история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

ГЛАВА 8. МЕЖДОУСОБНАЯ БОРЬБА В ВИЗАНТИИ И СОСЕДИ ИМПЕРИИ (1320 — 1341 ГГ.)

Византия продолжала неудержимо слабеть. Нерешительные попытки Андроника II ограничить привилегии крупных землевладельцев не могли принести существенных выгод государству1. Эти меры лишь ускорили открытое выступление феодалов против центрального правительства. Несостоятельной оказалась политика Андроника II и против генуэзцев. Он хотел подорвать их позиции путем предоставления и расширения привилегий их конкурентам — купечеству других итальянских республик, а также испанским и французским купцам. Но эта политика лишь усиливала зависимость византийской экономики от иноземной, она озлобила как жителей столицы, так и генуэзцев Галаты. В провинциях, изнемогавших под бременем высоких налогов, нарастало недовольство. Ко всему этому присоединялись беспросветные неудачи в столкновениях с внешними врагами. Турки хозяйничали в Малой Азии, а правительство бездействовало, не имея боеспособной армии.

Имя Андроника II стало крайне непопулярным. За его спиной стояла лишь немногочисленная группировка высшего чиновничества, обладавшая непосредственной властью в Константинополе. Ее возглавляли ближайшие советники императора — Никифор Хумн и Феодор Метохит.

Феодалы не замедлили воспользоваться династическими раздорами в императорской семье для борьбы с неугодным им правительством. Оппозиция старому императору группировалась вокруг его внука Андроника (сына Михаила IX), бывшего некогда любимцем деда. Красивый и рыцарственный, он не блистал никакими талантами, но пользовался славой обаятельного государя. Окруженный свитой молодых феодалов, он вел крайне невоздержанный образ жизни. Денег, выдаваемых дедом, не хватало, и Андроник Младший брал ссуды у генуэзцев Галаты, которые опутали юного наследника престола долгами, рассчитывая сделать его орудием своих замыслов. Мотовство внука и его дружба с представителями крупнейших феодальных фамилий империи настораживали деда. Росла неприязнь, грозившая открытым столкновением.

Андроник Младший тяготился опекой деда. Он мечтал если не о скором воцарении, то о независимом владении какой-либо частью империи2.

В 1320 г. собутыльники царевича убили ночью по ошибке его родного брата Мануила близ дома фаворитки своего господина — они приняли его за соперника Андроника. Тяжело больной отец Андроника Михаил IX не перенес известия о гибели одного сына, павшего жертвой похождений другого. 12 октября он умер в Фессалонике. Потрясенный Андроник II решил лишить внука прав наследования престола. Император потребовал от подданных новой присяги на верность не только себе, но и тому, кого он изберет в наследники, кто бы им ни оказался3. Одновременно он приблизил к себе другого своего внука — Кафара, незаконного отпрыска второго своего сына (Константина).

Все это чрезвычайно взволновало Андроника Младшего. Оппозиция приступила к делу. Могущественную поддержку оказал царевичу великий доместик Иоанн Кантакузин, крупный фракийский феодал, одаренный дипломат, тонкий политик и выдающийся военачальник. Другим видным лицом в окружении царевича был мегадука Феодор Синадин, наместник Западной Македонии. Третьим влиятельным сторонником Андроника Младшего был доместик запада Алексей Апокавк, весьма незаурядная личность незнатного происхождения. Однако нити заговора на первом этапе оказались в руках четвертого участника оппозиции — Сиргиана, знатного вельможи половецкого происхождения, связанного по матери узами родства с Палеологами. Известный полководец, отличившийся в войнах с Эпиром, необыкновенно изворотливый и беспринципный интриган, Сиргиан был готов на любой шаг для удовлетворения своего честолюбия. Незадолго до трагических событий осени 1320 г. Андроник II заподозрил его в измене и бросил в тюрьму.

Задумав отстранить внука от престола, Андроник Старший, однако, счел возможным довериться Сиргиану. Он подослал его к внуку для бдительной слежки за ним. Сиргиан тотчас открыл царевичу замыслы деда против него и стал душой заговора. Он взял с Андроника Младшего клятву, что тот богато одарит его поместьями и чинами и не будет предпринимать без его совета ни одного важного шага4. Заговор пока сохранялся в глубокой тайне.

Пользуясь широко практиковавшейся при Андронике II системой продажи должностей, Сиргиан приобрел право на управление значительной территорией в Средней и Южной Фракии, а Кантакузин — в Северной Фракии, в районе Адрианополя5. Эти области, где лежали владения заговорщиков и где они обладали огромной властью, стали базой их движения против Константинополя. Сильны были их позиции и в Македонии. Зима 1320/21 г. прошла в приготовлениях. Заговорщики стягивали войска к Адрианополю под предлогом организации обороны Фракии от болгарских и монгольских набегов.

Старый император ничего не подозревал. Намереваясь расправиться с внуком, он решил весной 1321 г. судить его в присутствии членов синклита. Узнав об этом, Кантакузин и Синадин окружили дворец своими сторонниками, чтобы прийти на помощь царевичу, если ему будет грозить опасность. Когда об этом донесли Андронику Старшему, он испугался и искусно обратил сцену суда в комедию примирения с внуком. По-видимому, внук принял этот маневр за чистую монету. Примирение состоялось. Скомпрометированные Кантакузин и Синадин получили приказ императора отправиться к местам своей службы. Андроник Младший остался в столице в полной власти деда. Патриарх Герасим, однако, предупредил царевича, что ему угрожает тюрьма, и Андроник тотчас бежал из Константинополя к своим друзьям в Адрианополь.

Одновременно с этими событиями Андроник II, намереваясь усилить армию и флот для борьбы с турками, значительно повысил налоги. Чиновники соперничали за места сборщиков налогов. Каждый обещал императору, что соберет больше другого. Государство гибло, пишет Григора, а ежегодные взносы в казну были увеличены до миллиона иперпиров6.

Но Андроник не успел воспользоваться собранными средствами в своих целях. Недовольство народа финансовой реформой послужило на пользу мятежным феодалам. Прежде чем двинуться на Константинополь, они от имени Андроника Младшего объявили об отмене налогов с населения сел и городов Фракии. Жители этой провинции поднялись против Андроника II. Сборщиков налогов избивали, деньги отнимали и делили. Войска Андроника Младшего, состоявшие до этого в основном из деклассированных элементов7, теперь быстро пополнялись8.

Открытая война была объявлена. Сиргиан повел войска на Константинополь. Андроник Старший опасался восстания в столице в пользу внука и поспешил завязать с ним переговоры. Он признал внука наследником престола. Территория империи была поделена. Вся Фракия от пригородов столицы до Христополя (включительно) отходила под самостоятельное правление внука. Андроник II должен был признать и те пожалования в Македонии, которые Андроник Младший сделал в пользу своих приверженцев. За старым императором теоретически сохранялось исключительное право сношений с иноземными державами9.

Итак, в ходе борьбы двух Андроников симпатии простого населения находились на стороне Андроника Младшего, хотя он и опирался на силы ненавистных народу феодалов. Отмена внуком тяжелых налогов, введенных дедом, сыграла при этом главную роль.

Мир был непрочным. Он не удовлетворял обе стороны. Лично Андроник Младший был готов довольствоваться независимым уделом в границах империи, но его соратники стремились к большему10. Вероятно, правление старого императора окончилось бы несколькими годами раньше, если бы в лагере Андроника Младшего не вспыхнули раздоры. Разгорелось острое соперничество между Сиргианом и Кантакузином. Сиргиан справедливо усмотрел во влиятельном друге царевича главное препятствие к достижению своих честолюбивых планов. Его проекты решительных и быстрых действий были отвергнуты под влиянием Кантакузина11. Видя, что его влияние на Андроника Младшего упало, Сиргиан снова перешел на сторону Андроника Старшего. Он захватил несколько крепостей на юге Фракии и выступил против царевича. Сбросили власть наследника престола также Ираклия, Стенимах и Цепена. Измена Сиргиана вызвала замешательство в лагере Андроника Младшего, который лежал больной в Дидимотике — центре владений семьи Кантакузина. Действовавшая в Фессалонике в пользу сына мать царевича Ксения была силой доставлена в Константинополь. Теперь уже Андроник Младший просил о мире на прежних условиях, но не соглашался дед, надеясь на помощь нанятых им сельджукских отрядов.

В этот решительный момент фракийская феодальная знать спасла своего ставленника. Средства ему предоставила семья Кантакузина, в частности его мать Феодора, игравшая значительную роль в происходивших событиях. Эти средства были, по всей вероятности, значительными. Кантакузины были очень богаты. Одного скота в ходе междоусобий Кантакузин потерял десятки тысяч голов (25 тыс. лошадей, 50 тыс. овец, 70 тыс. свиней)12. Опираясь на войска, набранные с помощью Кантакузина, весной 1322 г. Андроник Младший начал успешное наступление во Фракии. Фессалоника перешла на его сторону. Сторонники царевича подняли там восстание, убивали приверженцев старого императора, грабили и разрушали их дома. Правитель Фессалоники, деспот Константин, был в цепях доставлен к Андронику Младшему и брошен в темницу13. Турецкие отряды Андроника Старшего были вытеснены из Фракии.

Портрет Феодора Метохита. Кахриэ-Джами. Мозаика. XIV в.
Портрет Феодора Метохита. Кахриэ-Джами. Мозаика. XIV в.

Летом 1322 г. в Эпиватах был подписан новый мирный договор. Внук уступал деду финансовую власть на занятой им территории, однако дед обязывался выплачивать царевичу 36 тыс. иперпиров на содержание его двора и 45 тыс. на содержание войска Андроника Младшего, которое практически одно представляло сухопутные военные силы империи. По обоюдному согласию, Сиргиан подвергся новому заключению. Старое соглашение о главенствующей роли Андроника II во внешних сношениях, по-видимому, сохранило силу, но наличие у Андроника Младшего военных отрядов обеспечивало ему проведение самостоятельной внешней политики.

После Эпиватского мира положение Андроника Младшего еще более упрочилось. В глазах населения он стал единственным защитником страны от внешних врагов. Личная отвага и энергия способствовали его популярности, хотя в действительности его военными операциями и дипломатическими демаршами неизменно руководил Кантакузин, в руках которого в конечном счете находились и судьба, и сама жизнь молодого государя.

Пользуясь междоусобицами в Византии, в пределы империи все чаще и смелее стали вторгаться болгары, приводившие иногда вспомогательные монгольские отряды. В августе 1322 г. болгарский царь Георгий II Тертер (1322—1323) захватил Филиппополь и другие районы Северной Фракии. В сентябре Андроник Младший осадил Филиппополь и вытеснил болгар из других областей Фракии. В 1323 г. он захватил почти всю Южную Болгарию до Балканского хребта. Однако пришедший в этом же году к власти в Болгарии Михаил Шишман (1323—1330) развил энергичные действия против Андроника Младшего, очистил Южную Болгарию от византийцев и опустошил Фракию. Андроник Младший сумел все-таки вернуть Филиппополь. Удалось ему разгромить и изгнать монгольские полчища, которые вторглись во Фракию в 1324 г.

Война с болгарами окончилась миром в 1326 г. Михаил восстановил свою власть между Месемврией и Сливеном, а византийцы удержали Филиппополь и получили Созополь14. Михаил Шишман развелся к этому времени со своей женой — сестрой сербского краля Стефана Дечанского Анной — и женился на сестре Андроника Младшего, вдове бывшего болгарского царя Феодора Святослава — Феодоре.

Рост влияния молодого наследника престола не позволял Андронику II далее откладывать его коронацию, и она состоялась в 1325 г. Но старый император не отказался от борьбы. Несмотря на то что его лагерь был ослаблен раздорами между Феодором Метохитом и Никифором Хумном15 (см. ниже), он не переставал интриговать против внука и лихорадочно искал союзников. Эпиватский договор соблюдался плохо, Андроник II не мог выплачивать условленных сумм — для покрытия расходов ему давно уже приходилось продавать драгоценные украшения из императорского гардероба16. Андроник Младший между тем, не задумываясь, бросал на ветер последние средства. Он предавался своей любимой страсти — охоте и содержал огромный двор. Одних охотничьих у него было несколько сот. В 1325 г. Андроник II назначил правителем Фессалоники своего племянника Иоанна Палеолога — зятя великого логофета Феодора Метохита, дав ему тайное поручение войти в соглашение с сербским кралем и организовать совместное наступление на Андроника Младшего с запада. Заключению союза должно было способствовать то, что Стефан Дечанский (1321—1331) был женат на дочери Иоанна Палеолога.

Однако Иоанн решил попытать собственного счастья. Он побывал в Скопле, заручился помощью Стефана и вторгся в пределы империи, стремясь утвердиться как независимый правитель на западе. Иоанн дошел до Серр. Испуганный Андроник II срочно отправил к нему послов, даруя ему титул кесаря. Впрочем, Иоанн Палеолог неожиданно заболел и умер в 1327 г. в Сербии, но его мятеж показал еще раз, сколь призрачным стало единство империи при засилии феодалов в провинциях.

Завязал Андроник II и прямые переговоры со Стефаном Дечанским. В посольстве к сербскому двору в 1326 г. принял участие Никифор Григора17, оставивший живое описание этого путешествия. Узнав об этом тайном сговоре, Андроник Младший получил достаточный повод к разрыву. Он заключил союз с Михаилом Шишманом против деда и сербов. Как раз в этот период, на пороге нового тура борьбы двух Андроников, турки усилили свой натиск в Азии. 6 апреля 1326 г. пала брошенная на произвол судьбы Брусса18, а через месяц — Лопадий.

Андроник Младший предъявил деду обвинения в нарушении мира. Андроник II не мог их опровергнуть и прибег к репрессиям против всех сочувствовавших Андронику Младшему. Патриарх Исайя был удален в Манганский монастырь19, некоторые высшие иерархи были арестованы.

Открытые столкновения возобновились в 1327 г. Андроник Младший реквизировал собранные практорами Андроника II суммы, делил между своими приверженцами имущество и поместья сторонников старого императора, снова объявил по всей империи о снижении или полной ликвидации налогов. На Андроника II он возлагал и всю ответственность за внешнеполитические неудачи20. Получив известия о том, что Фессалоника готова снова перейти на его сторону, Андроник Младший в конце 1327 г. поспешил туда, поручив Фракию заботам Синадина. Выступление сербов на стороне Андроника II окончательно лишило его поддержки в Южной Македонии. Население этих мест было разорено. В окрестностях Фессалоники практоры даже не могли собрать налогов.

В январе 1328 г. Фессалоника с радостью приняла Андроника Младшего. Македония признала его власть. Албанские вожди и деспот Эпира Иоанн Орсини явились к Андронику Младшему с выражениями дружбы и покорности. Одновременно Синадин разбил во Фракии войско Андроника II. Весной 1328 г. Андроник Младший подступил к столице, которая фактически одна оставалась во власти старого императора. Но дело обошлось без военного столкновения. Андроник II потерял опору и в столице. Этому способствовали обстоятельства, в которых протекала в это время война между Генуей и Венецией. Венецианские корабли как раз в это время блокировали Галату и Босфор. Они задерживали генуэзские и византийские торговые суда, шедшие с грузом хлеба и соленой рыбы из городов Северного Причерноморья. В Константинополе уже через две недели начался голод21. Во всем винили старого императора.

В ночь на 24 мая стража открыла ворота Андронику Младшему. Длительное царствование Андроника II закончилось. Слепнущему старцу было позволено доживать во дворце. Однако его сторонники были смещены, сосланы, брошены в тюрьмы; их имущество было разграблено, а дома разрушены. Великий логофет Феодор Метохит потерял все свое состояние и стал монахом монастыря Хоры22.

Смена царствования означала победу крупной феодальной знати. Эта победа не принесла с собой крутого поворота во внутренней и внешней политике, так как тенденция к ограничению своеволия феодалов едва только обозначалась в политике Андроника II. Однако эта тенденция была теперь пресечена23. Гораздо важнее перемен на троне были для страны последствия междоусобиц. Ресурсы богатейшей провинции империи Фракии были серьезно подорваны. Частые передвижения армий соперничавших сторон, набеги болгар, монголов и турок дезорганизовали жизнь крестьянина. Население покидало обжитые места. Немало деревень стояло пустыми. В 1326 г. Болгария даже снабжала Византию хлебом. Вовлекаемые в междоусобную борьбу болгары, сербы и в особенности турки убедились в слабости империи. Ее авторитет, который еще мог поддерживать Михаил VIII Палеолог, теперь окончательно упал.

Храбрый воин и искусный охотник, Андроник III (1328—1341) проявлял некоторую самостоятельность лишь в ходе военных кампаний. Фактическое управление государством целиком оказалось в руках Кантакузина. Свою огромную власть он делил не столько с Андроником III и его женой — императрицей Анной Савойской, сколько с собственной матерью Феодорой Кантакузиной, богатства которой в значительной мере помогли Андронику III достигнуть трона.

Едва придя к власти, Андроник III должен был тотчас отправиться в поход против Михаила Шишмана: болгары снова опустошали Фракию до Адрианополя и Дидимотики. Андроник III в отместку разорил Южную Болгарию и взял Ямбол. Осенью был заключен желанный для Византии мир: император намеревался перенести военные действия в Малую Азию. Турки осаждали Никею. При решающем участии Кантакузина Андроник III заключил союз с сельджуками эмирата Караси и поздней весной 1329 г. переправился через Босфор. Однако византийская армия была разгромлена османами 10 июня при Филокрене, недалеко от побережья. Сам Андроник и Кантакузин едва избежали гибели. Никея продолжала сопротивляться, но эта битва решила участь малоазийских владений и перии24. Последняя серьезная попытка остановить турок силой оружия окончилась провалом. В этом же году турки совершили набеги на Фракию. Их удалось выгнать, но отныне они стали здесь частыми гостями.

Удачнее были операции Андроника III в Эгейском море. Осенью 1329 г. византийский флот сумел вернуть, опираясь на поддержку местного населения, богатый остров Хиос. Вслед за тем генуэзцы Фокеи снова признали суверенитет империи. Эмиры Айдина и Сарухана, боявшиеся османов и латинян, вступили с Византией в союз, который сыграл большую роль в последующей истории империи.

Стремясь улучшить внешнеполитическое положение империи, Кантакузин понимал необходимость упрочить прежде всего позиции правящей верхушки внутри страны. Силы оппозиции не были разгромлены — она направляла теперь свое острие не против Андроника III, а лично против Кантакузина. Чтобы разрядить обстановку, объявили полную амнистию старым противникам. Церковное отлучение, которому они подверглись, было отменено. Продажность чиновничьего аппарата Андроника II, в особенности судебных органов, вызывала некогда сильное недовольство. В 1329 г. Андроник III провел судебную реформу. Был учрежден высший имперский суд, состоявший из двух светских и двух духовных лиц, которых назвали «вселенскими судьями» (χαυολιχοι χριται). Они были наделены богатыми поместьями и доходами и получили огромные полномочия, вплоть до права судить родственников правящей фамилии. Их суд был объявлен последней инстанцией25.

Оппозиция не была, однако, удовлетворена. Она заметно активизировалась зимой 1329/30 г. Больной Андроник III боролся со смертью. Согласно его воле, в случае его кончины власть переходила к Анне Савойской, которая ждала ребенка. Регентом должен был стать Кантакузин. Отстранение от престола непосредственных кровных родственников императора обеспокоило в равной мере старых врагов — и мать Андроника III Ксению, и Андроника II. Старый император, почти слепой к этому времени, не был в состоянии вести игру. Но враги Кантакузина использовали его имя. Поэтому всесильный временщик поспешил расправиться со стариком. Угрожая ему смертью, верный друг Кантакузина эпарх Константинополя Синадин принудил Андроника II к пострижению (он умер под именем монаха Антония 13 февраля 1332 г.).

Другим центром оппозиции была Ксения в Фессалонике и вошедший к ней в доверие Сиргиан, который снова появился на политической арене. В 1329 г., до болезни императора, он был выпущен из тюрьмы и назначен правителем Фессалоники. Сиргиан не успел собраться с силами — Андроник III выздоровел. Оппозиция должна была затаиться. Император по-прежнему послушно следовал воле Кантакузина.

К 1330 г. договор с болгарами был преобразован в военный союз против Сербии, которая угрожала и Болгарии, и Византии. 1 мая Стефан Дечанский запретил венецианцам провозить через Сербию товары в Болгарию. Михаил Шишман решил начать военные действия. Андроник III должен был одновременно наступать на сербов с юга, но его позиция была выжидательной. Император не спешил на соединение с Михаилом Шишманом, который вторгся в Сербию с востока. В конце июля сербы разгромили болгар при Велбужде. Решающую роль в сражении сыграл наемный отряд, предводительствуемый наследником сербского престола Стефаном Душаном. Михаил был смертельно ранен, взят в плен и через несколько дней умер. Болгарские боляре предложили сербскому кралю корону Болгарии, но он благоразумно отказался. Краль удовлетворился присоединением Нишской области, вытеснением болгар из долины Струмы и Вардара и восстановлением на болгарском престоле своей сестры Анны с малолетним сыном от Михаила Иваном Стефаном. Силы Болгарии не были сломлены, в чем Стефан отдавал себе отчет26.

Узнав о событиях при Велбужде, император поспешно отступил. Оп решил воспользоваться поражением Болгарии и переменами на ее престоле. Предлогом для войны было изгнание из Тырнова его сестры Феодоры. В сентябре 1330 г. Андроник вторгся в Болгарию и захватил все города от р. Тунджи до Черного моря. Однако успехи были недолгими. Ранней весной 1331 г. в Болгарии произошел переворот. Власть захватил Иван Александр (1331—1371). Он добился соглашения с сербами (его сестра стала женой Стефана Д ушана) и, опираясь на союз с ними и с валашским воеводой Басарабом, выгнал византийцев из Южной Болгарии и разгромил Андроника III под Росокастроном. Император был вынужден искать мира, который и был заключен в 1332 г.

Между тем при сербском дворе также произошел переворот. Полуслепой Стефан Дечанский, который не использовал в полной мере, по мнению властелей, последствий победы при Велбудже, был свергнут с престола сыном Стефаном Душаном (1331—1355), а затем убит в тюрьме. Сербские властели жаждали новых земель и властно требовали от своего ставленника войны с Византией за сердце Балкан — Македонию. Следуя их воле, Душан начал длительную борьбу с Византией27. Союз Андроника с Михаилом Шишманом давал для этого достаточный повод.

Еще до начала сербско-византийских войн, империя фактически потеряла свои земли в Малой Азии. В начале марта 1331 г. сдалась изголодавшаяся Никея. Турки стояли под Никомидией. Андроник еще два раза переправлялся через Босфор в 1332 и 1333г., но смог лишь купить временный мир у эмира османов Урхана за ежегодную уплату 12 тыс. иперпиров. Византийская феодальная знать предпочла искать дружбы с турками ценой потери восточных владений, бывших некогда основой возрождения империи, рассчитывая использовать турок в своих войнах на Балканах, где лежали поместья правящей верхушки феодалов.

Начало сербско-византийских войн совпало с событиями, которые угрожали Византии новыми внутренними потрясениями. В 1332 г. Сиргиан был вызван из Фессалоники для суда и следствия — стало известно о его новом заговоре. Кантакузин решил, наконец, расправиться со своим коварным врагом. Но Сиргиан бежал из-под стражи сначала в Галату, а затем на Эвбею и в Албанию. В 1334 г. он явился к Стефану Душану. Получив под командование сербские отряды, Сиргиан начал военные действия. Душан занял города Средней Македонии (Охрид, Прилеп, Струмицу, Касторию, Воден), а Сиргиан шел на Фессалонику, надеясь взять ее без осады. Его письма с заманчивыми обещаниями читали во всех концах империи. Население Южной Македонии, боясь за колосящиеся хлеба, добровольно переходило на его сторону28. Кантакузин счел необходимым усилить укрепления столицы и сделать запасы продовольствия. Не надеясь на военную силу, он подослал к Сиргиану тайного убийцу — Сфрандзи Палеолога. 23 августа посланец удачно выполнил поручение близ Фессалоники и скрылся. После гибели Сиргиана Душан согласился на личные переговоры с Андроником III. Был заключен мир. Душан удержал занятые им районы Македонии; города, захваченные Сиргианом, были возвращены империи.

Придя к власти, Андроник III, разумеется, отказался от тех обещаний и мероприятий в пользу простого народа, которые были сделаны им во время междоусобиц. Налоги взыскивались, несмотря на обнищание и разорение Фракии и Македонии29. Строительство флота требовало огромных средств. Собираемых денег не хватало. Доходы казначейства от торговли продолжали сокращаться в пользу Галаты. Генуэзцы утвердили свою торговую гегемонию и в бассейне Черного моря. В первой трети XIV в. их небольшая колония Тана, в устье Дона, стала главным торговым центром Причерноморья. Основным рынком Византии был уже не Константинополь, а Галата30.

К началу 30-х годов огромный ущерб торговле в бассейне Эгейского моря причиняли пиратские действия флота турецких эмиратов. Флот эмирата Айдин грабил острова и побережье Греции и Пелопоннеса. Особенно страдали торговые интересы Венеции. В 1332 г. был заключен антитурецкий союз между Венецией, рыцарями-иоаннитами Родоса и Византией. В 1334 г. к коалиции примкнули папство, Франция и Кипр. Морская экспедиция против турок была назначена на 1336 г.31 Союз Византии с Венецией и расширение привилегий венецианцев вызвали бешеную злобу генуэзцев. Генуэзцы срочно укрепляли Галату и энергично интриговали против империи. В 1336 г. вместо того, чтобы ударить по туркам объединенными силами, некоторые участники коалиции выступили против Византии. При поддержке Генуи рыцари Родоса и правитель Наксоса захватили остров Лесбос. Андроник III осадил Галату и голодом принудил генуэзцев срыть укрепления. Его флот вернул Лесбос и с помощью турок эмиратов Сарухан и Айдин восстановил господство Византии в Фокее. Генуэзцы были изгнаны отсюда. Положение империи в Эгейском море упрочилось.

Наибольший, хотя и временный, успех был достигнут при Андронике III на западе. Еще в начале его царствования Эпир и Албания признали суверенитет империи. Но в августе 1331 г. анжуйцы принудили деспота Эпира принести им вассальную присягу. Через два года умер повелитель Фессалии Стефан Гаврилопул Малиасин, и войска Эпира и Византии одновременно вторглись в Фессалию. Империя победила. Эпирские войска были изгнаны, и вся Фессалия, кроме южной части с Новыми Патрами, находившимися под властью каталонцев Афин, была присоединена к империи32. Признали власть императора и албанцы в районе Элбасана (1334). В 1335 г. деспот Эпира Иоанн Орсини был отравлен своей женой Анной Палеологиней, которая, однако, не могла удержать власть и обратилась за помощью к империи. Одновременно в Южном Эпире, находившемся под господством империи, восстали албанцы, а Душан захватил Диррахий.

Все эти события вызвали в 1337 г. поход императора на запад, в котором приняли участие турки Умура — эмира Айдина. Они разграбили земли восставших албанцев. Добыча была так велика, что турки продавали 100 быков за один золотой. Эпирское царство было присоединено к империи. Анна и ее сын Никифор, обрученный с дочерью Кантакузина, были увезены в Фессалонику. Правителем Эпира стал Синадин. Велика была радость при дворе. Эпир, отторгнутый в 1204 г., вернулся в состав империи. Однако сторонникам анжуйской ориентации удалось после ухода императора поднять восстание в Эпире. Никифор был тайно увезен из Фессалоники и с итальянской помощью утвердился в Арте как вассал анжуйцев. Синадин оказался в тюрьме.

Сохранили верность империи Янина, пользовавшаяся свободой от налогов, пошлин и военной службы33, и Северный Эпир. В начале 1340 г. Андроник еще раз отправился в Эпир. Арта сдалась, и Никифора снова доставили в Фессалонику. Однако господство византийцев продержалось здесь недолго. Еще в 1337 г. Душан захватил Авлон и Канину, а в 1340 г. его войска дошли до Янины. Сопротивление сербам албанцев во главе с князем Андреем II Музаки было сломлено. Все завоевания империи на западе оказались под угрозой ликвидации. Душан предпринял первую попытку заключить военный союз с Венецией для борьбы за самый Константинополь.

Окончательно проигранным к концу правления Андроника III было дело империи в Малой Азии. Османская угроза встала во весь рост. Правительство Кантакузина не сделало ничего против этой главной опасности. В 1337 г. пала Никомидия. Ираклия Понтийская и далекая Филадельфия — последние владения империи на Востоке — были обречены. Турки концентрировали силы на берегах Мраморного моря для решающего прыжка через проливы. Их набеги на Фракию стали систематическими. Никифор Григора отказывается рассказывать об этих набегах, так как «было бы скучно» их перечислять — столь они были частыми34.

15 июня 1341 г, Андроник III умер, оставив 9-летнего сына Иоанна35. Смерть императора совпала с началом нового периода, в ходе которого произошли события, сыгравшие роковую роль во всей последующей истории Византии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'