история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава III. "Эпоха тюльпанов"

Деятельность великого везира Ибрагим-паши Неешехирли

Вторая половина правления Ахмеда III - так называемая "Эпоха тюльпанов" - неразрывно связана с именем великого везира Дамада Ибрагим-паши Невшехир-ли. В течение более чем 12 лет - с мая 1718 по октябрь 1730 г., когда он был казнен по требованию восставших под предводительством Патрона Халила, - Ибрагим-паша был фактически единственным руководителем внутренней и внешней политики империи, поскольку сам Ахмед III в эти годы, по существу, отстранился от ведения государственных дел 1. Личность великого везира наложила определенный отпечаток на этот период османской истории, поэтому будет полезным изложить основные факты его биографии.

Ибрагим-паша родился в деревне Мушкара (позже она разрослась в город Невшехир). Его отец Али-ага был воеводой Зейтуна2, т. е. принадлежал к состоятельной семье. В 1689 г. Ибрагим с помощью родственников, переселившихся в Стамбул, поступил на службу в султанский дворец (в корпус кондитеров3). Позднее, когда он занимал должность писаря при корпусе балтаджи, его направили в Эдирне, где в это время находился султан Мустафа II со своим двором. Там Ибрагиму удалось сблизиться с наследником трона принцем Ахмедом. После "Адрианопольского инцидента" (или "инцидента с Фейзуллах-эфенди"), когда Ахмед стал султаном, Ибрагим вместе с султанским двором переехал в Стамбул занимал высокие государственные посты, не стремясь, однако, получить место великого везира, - здесь, по-видимому, сказалась присущая ему осторожность. Тем не менее в 1709 г. при великом везире Чорлулу Али-паше в результате дворцовых интриг он был удален от Ахмеда III и сослан в Эдирне, а имущество его конфисковано. Опала продолжалась недолго: Дамад Али-паша, расположенный к Ибрагиму, сумел вернуть его и назначить в канцелярию финансового ведомства, которая занималась сбором налогов с населения для обеспечения постоя и снаожения действующей армии4. На этой службе Ибрагим занимался описью местностей, вновь захваченных хурками в Морее. После поражения османской армии под Петроварадином Ибрагим был послан с донесением к султану. С этого времени он становится фаворитом султана, который оставил его при себе и быстро возвысил: уже в октябре 1716 г. Ибрагим стал каймакамом великого везира и получил титул паши. Успешное продвижение на этом не остановилось. В феврале 1717 г. он становится Дамадом (т. е. "Зятем"), женившись на четырнадцатилетней дочери султана Фатме Султан (Ибрагиму в это время было около 55 лет) 5. И наконец, в мае 1718 г. Ибрагим-паша, обладая неограниченным доверием султана, стал великим везиром. После подписания Пожаревацкого мирного договора с Австрией он начинает активную деятельность на этом посту.

В первые три года своего правления Ибрагим-паша прилагал большие усилия по наведению порядка в государственной казне - прежде всего за счет сокращения расходов. В мае-октябре 1718 г., после проверки только янычарских эсаме на получение жалованья, была достигнута экономия в 1500 кесе. В составленном в феврале 1720 г. бюджете5 обнаружилась экономия более чем в 2528 кесе7, достигнутая за счет сокращения жалованья войскам капыкулу (пехоте, кавалерии, оружейникам, артиллеристам и т. д.) и серденгечти8, а также некоторым категориям чиновников султанского двора и на местах. Кроме того, он ввел отдельные налоги на шелк, кофе и мелкий рогатый скот в мукатаа9 фонда земель Дамаска, увеличил налоги с мукатаа в Боснии и ввел новые на о-ве Хиос и в других местах. В начале 1721 г. превышение доходов над расходами исчислялось в казне в 5675 кесе 10 - это была вершина финансовой Деятельности Ибрагим-паши11. Сама по себе эта сумма была не столь уж велика, но, если учитывать, что бюджет Османской империи страдал хроническим дефицитом, становится понятным, почему Ахмед III не смог отказать себе в удовольствии посетить казну и осмотреть эти сокровища 12, Одновременно администрация Ибрагим-паши выдала давно просроченное жалованье пограничным гарнизонам, а также произвела платежи и по Другим государственным долгам 13.

Эти положительные мероприятия, однако, не привели к уменьшению налогового обложения податного населения (реайи), прежде всего крестьян (хотя правительство имело возможность сократить, например, расходы на армию ввиду окончания войны с Австрией и Венецией). Налоговый гнет был настолько тяжел, что крестьяне зачастую покидали обрабатываемую землю, будучи не в состоянии уплачивать многочисленные налоги, и бежали в города, где прожить было относительно легче. Правительство же, вместо того чтобы как-то облегчить их положение, выпускало указы о запрещении крестьянам переселяться в Стамбул и другие города и взыскивало с оставшихся на местах крестьян налоги и за тех, кто ушел в город. Правда, в 1722 г. Порта распространила адалет-наме, который призван был улучшить положение крестьян: в нем содержалось запрещение притеснять реайю14. Но действенность подобных "указов справедливости", как уже отмечалось 1о, была совершенно неудовлетворительной. В феврале 1724 г. в связи с предполагавшейся войной с Россией и Ираном был введен дополнительный "военный налог" (имдад-и сеферийе), еще более ухудшивший положение крестьян и ремесленников. Он Оыл упразднен только в 1727 г., после подписания Хамаданского мирного договора с Ираном.

Правительство Ибрагим-паши неоднократно пыталось наладить выпуск надежных денег. Основная денежная единица - акче - постоянно подвергалась порче, что способствовало обесценению денег и росту цен. с целью укрепления акче в 1719 г. был выпущен указ, определявший денежный курс в 20 акче за один дирхем серебра (рыночная стоимость дирхема была 22 акче), а также приказано было приступить к выпуску новой, неиспорченной монеты 16. Стоимость акче после указа повысилась, но возникла новая проблема: нехватка серебра. Население не хотело продавать серебро на монетный двор по низким ценам, и металл для монет поступал только от саррафов (менял) и литейщиков. Часть серебряной монеты скупали иранские купцы, которые отправляли ее в Иран на переплавку. На рынке резко уменьшилось количество серебряной монеты (золота, пара, чиль-акче и др.). А это, в свою очередь, привело к тому, что в Стамбул стало поступать меньше товаров, поскольку в провинции были в обращении именно эти монеты (старой чеканки) и ими требовали расчета торговцы.

Положение становилось настолько серьезным, что правительство совпало сонет из старост эснафов и чиновников монетного двора. Совет высказался за продолжение эмиссии новых денег, но указал на необходимость поднять цену серебра до рыночной, т. е. до 22 акче, чтобы обеспечить монетному двору достаточный приток металла. Правительство утвердило эти предложения, и положение улучшилось 17.

Однако окончательно проблема решена не была: так, некачественная монета выпускалась в Каирском монетном дворе. В 1723 г. правительство направило в Египет нескольких чиновников со стандартными образцами монет, выпущенных на Стамбульском монетном дворе, с тем чтобы в Каире выпускались такие же (каирские монеты имели плохую чеканку, особенно края). В ноябре 1725 г. для обеспечения устойчивости денег был опубликован тариф стоимости золотые монет в акче для Румелии и Анатолии. Из него следует, что каирские -монеты ценились ниже, чем выпущенные в Стамбуле18.

Напряженные отношения сложились у Ибрагим-паши со стамбульскими ремесленниками. Их доходы страдали не только от неустойчивости курса акче. Серьезными конкурентами для них стали ремесленники из других городов, которые переселились в столицу, так как в результате этого переставали уплачивать высокие таможенные пошлины за товары, ввозимые в Стамбул. Доходы правительства от этого снизились, и для возмещения потерянного Ибрагим-паша принял решение обложить всех ремесленников новыми налогами, что вызвало глубокое недовольство стамбульских эснафов, до этого освобожденных от ряда налогов Эснафы не хотели платить эти налоги, подавали жалобы и добились уступок от правительства. Однако в целом Ибрагим-паша продолжал политику повышения налогов вплоть до 1730 г.

С другой стороны, заметна линия правительства на сохранение эснафов в качестве административных единиц для контроля над производством и городским населением 19. Правительство поддержало стамбульские эснафы в их борьбе с пришлыми ремесленниками: были Усилены ограничения для желавших открыть свои мастерские (лавки) и заняться торговлей. Ремесленники Должны были работать под контролем своего мастера (Уста), не принимать в свою среду людей других специальностей; каждый вновь поступивший должен был заноситься в дефтерьг стамбульского управления (Истанбул кадылыгы).

Следует подчеркнуть, что развитие товарно-денежных отношений исподволь разрушало и средневековую систему эснафов Так, стамбульские ремесленники жаловались Ибрагим-паше, что прежний порядок распределения сырья из мест привоза нарушился- если раньше его распределяли между ремесленниками старейшины цехов, то теперь появились торговцы-посредники, которые скупали сырье и вынуждали ремесленников покупать его по более высоким ценам В октябре 1726 г правительство выпустило фирман, запрещающий злоупотребления по средников, но он оказался неэффективным

Таким образом, взаимоотношения Ибрагим-паши со стамбульскими ремесленниками в целом были конфликтными (напомним, что его правление закончилось мощным городским восстанием) Вообще экономическая политика Ибрагим-паши не относится к самым сильным сторонам его правления Вслед за некоторыми положи тельными мероприятиями, направленными на избавление государственной казны от ненужных расходов, на снабжение страны неиспорченной монетой и т. д 19а (по сути дела, без таких мер он вообще не смог бы удержать ся у власти), Ибрагим-паша проводит обычную для представителя его класса пагубную политику извлечения максимума налогов у податного населения, не проявляя особой заботы о том, чтобы обеспечить крестьянам и ремесленникам возможность эти налоги выплачивать Конкретные увеличения налогов перемежались с "указами справедливости", в которых в расплывчатых формулировках содержались призывы к местным правше лям разных рангов не притеснять реайю, бдительно стоять на страже справедливости и т п Очевидно, что даже при более благоприятном социально-экономическом положении, чем то, в котором находилась того Османская империя, таких мер было недостаточно Улуч шить положение народных масс они не могли.

Дамад Ибрагим-паша имел определенные планы реорганизации янычарского войска Численность янычар к времени его правления сильно разрослась, а различные злоупотребления с их стороны умножались Известны мероприятия по наведению порядка среди янычар Так в 1726 г Ибрагим-паша обязал бостанджи, приписанный к султанскому двору в Эдирне, выполнять положенную службу, а не жить в деревнях вне Эдирне20

Серьезный шаг в отношении корпуса янычар был сделан Ибрагим-пашой в феврале 1728 г 21. В изданном султанском фирмане разбирались многие виды злоупотреблений в корпусе. Фирман предписывал сообщать об умерших янычарах, чтобы по их эсаме не получали жалованье другие (сообщившие об этом получали 10% из -охраненных для казны денег). Янычарские эсаме подлежали проверке. Пенсии ветеранам корпуса отныне должны были назначаться с личного разрешения султана, поскольку благодаря взяткам и протекции множество янычар добились права на получение пенсий и фактически перестали нести службу. Ввести личный контроль султана сочли нужным по причине того, что коррупция была обнаружена непосредственно в канцелярии янычарского аги22

Султанский фирман 1728 г. не был применен, этому помешали начавшиеся войны с Ираном, Россией и Австрией.

Таким образом, Ибрагим-паше не удалось предпринять эффективные меры по наведению порядка среди янычар Этому мешала не только его крайняя осторожность, но и опасения вызвать мятеж янычар 23. Несмотря на то что после прихода Ибрагим-паши к власти на ключевые посты империи были назначены его ставленники или родственники (шейхульислам, янычарский ага, рейс эфенди, капудан-паша) 24, положение великого везира (особенно в последние годы его правления) вообще не было устойчивым Сильная оппозиция по отношению к Ибрагим-паше существовала среди улемов, которые, как известно, были тесно связаны с янычарами, те и другие были кровно заинтересованы в консервации существующих порядков. И Неплюев писал в июле 1730 г. о "неприятелях духовного чина", существование которых заставляет великого везира "не без страха дни свои препровождать" 25. Сообщая в Петербург о восстании Патрона Халиля, русский посланник сделал вывод, что Ибрагим-паша хотя, "будучи везирем 12 лет, во все чины государственного правления употребил своих креатур", но "между духовных" не имел успеха 26.

Отрицательное отношение улемов к Ибрагим-паше было вызвано несколькими причинами. Улемы, занимавшие высокие посты, были недовольны тем, что в их среде оказалось много "выскочек" - родственников и протеже великого везира. Многие возлагали на него ответственность за неудачную войну с Ираном (дело осложнялось ещё тем, что она велась против единоверцев) 27. Были противники мирной политики великого везира по отношению к европейским странам. Другие порицали Ибрагим-пашу за устройство различных увеселений в столице Однако этими причинами антагонизм между улемами р великим везиром не исчерпывался. По всей вероятности Ибрагим-паша намеревался сделать какие-то решитель ные шаги по наведению порядка среди улемов, искорене нию среди них коррупции и, может быть, ограничению щ влияния в империи. Так, французский историк Ф. Белен утверждал, что падение Ибрагим-паши подготовили егс мероприятия, относящиеся к "преобразованию (reforme) улемов"28. Нам известен только один фирман (1728 г) относительно улемов. На нем следует остановиться подробнее.

Фирман29 предписывал судьям (функционировавшим в административных единицах под названием "каза") выполнять свои обязанности в течение двух лет; они не могли быть смещены без достаточного на то основания30 На эти судейские должности следовало назначать каа дидатов в порядке очередности, а в случае равного срока стажировки (в канцелярии кадиаскеров Румелии и Анатолии, а также при великом везире) - тех, кто успешнее сдал экзамены. Судьям всех рангов строго запрещалось взимать с населения такие налоги, как авариз, нюзюль, джизья, а также имдад-и сеферийе и имдад-Лхазарийе. Последнее выглядит несколько неожиданно поскольку строго по мусульманским законам кадпи не имели никакого отношения к сбору налогов, кроме установленных по шариату пошлин (когда они функционировали как нотариусы) - за сиджил (судебное решение занесенное в особую тетрадь), хюджет официальное постановление о праве собственности или наследования) за заключение брака, раздел имущества и т. д. Однако в Османской империи судьи зачастую занимались административными делами как по указанию правительства31 так и по собственной инициативе. Вместе с пашами и аянами судьи систематически обирали народ32. Очевид но, что известные нам мероприятия против коррупции среди улемов, принятые в последние годы правления Ибрагим-паши, не могли быть приведены в исполнен со всей строгостью из-за сопротивления этого влиятельнейшего сословия, из-за напряженной внутренней обстановки.

Весьма вероятно, что у Ибрагим-паши были и более широкие планы, поиск новых материалов в этом направлении может дать интересные результаты. Тем не менее указы 1728 г, направленные на ограничение злоупотреблений среди янычар и улемов, затрагивали наиболее реакционные социальные слои Османской империи, и инициатору этих мер нельзя отказать ни в смелости, ни в дальновидности.

Правильно оценить деятельность Ибрагим-паши позволяет ленинское указание о том, что "исторические заслуги судятся не по тому, чего не дали исторические деятели сравнительно с современными требованиями, а по тому, что они дали нового сравнительно со своими предшественниками" 33. Неудача "традиционных реформ" Ибрагим-паши не снижает его заслуг перед турецкой историей 33а.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'