история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Зарождение идеи преобразований в османском обществе

До сих пор речь в основном шла о предложениях иностранцев об оказании помощи в использовании европейских достижений. Но нам особенно важно выяснить, как относились сами турки, османское общество, к идее заимствования европейского опыта. Именно в начале XVIII в. появляются первые письменные свидетельства того, что в империи начинают понимать необходимость перемен и допускать мысль о возможности использования опыта развитых стран Европы.

Первым таким документом считается "Ляхика"144, текст которой приводился во втором томе рукописной истории государственного историографа Эсада Мехмед-эфенди (изложение событий с 1241 г. х. (1825/26 г.). На эту "Ляхику" обратил внимание и опубликовал ее современный турецкий историк Ф. Р. Унат 145. Содержание документа и примечания к нему Эсада Мехмед-эфенди дали основание Ф. Р. Унату отнести его к более раннему времени правления Ахмеда III и сделать вывод, что он был подготовлен по указанию Ибрагим-паши Невшехирли с целью примирить Ахмеда III с мыслью о поражении в шедшей войне и склонить его к заключению Пожаревацкого договора с Австрией (1718 г.). В документе в форме диалога между "христианином" и "мусульманином" (судя по содержанию, это два офицера) излагаются причины поражения некогда непобедимых османских армий от европейцев (австрийцев). "Христианин" подмечает признаки разложения военно-ленной системы: он обращает внимание "мусульманина" на то, что прежние военачальники не занимались сельским хозяйством и торговлей. Кроме.того, раньше между мусульманскими офицерами и солдатами не было "ненависти и несогласия", и те и другие вместе лили "вино и кровь врагов". После тяжелых поражений от османов христиане, по его словам, занялись организацией армии (батальонов - tabur), научились искусно применять артиллерию и стрелковое оружие. Они настойчиво совершенствовали свое военное мастерство как в военное, так и в мирное время. Усилия христиан не ограничивались только военным делом: они составляли книги о своих внутренних делах и строили доходные (предприятия, и эти усилия отражались на их военных успехах. В то же время османские войска "по причине нерадения и небрежности стали негодными" 146.

Автор от имени "христианина" довольно подробно описывает организованную по-европейски армию, рассказывает о высоком искусстве австрийцев в использовании стрелкового оружия, о том, что солдаты одеты в одинаковую форму и имеют ружья одного калибра; описывает способ ведения огня при линейной тактике, принятой тогда в европейских армиях. "Христианин" делает вывод, что как бы многочисленны ни были мусульманские войска, в современном бою они не могут оказывать продолжительное сопротивление. Таким образом, автор подводит к мысли о необходимости создания по-современному организованной армии и особо подчеркивает то обстоятельство, что если среди рядового состава можно навести порядок за короткий срок, то для подготовки образованных и опытных офицеров требуется много времени, т. е. призывает приступить к этому деду как можно раньше. "Христианин" сообщает "мусульманину" и другие сведения: как заключить мир с Австрц. ей, какова будет позиция Англии и других держав в этом вопросе. Попутно рассказывается о положении в Европе о войне за Испанское наследство, приводятся некоторые сведения по европейской военной тактике 147.

Таким образом, "Ляхика" содержит обоснование необходимости реформ в османской армии перед лицом растущей "европейской" или, более конкретно, "австрийской" угрозы. В ней открыто говорится о необходимости заимствования европейского опыта - пока только в военном деле.

Конечно, это еще малоизученный документ. Неизвестно даже, был ли он подан султану. Однако для нас важен самый факт, возможность его появления. Ф. Р. Унат считал, что автором этого документа мог быть будущий турецкий первопечатник Ибрагим Мютеферрика, который принимал активное участие в подготовке Пожаревацкого мира. Авторство Мютеферрики нельзя считать установленным, однако несомненно, что "Ляхика" обнаруживает родство с его известной книгой "Основы мудрости в устройстве народов" ("Усул ал-Хикам Фи-Низам ал-Умам") 148. Имеется не только сходство в общей направленности этих произведений, но и просто отдельные текстуальные совпадения 149. В отличие от "Ляхики", опубликованной лишь в наше время, книга Мютеферрики была напечатана в 1732 г тиражом в 500 экземпляров и получила известность даже за пределами Османской империи 150.

Советскими исследователями проведена плодотворная работа по изучению наследия турецкого первопечатника. Содержание "Основ мудрости" излагалось в книгах А. Д. Желтякова и А. X. Рафикова 151. Для настоящей же работы особую важность представляют те места в трактате, где говорится о необходимости "европеизации". Конечно, такой термин тогда еще не существовал, говорилось о "реформах", "улучшениях", впервые был употреблен термин "низам-и джедид" (буквально "новый порядок", "новое устройство"), которым позднее, на рубеже XVIII и XIX вв., были названы реформы Селима III.

Основная часть книги И. Мютеферрики посвящена военному делу, однако ее содержание значительно глубже простого пособия для обучения войск. В предисловии автор утверждал, что понял причину того, почему христиане, стоящие, по его мнению, во всех отношениях ни-ле османов, стали побеждать их. Мютеферрика пишет, что осведомленность о состоянии дел европейцев должна быть обязательной для высших чинов империи ("людей высоких помыслов") и что эти знания являются "средствами победы" 152. Самым неотложным делом автор считает "разузнать состояние врагов веры и государства" (т. е. европейцев). Это поможет прояснить "причины разложения и источник упадка" 153 в собственном государстве. Об упадке и разложении говорится как о вещах очевидных, особенно проявившихся после восстания Патрона Халиля, в связи с которым и был написан трактат.

В чем же секрет военных успехов этих "презренных" европейцев? В организованности, в вооружении, в системе формирования и обучения армии, в воинских уставах - считает Мютеферрика Многолетние усилия европейцев в военной области (под воздействием поражений от османов, как считает он) не остались безуспешными, и организация военного дела превратилась у них в самостоятельную науку. Кроме того, европейцы имеют систематические и правильные сведения об окружающем мире, практически применяют свои обширные познания в географии в активной колониальной экспансии. Они строго следят за соблюдением законов в своих государствах, которые управляются на основе разума. Мютеферрика отмечает как положительный и тот факт, что религиозные и гражданские законы в христианских государствах не составляют одно целое, как в исламских государствах 154.

Таким образом, государственное устройство "людей ада" - европейцев оказалось лучше приспособленным к требованиям жизни; их административные и политические законы и принципы позволяют успешно "управлять странами, регулировать дела людей, заселять области, благоустраивать края и территории", а главное - вот Уже несколько лет одерживать постоянные победы над армией Османской империи Мютеферрика призывает мусульман "очнуться от сна беспечности" и "прозорливо Разобраться в состоянии и положении врага". Пришла п°ра, весьма откровенно пишет он, "прекратить пребывать в невежестве", оставить "ярый фанатизм" и заняться собиранием сведений о всех сторонах жизни христиан 155.

Мютеферрика обращает внимание на то, что янычары и сипахи недисциплинированны и склонны к мятежам, недостаточно обучены и плохо вооружены. Автор предлагает реорганизовать армию по европейскому образцу - здесь он почти полностью воспроизводит записку А. де Бонневаля 156, с которым активно сотрудничал. Мютеферрика призывает не надеяться лишь на силу и храбрость, на стремительный натиск османских войск, а заимствовать европейскую тактику, уставы; выступает за то, чтобы солдаты твердо знали свои задачи в бою и, кроме того, вовремя получали жалованье, могли надеяться на повышение. Как пример успешного заимствования иностранного опыта турецкий первопечатник приводит деятельность Петра I, которого называет "умным и ученым монархом" 157. Русский царь изучил состояние различных народов, их способы организации армии и государственные законы. Он привлек на свою службу знающих военное искусство людей из разных стран и в короткое время создал мощную армию, добился усиления своей державы. Кроме того, пригласив мастеров из Англии и Голландии, он создал сильный флот на Балтийском море, построил корабли и на Каспийском.

На протяжении всего трактата автор подчеркивает важность наук ддя "человеческого разума" вообще и для совершенствования военного дела в особенности. Стремясь ввести читателя в область современных научных знаний, он сообщает о шарообразности Земли, о ее размерах, об открытии Нового Света. Чрезвычайно полезными он считал географию и историю. Причем под "географией" он понимал нечто вроде расширенного страноведения. С ее помощью, полагал Мютеферрика, государственные деятели могут получить правильное представление о положении дел в своем и других государствах, изучать другие народы и учиться у них.

Книга Мютеферрики - явление совершенно новое для того времени. Ее издание было поистине "едва ли не важнейшей вехой в истории общественно-политической мысли Турции первой половины XVIII в." 158.

В литературах Востока широко распространен жанр дидактических сочинений типа разного рода "поучений" или "зерцал". Встречались такого рода произведения ив Османской империи, где они известны уже с XVI в. Эти трактаты (рисале) рассматривали важнейшие принципы, на основе которых, по мнению их авторов, управляется государство, стремились выявить основные черты политического, административного и военного устройства империи, содержали (иногда) обзор доходов и расходов казны. Авторы трактатов пытались объяснить причины ослабления военной мощи государства, ухудшение его экономического состояния и т. д. По форме эти рисале имели сходство с дидактическими сочинениями, подобными "Сиясет-наме" сельджукского везира XI в. Низам ал-Мулька, однако османские трактаты в отличие от тех не содержали традиционного "новеллистического элемента" и совершенно не затрагивали этико-бытовую тематику. Особенность османских рисале - их строгая адресованность: они обращены не к читателю вообще, а призваны "помочь" конкретно султану и его окружению справиться с усиливающимся расстройством в государстве 159. Речь идет о трактатах Лютфи-паши (около 1564 г.), Айни Али (1607 г.), Кочибея Гёмюрджинского (1640 и 1648 гг.), Хаджи Халифы (1653 г.), Хюсейна Хе-зарфенна (1673 г.).

Несмотря на формальную предназначенность для узкого круга лиц, рисале были заметными публицистическими произведениями своего времени. В течение уже более двух веков они привлекают внимание исследователей, так как представляют возможность взглянуть на османскую историю (на разных ее стадиях) как бы "изнутри", глазами наблюдательных и критически мыслящих современников-турок. Авторы всех рисале были озабочены состоянием дел в государстве и в обличении злоупотреблений, коррупции и других пороков поднимались до подлинно гражданского пафоса, преодолевая "высокопарность, ту приторную игру словами и фразами, какими нередко отличаются другого рода сочинения, в особенности исторические" 160.

Сложные процессы, которые происходили в социально-экономической и политической жизни империи, непосредственно отражались на содержании рисале. Характерно, что в поисках теории благоустроенного и справедливого государства авторы их обращались к идеям Ибн Халдуна (1332-1406) - одного из крупнейших арабских историков и мыслителей. В своем "Введении" ("Му-Каддима") к многотомному труду "Книга назидательных Примеров" ("Китаб ал-ибар") Ибн Халдун впервые в Истории общественной мысли попытался создать самостоятельную науку об обществе, предвосхитив, по мнению некоторых западных и арабских ученых, ряд идей европейских мыслителей нового времени (теории просвещенного абсолютизма, трудовой стоимости, классовой борьбы и др.)- Целью государства Ибн Халдун полагал поддержание нормальной жизни общества - прежде всего условий для производства и обмена. Серьезнейшим злом в государственном управлении ученый считал покушение государства на собственность подданных: чрезмерные налоги, необоснованные конфискации. Ибн Халдун выступал также за ликвидацию государственной монополии в торговле и производстве, за запрещение значительной концентрации земель в руках одного человека, ликвидацию рабства, политику мира по отношению к соседям и др. 161,

Однако влияние передовых идей восточных мыслителей прослеживается в османских рисале лишь в наиболее их сильной части - критической, Рисале появлялись на "злобу дня", в тот период османской истории, когда была еще свежа память о былой мощи империи, а сами авторы были непосредственными свидетелями деградации армии, тимариотской системы, самого государства. Вместе с тем авторы рисале призывали, по сути дела, к возвращению к прошлому. Подавляющему большинству государственных деятелей представлялось, что все новое, что постоянно появлялось в обществе, лишь портит и разрушает "безупречную" государственную систему прошлого. Из этого следовало, что надлежит поддерживать консервативные, охранительные тенденции в общественной жизни и стремиться к возрождению былой мощи империи в прежнем ее виде, со всеми прежними атрибутами. На этих позициях стояли и авторы рисале, которым были чужды идеи Ибн Халдуна о закономерном характере общественного развития. Сказывался и тот факт, что рисале не философские трактаты, а политические произведения вполне верноподданнического характера.

Подобные произведения - будь то политические памфлеты Али, Челеби и Кочибея Гёмюрджинского, рисале современника Мютеферрики Мехмеда Сары-паши, не говоря уже о таких литературных произведениях, как сатиры Нефи и Вейси, дидактическая поэма "Хайрие" Юсу-фа Наби, - не содержали предложений о новых путях улучшения состояния государства и армии.

В трактате же Мютеферрики во внешне традиционной форме ("Основы мудрости" - это рисале, поданное султану Махмуду I) впервые указан новый путь решения назревших для Османской империи проблем: приводится в качестве положительного пример современных европейских держав и, таким образом, султана и его окружение призывают к действиям по аналогии. Впервые турки узнали о демократической форме правления и парламентской системе. Впервые в турецкой книге трезво оценивалось положение собственной державы в сравне-нии с европейскими. Впервые и в "довольно смелой форме" 162 автор призывает учиться у европейцев. Поэтому с полным основанием произведение Ибрагима Мютефер-рики можно назвать первым документом европеизации Турции.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'