история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 3. Югославянская историография в конце XIX — начале XX в.

Карасев В. Г., Лещилрвская И. И., Макова Е. С., Поплыко Д. Ф., ЧуркинаИ.В.

Восточный кризис 1875—1878 гг., кульминационным пунктом которого была русско-турецкая война 1877—1878 гг., завершился созданием двух суверенных югославянских государств — Сербии и Черногории. Однако главная историческая задача югославянских народов — национальное освобождение и создание объединенного независимого государства — не была выполнена. Буржуазные идеологи Сербии, Хорватии, Словении, Черногории, Боснии и Герцеговины, стремясь обосновать свои национальные программы, широко использовали историческую науку.

Наряду с великосербской и панхорватской концепциями развивался в тот период и югославизм — идея объединения всех юго-славянских народов в одно государство на федеративной основе. Великосербская буржуазия играла в конце XIX — начале XX в. руководящую роль в борьбе за объединение югославянских земель. Это требовало от нее повышенного внимания к пропаганде-объединительных идей. Историческая наука играла в их обосновании не последнюю роль.

Новые условия для югославянских народов создались и в связи с преобразованием Австрийской империи в дуалистическое государство. Незавершенность буржуазно-демократических преобразований, нерешенность национального вопроса ускорили дальнейшее развитие их национального движения. В этой борьбе историческая наука также была немаловажной силой.

Сербская историография

В Сербии складывались более благоприятные, чем в других югославянских землях, условия для развития исторической науки. Демократические традиции, обусловленные социальной структурой общества (прежде всего отсутствием помещиков), наложили здесь отпечаток на развитие культуры. На базе Научного общества в 1886 г. была основана Сербская академия наук и искусств, а в 1905 г. Великая школа была преобразована в Белградский университет. Академические и университетские издания отводили большое место работам по истории. До первой мировой войны начал выходить «Ежегодник Николы Чупича». Большую роль в развитии исторической науки играли издания Матицы сербской в Нови Саде.

Критическое направление

Основоположником критического направления, пришедшего в сербской историографии на смену романтизму, был Иларирн Руварац (1832—1905). За резкую критику представителей романтизма, и прежде всего П. Сречковича, его называли «разрушителем традиций». Свою деятельность ученого он основывал на принципе: исторической истиной может быть только то, что подтверждается всесторонне проверенными и надежными источниками. Руварац известен главным образом как тонкий критик и исследователь источников. Его небольшие по объему работы касались частных вопросов средневекового общества. Особое место среди сочинений Рувараца занимает «Обзор местных источников старой сербской истории» (1856).

Самым значительным представителем критического направления был Стоян Новакович (1842—1915). Заметный след в развитии сербской историографии оставили его публикации документов: «Законник Стефана Душана» (1870 и 1898), «Законодательные памятники сербских государств в средние века» (1912) и др. Новакович первым в Сербии приступил к классификации источников и изданию сводов документальных материалов. Его интересовали как средневековые сюжеты («Сербы и турки в XIV—XV вв..», 1893; «Прониары и баштинники», 1887; «Село», 1891; и др.), так л история нового времени. К 100-летию Первого сербского восстания 1804—1813 гг. вышли его работы «Восстание против дахиев в 1804 году» и «Возрождение Сербского государства». Новаковичем написаны также книги «Ичков мир» (1903), «Конституционный вопрос и законы времени Карагеоргия» (1907). Большой интерес представляет его исследование «20 лет конституционной политики в Сербии. 1883—1903 гг.» (1912). Консерватизм политических взглядов Новаковича, одного из основателей и лидера консервативной партии, наложил отпечаток на его сочинения. Он придерживался идеалистической трактовки истории.

Во второй половине XIX — начале XX в. в сербской историографии усиленно разрабатывались две темы: внешняя политика Сербии в XIX в. и сербские восстания 1804—1813 и 1815 гг. Интерес к ним объяснялся политическими устремлениями сербской буржуазии, претендовавшей на руководящую роль в национально-освободительном движении югославянских народов. Историю сербской дипломатии изучал видный политический деятель второй половины XIX в., лидер либеральной партии Йован Ристич (1831—1899). Его работы «Внешние отношения Сербии нового времени» (кн. 1—3, 1887—1901) и «Дипломатическая история Сербии за время сербских войн за освобождение и независимость 1875—1878 гг.» (кн. 1—2, 1896—1898) содержат богатый фактический материал, имеющий первостепенное значение.

Среди исследований по истории Первого сербского восстания и борьбы Сербии за автономию выделяются работы Миленко Вукичевича (1867—1930). Он собрал в архивах обширный материал о восстании под руководством Карагеоргия, что позволило ему выяснить и уточнить ряд вопросов, вызывавших споры в науке. Концепция его занимает промежуточное положение между романтическим и критическим направлениями. Это сказалось на крупнейшем сочинении Вукичевича «Карагеоргий» (т. 1—2, 1907—1912).

Драголюб Павлович (1866—1920) занимался изучением истории Сербии в XVIII в. Одна из его монографий, «Сербия во времена последней австро-турецкой войны. 1788—1791 гг.» (1910), написана с использованием австрийских архивных документов. На материалах венских архивов построена и другая его работа — «Финансы и хозяйство за время австрийского правления в Сербии. 1718—1739 гг.» (1901). Первым обратившись к истории национального движения в Воеводине в 1848—1849 гг., Павлович опубликовал исследование «Сербия и сербское движение в южной Венгрии 1848—1849 гг.» (1904).

Михаил Гаврилович (1866—1924), начав с изучения Первого сербского восстания и опубликовав по этой теме извлечения из французских архивов (1904), сосредоточил затем внимание на правлении Милоша Обреновича. Он стремился рассматривать прошлое Сербии как составную часть общеевропейской истории. Его монография «Князь Милош Обренович» (т. 1—3, 1908—1912) осталась незавершенной. Рукопись четвертого, последнего тома погибла в период первой мировой войны.

Представители критического направления не создали обобщающих трудов по новой истории Сербии, если не считать краткого очерка Станое Станоевича (1874—1937). Он был написан в связи с подъемом национально-освободительного движения на Балканах под влиянием первой российской революции, Боснийского кризиса и аннексии Боснии и Герцеговины Австро-Венгрией. В 1908 г. вышло первое издание книги Станоевича «История сербского народа». Автор построил периодизацию, отправляясь от важнейших событий политической жизни страны. Вопросы внутреннего, социально-экономического развития им опущены. Основная цель книги—доказать единство сербского народа и его желание объединиться вокруг Сербского королевства. Книга Станоевича служила политическим интересам великосербской буржуазии.

Крупнейшим представителем позитивизма в сербской науке был Иован Скерлич (1877—1914). Помимо многочисленных трудов по новой сербской литературе, его перу принадлежат два крупных исторических исследования. Одно из них посвящено организации Объединенная сербская молодежь (Омладина) конца 60-х — начала 70-х годов XIX в. («Омладина и ее литература», 1906), другое — революционеру-демократу и социалисту-утописту Мар« ковичу («Светозар Маркович, его жизнь, деятельность и идеи», 1910).

Зарождение марксистской историографии

С появлением в Сербии пролетариата и развитием рабочего движения зарождалась сербская марксистская историография. Ее, становление связано с именами деятелей рабочего движения, основателей и руководителей сербской социал-демократической партии Радована Драговича (1878—1906), Душана Поповича (1884— 1918) и Димитрие Туцовича (1881—1914).

Основоположником марксистской историографии в Сербии по праву считается Туцович. Среди его работ выделяется книга «Сербия и Албания» (1914). В предисловии к ней подчеркивалось, что на пролетариате «лежит огромная задача решительно восстать против завоевательной политики буржуазии и господствующих кругов»( Туцовин Димитров. Изабрани списи. — Београд, 1950,— Кн. 8. — С. 19.). Одна из частей книги содержала характеристику сербско-албанских отношений в период Балканских войн. Перу Туцовича принадлежит и ряд статей по истории, например об австро-сербской таможенной войне. Большое значейие имела его полемика со Скерличем по поводу компромиссов в науке. В статье «Маркс и славяне» (1912) Туцович писал, что «статьи Маркса по восточному вопросу являются самыми лучшими, самыми глубокими... из всего того, что по этому поводу писалось на иностранных языках»( Туцовин Димитрще. Изабрани списи. — Београд, 1950. — Кн. 6. — С. 399.)

Хорватская историография

Задачи национально-освободительной борьбы определили преимущественный интерес хорватских историков к политическим событиям, особенно тех периодов, когда усиливалось сопротивление-хорватов давлению со стороны более сильных, соседей. Несмотря на то что Хорватия после австро-венгерского соглашения 1867 г. осталась в неравноправном положении, условия развития ее исторической науки несколько улучшились. В 1878 г. Общество юго-славянской истории и древностей было преобразовано в Хорватское археологическое общество, издававшее «Vjesnik» («Вестник»), В Книне и Бихаче появились общества для проведения раскопок. С 1899 г. в Загребе издавался «Vjesnik Drzavnog arhiva» («Вестник Государственного архива»).

Виднейшим представителем хорватской буржуазной историографии рассматриваемого периода был Тадия Смичиклас (1843-1914). Тесно связанный с хорватской буржуазией, этот идейный наследник Штроссмайера был убежденным сторонником югославизма. Для него был характерен прагматический подход к историческому материалу. Его главный труд «История хорватская» (т. 1—2, 1879—1882) на основе критически проанализированных источников (значительную часть их составляли архивные материалы) впервые представлял историю края с древних времен до 1848 г.

Хотя в центре внимания Смичикласа находились политические события, которые он рассматривал в отрыве от экономических и социальных условий, в его труде получили освещение перемены, происходившие в жизни хорватского общества на протяжении многих веков. Он пересмотрел периодизацию хорватской истории и, отказавшись от традиционного династического принципа, положил в ее основу развитие идеи борьбы за независимость. Содержание исторического процесса Смичиклас видел в сопротивлении хорватов посягательствам и давлению со стороны соседей. Своим сочинением он развивал национальное самосознание хорватов в условиях, когда после хорвато-венгерского соглашения 1868 г. усилилась венгерская гегемония.

В 1885 г. в связи с 50-летием начала иллирийского движения была напечатана статья Смичикласа «Защита и развитие хорватской национальной идеи с 1790 по 1836 г.». Второй том «Истории хорватской», который охватывал период с 1790 по 1848 г., и эта статья были первыми исследованиями событий XIX в. Смичиклас положил начало изучению национального возрождения, которое-он рассматривал как пробуждение национальной идеи.

Смичиклас издал также труд «Двухсотлетие освобождения Славонии» (т. 1—2, 1891). Первый том его охватывает историю Славонии в период турецкого господства и изгнания османов из этого края, второй включает документы XVI—XVII вв.. К полувековому юбилею Матицы хорватской Смичиклас и Ф. Маркович выпустили сборник «Матица хорватская с 1842 по 1892 г.» (1892), в котором получили освещение политическая обстановка и состояние культуры в Хорватии, а также деятельность ряда крупных представителей национально-освободительного движения. К этому труду примыкают биографические работы Смичикласа о Кукулевиче-Сакцинском (1892), Рачки (1895), Штроссмайере (1906) и других деятелях хорватского национально-освободительного движения и культуры. В 1904—1916 гг. Смичиклас издал 13 томов средневековых актов королевства Хорватии, Славонии и Далмации.

Заметным явлением в хорватской историографии был труд Мартина Полина «Парламентарная история королевства Хорватии, Славонии и Далмации» (т. 1—2, 1899—1900). Опираясь на материалы сабора и прессу, Полич дал подробное описание политической борьбы 60—80-х годов XIX в. Хотя автор был далек от того, чтобы искать истоки политических движений в социально-экономической сфере, в книге содержались сведения и социально-экономического характера. В ней были полно представлены политические группировки, рассмотрены их программы.

В начале XX в., когда в обстановке кризиса австро-венгерского дуализма резко возросла политическая активность народных масс, развернулось демократическое движение, активизировалась национальная буржуазия, историки стремились ответить на запросы общественно-политической жизни. В развитии хорватской исторической науки это время было отмечено плодотворной деятельностью Векослава Клаича (1849—1929). В своих работах он осветил различные вопросы хорватской истории с древних времен до середины XIX в,

Клаич представлял объективистское направление историографии. Им была написана «История Боснии до гибели королевства» (1882) —первое критическое исследование средневековой истории этого края. Вслед за Смичикласом он подготовил труд «История хорватов с древних времен до конца XIX в.» (т. 1—6, 1899—1920), но довел изложение только до 1608 г. Эта работа была насыщена фактическим материалом о политических событиях, особенно XV и XVI вв.., и о некоторых других явлениях общественного развития. Клаичем написан также ряд работ, содержащих ценные сведения по вопросам социально-политической истории феодальной Хорватии, например исследование о так называемой мартурине, представлявшей собой одну из основных форм феодальной ренты и вместе с тем государственного налога.

Наиболее крупная работа по истории национального возрождения была написана Джуро Шурминым. Это монография «Хорватское возрождение» (т. 1—2, 1903—1904). В ней национальное возрождение представлено комплексно — в литературно-языковом, культурно-просветительном и меньше в политическом планах. Работа изобилует фактическим материалом, но имеет описательный характер. Как и Смичиклас, Шурмин видел сущность национального возрождения в усвоении обществом «национальной идеи», «духа народности».

Рудольф Хорват выпустил книгу «Новейшее время хорватской истории» (1906). Она охватывала период с последних десятилетий XVIII в. до конца третьей четверти XIX в. Это был первый труд по хорватской истории XIX столетия. Хорват предпринял попытку ее периодизации, в целом верно определив рамки некоторых этапов.

Признанным авторитетом в хорватской исторической науке был Фердо Шишич (1869—1940). Идеология югославизма наложила отпечаток на все его труды. В межвоенный период он являлся крупнейшим хорватским буржуазным историком.

Шишич придерживался объективистского направления. Занимаясь в начале XX в. исключительно политической историей, он осуществил публикацию архивных материалов XVI—XVII вв.. «Акты хорватского сабора» (т. 1—5, 1912—1918). С 1906 по 1920 г. выходят его труды «Хорватская история» (т. 1), «Очерк истории; хорватского народа», доведенный до 1873 г., и расширенное издание «Хорватской истории», охватывавшее период до 1790 г. Значителен вклад Шишича в изучение раннефеодальной Хорватии. В т. I его «Истории хорватов», изданной в 1917 г. на немецком языке, изложение событий доведено до 1102 г.

Хорватские историки, в отличие от сербских, проявляли повышенный интерес к эпохе «народной династии». Причину этого следует усматривать не только в состоянии источниковой базы (наличии обширного актового материала). Решение задачи восстановления Хорватией независимости, утраченной в 1102 г., требовало воспитания в читателях чувства национальной гордости. В этом отношении время правления «народной династии» давало благодатный материал. Правда, в центре внимания исследователей находились внешнеполитические события. Генезис же феодализма рассматривался преимущественно как история «донатарной системы», связанной с политикой венгерской королевской династии.

Особое место в хорватской историографии рассматриваемого-периода занимает книга Милана Маряновича «Современная Хорватия» (1913). Он придерживался леволиберальных взглядов и был решительным противником Австро-Венгрии. Коснувшись истории средневековой Хорватии, Марянович уделил основное внимание ее экономическому и социальному развитию в XIX в., показал важнейшие политические течения, дал обстоятельный обзор политической борьбы и отметил значительные события культурной жизни. Он не только расширил круг изучаемых проблем, но и проявил более глубокое по сравнению с другими историками понимание хода событий, дал точные и яркие характеристики отдельных явлений общественно-политической жизни.

В начале XX в. значительно обогатилась источниковая база хорватской исторической науки. К 1918 г. серия «Памятники по истории южных славян» насчитывала уже 43 тома, включив материалы по XVII в. Серия «Историко-юридиче.ские памятники» составила к 1915 г. 10 томов. С конца XIX в. выходила также серия «Материалы по истории хорватской литературы». Представленные в ней документы по содержанию и значению были шире ее названия. В 1908 г. Вл. Мажуранич начал издавать «Материалы i хорватскому историко-юридическому словарю». Эта публикаци? облегчила изучение социально-экономической истории края. Укрепление источниковой базы создало возможность для появления обзорных трудов по хорватской истории на всем ее протяжении Однако авторы их придерживались идеалистических взглядов.

Словенская историография

Словенская историческая наука начинается с работ Антона Линхарта (1756—1795), видного деятеля национального возрождения. Его главный труд «Опыт истории Крайны и других земель южных славян Австрии» (т. 1—2; 1788—1791) вышел на немецком языке. Концепция Линхарта основывалась на просветительских идеях. Первый том «Опыта» был посвящен народам, населявшим словенские земли до появления там славян. Во втором томе Линхарт писал о приходе на Балканы словенцев, образовании ими государственного объединения Карантании и ее развитии вплоть до начала IX в. Славянское население, жившее в XVIII в. на территории Словении, рассматривалось Линхартом как единый славянский народ, являющийся потомком древних карантанцев. Это положение было усвоено другими словенскими просветителями (Е. Копитаром, В. Водником и др.). Линхарт попытался расширить круг источников, используя наряду с хрониками эпиграфику, данные лингвистики, археологии и этнографии. Он подчеркивал, что стремится дать периодизацию истории не по правлениям монархов или сменам религий, а по движению народов и смене цивилизаций.

Один из основателей славистики, Е. Копитар (1780—1844), во введении к своему труду «Грамматика славянского языка в Крайне, Каринтии и Штирии» (1806) дал краткий очерк древней истории славян, особо выделив заслуги Кирилла и Мефодия, деятельность которых назвал «лучшей эпохой в истории культуры славян».

В 40—60-е годы XIX в. историей Словения занимались некоторые деятели национального движения. Работы их отличались дилетантизмом, компилятивностью, некритическим отношением к источникам. В 1845 г. в Граце увидела свет первая написанная на словенском языке книга по история словенцев — «События в Штирийской земле» А. Кремпла. Хотя в научном отношении она была шагом назад по сравнению с трудом Линхарта, но, будучи доступной более широким кругам читателей, способствовала формированию национального самосознания. Кремпл утверждал, что славяне являются автохтонным населением словенских земель, возвеличивал мудрость их правителей.

Только с 70-х годов XIX в. словенская историография преодолевает дилетантизм. Это было связано с ростом рядов национальной интеллигенции, с появлением ряда периодических изданий. С 1869 г. издавалась «Letopis Matice slovenske» («Летопись Матицы словенской»). В конце XIX в. был основан первый словенский исторический журнал «Izvestija Muzejskega drustva za Kranjsko». («Известия Музейного общества Крайны»). Он выходил в 1891 — 1909 гг. В результате объединения его1 с немецким историческим зкурналом Крайны стал издаваться квартальник «Carniola» («Кар-ниола») (1910—1918). В Штирии Мариборское историческое общество выпускало с 1914 г. «Casopis za zgodovino in narodopisje» («Журнал по истории и этнографии»).

Среди историков проавстрийской ориентации наиболее известны Иван Врховец, исследователь словенских средневековых городов, и Иосип Апих, опубликовавший монографию «Словенцы и 1848 год» (1888). Они подчеркивали свою лояльность Габсбургам, полагая, что вне Австро-Венгрии словенцы существовать не могут. Труды Врховца и Апиха вводили в научный оборот большое количество источников.

Самым выдающимся словенским историком конца XIX — начала XX в. был Франц Кос (1853—1924). Его интересовало раннее средневековье. Этому периоду он посвятил множество работ. Делом его жизни стала выходившая с 1902 г. публикация «Материалов к истории словенцев в средние века» (т. 1—5). В этом издании содержались тысячи документов, была дана их критическая оценка и комментарий к ним. Кос обоснованно выступал против теории автохтонности словенцев. Его деятельность оказала огромное влияние на формирование словенской медиевистики.

В начале XX в. активно выступали историки, связанные с клерикальными кругами. Наиболее известный из них — Иосип Груден (1869—1922) опубликовал популярную «Историю словенского народа» (т. 1—6, 1910—1916), охватывавшую период от переселения словенцев на Балканы до конца XVIII в. Для нее характерно некритическое отношение к источникам и преувеличение роли католической церкви.

С начала XX в. в словенской историографии постепенно одерживает верх позитивистский метод. В это время выступил со своими первыми работами Иван Приятель (1875—1937), исследовавший главным образом проблемы политической истории. Большое влияние на него оказал А. Н. Пыпин.

Новой историей занимался Драготин Лончар (1876—1954). Он испытал влияние Масарика. Наиболее значительные из его работ: «Д-р Янез Блейвейс и его время» (1909), «Социальная история словенцев» (1911). На историю Лончар смотрел с позиции мелкобуржуазного демократа; симпатии его были на стороне демократических и либеральных национальных деятелей. Его привлекала либеральная программа создания Объединенной Словении, он с сочувствием писал о таборском движении конца 60-х годов XIX в. В монографии «Политическая жизнь словенцев» (1921) Лончар охарактеризовал крупнейших национальных деятелей XIX в., показал развитие югославянской идеи в словенской общественной мысли и впервые дал краткий очерк истории рабочего движения в Словении.

Черногорская историография

Начало черногорской историографии восходит к «Истории о Черной Горе» митрополита Василия Петровича, опубликованной в Петербурге в 1754 г. Это сочинение было построено на народных преданиях и преследовало цель возвысить черногорцев среди юго-славянских народов.

Большинство работ о Черногории (М. Медаковича, С. Милу-тиновича и др.), появившихся в первой половине XIX в., по методике и методологии мало чем отличались от сочинения Василия Петровича. Их главным источником оставалась народная традиция. Исключением является работа Вука Караджича «Черногория и черногорцы» (1832), изданная на немецком языке. Караджич опирался на документы, многие из которых ввел в научный оборот.

До конца XIX в. в черногорской исторической науке господствовало представление о том, что по отношению к Османской империи Черногория всегда оставалась независимой. Первый удар па этой концепции нанес И. Руварац, доказывавший в своих исследованиях по истории Черногории (1897), что в XVI—XVII вв.. она находилась в зависимости от Турции. Работа Рувараца положила начало острой полемике по вопросу о статусе Черногории XVI— XVII вв.. Лазар Томанович (1845—1932) в споре с Руварацем доказывал, что Черногория была всегда независимой, тогда как сербский историк Иован Томич (1869—1932) в книге «Политические отношения Черногории с Турцией. 1528—1684 гг.» (1904) на основе документов и материалов, извлеченных из венецианского-архива, утверждал, что Черногория в XVI—XVII вв.. находилась в зависимости от Османской империи.

В конце XIX — начале XX в. происходил процесс сбора и изучения архивных материалов по истории Черногории, имевшихся за границей: в Венеции, Вене, Париже и Петербурге. В это время был опубликован ряд работ по истории Черногории XVIII—XIX вв.. Много сделал для выявления источников по истории Черногории сербский ученый Владан Джорджевич (1844—1930). В значительной мере на собранных им документах базировались его книги «Черногория между Турцией, Россией и Венецией в XVIII в.», «Черногория и Австрия в XVIII в.» (обе 1912), «Черногория и Россия. 1784—1814 гг.» (1914). Эти работы сохраняют определенное-значение из-за содержащихся в них материалов.

Боснийско-Герцеговинская историография

В боснийско-герцеговинской историографии отразилась нацио-нальная и конфессиональная специфика края. Местные историки принадлежали к трем разным средам: католической, православ-ной и мусульманской. Повышенный интерес к прошлому объяснялся и здесь развертыванием национально-освободительного движения.

Основоположником исторической науки Боснии считается католик Иван Юкич (1818—1857). Являясь сторонником идеи иллиризма и концепции единого югославянского государства, он сотрудничал с видными деятелями иллирийского движения Л. Гаем и С. Вразом, основал первый боснийско-герцеговинский журнал, собирал народные песни и сказания. Самое значительное сочинение Юкича — «География и история Боснии» (1851). Он был первым среди боснийских историков, признавшим необходимость критики источников и проверки фактов.

Со второй половины XIX в. начали публиковаться документы по истории Боснии и Герцеговины из венецианского и других архивов. Значительным толчком к разработке истории Боснии и Герцеговины явилось основание в Сараеве в 1888 г. областного музея и Турецкого архива при нем. Историки объединились вокруг музея и его «Вестника» (издавался с 1889 г.). Введение в научный оборот новых археологических и пиеьменных источников вызвало появление ряда работ по иллиро-римской эпохе и средним векам и привело к пересмотру прежних представлений.

Особенно большая заслуга в этом принадлежала Чиро Трухелке (1865—1942) —одному из основателей областного.музея и редактору его «Вестника». Он изучал памятники археологии, античной и средневековой истории, занимался этнографией, получил известность как публикатор надписей средневековых надгробных памятников (1889). Итоги своих изысканий Трухелка издал отдельной книжкой «Вестника» в 1914 г. Несмотря на проавстрий-скую ориентацию, труды Трухелки оставили заметный след в историографии.

Наиболее крупным исследователем истории Боснии являлся Милан Прелог (1879—1931). Он занимался боснийской и хорватской историей XIX в., а также историей славянских народов с конца XVIII в. до 1849 г. Прелог написал работы «История Боснии с древнейших времен до гибели королевства» (1912) и «История Боснии в период османского господства» (кн. 1—2, 1912). По сравнению с предшественниками он значительно большее внимание уделил аграрным отношениям, восстаниям, историко-культурным проблемам.

До первой мировой войны профессиональные боснийские историки проявляли интерес главным образом к древней и средневековой истории. Самое крупное событие второй половины XIX в. — восстание 1875—1878 гг. — не привлекало их внимания. Значительный вклад в его изучение внес Васо Пелагич (1838—1899), видный общественный деятель, активный участник восстания. В сочинении Пелагича «История боснийско-герцеговинского восстания» (1879) нашла отражение борьба народа за освобождение от османского ига, показанная в тесной связи с внутренней и международной обстановкой. Описывая Восточный кризис 70-х годов XIX в., Пелагич осветил также общественные процессы, происходившие в Боснии и Герцеговине накануне восстания.

Недостатки этой книги (отсутствие систематического изложения событий, подчас неверное их толкование) объяснялись тем, чтс Пелагич не ставил своей целью детальное описание хода восста-ния и находился в плену представлений, отражавших существовавший в то время уровень знания. Место его труда в историографии определяется тем, что Пелагич впервые попытался проанализировать исторический процесс с революционно-демократических позиций. Исходными постулатами его «нового метода» и «новой науки» являлись: определяющее значение социально-экономического, политического и классового факторов, решающая роль народных масс в истории, объективная закономерность восстаний и революций. Он верно выделил два острейших вопроса общественной жизни Боснии и Герцеговины — аграрный и национальный. Своей работой Пелагич заложил краеугольный камень подлинно научной историографии Боснии и Герцеговины.

* * *

Югославянская историография в последней трети XIX — нач. XX в. развивалась в целом в более благоприятных условиях, чем в предшествующий период. Сербские историки обслуживали интересы своей буржуазии, претендовавшей на руководящую роль в югославянском объединительном движении. В хорватской историографии также получила широкое распространение идея югославизма — объединения югославянских народов в едином государстве. Показателем развития историографии югославянских народов в конце XIX — начале XX в. был повышенный интерес к разысканию и публикации источников.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'