого большая польско-шляхетская армия продвинулась в район между Корсунью и Чигирином, тем самым отрезая основные области Правобережья от Запорожья. Непосредственно на подавление восстания были направлены два отряда, каждый по нескольку тысяч человек.

Первый отряд под командой Стефана Потоцкого (сына гетмана) и Шембедга двигался к Сечи сухим путём. Явно недооценивая боеспособность восставших, отряд Потоцкого шёл по степи без должной фланговой охраны, без разведки. Другой отряд, состоявший из 4 тыс. реестровых казаков и 2 тыс. польских и немецких солдат, плыл на челнах по Днепру. Отряды должны были соединиться около крепости Кодак.

Хмельницкий решил ударить по противнику, не допуская объединения его сил. Гетман возглавил отряд в 3 тыс. человек и, захватив с собой имевшуюся в Сечи артиллерию, выступил навстречу отряду Потоцкого и Шемберга и 19 (29), апреля встретил его в урочище у реки Жёлтые Воды (в современной Кировоградской обл.). Через несколько дней сюда прибыл и отряд татарских войск под командой перекопского мурзы Тугай-бея, плохо вооружённый и мало боеспособный. Однако участие татар в борьбе против Речи Посполитой давало известный политический эффект, закрепляло результаты переговоров с Ислам-Гиреем.

Польско-шляхетские войска стали укреплять свои позиции у Жёлтых Вод, ожидая прихода второго отряда. Однако реестровые казаки, составлявшие основную силу этого отряда правительственных войск, отказались подчиняться польско-шляхетскому командованию и перешли на сторону восставших.

Известие об этом породило брожение в отряде польских .войск, занимавших позиции у Жёлтых Вод. Командование этого отряда, уже значительно поредевшего за три недели осады, решило отступать. Но после выхода польских войск в открытое поле восставшие настигли их у балки Княжьи Байраки и 6(16) мая 1648 г. нанесли им сокрушительное поражение. Шемберг и Потоцкий попали в плен.

Уже эта первая битва освободительной войны превосходила по своим результатам самые успешные сражения в предшествующих крестьянско-казацких восстаниях.

Победа у Жёлтых Вод имела большое значение для дальнейшего развёртывания борьбы украинского народа, поднимала боевой дух восставших и вселяла веру в победу над сильной армией Речи Посполитой.

Разгромив у Жёлтых Вод часть шляхетской армии, Хмельницкий стремился закрепить и развить достигнутый успех. После того как польским гетманам Николаю Потоцкому и Мартину Калиновскому стало известно о поражении отряда Стефана Потоцкого и переходе реестровых казаков на сторону восставших, они начали отступление. Но близ Корсуни их настигли украинские войска. На расстоянии 10 вёрст от Корсуни в балке Гороховая Дубрава 16(26) мая произошла битва, решившая судьбу польско-шляхетского войска.

Бой происходил в условиях, очень неблагоприятных для шляхетских (в основном кавалерийских) войск. Местом боя была дорога, ограждённая с двух сторон высокими лесистыми кручами. Выбрав это место, Хмельницкий расположил в засаде свою пехоту. Кроме того, он дал указание устроить засеки и вырыть глубокие рвы для того, чтобы дезорганизовать отход польского войска. Оно было поставлено перед необходимостью вести борьбу с фронта и с тыла и, зажатое в клещи, через несколько часов было полностью разгромлено. Оба польских гетмана попали в плен. Уйти из окружения удалось очень немногим. После Корсуньской победы крупных польско-шляхетских воинских соединений в Поднепровье уже не существовало.

В то время, когда основные силы под командованием Хмельницкого вели бои под Жёлтыми Водами и Корсунью, десятки стихийно возникавших отрядов крестьян и горожан нападали на помещичьи усадьбы, овладевали городами и сёлами, повсеместно ликвидируя шляхетскую власть. В короткий срок была освобождена вся территория Левобережной и значительная часть Правобережной Украины.

Корсуньская победа явилась сигналом к всеобщему восстанию украинского народа против магнатско-шляхетской Речи Посполитой.

Главной и решающей силой освободительной войны было угнетённое крестьянство, боровшееся за освобождение Украины от иноземного порабощения и выступавшее против социального гнёта феодалов-крепостников.

Вместе с крестьянством в освободительной войне принимали участие широкие массы казачества и городского населения. Важную роль в организации военных сил движения играло наличие у украинского крестьянства боевого ядра - зародыша мощной военной организации. Таким ядром, уже оформленной вооружённой силой, происходившей из крестьянства и разделявшей его стремления, было рядовое казачество.

Особенностью освободительной войны 1648-1654 гг. было то, что в ходе её сложился широкий блок различных социальных сил, боровшихся с польскими и полонизировавшимися украинскими феодалами. В освободительной войне приняла участие казацкая старшина, мелкая и частично средняя украинская шляхта. Проводимая польскими магнатами политика национально-религиозного гнёта остро задевала интересы этих слоев украинских феодалов, которые не переходили в католичество и не полонизировались. Она ущемляла интересы и крупнейшего украинского феодала - православной церкви.

Конечно, интересы восставшего украинского крестьянства, рядового казачества и низших слоев городского населения и интересы примкнувшей к борьбе против Речи Посполитой части украинских феодалов не совпадали и не могли полностью совпадать. Их объединяли задачи ликвидации национально-религиозного гнёта польских феодалов на Украине. Между народными массами, боровшимися против польских феодалов и ненавидевшими всякий феодальный гнёт, и примкнувшими к освободительному движению украинскими феодалами существовали противоречия. В то время, как народные массы героически боролись против крепостнического и национального гнёта, украинские феодалы (казацкая старшина и мелкая шляхта), принявшие участие в освободительной войне, стремились сохранить и укрепить феодально-крепостнические отношения на Украине.

В конкретно-исторических условиях Украины середины XVII в. антифеодальная борьба крепостного крестьянства не могла привести к ликвидации феодального строя. Для этого не было ещё необходимых социально-экономических предпосылок. Украинские народные массы стремились сокрушить господство польских феодалов и тесно связанных с ними украинских магнатов. Этого же желала, руководствуясь своими интересами, и мелкая украинская шляхта и казацкая старшина. При этом противоречия в самом лагере украинского освободительного движения отступали на задний план, не разрушая сложившегося блока сил, боровшихся за освобождение Украины от власти магнатской Речи Посполитой, за воссоединение Украины с Россией.

Громадную роль в развитии освободительной войны украинского народа и в достижении им замечательных успехов играла постоянная помощь и поддержка Русского государства и особенно народных масс России.

Вести о борьбе украинского народа быстро распространились в Русском государстве. Уже 19 (29) мая севские воеводы доносили в Москву не только о победе восставших у Жёлтых Вод, но и о происшедшем 16(26) мая разгроме польских войск под Корсунью. А неделей позже это донесение уже читали дьяки Разрядного приказа царю Алексею Михайловичу и заседавшим в «государевой думе» боярам.

Русское правительство с неослабным вниманием следило за развитием событий на Украине, приказывало воеводам пограничных городов собирать подробную информацию, незамедлительно сообщая все новые данные в Москву. Царь и бояре понимали исключительную важность движения, развёртывавшегося на Украине. Русское правительство, естественно, с сочувствием относилось к освободительным стремлениям украинского народа, боровшегося против сильного и опасного врага Русского государства, каким была Речь Посполитая, захватившая не только украинские и белорусские земли, но и часть русских земель и ещё недавно пытавшаяся поработить Русское государство. Ослабление Речи Посполитой, освобождение от её гнёта украинских земель целиком соответствовали интересам России и русского правительства. Но широкий народный характер восстания на Украине, сообщения воевод о том, что паны «выбежали» за Днепр, а во всех городах Левобережья остались хозяевами положения «мещане и пашенные мужики»,- всё это, разумеется, не могло не вызывать тревоги царя и бояр. Это неудивительно тем более, что известия эти приходили в Москву в начале июня 1648 г., когда в самой столице и во многих городах Русского государства, в том числе и в близких к Украине южных городах - Козлове, Воронеже, Курске,- вспыхнули народные восстания. Царское правительство насторожённо следило за событиями на Левобережной Украине в непосредственной близости от русских границ, а воеводы порубежных городов, опасаясь «от тех самовольников всякого дурна», сидели в своих городах «с великим береженьем, неоплошно».

С первых дней освободительной войны её с большим воодушевлением поддержал великий русский народ. Уже у Жёлтых Вод вместе с запорожцами сражался отряд донских казаков. В дальнейшем в ряды украинской народной армии влилось много русских людей, выходцев из различных слоев феодального русского общества - посадских людей, детей боярских, стрельцов и особенно крестьян. В документах этого времени встречаются многочисленные упоминания о «бегстве в казаки» не только одиночек, но и целых групп отважных русских людей, стремившихся личным участием содействовать освободительной борьбе братского украинского народа. Составленный в 1649 г. список (реестр) Войска Запорожского пестрит именами недавних выходцев из Русского государства.

Русский народ горячо сочувствовал борьбе украинского народа и готов был оказать ему всю возможную помощь. В то время как царское правительство, выражая интересы социальной верхушки русского феодального общества, положительно оценивало освободительную борьбу украинского народа, развёртывавшуюся под лозунгом воссоединения Украины с Россией, но с опаской относилось к антифеодальному характеру этого движения, широкие слои русского трудового народа безоговорочно приветствовали его, разделяя ненависть украинского народа и к национальному и к феодальному гнёту. К борьбе украинского народа русский народ относился как к своему кровному делу. Ответом на всенародное стремление Украины к воссоединению с Россией было стремление всего русского народа оказать помощь Украине, бороться за освобождение Украины.

Русский народ хорошо знал, что украинский народ борется за воссоединение Украины с Россией. Не было украинца, который, приезжая в порубежный русский город, не рассказывал бы русским людям об этой заветной цели украинского народа, не было русского, который, побывав на Украине, не убеждался бы в этом на каждом шагу.

Выражая волю всего украинского народа и выполняя решение созванной под Корсунью войсковой рады, единодушно высказавшейся за воссоединение Украины с Россией, Богдан Хмельницкий поставил вопрос об этом перед русским правительством. Использовав первую же представившуюся возможность, Хмельницкий направил через севских воевод письмо царю Алексею Михайловичу. Сообщив о победах, одержанных украинским народным войском, Хмельницкий писал: «Зичили бихмо (желали бы мы) собi самодержца господаря такого в своей землi, яко ваша царская велможност православний хрестиянский цар». Этим письмом, отправленным 8(18) июня 1648 г. из Черкасс, было положено начало переговорам, приведшим через несколько лет к знаменательному событию в жизни обоих братских народов - к воссоединению Украины с Россией.

Две победы, одержанные в мае 1648 г. украинскими народными войсками, лишили Речь Посполитую крупных воинских соединений на Украине, что благоприятствовало дальнейшему развёртыванию борьбы украинского народа. Восстание охватывало всё новые слои украинского крестьянства, казачества и мещанства. Повсеместно возникали крестьянские и казацкие отряды, которые расправлялись со своими панами, занимали города и усадьбы, изгоняли остатки правительственных и магнатских войск из Левобережной и Правобережной Украины. Восстание перекинулось и на другие украинские земли - Брацлавщину, Подолию и Волынь, частично в Галичину. Началось освободительное движение и в Белоруссии. Большую роль в развёртывании освободительной борьбы белорусского народа сыграли направленные Хмельницким летом 1648 г. в Белоруссию казацкие отряды.

Извещая собравшийся в Варшаве сейм о положении на Украине, киевский воевода Кшиштоф Тышкевич 30 июля 1648 г. писал: «Теперь каждый хлоп - наш неприятель, каждый город, каждое селение мы должны считать неприятельским отрядом».

В условиях, когда пламя восстания охватило почти все украинские земли, отдельные вооружённые отряды магнатско-шляхетских войск, находившие себе убежище в укреплённых городах и замках, уже не могли быть серьёзной опорой господства Речи Посполитой на Украине. Распылённые по огромной территории, они не имели возможности действовать согласованно. Только некоторым отрядам удавалось выйти из окружения и соединиться с другими польско-шляхетскими частями. Восставший народ вёл самоотверженную борьбу с этими шляхетскими отрядами.

В то же время и в самой Речи Посполитой трудно было приступить к формированию новой большой и боеспособной армии для борьбы против восставшей Украины. Наступившее в Речи Посполитой вследствие смерти Владислава IV бескоролевье обострило внутренние распри в лагере польских магнатов.

После разгрома польско-шляхетских войск на Украине магнатам стал ясен грандиозный масштаб освободительного движения украинского народа, его всенародный характер. Завязались острые споры по вопросу о методах «умиротворения» Украины. Наряду со сторонниками беспощадного военного подавления восстания, возглавляемыми полонизированным украинским магнатом Иеремией Вишневецким, в Речи Посполитой оформилась так называемая «мирная партия», во главе которой стояли польский канцлер Ежи Оссолинский и украинский магнат Адам Кисель. Эта «мирная» партия отнюдь не отвергала полностью методов, которыми собирался подавлять освободительное движение украинского народа Вишневецкий. Она лишь указывала на то, что в данный момент жестокое подавление восстания, сопровождаемое требованиями безусловной покорности, и отказ от какого бы то ни было изменения политики, осуществлявшейся польскими магнатами, будет способствовать сплочению различных слоев украинского общества в освободительной борьбе и тем самым осложнит дело «умиротворения» Украины. Оссолинский, Кисель и их сторонники предлагали предоставить украинской шляхте, верхушке православного духовенства, казацкой старшине незначительные уступки, не подрывающие власти польских феодалов над Украиной, чтобы расколоть блок объединившихся в освободительной борьбе сил. Они стремились создать в самом украинском народе сколько-нибудь значительную группу, готовую пойти на союз с польской магнатско-шляхетской властью, а уже затем путём репрессий и террора подавить крестьянско-казацкое движение. И военная, и «мирная» партии были по существу в равной мере враждебны освободительной борьбе украинского -народа.

Стремясь использовать противоречия в лагере польских феодалов, летом 1648 г. украинский гетман завязал переговоры с Речью Посполитой, послав в Варшаву посольство Ф. Вешняка. Оно предъявило требования: установить казачий реестр в 12 тыс. человек, ослабить религиозный гнёт на Украине и т. д. Посольство Вешняка, подкрепив надежды на возможность «умиротворения» Украины, оттянуло момент сбора польских войск и ослабило интенсивность военных приготовлений польских феодалов. Именно это и было целью Богдана Хмельницкого, выигравшего время для формирования украинских вооружённых сил, для подготовки дальнейших военных действий.

Украинский народ в полной мере использовал наступившую краткую передышку для того, чтобы очищать территорию Украины от остатков магнатско-шляхетских войск.

По мере дальнейшего развёртывания борьбы в неё включались всё более широкие массы украинского крестьянства, горожан, мелкой и средней шляхты. От власти магнатско-шляхетских войск освобождались всё новые и новые территории. Деятельность гетмана и войсковой старшины усложнялась. Необходимость регулярного осуществления внутриполитических, а также дипломатических мероприятий настойчиво ставила вопрос о политическом и административном устройстве освобождённых территорий Украины.

Складывавшиеся элементы украинской государственности, аппарат управления и армия являлись важнейшим рычагом мобилизации и организации сил украинского народа для борьбы против Речи Посполитой. Возглавлявший процесс складывания украинской государственности выдающийся деятель Богдан Хмельницкий умел правильно оценить перспективы борьбы и непреклонно отстаивал национальные интересы украинского народа.

Наряду с Богданом Хмельницким восставший народ выдвинул из своей среды замечательных военных руководителей и народных героев - Кривоноса, Нечая, Богуна и других.

В годы народно-освободительной войны были созданы крупные вооружённые силы, одержавшие ряд блестящих побед над сильным войском Речи Посполитой. Костяком создаваемой Богданом Хмельницким и его соратниками армии было казачество, а основная её масса состояла из крестьянства и мещан.

Казацкие полки и сотни приобретали значение не только военных единиц, но и административно-территориальных округов; они обеспечивали вооружение и снабжение армии, они выступали и как зачатки административных и судебных органов власти, сосредоточивавшейся в руках казачьих полковников и сотников в пределах территории расположения данного полка или сотни.

Число полков в украинской армии не было неизменным. Многие из них были чисто военными единицами. Административно-территориальный характер закрепился только за 16-17 полками. В 1649 г. на Левобережье это были полки: Черниговский, Нежинский, Прилуцкий, Полтавский, Миргородский, Кропивенский, Переяславский; на Правобережье - Уманский, Брацлавский, Белоцерковский, Корсунский, Каневский, Кальницкий. Полки Чигиринский, Черкасский, Киевский имели сотни на обоих берегах Днепра. Позднее место Кальницкого полка занял Винницкий, а Кропивенского - Лубенский полк, кроме того, на Правобережье появился новый полк - Паволоцкий.

Пока Хмельницкий вёл напряжённую деятельность по формированию армии, на Правобережной Украине разгоралась борьба между отрядами магнатско-шляхетских войск, собранными Вишневецким, и крестьянско-казацкими частями, возглавляемыми Максимом Кривоносом.

Вишневецкий был одним из крупнейших магнатов Речи Посполитой. Он владел огромными территориями на Левобережной Украине. На захваченных им землях находились такие города, как Полтава, Миргород, Лубны, Ромны, Прилуки и т. д. Начавшееся весной 1648 г. восстание украинского народа вынудило его оставить свои владения. Стремясь объединиться с основными силами польско-шляхетской армии, находившейся тогда под командой Потоцкого на правой стороне Днепра, отряд Вишневецкого в мае двинулся от Лубен через Остер, Чернигов к Любечу. Здесь он форсировал Днепр, затем перешёл Припять и в июне 1648 г. оказался на Брацлавщине. В это время армия Потоцкого в результате Желтоводской и Корсуньской битв была ликвидирована. Тем не менее Вишневецкому всё же удалось из отдельных шляхетских отрядов собрать довольно большое войско. В этом войске было значительное количество наёмных солдат.

Отряды Вишневецкого, сконцентрированные в основном на Подолии и Брацлавщине, жестоко расправлялись с восставшими крестьянами и казаками: сжигали заживо, сажали их на кол, уничтожали целые селения. На борьбу с этими отрядами Вишневецкого выступил один из лучших полководцев народно-освободительного движения - Максим Кривонос. Выходец из народа, один из ближайших помощников украинского гетмана, Кривонос во время летней кампании 1648 г. проявил себя как умелый организатор и талантливый военачальник. Он быстро объединил разрозненные крестьянско-казацкие отряды и начал успешную борьбу против войск Вишневецкого. Уже в июле были освобождены от шляхетских войск многие города Правобережья Украины - Винница, Умань, Брацлав, Ладыжин, Бершадь, Немиров и др.

Богдан Хмельницкий прислал на помощь Кривоносу пятитысячное войско под командой белоцерковского полковника Гири.

В середине июля украинским войскам пришлось столкнуться с основными силами Вишневецкого, которые к этому времени пополнились отрядами киевского воеводы Тышкевича и литовского обозного (начальника артиллерии) Осинского.

Бои у Махновки, Староконстантинова, Бара кончились поражением войск Вишневецкого. Магнатско-шляхетские войска вынуждены были отступать на запад. Украинское народное войско освободило всю Подолию, за исключением неприступной крепости Каменца-Подольского. В начале августа войска Кривоноса и Гири получили приказ соединиться с основными силами украинской армии, которым предстояли решающие бои со вновь сформированным войском Речи Посполитой.

Правящие круги Речи Посполитой приняли после колебаний программу действий «военной партии» и приступили к созданию большого войска с целью нанести сокрушительный удар вооружённым силам восставшей Украины. Огромной по тем временам армии, насчитывавшей более 40 тыс. человек, была придана сильная артиллерия. Сейм назначил трёх главнокомандующих, видных магнатов - Заславского, Остророга и Конецпольского. Единства среди польского командования не было. Острые внутриполитические противоречия, с особенной силой проявившиеся в среде господствующего класса Речи Посполитой накануне выборов нового короля, сказывались и здесь, в действующей армии. Неслучайно польско-шляхетское войско формировалось в двух центрах: в Глинянах (Галичина) под командованием Заславского, Остророга и Конецпольского и на Волыни под командованием Вишневецкого. Только в начале сентября эти войска объединились в районе Староконстантинова. Сплочённости в рядах армии Речи Посполитой не было. Командующие польско-шляхетскими войсками не отличались военным опытом и талантами. Иронизируя над изнеженностью Заславского, неопытностью молодого Александра Конецпольского и «учёного» Остророга, Хмельницкий называл польский триумвират - «перина, дытына и латына». Это командование недооценивало возросшую силу и боеспособность украинской казацко-крестьянской армии.

Между тем летняя передышка была использована Хмельницким для создания сильной, хорошо вооружённой армии, состоявшей из 35 полков (в общей сложности около 70 тыс. человек). Было организовано снабжение армии, производство оружия, создана артиллерия. Казацко-крестьянская армия была проникнута общими интересами, воодушевлена единой идеей борьбы за освобождение от власти магнатско-шляхетской Речи Посполитой. Во главе этой армии стоял выдающийся полководец Богдан Хмельницкий и его опытные и талантливые сподвижники - Максим Кривонос, Иван Богун, Данила Нечай, Мартын Небаба, Стась Морозенко и другие.

Получив сведения о начавшемся наступлении новой армии Речи Посполитой в глубь Украины, Хмельницкий двинул украинское войско навстречу противнику.

На пути из района сосредоточения под Белой Церковью казацко-крестьянское войско радостно встречали крестьяне и жители городов, оно получало постоянную помощь с их стороны. В тылах польско-шляхетской армии - на Волыни, в Галичине - поднималась волна крестьянских восстаний.

У селения Пилявцы, неподалёку от города Староконстантинова, в трёхдневном жестоком сражении 11-13 (21-23) сентября 1648 г. польско-шляхетское войско было наголову разбито. Польское командование первым поддалось панике и обратилось в бегство. Попытки укрепиться в Староконстантинове не дали результатов, так как украинские полки, преследовавшие по пятам отступавшие в беспорядке польско-шляхетские войска, заняли этот город, завершив, таким образом, полный разгром армии Речи Посполитой. В руках победителей оказались большие трофеи: около 100 пушек, много иного оружия, тысячи подвод с боеприпасами, продовольствием и различными ценностями.

Победа под Пилявцами имела огромное значение для дальнейшей борьбы украинского и белорусского народов против магнатско-шляхетской Речи Посполитой. Ликвидация польско-шляхетского войска создала условия для ещё более широкого распространения освободительного движения по всей Украине и в Белоруссии. Непосредственным результатом поражения шляхты под Пилявцами был подъём антифеодального движения и среди польского крестьянства. Вскоре после победы под Пилявцами был ликвидирован последний опорный пункт польско-шляхетских войск в Поднепровье - капитулировала крепость Кодак.

Крестьянские восстания охватили всю Галичину и Волынь. Многие крестьяне вливались в состав основных сил украинской народной армии. Но чаще всего создавались местные отряды, громившие шляхетские усадьбы и уничтожавшие шляхетскую власть в прилегающей округе. Среди этих отрядов были и весьма значительные. Так, под командой Семёна Высочана в Галичине собралось около 15 тыс. крестьян и мещан. Большой крестьянский отряд действовал в районе Луцка.

Шире развернулось освободительное движение в Белоруссии. Братский белорусский народ совместно с украинским боролся против гнёта польских и литовских феодалов - за воссоединение Белоруссии с Россией. В августе - сентябре 1648 г. почти вся территория Белоруссии была охвачена пламенем крестьянской войны. В руках восставших оказались крупнейшие города: Пинск, Туров, Мозырь, Гомель, Бобруйск, Брест. Были осаждены укреплённые опорные пункты польско-литовских феодалов - Быхов и Слуцк. Рука об руку с белорусскими крестьянами и горожанами боролись пришедшие с Украины отряды казаков под командой Антона Небабы., Михненко, Горкуши, Кривошапки, Петра Головацкого и других. В этих Отрядах было много выходцев из Белоруссии, возвращавшихся в родные места, чтобы здесь организовать борьбу против польско-литовского феодального гнёта.

Несмотря на грандиозный размах народного движения в Белоруссии, оно, подобно движению в Галичине и на Волыни, было недостаточно организовано. Многочисленные местные отряды действовали без прочной связи друг с другом. Это дало возможность польско-литовским феодалам после ряда неудачных боёв с восставшими нанести им поражение. Польско-литовские войска, сконцентрировавшись, начали направлять свои удары против отдельных очагов движения. Так был захвачен карателями героически защищавшийся Пинск. Несколько позднее (в начале 1649 г.) войска литовского гетмана Януша Радзивилла овладели Туровом, Мозырем, Бобруйском. Повсюду каратели Радзивилла творили неслыханные зверства. В захваченных городах они убивали сотни и тысячи жителей, в том числе женщин и детей, по примеру Вишневецкого изощрялись в изобретении мучительнейших казней для пленных, сжигали деревни и города. Целые районы Южной Белоруссии были совершенно опустошены.

Своей борьбой белорусский народ сковал значительную часть армии Речи Посполитой, предотвратил возможность наступления Радзивилла на Киев и Правобережную Украину в момент, когда основные силы украинских войск продвинулись далеко на запад. Обезопасив фланг и тылы украинской народной армии от внезапного нападения, белорусский народ способствовал успехам освободительной войны на Украине.

На казацкой раде, собравшейся после победы под Пилявцами, было решено продолжать наступление в глубь Речи Посполитой. В конце сентября 1648 г. украинская армия подошла к стенам Львова. При содействии украинского населения Львова и пригородов Кривонос взял господствующую над Львовом позицию - Высокий замок. Но Хмельницкий отказался от штурма попавшего в безвыходное положение Львова, понимая, что это будет связано со значительным разрушением одного из крупнейших украинских городов и опустошением его крымскими татарами, принимавшими участие в осаде. Гетман ограничился тем, что взял с города контрибуцию для оплаты татар, и продолжил наступление в сторону Замостья.

Под Замостьем отряды украинской армии вступили на территорию, населённую поляками. Польская шляхта была жестоким угнетателем польских крестьян и горожан. У украинского и польского крестьянства и городского люда был общий враг, что создавало предпосылки для совместных действий, для установления союза в антифеодальной борьбе украинского и польского народов.

Массы польского крестьянства и горожан понимали, что украинский и белорусский народы борются и против их врага, сочувствовали их борьбе. Это сочувствие не было пассивным. В украинской народной армии уже в первые месяцы освободительной войны было немало поляков из числа живших на Украине польских крестьян и горожан, а также солдат, покинувших ряды польско-шляхетских войск.

Приближение украинской армии к собственно польским землям ознаменовалось подъёмом польского крестьянско-плебейского антифеодального движения. Польские крестьяне и горожане встречали украинские войска, как своих освободителей. В районах Замостья, Томашова, Цешанова, Любачова, Тарногрода восставшие польские крестьяне действовали совместно с отрядами украинских войск. Вспыхнули восстания польского крестьянства и в более глубинных районах Польши, куда не проникли передовые отряды украинской армии. В сентябре 1648 г., ещё до пилявецкого разгрома шляхетских войск, восстание охватило Подляшье. Польские крестьяне действовали здесь, следуя примеру крестьянства соседних районов Белоруссии - Брестского и Пинского поветов. В октябре восстание распространилось на Люблинское воеводство. Восставшие овладели местечком Ленчна, расположенным недалеко от Люблина. В Люблине шляхта была охвачена паникой, многие бежали в Варшаву. Но и здесь шляхтичи не чувствовали себя в безопасности, страшась наступления на Варшаву войск Хмельницкого. Смятение, царившее в польской столице, переполненной шляхтой, собравшейся сюда со всей Польши для выборов короля, красочно описал украинский летописец Грабянка: «Аще много ляхов у Варшави собрася, обаче все заячий уши имеяху, тако бо их страх от Хмелницкого обийде, яко едва суха древа треск услышат, то без души ку Гданску бежаху и чрез сон не един рек: Ото Хмелницкий!».

В то же время с надеждой ожидали прихода украинских войск городские низы польской столицы, среди которых возникла организация, имевшая целью поднять восстание в Варшаве при подходе украинских войск. В непосредственной близости к Варшаве действовал трёхтысячный отряд восставших польских крестьян.

Глухое брожение охватило и отдалённые от театра военных действий области Польши. Об этом ярко говорит эпизод, происшедший близ Гнезио в Великой Польше. Здесь группа крестьян оказала сопротивление шляхтичу, пытавшемуся задержать бежавшего от него крестьянина. При столкновении крестьяне кричали: «Эх, дал бы нам бог сюда пана Хмельницкого, уж мы бы научили этих панков, как обижать крестьянина!».

Ход событий, таким образом, наглядно подтверждал, что борьба украинского и белорусского народов велась не против польского народа, а против угнетавшей украинский народ польской шляхты. Между польским и украинским народами не было и не могло быть никаких противоречий, никакой неприязни или вражды.

О настроениях польского крестьянства был хорошо осведомлён и сам Богдан Хмельницкий. При переговорах с польскими шляхетскими уполномоченными в Переяславе в феврале 1649 г. он решительно заявил, что в предстоящей борьбе «поможет мне вся чернь (т. е. крестьянство) по Люблин, по Краков».

Польские феодалы после понесённых тяжёлых поражений стремились добиться перемирия. Вновь избранный польский король Ян Казимир обратился к осаждавшему Замостье Хмельницкому с посланием, которое по своему тону резко отличалось от недавних надменных угроз. Ян Казимир говорил, что он признаёт справедливым возмущение украинского народа, и сулил удовлетворить требования Хмельницкого. Это были лицемерные заявления, вынужденные обстановкой, успехами украинского освободительного движения. Это было свидетельство страха, охватившего правящие круги Речи Посполитой.

В то же время, несмотря на огромные военные успехи украинских войск, в ноябре 1648 г. создались условия, при которых дальнейшее наступление было бы большим риском. Силы Речи Посполитой ещё далеко не были исчерпаны, предстояли большие и трудные бои. Между тем украинская армия испытывала большой недостаток продовольствия, тёплой одежды. Лето 1648 г. было неурожайным. Многие земли остались необработанными. Наступившая осенняя распутица затрудняла снабжение армии, стоявшей у Замостья. В армии начались эпидемии.

Хмельницкий согласился на предложение начать мирные переговоры. Вслед за этим он отошёл с основной частью украинских войск к Поднепровью, оставив небольшие гарнизоны на Волыни и Подолии.

В конце декабря 1648 г. Богдан Хмельницкий прибыл в Киев. Здесь он был торжественно встречен жителями. Население Киева горячо приветствовало организатора побед у Жёлтых Вод, Корсуни и Пилявец. В Киеве Хмельницкий развил энергичную дипломатическую и военно-организационную деятельность. Несмотря на заключение на короткий срок перемирия, было ясно, что борьба с Речью Посполитой будет продолжаться.

В январе 1649 г. Хмельницкий направил в Москву своё первое посольство. Используя пребывание в Киеве иерусалимского патриарха Паисия, ехавшего в Москву, Хмельницкий поручил ему объявить царю Алексею Михайловичу о желании украинского народа воссоединить Украину с Россией. В качестве почётного сопровождающего, а по существу в качестве гетманского посла вместе с Паисием в Москву был послан полковник Силуян Мужиловский. Почти одновременно с этим русское правительство направило к Хмельницкому своего дипломатического представителя (гонца) Василия Михайлова, который привёз в Москву послание Хмельницкого, вновь подтверждавшее просьбу о воссоединении Украины с Россией и предложение о совместных военных действиях против Речи Посполитой. В середине марта 1649 г. Мужиловский выехал из Москвы. Вместе с ним в Чигирин, где в это время находился Хмельницкий, ехал русский посол Григорий Унковский. Тем самым русское правительство установило официальные дипломатические сношения с украинским гетманом.

Население Украины восторженно встречало предста-вителя Русского государства. В своём статейном списке (отчёте о посольстве) Григорий Унковский писал: «А как ехали Запороскою землею от порубежного города Коно-топа до Чигирина, и в городех полковники и сотники и атаманы и есаулы Григорья встречали и провожали конные з знамены, а у городов пешие с ружьем и на встрече, и на провожанье стреляли ис пушек». Унковский наглядно убедился во всенародном стремлении Украины к воссоединению с Россией и сообщил об этом русскому правительству.

Тем не менее в это время царское правительство не считало возможным осуществить воссоединение Украины с Россией, что, естественно, означало бы вступить в войну с Речью Посполитой. Военные приготовления, происходившие в сложной внутриполитической обстановке, были далеко не завершены. Между тем опыт войны 1632- 1634 гг. показывал, что предстоит трудная и упорная борьба. И теперь Речь Посполитая, несмотря, на понесённые ею поражения, продолжала оставаться сильным противником. Русское правительство учитывало и то, что, вступив в войну с Речью Посполитой, Россия должна была быть готова к отражению и других опасных врагов. Было очевидно, что на воссоединение Украины с Россией, существенно усиливающее Русское государство в борьбе против агрессии крымских татар, крымский хан и стоявшая за его спиной султанская Турция ответят заключением союза с Речью Посполитой. Неясна была позиция и северного соседа - Швеции, располагавшей сильной армией и именно в это время (осенью 1648 г.) завершившей военные действия в Германии, что давало ей возможность более активно вмешиваться в международные события в Восточной Европе. Заключение Вестфальского мира 1648 г., окончившего Тридцатилетнюю войну, создавало новую международную ситуацию, требовавшую тщательного анализа. Всё это определило осторожную политику русского правительства.

Однако это ни в коей мере не означало, что русское правительство отказалось от помощи боровшемуся украинскому народу, заняло позицию нейтралитета. Наоборот, помощь Украине была чрезвычайно велика и многообразна. Русское государство поддерживало украинский народ всеми средствами, какие только могли быть применены до непосредственного военного выступления.

С исключительной остротой встал перед Украиной осенью 1648 г. вопрос о продовольствии. Неурожай и опустошения в ходе военных действий, отрыв десятков тысяч крестьян от полевых работ привели к тому, что над Украиной нависла грозная опасность голода. На помощь украинскому народу пришёл русский народ. Из пограничных русских областей на Украину потянулись обозы с хлебом, солью и т. п. Насколько интенсивно было это снабжение, можно заключить из донесения вольновского воеводы, сообщавшего, что весной 1649 г. мимо его города ежедневно проходило два-три обоза по сотне возов каждый. Центральные правительственные учреждения давали указания воеводам способствовать неограниченной торговле Украины с русскими землями. Русское правительство оказало Украине серьёзную финансовую помощь, отказавшись от сбора пошлин на русско-украинской границе. Тем самым было существенно облегчено и удешевлено снабжение населения Украины.

Наряду с продовольствием из России на Украину шли и другие товары, среди которых были также вооружение и боеприпасы.

Военно-экономическая и финансовая поддержка России имела громадное значение для дальнейшего хода освободительной войны.

Русское правительство не возражало против того, что «государевы люди», донские казаки, активно участвовали в военных действиях. Оно не противодействовало уходу своих подданных «в запорожские казаки».

Русское правительство открыто подчёркивало своё сочувствие борьбе украинского народа. Нередким явлением в период развёртывания освободительной борьбы на Левобережной Украине было бегство польских панов на русскую территорию. Русское правительство категорически запретило воеводам порубежных городов укрывать врагов украинского народа и приказало впредь немедленно отсылать их назад, за границу. В то же время оно приказало открыть русскую границу для переселенцев-украинцев и решительно отвергать всякие домогательства польских властей относительно возврата беглых крестьян и мещан. О переселявшихся в пределы Русского государства украинцах правительство проявляло большую заботу, выделяло им земли, оказывало финансовую помощь, защищало от попыток притеснения со стороны чиновников и помещиков. В этом проявлялась не только заинтересованность русского правительства в заселении южных окраин Русского государства и создании надёжной пограничной стражи против набегов крымских татар, но и понимание политической значимости заботы о переселенцах-украинцах. Никакого ограничения для переселения украинцев не существовало. Русское правительство неоднократно объявляло, что оно даст убежище всем переселенцам.

В своей борьбе против гнёта Речи Посполитой украинский народ не чувствовал себя одиноким. Он знал, что за ним стоит братский русский народ, который не покинет его в беде. Он знал, что в пределах Русского государства при перемене военного счастья смогут найти убежище от зверств шляхетских насильников тысячи мирных жителей Украины, тысячи женщин и детей. Это сознание играло немалую роль в борьбе украинского народа, придавало ему силы и уверенность в те годы, когда Русское государство ещё не могло выступить с прямой военной помощью Украине.

Чрезвычайно велико было значение дипломатической помощи, оказываемой русским правительством освободительной войне украинского народа. Уже самый факт установления дипломатических сношений русского правительства с Богданом Хмельницким укрепил позиции Хмельницкого не только в сношениях с другими государствами, но и в переговорах с польским правительством и коварным «союзником» - крымским ханом. Русское правительство и само оказывало всё более возраставшее дипломатическое давление на Речь Посполитую. Оно отвергло предложение польского правительства о совместных действиях против «бунтовщика» и «союзника бусурманов» Хмельницкого. В связи с вступлением на престол нового польского короля встал вопрос о подтверждении Россией заключённого в 1634 г. с Речью Посполитой Поляновского мира. Однако русское правительство задержало этот акт, заставив тем самым Речь Посполитую опасаться военного выступления Русского государства. Это сковывало действия против Украины значительной части армии Речи Посполитой, особенно войск, расположенных в Литве и Белоруссии, и вызвало замешательство в лагере польских и литовских феодалов. Свои дипломатические мероприятия в отношении Речи Посполитой русское правительство координировало с действиями Богдана Хмельницкого.

Одновременно с Григорием Унковским выехал в Москву из Чигирина новый посол Хмельницкого Чигиринский полковник Фёдор Вешняк. Осенью 1649 г. русское правительство направило к Хмельницкому посольство Григория Неронова и Григория Богданова. Частый обмен посольствами происходил и в последующие годы.

В середине XVII в., когда ещё не практиковалось учреждение постоянных представительств, обмен посольствами был обычной формой дипломатических сношений. Направляя к Хмельницкому своих дипломатов, русское правительство имело возможность постоянно получать достоверную информацию. Тесный контакт между русскими правительственными органами и украинским гетманом осуществлялся не только через специальные посольства, но и благодаря оживлённому обмену информацией между Хмельницким и воеводами Путивля, Севска и других пограничных городов Русского государства, а также при посредстве проезжавших через Украину в Москву представителей православной церкви завоёванных Турцией балканских и ближневосточных стран (иерусалимский патриарх, назаретский и коринфский митрополиты и др.). Несмотря на противодействие польских властей, устанавливали связь между собой и согласовывали свои представления правительству Речи Посполитой русские послы и представители Войска Запорожского, оказывавшиеся одновременно в Варшаве.

Так уже в первые годы освободительной войны украинского народа Русское государство, ещё не имея возможности оказать ему прямую вооружённую помощь и тем самым реализовать заветное стремление обоих братских народов к воссоединению, поддерживало украинский народ, готовя в то же время силы для решительного вы-ступления на борьбу за освобождение Украины.

Чувствуя поддержку России, выражая волю украинского народа к борьбе против власти польских феодальных захватчиков, Богдан Хмельницкий занял твёрдую и бескомпромиссную позицию в переговорах с польскими уполномоченными, прибывшими в феврале 1649 г. в Переяслав. Польскую делегацию возглавлял Адам Кисель. Он всячески задабривал Хмельницкого, передал ему присланную польским королём гетманскую булаву и знамя, которые Хмельницкий принял, как отмечает один из шляхетских уполномоченных, «весьма равнодушно». В длинной и искусной речи Кисель внушал Хмельницкому мысль о необходимости примирения и убеждал его, чтобы он «отступился от черни, чтобы хлопы пахали, а казаки воевали». Попытка Киселя добиться раскола сил украинского народа потерпела неудачу. Хмельницкий резко отверг предложения Киселя и в своём ответе разоблачил коварную тактику шляхетских «миротворцев». «Чернь (т. е. крестьянство), - говорил Хмельницкий, - это правая рука наша, от неё я не отступлюсь, чтоб вы, подавив крестьянство, не ударили на казаков». В своей речи Хмельницкий показал себя выдающимся политиком, правильно понимающим условия борьбы украинского народа, выражающим его интересы. Он поставил при этом задачу полного освобождения всех украинских земель - «по Львов, Холм и Галич».

Провал миссии Киселя был полный. Хмельницкий знал, что мирные переговоры были лишь ширмой для нового наступления польско-шляхетских войск на Украину.

Обе стороны готовились к возобновлению активных военных действий.

К весне 1649 г. в Западной Украине и Белоруссии стали концентрироваться шляхетские армии. Главные польско-шляхетские силы находились на Волыни и Подолии под командой Фирлея и Лянцкоронского. Отдельные отряды под командой Вишневецкого стояли на юге Волыни. В Белоруссии стягивались войска, возглавляемые Радзивиллом. Этой же весной король Ян Казимир объявил о созыве посполитого рушения.

Украинский народ деятельно готовился к продолжению борьбы и активно поддерживал все мероприятия гетмана, направленные на укрепление боеспособности вооружённых сил Украины. Богдан Хмельницкий обратился с универсалом ко всему населению Украины, призывая встать на защиту родной земли. Летописец писал об этом времени: «Так усе, що живо, лоднялося в козацтво, же заледво (что едва ли) знайшол в яком селе такого человека, жебы не мел албо сам, албо сын до войска ити».

Пограничные воеводы доносили в Москву о небывалом размахе народного движения: «Запороские казаки и всякие деревенские пашенные люди конные и пешие все пошли к запороскому х казачью гетману». При этом они подчёркивали, что вне армии «остались только самые старые люди да самые малые».

Украинский народ мобилизовывал средства для материального обеспечения военных действий. Каждое хозяйство должно было внести на военные нужды значительную денежную сумму. Продовольствие для армии подвозили крестьяне. Оружие изготовлялось ремесленниками украинских городов.

В конце мая 1649 г. украинский гетман во главе большого войска выступил из Чигирина. Со всех сторон вливались в украинскую армию всё новые и новые силы, приходили не только многочисленные отряды украинского крестьянства и казачества, но и отряды казаков с Дона. В июне к украинской армии присоединились татарские войска во главе с ханом Ислам-Гиреем. В районе Межибожа произошёл первый бой, закончившийся паническим отступлением польско-шляхетского войска. Возглавленное Вишневецким и Фирлеем, оно решило создать укреплённый лагерь в Збараже. 29 июня (9 июля) украинская армия начала осаду Збаража. В лагере осаждённых быстро были исчерпаны запасы продовольствия, начались голод и болезни. Положение осаждённых становилось критическим.

Одновременно с осадой Збаража происходили серьёзные бои и в Белоруссии. Правящие круги Речи Посполитой намеревались нанести удар в тыл украинской армии из Белоруссии. С этой целью ещё зимой 1648/49 г. в Южной Белоруссии были сконцентрированы значительные силы шляхетских войск под командованием Я. Радзивилла.

Учитывая угрозу со стороны войск Радзивилла, украинский гетман в феврале отправил в Белоруссию 10-тысячный отряд во главе с Ильёй Голотой. Получив помощь украинского казачества, бёлорусский народ ещё шире развернул свою борьбу против Речи Посполитой. Отряд Голоты быстро выросл до 30 тыс. человек за счёт присоединившихся к нему белорусских крестьян и горожан. Планы Радзивилла были сорваны, его силы скованы в Белоруссии. Однако, приняв на себя натиск войск Радзивилла, отряд Голоты оказался в трудном положении. Под напором более многочисленных и более организованных шляхетских войск ему пришлось с боями отступать и при этом нести тяжёлые потери. Уже в июне 1649 г. численность отряда Голоты значительно уменьшилась. Сам Голота погиб в одном из боёв в районе Речицы.

Богдан Хмельницкий снова послал на помощь борющемуся белорусскому народу 10-тысячный отряд украинских казаков под руководством Степана Подбайла. Важнейшей задачей этого отряда была охрана переправ через Днепр, Припять и Сож. Отряд Подбайла занял позицию у Лоева. Затем в Белоруссию было послано ещё 15 тыс. казаков во главе с полковником Михаилом Кричевским, который также продвинулся к Лоеву. Здесь произошло сражение с хорошо вооружённым войском Радзивилла. Обе стороны понесли большие потери. Раненый Кричевский был захвачен в плен. Ему предложили перейти на сторону Речи Посполитой. Кричевский предпочёл покончить жизнь самоубийством.

Несмотря на все усилия, войскам Радзивилла не удалось прорваться на Украину.

Известия о провале попыток Радзивилла нанести удар восставшей Украине с севера и о возросшей активности украинской армии против войска Вишневецкого побудили польского короля ускорить продвижение своей армии в глубь Украины. Он выступил к театру военных действий с большим войском, состоявшим из шляхетского ополчения и наёмников (главным образом немецких).

В конце июля королю стало известно об осаде Збаража. Стремясь предотвратить его падение, Ян Казимир приуказал продвигаться на восток. В начале августа его армия Достигла Зборова, расположенного недалеко от Збаража.

Быстро оценив создавшуюся обстановку, Хмельницкий решил оставить у Збаража часть своего войска для продолжения осады, а основную часть, в том числе всю кавалерию, направить навстречу приближавшейся польско-шляхетской армии. Вывод основных сил из-под Збаража был осуществлён Хмельницким мастерски. Осаждённые до самого конца осады полагали, что их окружает вся украинская армия.

Ничего не зная о подходе к Зборову украинских войск, польское командование начало переправлять свою армию через речку Стрипу. Когда половина польско-шляхетского войска форсировала речку, Хмельницкий отдал приказ своим войскам, находившимся в засаде, атаковать противника. Вместе с украинскими войсками действовали и татары. Переправившаяся через речку часть польско-шляхетского войска была разгромлена, затем наступила очередь той части, которая оставалась на противоположном берегу. Она была полностью окружена. Положение Яна Казимира стало безнадёжным. Новая решительная победа над войском Речи Посполитой могла принести Украине важные политические результаты. Однако победоносный для .Украины исход борьбы совершенно не устраивал крымского хана.

Желая обеспечить себе постоянную возможность грабить украинские земли и стремясь не допустить чрезмерного усиления какой-либо из борющихся сторон, крымский хан старался сохранить состояние непрекращающейся борьбы между Украиной и Речью Посполитой. Это была традиционная политика хищнического Крымского государства. Она ярко проявилась и теперь, в день Зборовского сражения.

Крымский хан вступил в переговоры с Яном Казимиром и заключил с ним сепаратный мирный договор. По условиям этого договора Речь Посполитая выплачивала хану многотысячную дань, «упоминки». Секретная статья предусматривала «право» крымских орд при возвращении грабить украинские земли. Одновременно состоялся сговор о совместном нападении Крыма и Речи Посполитой на Русское государство.

Договорившись с Яном Казимиром, хан предъявил Хмельницкому требование также заключить мир, угрожая противном случае оказать поддержку польскому королю, предательство хана вынудило Хмельницкого пойти на переговоры с Яном Казимиром. 8(18) августа 1649 г. был заключён Зборовский договор. Согласно этому договору часть украинских земель - Киевское, Черниговское, Брацлавское воеводства, оставаясь в составе Речи Посполитой, получили некоторые особые политические права. Польско-шляхетские войска не имели права находиться на территории этих воеводств. Все административные, судебные и прочие должности в этих землях могли занимать только представители украинской православной шляхты. Число реестровых казаков устанавливалось в 40 тыс. человек. Православному митрополиту предоставлялось место в сенате Речи Посполитой. Ближайшему сейму предстояло рассмотреть вопрос о ликвидации церковной унии.

Содержание Зборовского договора определялось не только тяжёлым положением польско-шляхетской армии. Соглашаясь на этот договор, правящие круги Речи Посполитой, рассчитывали ценой временных незначительных уступок украинской шляхте и казацкой старшине расколоть восставший украинский народ. Добиваясь привлечения на свою сторону старшины, они стремились тем самым создать условия для восстановления власти магнатов и шляхты над украинским крестьянством и казачеством.

В дальнейшем польские феодалы отказались подтвердить даже те «уступки», которые были сделаны правительством Речи Посполитой по тактическим соображениям во время заключения Зборовского договора. Сейм, собравшийся в Варшаве в конце 1649 г., не хотел и слышать о ратификации договора в полном его объёме; а та урезанная часть договора, которая была ратифицирована сеймом, намеренно не была включена в свод постановлений сейма (так называемую «конституцию»).

На деле игнорирование польскими магнатами и шляхтой Зборовского договора шло ещё дальше. Помещики возвращались в свои имения, жестоко мстили крестьянам за участие в освободительной борьбе. Те, кто не попал в казацкий реестр, должны были снова превратиться в крепостных.

Восстанавливая свою власть на значительной части Украины - на Волыни, Подолии, в Галичине, - магнаты и шляхта не скрывали намерений полностью подчинить себе и те три воеводства (Киевское, Брацлавское, Черниговское), в которые, по Зборовскому договору, не имели права вступать польские войска.

После заключения Зборовского договора не произошло обещанного ослабления религиозного и национального гнёта на Украине. Видные магнаты и католические епископы Речи Поеполитой категорически отвергли пункты Зборовского договора о предоставлении православному митрополиту Коссову места в сенате. Вопрос о ликвидации церковной унии был похоронен магнатско-шляхетским сеймом.

Украинский, народ не мог быть удовлетворён Зборовским договором. С большой горечью говорил Богдан Хмельницкий о Зборовском договоре русским людям: «И не тово де мне хотелось и не так было тому и быть».

Недовольство Зборовским договором охватывало всё более широкие круги украинского крестьянства и казачества. На Волыни и Подолии, занятых польско-шляхетскими войсками, развернулось крёстьянско-казацкое движение под руководством брацлавекого полковника Данилы Нечая. Собрав под свои знамёна около 40 тыс. человек, Нечай стал грозой для войск Речи Посполитой. Против Зборовского договора выступило и запорожское казачество. Восстания против шляхты, возвращавшейся в свои имения, вспыхнули на территории Левобережной Украины, в районах Любеча, Нежина и Остра.

Богдан Хмельницкий сдерживал напор этих выступлений. Он считал нецелесообразным возобновлять войну против Речи Посполитой, не урегулировав отношений с Крымом и не осуществив объединения сил русского и украинского народов.

Между тем внешнеполитическое положение Украины в первой половине 1650 г. было особенно сложным. Крымский хан, поощряемый польской дипломатией, требовал от украинского гетмана принять участие в подготовлявшемся Крымом вторжении в пределы Русского государства. Богдан Хмельницкий своевременно информировал русское правительство о враждебных замыслах Речи Посполитой и Крыма. Искусной дипломатией Хмельницкий добился полной ликвидации этих замыслов, сумел повернуть дело таким образом, что крымский хан сам был вынужден отказаться от них. Украинский гетман вступил в непосредственные переговоры с султанской Турцией. Он хорошо знал, что Турция в это время целиком поглощена тяжёлой войной с Венецией, и имел точные сведения о том, что Венеция в поисках союзников склоняет к выступлению против Турции Речь Посполитую. В апреле 1650 г. Хмельницкий направил в турецкую столицу своего посла. Он надеялся, что султанское правительство, заинтересованное в том, чтобы сковать Речь Посполитую, заставит Крым соблюдать нейтралитет в отношении Украины или даже предложит хану действовать совместно с украинским гетманом. Переговоры с Турцией принесли ожидаемые результаты. Крымский хан был принуждён отказаться от похода против Русского государства и принял предложение Хмельницкого о совместном походе в Молдавию.

С начала освободительной войны феодальные верхи Молдавского княжества, в частности господарь Василий Лупул, заняли по отношению к Украине враждебную позицию и установили тесный контакт с правящими кругами Речи Посполитой. При дальнейшем развитии освободительной войны фланговый удар, который мог нанести Лупул, представил бы большую опасность для Украины. Предпринимая поход против молдавского господаря, Богдан Хмельницкий знал, что политика Лупула не встречала сочувствия и поддержки со стороны масс молдавского народа. Она противоречила исторически сложившейся дружбе украинского и молдавского народов. Молдавское крестьянство принимало активное участие в освободительной войне. Много молдаван находилось в составе украинского войска. Поход казаков в Молдавию, предпринятый в августе 1650 г., завершился быстрой победой. Василию Лупулу пришлось отказаться от союза с Речью Посполитой, уплатить контрибуцию и закрепить новые, союзнические отношения с Богданом Хмельницким обязательством отдать свою дочь замуж за сына Хмельницкого Тимоша.

Урегулировав таким образом взаимоотношения с Молдавией, добившись вновь временного союза с Крымом, установив дипломатический контакт с семиградским (трансильванским) князем Дьёрдем II Ракоци, Богдан Хмельницкий мог считать, что ряд важных условий для возобновления борьбы против Речи Посполитой создан.

Отражая чаяния широких слоев украинского народа, гетман настойчиво ставил вопрос об объединении Украины с Россией. Русское правительство высоко ценило неизменную верность гетмана идее воссоединения Украины с Россией. В своих наказах послам, направленным к Хмельницкому, оно формулировало это в выражениях, далёких от обычного сухого языка дипломатии: «А что ты, гетман, его царского величества милости искал, и та твоя служба у великого государя нашего, у его царского величества, памятна и вперёд забвенна николи не будет». Высоко оценивало русское правительство заботу Хмельницкого об интересах Русского государства, проявившуюся в борьбе против угрозы крымско-польского нападения, и целиком одобряло те дипломатические шаги, которые предпринял гетман.

Продолжая оказывать Украине всё возраставшую экономическую поддержку, русское правительство поставило в порядок дня и вопрос о непосредственном военном выступлении против Речи Посполитой. Дипломатическая подготовка этого выступления была начата направленным в 1650 г. в Варшаву посольством боярина Григория Пушкина, которое с небывалой до того времени резкостью протестовало против нарушений Речью Посполитой условий мира 1634 г. Важным актом внутриполитической подготовки Русского государства к войне явился созванный в феврале 1651 г. Земский собор, которому было предложено высказаться по вопросу об объявлении войны Речи Посполитой и воссоединении Украины с Россией. Земский собор одобрил проведение решительной политики, направленной на воссоединение Украины с Россией, выразив отношение к этому важнейшему историческому вопросу различных социальных слоев русского общества.

Однако, несмотря на энергичные меры, принимаемые русским правительством, сама военная подготовка к предстоящей борьбе всё ещё не была завершена. В связи с этим решение Земского собора 1651 г. не могло быть реализовано немедленно. Русское правительство внимательно следило за ходом развёртывавшихся вновь на Украине военных действий и тщательно изучало обстановку, воздерживаясь от преждевременного выступления.

Вместе с тем уже в начале новой кампании, весной 1651 г., русское правительство оказало украинскому народу помощь в ранее не применявшейся форме, разрешил большому отряду украинских казаков под командой полковника Ивана Шохова пройти через территорию Русского государства. Этот отряд занял Рославль и распространил свои действия вплоть до Смоленска и Могилёва. Он отвлёк на себя часть неприятельских сил, предназначенных для похода на Киев, и вызвал панику среди шляхты, воспринявшей действия отряда Шохова как предзнаменование вступления в войну самого Русского государства.

Готовясь к предстоящей борьбе против польско-шляхетских сил, Богдан Хмельницкий не хотел начинать её до тех пор, пока не будут завершены военные приготовления Русского государства и оно не сможет выступить вместе с украинским народом. Но именно этого со страхом ожидали польские магнаты. Поэтому они поторопились развязать военные действия. Война была начата вероломным нападением польско-шляхетских войск на Украину.

Нападение это было тщательно подготовлено. Созванный в декабре 1650 г. в Варшаве сейм постановил довести численность регулярных наёмных войск до 54 тыс., соответственно увеличив для этой цели налоги. Одновременно сейм одобрил созыв посполитого рушения. На этом сейме представители господствующего класса выступили с таким единодушием, которое обычно отсутствовало в сеймовой практике Речи Посполитой. Польские феодалы мобилизовали для похода на Украину все ресурсы Речи Посполитой. Во главе армии были поставлены недавно вернувшиеся из крымского плена польские гетманы Николай Потоцкий и Мартин Калиновский. В ночь на 10(20) февраля 1651 г. польско-шляхетские войска под командованием Калиновского напали на отряд Данилы Нечая, находившийся в местечке Красном на Подолии. Внезапность нападения и большое превосходство сил обеспечили успех Калиновскому. Отряд Нечая был разбит. Герой освободительной войны Данила Нечай пал в этом бою.

Шляхетские войска нападали на небольшие украинские гарнизоны или совсем незащищённые города и местечки. 28 февраля (10 марта) польско-шляхетские войска приблизились к Виннице, где находился с войском полковник Иван Богун. Почти две недели казаки успешно отражали атаки противника. Между тем к Виннице спешили полки уманского полковника Осипа Глуха и полтавского полковника Мартына Пушкаря. Их приближение вызвало панику среди польско-шляхетских войск. Вскоре они отступили к Бару, а затем к Каменцу-Подольскому.

Широкие военные действия развернулись в июне. В Западной Волыни под Сокалем собирались части наёмных войск и посполитое рушение. Сюда прибыл король Ян Казимир. Здесь сосредоточились громадные военные силы. Благословляя польских феодалов на кровавое подавление украинского освободительного движения, римский папа прислал королю освящённый меч.

Собранная со всех концов Польши шляхта чувствовала себя очень неспокойно в лагере под Сокалем. Её страшила близкая встреча с могучим противником, её охватывало неверие в собственные силы и особенно в «таланты» своих полководцев-магнатов, уже начинавших вновь обычные «местнические» дрязги. Шляхту пугало скопление в лагере под Сокалем «челяди», т. е. польских крестьян. Поэтому она яростно возражала против перехода на более выгодные позиции к отстоявшему в 60 км от Сокаля Берестечку, опасаясь, как указывает шляхтич-современник, «как бы в отсутствие своих панов эта челядь не подняла бунт». С особенной тревогой думала шляхта о судьбе своих имений в глубинных воеводствах Польши, откуда были выведены под Сокаль почти все военные силы. Зная о сочувствии польского крепостного крестьянства борьбе украинского народа и стремлении следовать его примеру, шляхта опасалась возникновения крестьянских восстаний в самой Польше. Эти опасения вскоре оправдались.

Многие поляки, примкнувшие к украинской армии в 1648-1649 гг., пробирались в различные области Польши, имея при себе универсалы Богдана Хмельницкого, призывавшие польское крестьянство к борьбе против польских феодалов. Эта агитация находила среди масс польского народа широкий отклик. В ряде мест крестьянское движение возникало стихийно. Этому благоприятствовала общая обстановка, созданная освободительной войной украинского народа, уход шляхты на посполитое рушение, надежды на скорое появление на польских землях отрядов украинских войск.

В мае - июне 1651 г. пламя крестьянско-плебейского движения охватило различные уголки польских земель. Оно распространилось на Мазовию - районы Шренска, Цеханова, Ружана, Визны, Вышкова, на Серадзское воеводство- районы Пётркова и Вольбожа. Наибольшее значение имели крестьянские восстания в Великой Польше (в центральной части Калишского воеводства) и в Малой Польше (в южной подгорной части Краковского воеводства).

Крестьянское восстание в Великой Польше было результатом продолжавшейся не менее года деятельной агитации группы поляков - участников освободительной войны украинского народа. Эта группа, во главе которой стоял Пётр Гжибовский, покинула Украину после Зборовской кампании и направилась в Великую Польшу, имея целью поднять крестьян на восстание, которое должно было развернуться после возобновления военных действий на Украине.

Восстание вспыхнуло ранее намеченного срока из-за того, что один из помощников Гжибовского был арестован и раскрыл план действий. Под руководством Гжибовского в течение нескольких дней собралось около 2 тыс. крестьян.

На подавление восстания были посланы войска познанским епископом. В помощь им были направлены три конные сотни из Варшавы. Крестьяне не смогли противостоять значительному и хорошо вооружённому отряду шляхетских войск.

Более всего встревожило шляхту известие о восстании на юге Краковского воеводства, в районе, где среди крестьян существовали давние традиции антифеодальной борьбы. Организатором восстания здесь выступил Александр Лев Костка Наперский. В своей агитации он использовал универсал Богдана Хмельницкого, неоднократно ссылаясь на его пример. Это свидетельствует не только о наличии у Костки Наперского контакта с Хмельницким, но и о том, насколько популярно среди польского крестьянства было имя вождя освободительной войны украинского народа, какое значение имел пример этой борьбы. В своих воззваниях к крестьянам Костка Наперский напоминал им «все обиды, которые они терпят от своих панов», и то, «насколько бедный люд ис-томлён и обременён», и призывал их: «Освобождайте сами себя из этой тяжёлой неволи, покуда не поздно. Лучше вы их всех уничтожьте, прежде, чем они (т. е. паны) вас вконец уничтожат. Уж вдосталь намучили вас эти панки, так что плач ваш взывает к богу о мести». Деятельными помощниками Костки Наперского выступили участники крестьянского антифеодального движения в этом районе в предшествующие годы Мартин Радоцкий и Станислав Лентовский.

4(14) июня 1651 г. Костка Наперский занял важный стратегический пункт - крепость Чорштын, расположенную на границе с Венгрией. Выбор этого объекта свидетельствовал (и это косвенно подтверждается высказываниями самого Костки Наперского) о том, что он был в курсе военных планов Богдана Хмельницкого и разделял его надежды на выступление против Речи Посполитой семиградского князя Ракоци, путь которого на Краков проходил через Чорштын. Взятие этой крепости было сигналом к открытому восстанию.

Однако шляхта уже знала о брожении среди крестьян. Здесь, как и в Великой Польше, во главе защитников интересов феодалов стал духовный магнат - краковский епископ Пётр Гембицкий. Он немедленно направил к Чорштыну отряд войск и дал знать о восстании в королевский лагерь на Волыни. Это известие вызвало серьёзную тревогу среди собранной на посполитое рушение шляхты Краковского воеводства. Невзирая на то, что со дня на день ожидалось генеральное сражение, 16(26) июня более 2 тыс. человек было направлено на подавление восстания.

Восставшие крестьяне успешно отразили и рассеяли первый отряд, посланный епископом Гембицким к Чорштыну. Но спустя несколько дней Гембицкий собрал более значительные силы, и Чорштын был осаждён отрядом численностью свыше тысячи человек, снабжённым артиллерией. Защитники крепости героически оборонялись. Однако перевес сил был на стороне противника, сумевшего к тому же заслать в крепость лазутчиков. После трёх дней боёв 14(24) июня Чорштын пал. Захваченные руководители восстания были доставлены в Краков и преданы мучительной казни.

Сосредоточение шляхетских войск в Величке, Бохне, в районе Келец и Хенцин - в важнейших центрах горных промыслов в Малой Польше - предотвратило выступление горнорабочих, среди которых весть о крестьянском восстании в Подгорье вызвала сильное брожение. Немало сторонников имел Костка Наперский и в самом Кракове. Таким образом, польским феодалам угрожала серьёзная опасность, от которой их спасло лишь быстрое подавление восстания в Подгорье.

Крестьянские восстания в Польше в 1651 г. не переросли в общепольскую крестьянскую войну. Несмотря на это, они сыграли большую роль в формировании традиций антифеодальной борьбы польского народа. Они имеют выдающееся историческое значение и как яркое свидетельство общности интересов народных масс Польши и борющегося за своё освобождение украинского народа. Великий русский революционный демократ Н. Г. Чернышевский указывал: «Полное торжество казаков для самой Польши было бы облегчением, потому что казаки хотели и в самой Польше искоренить те гражданские бедствия, против распространения которых на Украину вооружились. Таким образом, если смотреть на казацкие войны с настоящей точки зрения, они не представляются борьбой национальностей, на стороне польских панов были и некоторые малоруссы (Чернышевский имеет здесь в виду часть украинских феодалов - А. Киселя и др.), а казаки находили сочувствие и в населении коренных польских провинций»( Н. Г. Чернышевский, Полное собрание сочинений, т. IV, М. 1948, стр. 822).

Крупнейшая битва кампании 1651 г. произошла на Волыни у Берестечка, лежащего на реке Стырь. Первые два дня боя, 18-19 (28-29) июня, окончились в целом успешно для украинских войск. На третий день польское командование весь огонь своей артиллерии направило на левый фланг, где находились крымские татары. Они не выдержали и обратились в бегство. Возможно, впрочем, что этот манёвр лишь маскировал существовавший между крымским ханом и польским командованием сговор. Вновь, как под Зборовом, измена крымских татар лишала украинскую армию плодов уже наметившейся победы. Но на этот раз положение было более угрожающим. Польская армия была несравненно сильнее, чем под Зборовом. Бегство татар создавало для украинских войск угрозу окружения. Богдан Хмельницкий сам помчался за ханом, надеясь уговорить его вернуться на поле боя. Однако хан не только отказался продолжать бой, но захватил Хмельницкого в плен и увёз его с собой. Лишь через несколько дней за многие десятки вёрст от Берестечка вероломный «союзник» освободил Богдана Хмельницкого, который уже был лишён возможности вернуться в окружённую под Берестечком армию. Татары двинулись в Крым, опустошая по пути территорию Украины, угоняя в рабство сотни беззащитных женщин и детей.

Предательство хана резко изменило ход сражения. Лишившееся командования, перед лицом превосходящих сил противника украинское войско заняло оборону, быстро окопавшись и окружив свой лагерь повозками. Польско-шляхетские войска с трёх сторон охватили его. С четвёртой стороны выход из лагеря закрывало непроходимое болото. Опасаясь, что казаки всё-таки вырвутся из ловушки, польское командование отправило на другую сторону болота сильный заслон.

Польские феодалы торжествовали. Они были уже уверены в полной своей победе. Однако оказалось, что справиться с окружёнными совсем не легко. Украинские войска стойко отбивали все атаки. Их лагерь был неприступен. Принявший на себя командование Иван Богун был душой героической берестечской обороны.

Десять дней украинские войска сдерживали напор противника. Тем временем по приказанию Богуна была скрытно от противника сооружена гать через болото. В ночь на 30 июня (10 июля) часть сил под командованием Богуна неожиданным нападением отбросила польский заградительный отряд. Командование польско-шляхетских войск долго не подозревало о начавшемся отходе украинской армии. Лишь паника, распространившаяся в части украинского войска, не знавшей плана операции, привлекла внимание противника. Однако к тому времени, когда противник ворвался в украинский лагерь, большинство казаков уже успело переправиться через болото. Благодаря военному мастерству Богуна и проявленному им героизму украинские войска избежали уничтожения. Основные кадры армии были спасены. Тем не менее под Берестечком из-за измены крымского хана кампания 1651 г. была проиграна. Украинское освободительное движение потерпело серьёзный урон.

Яркой страницей освободительной войны 1648-1654гг. явилась героическая борьба тех украинских воинов, которые не успели уйти из берестечского лагеря. Они погибали в неравной борьбе, гордо отвергая предложения сдаться. Шляхтич-современник писал: «Одна казацкая дружина числом в двести или триста человек, засев на островке, оказывала нашим такой решительный и мужественный отпор, что, хотя гетман Потоцкий обещал даровать им жизнь, они не захотели согласиться на это и, высыпав в воду из своих кошельков деньги в знак своего решения, стали так сильно обороняться, что пехота была принуждена наступать на них всей массой и хотя расчленила их и разогнала, они тем не менее отступали на болото, не желая сдаваться, и там поодиночке каждого из них нужно было убивать. А один из них, захватив лодку, дал на глазах короля и всего войска пример нехлопского мужества, обороняясь на этом челне при помощи косы в течение нескольких часов». Жестокость шляхты не знала предела. Они убивали всех захваченных, не делая, по собственному признанию, исключения даже для женщин и детей, укрывшихся в укреплённом казацком лагере.

Магнаты хотели продолжить наступление, чтобы потопить в крови украинское освободительное движение. Однако состоявшее из рядовой шляхты посполитое рушение не желало продолжать войну. Встревоженные известиями о крестьянских восстаниях в Польше, шляхтичи хотели скорее вернуться домой. Посполитое рушение начало разбегаться, а вскоре и официально было распущено. Наступление в глубь Украины продолжали под командованием гетманов наёмное войско и навербованные магнатами отряды.

Почти одновременно с Берестечской битвой 26 июня (6 июля) магнатско-шляхетским войскам удалось одержать ещё одну победу. Под Репками, на Черниговщине, превосходящие по численности силы гетмана Радзивилла нанесли поражение отрядам полковника Мартына Небабы, прикрывавшим подступы к Поднепровской Украине со стороны Белоруссии. Сам Небаба пал в этом бою. Оставляя в тылу Чернигов, который литовскому гетману не удалось взять, Радзивилл пошёл к Киеву и 25 июля (5 августа) захватил его. Продвижение войск Радзивилла по Поднепровью сопровождалось разорением многих городов, сёл, монастырей. Население Украины подвергалось жестоким насилиям, казни приобретали массовый характер. Особенно пострадал Киев и его жители. То же самое происходило и по пути следования другой магнатско-шляхетской армии, наступавшей от Берестечка к Поднепровью под командованием гетмана Потоцкого.

Однако наступление войск Радзивилла и Потоцкого, ставивших своей целью полное подчинение Украины Речи Посполитой, очень скоро было приостановлено. Украинский народ не пал духом. Он продолжал активное сопротивление и после тяжёлых военных неудач. По всему Правобережью действовали многочисленные партизанские отряды. Быстрыми темпами пополнялась поредевшая под Берестечком основная казацкая армия.

Положение войск Речи Посполитой становилось всё более трудным. Оторванные от своих тылов, страдая от недостатка продовольствия и боеприпасов, они были окружены враждебным им населением и испытывали всё более эффективные удары казацких и крестьянских отрядов. Радзивилл был вынужден перейти к обороне. Он уже планировал отступление, но пути отхода на север вдоль Днепра были отрезаны: казацкие отряды находились не только в Чернигове, но и в Брагине около Любеча (шляхетский гарнизон которого был осаждён казацкими частями) и т. д. В этих условиях литовскому гетману ничего не оставалось делать, как покинуть Киев и пробиваться к армии Потоцкого. Только ценой больших потерь ему удалось соединиться с войском коронного гетмана в районе Германовки - Паволочи.

В то же время и Богдан Хмельницкий, видимо, не считал свою армию настолько окрепшей, чтобы завязывать новое генеральное сражение. В казацкой армии ощущался недостаток провианта, оружия, артиллерии.

Начавшиеся у Белой Церкви переговоры закончились 18 (28) сентября 1651 г. подписанием нового договора. Белоцерковское соглашение отменяло Зборовский договор. Теперь только одно Киевское воеводство сохраняло свои особые права. Брацлавское и Черниговское воеводства попадали вновь в полное подчинение Речи Посполитой. Казацкий реестр должен был быть сокращён до 20 тыс. человек. Казаки-реестровцы могли находиться только в Киевском воеводстве. Шляхте было гарантировано право возвращения в свои имения, в том числе и в Киевском воеводстве.

Таким образом, Белоцерковский договор ещё в меньшей мере, чем Зборовский, отвечал интересам украинского народа. Было ясно, что Белоцерковское соглашение не будет долговечным. Украинский народ не желал отказываться от своих прав, добытых в ходе освободительной войны. Вместе с тем Белоцерковский договор не мог удовлетворить и правящие круги Речи Посполитой, которые стремились любой ценой восстановить на Украине режим, существовавший здесь до 1648 г.

При первых же известиях об исходе Берестечской битвы русское правительство, предвидя наступление войск Речи Посполитой на Украину, приняло меры для обеспечения украинцам убежища в пределах Русского государства. В обстоятельных наказах воеводам правительство ограждало переселенцев от произвола чиновников. Вот что предписывалось, например, в грамоте яблоновскому воеводе Репнину: «Которые черкасы (обычное в XVII в. в России название украинцев) учнут приходить в наши украинные города... на вечное житье от гонения поляков, и ты б тех черкас з женами и з детьми велел принимать. И велел им итти в наши украинные города на Коротояк, и на Воронаж, и в Козлов и велел с ними до тех мест посылать провожатых людей добрых, чтоб их до тех городов допровадить со всеми их животы (т. е. со всем их имуществом) бережно. А ково с ними до тех городов провожатых учнешь посылать, и ты б им приказал накрепко, чтоб они от тех черкас не корыстовались и животов их, едучи дорогою, не розтеряли. А будет хто чем покорыстуетца, и мы на тех людех за один алтын велим доправить (взыскать) по рублю, да сверх тово велим тем людем учинить наказанье безо всякие пощады».

Осенью 1651 г., когда после Белоцерковского договора началось массовое возвращение польских помещиков в свои имения, а на Левобережье появились польско-шляхетские войска, переселение украинских крестьян и горожан в пределы Русского государства приняло широкие размеры. Так, из пограничного местечка Константинов перешли на другой берег реки Сулы в находившийся на территории Русского государства город Недрыгайлов почти все жители. Много переселенцев шло из Конотопа, Глухова. После вступления на Черниговщину польских войск черниговский полковник Иван Дзиковский встал во главе массового переселения казаков и крестьян в Русское государство. С Дзиковским в Россию пришло более 2 тыс. семейств, которые были поселены близ Коротояка, на реке Тихая Сосна, и положили начало городу Острогожску. Тесная связь острогожских казаков с верховскими донскими казаками проявилась в годы восстания Степана Разина, к которому примкнули острогожцы во главе с Дзиковским.

На Слободской Украине, как назывались заселённые украинцами степные области на юге Русского государства, в эти годы возникли новые поселения. Среди них были и будущие крупные города - Харьков, Сумы и др.

Возможность найти укрытие от мести польских крепостников в братском Русском государстве, несомненно, облегчала положение украинского населения после военных неудач 1651 г. Но, разумеется, это не было решением вопроса для всего украинского народа, который не желал покидать своей земли и был полон решимости продолжать борьбу за её освобождение. Стремясь объединиться с русским народом в едином государстве, украинский народ ставил целью освободить и себя и родную украинскую землю.

В течение зимы 1651-52 г. по всей Украине стихийно возникали столкновения между крестьянами и возвратившимися помещиками. Считая, что вновь начинать войну с Речью Посполитой при создавшихся условиях преждевременно, Богдан Хмельницкий стремился сдержать это движение. Иногда ему приходилось даже прибегать к силе, иногда к авторитету казацкой рады (например, такую раду он собрал в апреле 1652 г. в Чигирине).

В то же время Хмельницкий энергично готовил силы для возобновления крупных военных действий против Речи Посполитой.

Уроки кампании 1651 г. наглядно подтвердили, что решающего успеха в своей освободительной борьбе украинский народ сможет добиться, лишь получив вооружённую поддержку братского русского народа. Когда польские феодалы навязали весной 1651 г. новую войну украинскому народу, используя момент, пока Русское государство ещё не подготовилось к выступлению, Хмельницкий был принуждён искать союза с Крымским ханством, враждебным делу освобождения Украины, и с семиградским князем Дьёрдем Ракоци.

Осенью 1651 г. русский посол информировал Богдана Хмельницкого, что русское правительство предпринимает решительное дипломатическое наступление на Речь Посполитую. Направленное в Варшаву русское посольство должно было предъявить правительству Речи Посполитой ряд обвинений в нарушении условий «вечного докончанья» (т. е. мирного договора). «И великий государь наш его царское величество больши того терпети им не будет»,- заключало русское правительство. Далее указывалось, что о ходе событий царь «тебе, гетману, велит ведомо учинить».

Речь шла, таким образом, о непосредственной дипломатической подготовке войны Русского государства против Речи Посполитой.

Богдан Хмельницкий стремился обеспечить наиболее благоприятные внешнеполитические условия для предстоящих боёв. В первую очередь надо было восстановить и укрепить «союз» с Крымом, предотвратить нападение крымского хана на Украину. Далее необходимо было восстановить завоёванные в 1650 г. позиции в Молдавии, господарь которой после битвы под Берестечком вновь стал ориентироваться на Речь Посполитую.

В этих целях Богдан Хмельницкий предпринял весной 1652 г. поход в Молдавию. Считаясь с возможностью нападения размещённых на Подолии польско-шляхетских войск, Хмельницкий, послав в Молдавию лишь отряд казаков под командой своего сына Тимоша, привёл в то же время все силы в боевую готовность. Предусмотрительность и осторожность Хмельницкого оказались вполне оправданными.

Узнав о том, что в Молдавию идёт сравнительно небольшой казацкий отряд, командующий польско-шляхетскими войсками Мартин Калиновский собрал 20-тысячную армию и организовал засаду на пути отряда Тимоша. Сверх того Калиновский вызвал польско-шляхетские войска, находившиеся на Левобережье. Разгром отряда Тимоша должен был, очевидно, послужить началом генерального наступления польско-шляхетских войск.

Калиновский, однако, сам попал в приготовленную им ловушку. Его действия не остались тайной для Хмельницкого. В день, когда польско-шляхетские войска заметили приближение казаков и приготовились напасть на отряд Тимоша, они увидели перед собой всю казацкую армию под командой самого Богдана Хмельницкого вместе со вспомогательными отрядами крымцев.

22 мая (2 июня) 1652 г. в бою под Батогом на реке Южный Буг Богдан Хмельницкий мастерски использовал созданный им перевес сил и внезапность нападения. Укреплённый польский лагерь был взят штурмом, 20-тысячная армия полностью разгромлена. Лишь нескольким кавалеристам удалось ускользнуть и принести польским властям весть о том, что большой армии Речи Посполитой не стало в течение одного дня. Калиновский и другие высшие польские офицеры погибли в бою. Польско-шляхетские войска, двигавшиеся с Левобережья, узнав об исходе боя под Батогом, начали поспешно отступать на Волынь.

Победа под Батогом была выдающимся военным достижением. Современники сравнивали её с победой Ганнибала при Каннах.

Чрезвычайно значительны были политические последствия Батогской битвы.

Молдавский поход в короткий срок увенчался полным успехом. Союз с Молдавией был восстановлен. В сентябре 1652 г. в Яссах состоялась свадьба Тимоша Хмельницкого с дочерью Василия Лупула.

День победы под Батогом был вместе с тем днём ликвидации Белоцерковского договора. Не только всё Поднепровье (Киевское и Черниговское воеводства), но и Побужье и Поднестровье (Брацлавское и почти всё Подольское воеводства) освободились от польско-шляхетских войск и от самой шляхты, в панике бежавшей с Украины. Была ликвидирована угроза немедленного нападения со стороны Речи Посполитой. Было выиграно дорогое время для накопления сил Русского государства к предстоящей борьбе.

Польские феодалы начали лихорадочную подготовку к продолжению войны. Созванный в июле 1652 г. сейм постановил создать новую наёмную армию численностью в 50 тыс. человек.

В марте 1653 г. 10-тысячная армия под командованием опытного польского полководца Стефана Чарнецкого вторглась в Брацлавщину. Правящие круги Речи Посполитой рассчитывали этим нападением сорвать подготовку украинской армии к летним боям. Между тем в Речи Посполитой шло деятельное формирование новых войск, были изданы универсалы о созыве посполитого рушения. Велась энергичная дипломатическая подготовка диверсии против Молдавского княжества, которая должна была, по планам её организаторов, заставить Хмельницкого распылить силы украинской армии.

Но надежды, которые возлагались на нападение Чарнецкого, не оправдались. Хмельницкий выделил для борьбы с ним лишь часть сил, поставив во главе их героя обороны Винницы и Берестечка Ивана Богуна. Хотя численность украинских войск уступала армии Чарнецкого, тем не менее полковник Богун, искусно изматывая силы противника, заставил его приостановить наступление. В населённом пункте Монастырище (близ Умани) Богун организовал прочную оборону. В безуспешных штурмах войска Чарнецкого несли большие потери. Когда Богун предпринял контрнаступление, шляхетское войско было разбито и обращено в бегство. Сам Чарнецкий был тяжело ранен.

Тем временем начались осложнения в Молдавии. Правительству Речи Посполитой удалось организовать против Молдавии выступление коалиции в составе Семи-градья и Валахии. В результате вторжения семиградско-валашских войск на территорию Молдавии Лупул должен был покинуть свою столицу. Господарский престол занял теперь сторонник Речи Посполитой Георгица. Украинский гетман направил в Молдавию несколько тысяч казаков во главе со своим сыном Тимошем, поставив перед ним задачу восстановить украинско-молдавский союз. Богдан Хмельницкий не послал в Молдавию значительные военные силы, зная, что именно этого ожидали от своей диверсии польские феодалы. Тимош Хмельницкий должен был вести борьбу с соединёнными валашско-семиградскими войсками, усиленными польскими отрядами. Бои затянулись до осени. Во время тяжёлых оборонительных боёв в молдавской крепости Сучаве Тимош Хмельницкий был ранен и вскоре умер.

Большая наёмная армия Речи Посполитой начала наступательные операции в октябре 1653 г. Она продвинулась из района Глинян - места своего формирования - к Жванцу (недалеко от Каменца-Подольского) и разбила здесь укреплённый лагерь. Располагая меньшей армией, Хмельницкий не рискнул сразу начинать генеральное сражение. Он действовал весьма осмотрительно. Стремясь изолировать армию противника от тылов, а также любыми средствами ослабить её ударную силу, Хмельницкий некоторое время осуществлял тактику партизанской войны. Силы польско-шляхетской армии постепенно распылялись и слабели, вместе с тем нарушались связи её с тылами и базами снабжения. Осенние холода, отсутствие продовольствия, эпидемии в польской армии - всё это также ослабляло боеспособность армии Речи Посполитой. К концу ноября 1653 г. она находилась в критическом положении. Хмельницкий окружил своими главными силами расположение войск противника, намереваясь теперь дать генеральное сражение. Однако и на этот раз роковую роль сыграло предательство крымского хана. Предвидя разгром польской армии, Ислам-Гирей вступил в сепаратные переговоры с Яном Казимиром, предложив ему заключить перемирие. Под Жванцом было подписано соглашение между ханом и польским королём, по которому на Украине должно было быть восстановлено положение, зафиксированное Зборовским договором 1649 г. Жванецкий договор, конечно, не мог удовлетворить украинский народ и не был признан им.

Между тем наступал решительный перелом в ходе всей освободительной борьбы украинского народа.


предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'