история







разделы


Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Жребий брошен

21 июня, прогуливаясь по крокетной площадке в саду Чекерса, У. Черчилль делился своими мыслями с Колвиллом. "Надежды Гитлера, - говорил Черчилль, - заручиться содействием правых в Англии и США, упования на их помощь в войне с СССР ошибочны. Наоборот, Англия окажет всемерную помощь СССР".

Утром 22 июня ему сообщили о вторжении Гитлера в Россию. Это известие вызвало у британского премьера чувство облегчения, радости, поскольку он понимал, что после вступления в войну СССР Англия "уже больше не одинока" (Thompson W. Assignment. Churchill. New York, 1961, p. 215). Немедленно он вызвал к себе наиболее близких членов военного кабинета - Идена, министра военного снабжения лорда Бивербрука, а также английского посла в Москве Стаффорда Криппса. Черчилль не счел необходимым советоваться со всеми членами военного кабинета, и на узком совещании было решено выступить с заявлением о поддержке СССР в войне с фашистской Германией. Выступление премьера должно было состояться в 9 часов вечера.

Однако в ходе подготовки заявления обнаружились расхождения в оценке способности Советской страны к отражению фашистской агрессии. И только за 20 минут до начала выступления Черчилля текст заявления был окончательно согласован (Churchill W. Op. cit., vol. Ill, p. 331).

У. Черчилль обрушился на "жестокий, алчный фашистский режим" с его стремлением к расовому господству. "Я вижу, - говорил он, - русских солдат, стоящих на пороге своей родной земли, охраняющих поля, которые их отцы обрабатывали с незапамятных времен.... Я вижу десятки тысяч русских деревень... и как на все это надвигается гнусная нацистская военная машина" (Ibid., p. 332).

"Опасность, угрожающая России, - продолжал он, - это опасность, грозящая нам и Соединенным Штатам, точно так же как дело каждого русского, сражающегося за свой очаг и дом, - это дело свободных людей и свободных народов во всех уголках земного шара... Его (Гитлера. - Ф. В.) вторжение в Россию - это лишь, прелюдия к попытке вторжения на Британские острова" (Ibid., p. 333).

В сложившейся исторической обстановке нацистская Германия представляла смертельную угрозу для Британской империи. "У нас, - говорил далее Черчилль, - лишь одна-единственная жизненная цель. Мы полны решимости уничтожить Гитлера и все следы нацистского режима... Любой человек или государство, которые борются против нацизма, получат нашу помощь. Любой человек или государство, которые идут с Гитлером, наши враги... Отсюда следует, что мы окажем России и русскому народу всю помощь, какую только сможем" (Ibid., p. 332).

Черчилль закончил свою речь словами о решимости Англии сражаться с Гитлером на суше, на море и в воздухе, избавить "землю от самой тени его", "бороться сообща, сколько хватит сил и жизни" (Ibid., p. 332, 333).

В свою очередь министр иностранных дел Великобритании А. Иден днем 22 июня заявил советскому послу в Лондоне И. Майскому, что "нападение Германии на СССР носит характер самой явной и оголтелой агрессии", что "ни о каком мире между Англией и Германией не может быть и речи" (Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 1941 -1945 (далее: Советско-английские отношения), т. 1. М., 1983, с. 46, 47). В заключение он сказал: "Это начало конца для Гитлера" (Там же, с. 47).

Помогая СССР, Англия спасала свою независимость и суверенитет, защищала себя от фашистского порабощения.

Подобные же мотивы определяли политику и Соединенных Штатов в отношении Советского Союза.

В день нападения Германии на СССР сенатор-демократ Пеппер заявил: "Мы должны уничтожить Гитлера, или он уничтожит нас" (АВП СССР, ф. 13, оп. 3, д. 97, л. 179). Военный министр США Стимсон после нападения фашистской Германии на СССР предупреждал правительство о возросшей для страны опасности. Президент Рузвельт признавал, что защита "СССР... является жизненной необходимостью для защиты Соединенных Штатов" (Document on American Foreign Relations, July 1941-June 1942, vol. IV. Boston, 1956, p. 607).

Еще за несколько дней до нападения Рузвельт известил Черчилля о своем желании "приветствовать Россию как союзника" ( 17 Churchill W. Op. cit., vol. III, p. 330). Заявление о поддержке СССР Соединенными Штатами было сделано исполнявшим обязанности госсекретаря С. Уэллесом, который подтвердил: "Гитлеровские армии сегодня - главная опасность для Американского континента". В свою очередь 24 июня президент Ф. Д. Рузвельт заявил на пресс-конференции, что США окажут всяческую помощь СССР в его борьбе против Германии (См.: Правда, 1941, 25 июня).

Подобная позиция У. Черчилля и Ф. Д. Рузвельта нашла поддержку широких слоев английского и американского народов. 72% населения США высказалось за победу СССР и лишь 4% - за победу Германии.

24 июня в английском парламенте открылись специальные дебаты по вопросу "О германском вторжении в Россию". Депутаты от всех партий почти единодушно поддержали Черчилля. Открывший прения Иден сделал от имени правительства заявление:"Коварное нападение на Советский Союз и нарушение неоднократных торжественных обещаний в конечном счете доказывают человечеству... наличие нацистских планов завоевания мирового господства... Все должны понимать... величайшую и непосредственную угрозу своей безопасности, пока существует нацизм" (Parliamentary Debates. House of Commons, 1941, vol. 327, col. 975).

Иден призывал депутатов объединить с "русскими, борющимися за свою землю", усилия и "противостоять агрессии Гитлера" (Ibidem).

Выступивший вслед за Иденом депутат Ли Смит подчеркнул: "Нападение на Россию является частью единого плана нападения как на Россию, так и на нашу страну" (Ibid., col. 977). Депутат Адамс сказал: "Опасность для России - наша опасность, наша победа... будет победой русских" (Ibid., col. 1044). За немедленную помощь СССР высказались лорд Бивербрук, Кренборн и др. (См.: Советско-английские отношения, т. 1, с. 163)

От имени рабочих Западного Файфа, от трудящихся всех уголков Англии в парламенте выступил ветеран коммунистического движения Англии Уильям Галлахер. С революционной страстностью он говорил, чтобы правительство "теснее и активнее сотрудничало с Советским Союзом с целью... уничтожить фашизм в любой форме и обеспечить длительный, демократический мир народам" (Parliamentary Debates. House of Commons, 1941, vol. 372, col. 988).

Героическая борьба советского народа против немецко-фашистских полчищ вызвала сочувствие и активную поддержку всего прогрессивного человечества. Трудящиеся всего мира понимали, что на советско-германском фронте решается не только судьба СССР, но и их судьба, дело национальной независимости и свободы всех народов. В то же время пролетарии всех стран стремились своей поддержкой выполнить интернациональный долг в отношении первого в мире социалистического государства. Во главе этой борьбы встали коммунистические партии. Компартии Англии и США, выражая стремление трудящихся, требовали от правительств своих стран создания мощной коалиции государств для совместной борьбы с гитлеровской Германией. "Дело Советского Союза, - гласила декларация Компартии Англии, - это дело трудящихся народов всего земного шара, дело свободы и социализма" (Daily Worker, 23.VI.1941).

По всей Англии прокатились мощные демонстрации в поддержку справедливой борьбы советского народа. Многие английские трудящиеся обращались в советское посольство в Лондоне, заявляя о своем желании сражаться в рядах Красной Армии (См.: История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 - 1945, т. 2, с. 24).

В свою очередь Коммунистическая партия США выступила за "полное и неограниченное сотрудничество США, Англии и СССР" (Daily Worker, 23.VI. 1941).

Выступления трудящихся капиталистических стран в поддержку Советского Союза явились одним из решающих факторов, подготовивших создание антифашистской коалиции.

Однако так действовали не все. Было бы наивно считать, что Черчилль, глубоко ненавидевший коммунистическую идеологию, сразу изменил свое отношение к Стране Советов.

Даже в речи о намерении Англии помочь СССР, произнесенной 22 июня, он не скрывал своей ненависти к коммунизму. "За последние 25 лет, - говорил он, - никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я. Я не возьму обратно ни одного слова, которое я сказал о нем" (Churchill W. Op. cit., vol. III, p. 332).

Черчилль говорил истинную правду и доказал это в ходе Великой Отечественной войны. На союз с СССР он смотрел как на "печальную необходимость". Черчилль последовательно осуществлял свой стратегический замысел - добиться максимального ослабления врага № 1 - фашистской Германии и истощения своего союзника военного времени - Советского Союза, чтобы после победы продиктовать свою волю и тому и другому.

Поскольку официальное положение обязывало У. Черчилля быть более сдержанным, воззрения отца выразил его сын Рандольф Черчилль, заявивший: "Идеальным исходом войны на Востоке был бы такой, когда последний немец убил бы последнего русского и растянулся мертвым рядом" (Цит. по: Краминов Д. Правда о втором фронте. Петрозаводск, 1960, с. 30).

В США подобное высказывание принадлежит сенатору Гарри Трумэну, впоследствии президенту страны. "Если мы увидим, - сказал он, - что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают как можно больше" (New York Times, 24.VI.1941).

Английские и американские реакционеры, отъявленные мюнхенцы, а их было немало в правительстве Черчилля, в администрации Рузвельта, в английском парламенте и конгрессе США, на ответственных дипломатических постах, в высших аристократических салонах Лондона и Вашингтона, благословляли нападение Германии на Советский Союз, считая его "даром провидения".

Поход Гитлера на СССР был давнишней мечтой всех пособников и прямых агентов фашизма. Об этом откровенно писали в сотнях передовиц американский газетный король Херст и его единомышленники полковник Маккормик, капитан Паттерсон. Известие о нападении Гитлера на СССР вызвало ликование в лагере изоляционистов США, видевших в бесноватом фюрере "единственный оплот против большевизма" (См.: Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс, т. 1. М., 1958, с. 495).

Новая волна антисоветской истерии охватила созданный еще в 1940 г. изоляционистский комитет "Америка - прежде всего", во главе которого стояли генерал Роберт Вуд, автомобильный король Генри Форд, сенаторы Уилер, Най, члены палаты представителей Фиш, Гофман, Дэй. Это и не удивительно, поскольку все они были тесно связаны с немецкой разведкой. Ярым пронацистским агентом был известный американский летчик, совершивший перелет через океан, Линдберг, призывавший объединиться с фашистской Германией (См.: Рисе К. Тотальный шпионаж, с. 416-418). Все они также энергично выступали против помощи Советскому Союзу в его трудной борьбе (См.: там же, с. 416-422). Открытых и замаскированных агентов фашизма в США поддерживал сенатор Тафт.

В США против СССР активно выступали и члены американской секции "Международного комитета борьбы с мировой угрозой коммунизма" - Коул, председатель "Совета национальной обороны", Стил, редактор "Нэшнл рипаблик", Стивенсон, в прошлом агент американской военной разведки (См.: Сейерс М. и Кан А. Тайная война против Советской России. М., 1947, с. 399-400).

В публичной брани в адрес СССР изощрялся матерый антисоветчик, верный слуга монополистов Уолл-стрита, профсоюзный босс, вице-президент Американской федерации труда Мэтью Уолл.

Призывы "к оружию против СССР" раздавались из уст старого дипломатического разведчика Уильяма Буллита, в середине 30-х годов бывшего послом США в Москве, а незадолго до нападения Германии на Советскую страну вернувшегося из Франции (См.: Рисе К. Указ, соч., с. 428).

Сильная группировка, выступавшая в поддержку фашистской Германии, против американской помощи СССР, была и в администрации Рузвельта, в госдепартаменте США (См.: Шервуд Р. Указ, соч., т. 1, с. 496).

Но все эти выступления бледнели перед словами бывшего президента США Герберта Гувера, который сказал: "Говоря по правде, цель моей жизни - уничтожение Советской России" (См.: Сейерс М. и Кан А. Указ, соч., с. 396).

В Лондоне им вторил министр авиационной промышленности в правительстве Черчилля матерый мюнхенец подполковник Мур-Брабазон, заявивший о заинтересованности Англии в обескровливании СССР и Германии, после чего Англия займет господствующее положение в Европе (Modern Quaterly, 1952, vol. VII; См.: Земсков И. Н. Дипломатическая история второго фронта в Европе. М., 1982, с. 15).

Профашистские воззрения разделяли и активно поддерживали Гитлера посол Англии в США лорд Галифакс, посол во франкистской Испании Хор, депутаты парламента ярые враги СССР Вуд Маргессон, Лэмпсон, генерал Нокс, члены махрово реакционной "группы имперской политики", тесно связанные с фашистскими организациями в Англии во главе с Мосли. С ними были солидарны представители "клайвденской клики" - леди Астор, лорд Дуглас, заместитель министра иностранных дел в кабинете Черчилля, Бальфур, заместитель министра авиации, лорды Дерби, Лотиан, герцог Гамильтон и многие другие, на которых могли положиться немецкие фашисты.

С большим удовлетворением встретил нападение Гитлера на СССР консервативный депутат Хор Белиша (Parliamentary Debates. House of Commons, 1941, vol. 372, col. 979; Cм. также: Советско-английские отношения, т. 1, с. 163).

Долгие годы накануне второй мировой войны и в ходе ее эти люди проводили курс на сговор с фашистскими государствами. "Давние враги Советского Союза, - писал леволейбористский журнал "Трибюн", - все еще имеют силу и влияние в Англии" (Tribune, 23.X.1941). Поэтому депутат-коммунист У. Галлахер решительно требовал вывести из состава английского правительства "всех мюнхенцев и предателей" (Parliamentary Debates. House of Commons, 1941, vol. 372, col. 979).

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2015
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'