история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 4. Болгарская историография

Полывянный Д. И., Чернявский Г. И.

После первой мировой войны наряду с ростом демократических тенденций и влияния марксизма-ленинизма в болгарской историографии усиливалось консервативно-реакционное течение. Нарастание классовых противоречий в стране и переход реакционных кругов болгарской буржуазии к военно-диктаторским и фашистским методам правления углубляли идейно-политическую борьбу в болгарской исторической мысли.

Буржуазная историография

В буржуазной историографии в межвоенный период отчетливо выделились два главных направления — буржуазно-либеральное и консервативно-реакционное. Ведущая роль принадлежала буржуазно-либеральному направлению, представители которого до конца 30-х годов занимали ключевые позиции в науке. Если в начале 20-х годов ведущие центры — Софийский университет и Болгарская АН — находились в оппозиции к радикальному мелкобуржуазному правительству А. Стамболийского, то с середины 30-х годов они оказывали сопротивление фашиствующим правительственным кругам, стремившимся превратить университет и академию наук в орудия официозной идейно-политической обработки общества.

Характерной чертой болгарской историографии стало активное развитие публицистики, представленной книгами, памфлетами и статьями Р. Даскалова и других видных деятелей Болгарского земледельческого народного союза (БЗНС), а также документальными публикациями, разоблачавшими политику правобуржуазных правительств, приведших страну к двум национальным катастрофам. Трактовку важнейших событий отечественной истории с позиций идеализма, национализма и классового мира пытался дать Я. Сакызов.

Происходило дальнейшее развитие организационных основ болгарской исторической науки. Ее главным центром оставался Софийский университет, где в 1919—1921 гг. были образованы новые исторические кафедры. Продолжал издаваться «Годишник» («Ежегодник») историко-филологического факультета. Создание-в 1920 г. в Софии Балканского ближневосточного института политических наук (Свободного университета), готовившего специалистов по экономике, внешней торговле и международному праву, способствовало разработке новых курсов по истории Болгарии, истории государства и права, истории международных отношений и всеобщей истории. В «Годишнике» этого Института также печатались исторические труды.

Значительными успехами была отмечена деятельность Исторического общества. С 1923 г. в его состав вошли учителя истории и краеведы из тех городов страны, где были созданы отделения общества. Обществом издавались «Известия», в 1928—1933 гг. выходил в свет квартальник «Българска историческа библиотека», где публиковались в основном научно-популярные работы, написанные ведущими историками. Историческая тематика занимала, большое место в периодических изданиях, посвященных региональным и краеведческим проблемам.

В методологии буржуазной исторической науки наиболее прочные позиции удерживал позитивизм, с одной стороны испытывавший возрастающее влияние марксистской мысли, а с другой — сопротивлявшийся попыткам внедрить в науку субъективно-идеалистические идеи. Большинство буржуазных историков считали своей главной задачей не методологические построения, а поиски: и издание отечественных и иностранных источников по истории Болгарии, накопление и уточнение фактов.

Тематика исследований оставалась ограниченной. Малочисленность научных кадров и учреждений, слабая материальная поддержка со стороны государства, методологический разброд и: узость источниковой базы не позволяли болгарским ученым приступить к созданию целостной концепции национальной истории и написанию обобщающих трудов.

В центре внимания буржуазной историографии, как и прежде, была история национального возрождения. Подход к основным проблемам этого периода можно считать своеобразным «пробным камнем» при определении идейно-политической направленности исследований. Известная радикализация оценок была характерна для послевоенных трудов Д. Страшимирова. В статье «Комитетское десятилетие» (1930) он подверг критике попытки некоторых ученых представить революционное движение изолированным от других общественно-политических и культурных аспектов национального возрождения, подчеркнул неразрывную связь между становлением национального самосознания и культуры и подъемом революционной борьбы. К схожим выводам пришел в конце своей научной деятельности И. Шишманов. В посмертно опубликованном труде «Введение в историю болгарского возрождения» (1930) он указал на преемственность истории национально-освободительного движения и его революционный характер.

Еще одним выразителем прогрессивных тенденций в изучении национального возрождения был Боян Пенев (1882—1927). Венцом его творчества стала посмертно изданная «История новой болгарской литературы» (т. 1—4, 1930—1936). В ней содержались яркие характеристики Паисия Хилендарского, Г. С. Раковского, Л. Каравелова и других идеологов национального возрождения. Обращаясь к изучению идейных предпосылок возрождения, Пенев избегал проводить прямую связь между развитием в болгарских землях капиталистических отношений и становлением национального самосознания. В его понимании экономические процессы были лишь факторами социально-психологических изменений, которые и вели к сдвигам в общественной жизни.

К этой позиции был близок М. Арнаудов, опубликовавший монографии о Неофите Возвели, В. Априлове, Раковском и других, видных деятелях национально-освободительного движения.

Признанным главой буржуазной историографии и крупнейшим представителем болгарской медиевистики оставался Васил Златарский. Он продолжал работать над «Историей Болгарского государства в средние века». Наиболее фундаментальной в этом сочинении стала вторая часть первого тома (1927), охватывавшая 852—1018 гг. Автор подробнейшим образом осветил политическую историю Первого Болгарского царства и его место в международных отношениях. Но игнорирование социально-экономических факторов привело Златарского к отдельным неправильным выводам. Так, не видя коренных изменений в болгарском обществе IX в., повлекших за собой принятие христианства в качестве государственной религии, он считал крещение болгар результатом сложной международной конъюнктуры и победы славянского элемента над прото-болгарским во внутриполитической жизни страны.

Большой заслугой Златарского было восстановление богатой событиями картины болгаро-византийских отношений во второй половине IX—X в. Однако в его очерке внутреннего состояния болгарского общества накануне византийского завоевания ярко проявились недостатки позитивистского метода исследования. Златарский объяснял все политические коллизии в болгарском обществе борьбой между «азиатским монархизмом», «византизмом» и «славянским демократизмом». Затронув отдельные вопросы классовой борьбы, он увидел в ней лишь сопротивление славянских по происхождению народных масс византийскому влиянию, проникавшему в страну с помощью потомков протоболгарской знати.

Во втором томе своего труда (1934) Златарский исследовал один из наименее изученных в то время периодов болгарской истории— эпоху византийского господства. Книга опиралась на огромный фактический материал. Специфика темы заставила Зла- тарского уделить более пристальное внимание положению болгарского народа под властью Константинополя и антивизантийской борьбе, но и здесь он не вышел за рамки схемы сопротивления «демократического славянского общества» влиянию Византии.

Не завершенный автором третий том «Истории...», охвативший 1185—1280 гг., вышел в свет в 1940 г. посмертно. В нем рассматривались прежде всего вопросы международного положения Второго Болгарского царства. Дав подробный очерк крестьянского восстания во главе с Йвайлой, Златарский и в этом проявлении классовой борьбы увидел лишь сопротивление «низших слоев» общества византийскому влиянию и произволу татар.

Златарский публиковал также отдельные исследования по спорным вопросам истории болгарского средневековья, источниковедческие этюды. О попытке его выйти за рамки средневековья и создать обобщающий труд по национальной истории свидетельствовали работы, посвященные эпохе османского владычества, борьбе болгар против иноземного гнета. Ряд документальных публикаций и статей Златарского касались вопросов истории и историографии национального возрождения.

Научное творчество Златарского, в особенности его «История...», является вершиной болгарской академической науки межвоенных лет. В нем отразились как ее положительные черты (кропотливые поиски, публикация и интерпретация отечественных и иностранных источников, установление фактов политической истории, строгий академизм и непредвзятость заключений), так и явные недостатки (методологическая несостоятельность, игнорирование социально-экономических проблем, неспособность создать цельную концепцию национальной истории).

Учеником Златарского и продолжателем его дела был Петр Мутафчиев (1883—1943). После смерти своего учителя он являлся признанным главой болгарских историков. Мутафчиев был византинистом по своей научной подготовке, предмет его научных интересов составила политическая история средневековой Болгарии, неразрывно связанная с византийской историей. Ему принадлежат работы о причерноморских, придунайских и юго-западных областях Болгарского феодального государства, болгаро-русских отношениях, по источниковедению, археологии и эпиграфике. Мутафчиев с подчеркнутым интересом разрабатывал проблемы формирования государственной территории средневековой Болгарии, зачастую вступая в острую полемику с представителями буржуазной науки соседних стран.

Отличительной чертой научного творчества Мутафчиева являлись попытки выработать обобщенную концепцию истории болгарского средневековья. Смерть оборвала его работу над двумя крупными сочинениями — «Историей болгарского народа» (т. 1—2, 1943) и «Книгой о болгарах» (не издана). В них он развивал свои взгляды на смысл и характер средневековой истории. Его концепция носила идеалистический характер. Сложные перипетии болгарского средневековья рассматривались им через призму византийского и западноевропейского влияний. Отрицая существование феодализма в Болгарии, Мутафчиев считал, что развитие страны определялось борьбой патриархального местного быта с разрушительным воздействием «византизма». В «Истории болгарского народа» проводилась идея о роли великих личностей как «живой творческой силы» исторического процесса. Попытки Мутафчиева преодолеть идеографический подход к прошлому и создать обобщенное представление о нем свидетельствовали о кризисных тенденциях в развитии позитивистской историографии в Болгарии.

Крупной фигурой в науке межвоенного периода был Петр Ников (1884—1938). В центре его внимания находилась история Второго Болгарского царства. Его главные труды посвящены болгаро-венгерским и болгаро-татарским отношениям, истории северозападных болгарских земель в XIII—XIV вв.. Впервые в болгарской историографии Ников приступил к изучению эпохи османского завоевания. Выдвинув идею издания корпуса источников по истории средневековой Болгарии, он активно занимался ее реализацией, отдал много времени и сил архивной работе, ввел в научный оборот ряд важнейших источников.

Значителен вклад Никова в изучение истории национального возрождения. Первым из болгарских историков он написал обобщающую работу о национально-церковном движении, показав его политический и национально-освободительный характер. Однако в этом труде недооценивались социально-экономические факторы развития болгарского общества, все события объяснялись идеалистическими мотивами. Считая основной причиной возникновения церковно-национального движения идею создания самостоятельной болгарской церкви, опиравшуюся на средневековую традицию и развитую Паисием Хилендарским, а также другими идеологами раннего этапа национального возрождения, Ников не видел классового характера борьбы за национальную церковь, ее движущих сил.

Кризис болгарской буржуазной историографии привел к появлению ряда трудов по истории болгарской экономики, написанных под воздействием материалистического понимания процесса общественного развития. Среди них выделялись работы Ивана Сакызова (1895—1935). Он был хорошо знаком с марксистской литературой, придерживался материалистических взглядов на историю. Длительная работа в итальянских и дубровницких архивах позволила ему ввести в научный оборот массу документов о внешнеторговых связях средневекового Болгарского государства. Сакы-зову принадлежит приоритет в использовании многих болгарских и византийских источников. Его труд по истории болгарского хозяйства, опубликованный в Берлине на немецком языке (1929), создавал цельную и в общих чертах достоверную картину экономического развития Болгарии с древних времен до освобождения от османского ига. Однако Сакызов не связывал социально-экономические процессы с политическим развитием болгарского общества, не видел последовательной смены общественных формаций. Подобные методологические недостатки были присущи и работам Ю. Юрданова по истории болгарской торговли с древних времен до 1878 г.

Большое значение для развития исторической науки имело издание древнеболгарских письменных памятников. Продолжалась научная и публикаторская деятельность И. Иванова, выпустившего в 1931 г. второе, расширенное издание «Болгарских древно-стей из Македонии», а также антологии богомильских текстов и «средневековых светских повестей. Ряд важных изданий средневе-ковых текстов и их историко-филологическое исследование пред-приняли М. Попруженко, Б. Ангелов и Ю. Трифонов. В 1940-1944 гг. вышла двухтомная хрестоматия И. Дуйчева, где были собраны важнейшие письменные источники по болгарскому сред- невековью с подробными научными комментариями.

Развивались, хотя и недостаточно интенсивно, исследования в области археологии, культуры и вспомогательных исторических дисциплин. В трудах К. Миятева особое внимание уделялось само-бытности средневековой болгарской архитектуры. Труд по истории средневекового болгарского изобразительного искусства был под-готовлен Н. Мавродиновым. Работы Н. Мушмова, прежде всего первое описание известных науке монет и печатей средневековых болгарских владетелей, положили начало развитию отечественной нумизматики и сфрагистики.

Буржуазная наука по-прежнему стояла в стороне от изучения кардинальных вопросов новой и новейшей истории Болгарии. Исключением были лишь проблемы военной истории, разработке ко- торых способствовало издание журнала «Военно-исторический сборник» (1927—1944). Появилось несколько работ и документаль-ных публикаций о Балканских войнах. В изучение истории международных отношений нового времени на Балканах определенный вклад внесли работы И. Панайотова о политике Болгарии в Восточном вопросе. Создавались очерки новой и новейшей истории страны и обобщающие работы по истории Болгарии, но все они отличались эклектичностью и популярным характером.

По мере нарастания реакционных тенденций в политической жизни страны и сползания монархо-фашистского режима к союзу с гитлеровской Германией буржуазная историография испытывала на себе все более усиливавшееся влияние фашистской идеологии. Оно проявлялось в распространении националистических и шовинистических идей. Возрождение болгарского народа рисовалось отдельными историками (Б. Иоцов) как процесс непрерывного развития национального духа, его хронологические рамки неоправданно расширялись до современности. Тенденции к фашизации исторической науки в конце 30-х — начале 40-х годов выражал официозный исторический и общественно-политический журнал «Родина», который возглавили Б. Филов и Б. Йоцов, занимавшие высокие посты в политической иерархии монархо-фашистской диктатуры. Проникновение фашистской идеологии в болгарскую буржуазную науку довершило ее кризис.

Развитие марксистской историографии

В монархо-фашистской Болгарии не было благоприятных усложни для развития марксистской историографии. Историки-коммуни-сты вынуждены были работать в эмиграции. Так, Георгий Бакалов (1873—1939) в 1929—1932 гг. жил в Советском Союзе. Его интересовала история национально-освободительной борьбы болгарского народа против османского ига. Анализ деятельности видных представителей болгарского революционного движения дан им в работе «Наши революционеры: Раковский, Левский, Ботев» (1924). Бакалов охарактеризовал их идеологию и связи с борцами за свободу в других странах, особенности революционного демократизма в Болгарии, различные направления в национальном возрождении.

Бакаловым написана первая подробная биография Д. Благоева. В ней освещены основные этапы истории болгарского рабочего движения в 1891 —1924 гг. Он опубликовал также ряд работ по истории болгарской революционной литературы и демократической и пролетарской культуры. Бакалов является основоположником изучения истории болгаро-русских революционных связей. Он первым из историков-марксистов привлек с этой целью архивные материалы. Им поставлен вопрос о роли ленинской «Искры» в развитии социал-демократического движения в Болгарии и о помощи болгарских социалистов в доставке газеты в Россию, раскрыто воздействие первой русской революции на борьбу болгарского пролетариата. Бакалов начал изучение связей Г. В. Плеханова с болгарскими социал-демократами, а также влияния идей и практической деятельности В. И. Ленина на тесных социалистов.

Научная деятельность Христо Кабакчиева (1878—1940) также развернулась в основном в эмиграции в Советском Союзе. Он исследовал воздействие Великого Октября на развитие революционного процесса в Юго-Восточной Европе. Этой проблеме посвящена его работа «Октябрьская революция и рабочее движение на Балканах» (1927). В другом труде, «Ленин и болгарские тесняки» (1934), он показал процесс становления и развития БКП, ее отношений с Коминтерном, воздействие ленинизма на развитие партии. Предыстория БКП раскрыта в работе Кабакчиева «Димитр Бла-гоев и болгарские тесняки» (1935).

В межвоенный период складывалась марксистско-ленинская концепция новейшей истории Болгарии. Важную роль сыграла при этом деятельность руководителей БКП. Работа Г. Димитрова «От поражения к победе» (1920) положила начало изучению истории послевоенного рабочего и профсоюзного движения. Появились исследования о причинах установления монархо-фашистской диктатуры в стране, Сентябрьском восстании 1923 г. и причинах его неудачи. В. Коларов (1877—1950) в курсе лекций по истории БКП наметил ее периодизацию и содержание главных этапов развития партии. Ему принадлежат также работы «Сентябрьское восстание в Болгарии в 1923 г.» (1924), «За решительный поворот в БКП» (1935) и «Болгария после империалистической войны» (1937).

В межвоенный период началась творческая деятельность Ж. Натана (1902—1974). В его книгах «Экономическая история Болгарии до освобождения» и «Экономическая история Болгарии после освобождения» (обе 1938) была дана целостная характерастика хозяйственного развития страны.

* * *

Болгарская буржуазная историческая наука в межвоенные годы по-прежнему придерживалась в целом позитивистских принципов и занималась прежде всего накоплением фактического материала. В центре внимания ведущих ученых по-прежнему были проблемы истории средневековой Болгарии и национального возрождения. Завершалось становление марксистской концепции национальной истории новейшего периода.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'