история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 2. Чешская и словацкая историография

Ненашева 3. С.

Чешская историография

60-е годы XIX в. в чешских землях ознаменовались падением неоабсолютизма, введением конституции, что способствовало оживлению национального движения. Чешская буржуазия заметно упрочила в ходе промышленного переворота свои позиции в области экономики. В этот период историческая наука по-прежнему оказывала влияние на рост национального самосознания, на обоснование программ всех группировок национального движения. В 60-е годы XIX в. сложились более благоприятные условия для ее развития..Наряду с существовавшими Чешским национальным музеем и Матицей чешской в Праге был образован в 1866 г. Исторический кружок. Во второй половине XIX в. эти организации вместе с земскими архивами в Праге и Брно являлись важными центрами исторической науки. Исторические работы публиковали «Casopis. Ceskeho musea» («Журнал Чешского музея») и «Casopis Matice-Moravske» («Журнал Матицы моравской»).

Разделение Карлова университета на чешский и немецкий в 1882 г. способствовало притоку в науку новых национальных сил. Чешский университет превратился в крупный научный центр. В 1890 г. была образована Чешская академия наук, словесности и искусств. Она взяла в свои руки публикацию источников и монографических работ. В 1892 г. был основан Исторический клуб в Праге, объединивший как крупных, так и начинающих исследо вателей. С 1905 г. клубом стал финансироваться «Cesky casopis historicky» («Чешский исторический журнал»), основанный в 1895 г.

Историческая концепция В. В. Томска

После революции 1848—1849 гг. национальное движение в Чехии было подавлено. Контроль над духовной жизнью общества получила католическая церковь. В этих условиях против романтической концепции Палацкого выступил Вацлав Владивой Томск (1818—1905), крупнейший представитель консервативного направления чешской историографии второй половины XIX в.

В начале своей научной деятельности Томек разделял большинство положений концепции Палацкого. В 1849 г. он издал 1-й том «Истории Пражского университета» и приступил к работе над историей города Праги. В 50-е годы Томек встал на сторону абсолютизма и реакции. С этого времени апология династии Габсбургов и католической церкви стала определять характер его концепции. В трудах, изданных в период неоабсолютизма, он выразил официозную точку зрения на историю Чехии в составе Австрийской империи.

Томcк отказался от оценки гуситского движения как освободительной борьбы чешского народа и одного из главнейших периодов его средневековой истории. В противовес принятой большинством чешских историков оценке поражение чешских сословий в 1620 г., установление австрийского господства, потерю национальной независимости он считал положительными моментами. Победа абсолютизма, по его мнению, спасла чешский народ от разгула шляхетской анархии, способствовала объединению чешских земель. Проводившиеся Габсбургами контрреформация и германизация трактовались им как приобщение чехов к более высокой немецкой культуре.

Томcк рассматривал историю всех народов, оказавшихся под властью Габсбургов. Подготовленный им учебник по истории Австрийской монархии для гимназии в течение 30 лет считался лучшим и был переведен на немецкий, итальянский, венгерский и сербохорватский языки. В нем проведена идея Палацкого о миролюбивых славянах-земледельцах в противовес «агрессивным германцам». В 1888 г. вышла работа Томека «Новейшая история Австрии», в которой освещались события с 1526 по 1860 г. Применив сравнительно-исторический метод, автор создал широкую панораму развития различных народов империи Габсбургов. Значительное место было отведено в книге внешнеполитической проблематике.

Томcк первым занялся изучением современного ему периода. В «Истории Чешского королевства» (1850), выдержавшей несколько изданий, излагались события новейшего времени. Последовательная смена правлений одного «доброго и благородного» короля другим представлялась в книге как история государства в целом.

В конце XIX в. Томcк был активным участником полемики вокруг древнечешских рукописей, отстаивал их подлинность. Издательство Матицы чешской выпустило в 1855—1901 гг. его 13-томную «Историю города Праги». В ней он, подробно остановившись на системе земельного, церковного, городского управления, попытался отразить не только политические события, но и развитие ремесленного производства, торговли, экономической, социальной и культурной жизни.

Томcк идеалистически трактовал исторический процесс, игнорировал социально-классовую дифференциацию общества. Для его работ характерно использование широкого круга источников, привлечение малоизвестных и неизвестных ранее документов, обширное их цитирование, детальная проработка побочных, не связанных с главной проблемой, частных сюжетов. Чрезмерная увлеченность источниками и доверие к ним, стремление остаться на уровне объективной незаинтересованности, отсутствие широких обобщений вели Томека к фактографии, описательству. За это еще при жизни он подвергся критике, как и за свои реакционные взгляды.

Либеральное направление в 60—70-е годы

В условиях национального подъема 60-х годов XIX в. определяющим в развитии чешской исторической мысли стало либеральное направление.

Выразителем либеральных взглядов был Антонин Гиндели (1829—1892). В нем Палацкий видел продолжателя своего дела. Являясь директором Земского архива, Гиндели предпринял несколько крупных публикаций документов. Наиболее значительная из них — «Чешские сеймы» — начала выходить в 1877 г. Гиндели — автор больших работ по средневековой истории Чехии, написанных с позиций лояльности по отношению к династии Габсбургов. Он использовал новые документальные материалы, извлеченные из чешских и других европейских архивов. В «Истории Общины чешских братьев» (т. 1—2, 1857—1858) Гиндели трактовал их как истинных наследников гуситов. В дальнейшем он занялся изучением истории начала XVII в. и Тридцатилетней войны.

Широкую известность получила «История чешского восстания 1618 г.» (т. 1—4, 1869—1880), обширный фактический материал которой, введенный Гиндели в научный оборот, во многом не утратил своего значения до сих пор. Восстание 1618—1620 гг. автор представил на фоне европейских событий. В работе подробно прослежены позиции иностранных государств по отношению к восстанию. Гиндели углубил разработку либеральной концепции чешского сословного движения, признал правомерность и законность, антигабсбургской борьбы в начале XVII в. В духе Палацкого он осудил отказ сословий опереться на народные массы, вооружить народ, пойти на уступки городам, указал на ошибочный курс руководителей восстания, его организационную слабость. Поражение у Белой горы Гиндели рассматривал как национальную трагедию чехов.

В ходе преобразования Австрийской империи в дуалистическую-Австро-Венгерскую монархию значительно вырос и углубился интерес к истории государства и права. Изучение чешского государственного права было призвано обосновать требования чешской буржуазии. В это время ее программа предусматривала федерализацию Австрийской монархии, предоставление автономии «историческим землям». В 1863—1872 гг. появился первый обобщаю--щий труд по истории чешского права — «Славянское право в Чехии и Моравии» (т. 1—3) Герменегильда Иречека (1827—1909). В этой работе, охватывавшей период до правления Карла IV, проявилось романтическое понимание автором славянского права, как отличного по своей демократичности от германского.

В условиях обострения национальной борьбы в 1871 г. была опубликована работа «Чешское государственное право» Йозефа Калоусека (1838—1915). Она преследовала сугубо политические цели — исторически обосновать государственно-правовую программу чешской буржуазии. Насильственно включенные в состав империи Габсбургов земли чешской короны, считал Калоусек, сохраняли свой прежний юридический статус, т. е. представляли собой государственное образование, имевшее признанный в международных отношениях суверенитет, который не был утрачен и после белогорского поражения.

Первые работы социал-демократов по истории

Во второй половине XIX в. появились первые работы чешских социал-демократов, затрагивавшие историческую проблематику.

С пропагандой марксистских взглядов выступил Йозеф Болеслав Пецка (1849—1897). В ряде статей он осветил историю рёбо-чей печати в чешских землях после 1849 г., подчеркнул ее назначение, необходимость борьбы с буржуазной прессой, стремившейся подчинить рабочее движение влиянию буржуазии. Пецка призывал уделять первостепенное внимание социальным вопросам. На примере Сваровской забастовки, событий в Либерце и Праге в 1870 г. он показал силу организованной классовой борьбы. Пецка писал о влиянии Парижской коммуны на развитие международного рабочего движения, на процесс формирования революционных рабочих партий. Он высказал положение о руководящей роли рабочего класса в революционной борьбе, видел в крестьянстве надежного союзника пролетариата.

Позитивистская школа

Новый этап в развитии чешской историографии открыло творчество Ярослава Голла (1846—1929), выдающегося историка, основателя позитивистского направления в чешской историографии. Голлу принадлежит исключительная роль в выделении истории как университетской дисциплины и подготовке чешских историков-профессионалов. С 1882 г. он вместе с другими чешскими профессорами руководил семинаром по истории на философском факультете Карлова университета. Участники этого семинара составили школу Голла, представленную тремя поколениями исследователей.

Одним из центральных направлений научной деятельности Голла было изучение политической и религиозной истории Чехии XIII—XV вв.., особенно чешской реформации, прежде всего Общины чешских братьев, анализ источников по этой проблеме, реконструкция их оригиналов, выявление в их текстах последующих наслоений. Наиболее, крупные труды Голла посвящены П. Хель-чицкому. Он представлен в них как выразитель интересов чешского народа.

Голлом были выяснены условия, в которых возникла Община чешских братьев, показана большая роль, которую она сыграла в жизни чешского общества XV в. и особенно в развитии его культуры. Изучив труды Хельчицкого, литературную и просветительскую деятельность ведущих деятелей Общины, Голл пришел к выводу, что поражение гуситов неминуемо вело к спаду реформа-ционного движения. В условиях борьбы между католицизмом и протестантизмом, возникновения и распада многочисленных религиозных сект учение Хельчицкого исходило, по мнению Голла, из исторической реальности. Поэтому историк оправдывал свойственные этому деятелю чешской реформации проповедь кротости и смирения, непротивления злу, стремление к нравственному самоусовершенствованию в противовес таборитской тактике вооруженной борьбы.

Голл стремился вписать события, имевшие место в Чехии, в контекст европейской истории. Круг его исследований охватывал такие проблемы, как отношения между Чехией и Пруссией в средние века, чешско-польские связи в период гуситского движения и др. Блестящее знание средневековой истории и источников позволило Голлу в 1886 г. выступить с обоснованием поддельности Краледворской и Зеленогорской рукописей. Он доказал, что содержание этих рукописей не соответствует исторической действительности, строится на более поздних материалах.

Согласно точке зрения Голла всеобщая история призвана запечатлеть образование человеческих общностей. Как научная дисциплина она представлялась ему совокупностью работ, трактующих отдельные частные проблемы. Каждая область человеческой

деятельности, по мнению Голла, должна стать предметом специального изучения, историк не может ограничиваться лишь исследованием политических событий. Голл считал, что между отдельными явлениями следует установить внутренние связи, причинную зависимость, учитывать значение социальных отношений, политических факторов, оказывающих влияние на исторический процесс. В то же время он отрицал законы исторического развития и, исходя из формулы «наука ради науки», не признавал тесной связи исторического познания и идеологии. Именно эта позиция определяла его негативное отношение к трудам Т. Г. Масарика, к возможностям применения методов социологии в историческом исследовании.

В начале XX в. Голл оказался в консервативном лагере, отдалился от национального движения, высказывался за сохранение Австро-Венгрии. Против его концепции в этот период выступил Масарик. Среди историков Карлова университета также сформировалась оппозиция Голлу. Эти обстоятельства, а также резкое ухудшение здоровья вынудили его уйти из университета.

Заслуга Голла состоит в том, что он и его последователи преодолели отставание чешской историографии от западноевропейской, отказавшись от описательных методов, развили позитивистское направление в историографии.

Заметное влияние на развитие исторической науки оказал Антонин Резек (1853—1909), известный политический деятель. Он также придерживался проавстрийской ориентации. Основное внимание Резек уделял политической истории Чехии, религиозному движению в ней в XVI—XVII вв.., а также чешско-польским отношениям. В отличие от Голла Резек считал необходимым продолжить традиции Палацкого и написать обобщающий труд по истории Чехии после 1526 г. В исследовании о периоде 1637—1664 гг. «История Чехии и Мор'авии нового времени» (т. 1—2, 1892— 1893) Резек отстаивал положение, что обострение отношений между императором и сословиями обусловливалось борьбой за власть. Для внутриполитической борьбы в Чехии, писал он, характерно переплетение политического, религиозного и национального факторов. Чешскую историю XVI—XVII вв.. Резек рассматривал в более широких, чем у Томека, географических и хронологических рамках, но вслед за ним высказывался в поддержку абсолютизма, полагая, что победа сословий в восстании 1618—1620 гг. могла привести к неисчислимым бедствиям, к шляхетской олигархии.

В конце XIX в. начал свою деятельность Йозеф Пекарж (1870— 1937), ведущий представитель старшего поколения учеников Голла. Пекарж являлся сторонником консервативной концепции национальной истории. Он отказался от утвердившейся среди чешских историков оценки послебелогорского периода как «эпохи тьмы», отрицал революционные стороны гуситского движения, его прогрессивное значение. Пекарж подчеркивал упадок чешского общества в период сословной монархии, обусловивший, по его мнению, неизбежность поражения восстания 1618—1620 гг.

Первым крупным трудом Пекаржа была «История вальдштейнского заговора» (1895), отличавшаяся психологическим подходом к освещению деятельности Альбрехта из Вальдштейна (Валлен-штейна) в ходе Тридцатилетней войны.

На рубеже веков Пекарж включился в дискуссию о смысле чешской истории. Он отверг концепцию Т. Г. Масарика о приоритете религиозных идей в чешской истории, указав на внутреннюю противоречивость его концепции, неточность интерпретации взглядов Палацкого. По ключевым вопросам чешской истории Пекарж выступил в консервативном духе. В его трактовке гуситское движение получило националистический характер, рассматривалось как сугубо национально-религиозное движение, лишенное всякой социальной окраски.

В ряде работ по раннему средневековью Пекарж подчеркнул сходство государственной и общественной жизни чехов и немцев, отверг теорию о специфически славянском происхождении и характере общины (задруги). Анализ древнечешских легенд, прежде всего циклов о св. Людмиле и св. Вацлаве, сопоставление их различных вариантов привели его к выводу о более позднем, чем X век, происхождении легенды Христиана. Реконструкция Пекар-жем социального и культурного развития Чехии в ранний период истории, проникнутая духом космополитизма и клерикализма, расценивалась современниками как поверхностная, а выводы Пекаржа — как априорные.

В работе «Книга о замке Кост» (т. 1—2, 1909—1911; переиздана в 1970 г.) Пекарж создал широкую панораму жизни феодального поместья. На основе анализа обширного круга источников, мало использовавшихся до него, он проследил, как в течение XVII—XVIII вв.. в Чехии постоянно росло налоговое обложение. Как объективист он отметил ухудшение положения крестьянства. Вместе с тем Пекарж попытался доказать, что послебело-горский период не был временем глубокого экономического упадка, стремился защитить политику шляхты. Работа «Чешские кадастры. 1654—1789» (1913—1916), по замыслу Пекаржа, представляла собой дополнение к «Книге о замке Кост». Она включала в себя различные материалы, списки земельных участков крестьян, составленные в целях взимания налогов и отражавшие развитие налогового делопроизводства в Чехии, политику Габсбургов, направленную на экономическое подчинение чешских земель.

В конце XIX — начале XX в. публиковал свои многочисленные работы историк культуры и этнограф Ченек Зибрт (1864—1932). В 1900—1912 гг. вышла. подготовленная им пятитомная «Библиография чешской истории». С 1882 г. он являлся редактором основанного им журнала «Cesky lid» («Чешский народ»). Широкую известность ему принесли работы по истории культуры, этнографии и фольклористике. Он обогатил науку новыми данными по истории ремесла, торговли, права, музыки и т. д.

В конце XIX — начале XX в. появились монографии по новейшей истории Чехии. А. Срб в работе «Политическая история чешского народа от 1861 г. до прихода министерства Бадени в 1895 г.» (1897) и Зденек Тоболка (1874—1951) совместно с К. Крамаржем в книге «История чешской политики нового времени» (1907) сформулировали буржуазную концепцию развития чешских земель после 1848 г. Она имела четкую партийно-политическую направленность. Срб выражал взгляды старочехов, Тоболка стоял на младо-чешских позициях. Оба они доказывали, что политика чешской буржуазии во второй половине XIX в. была правильной. Сложный процесс развития чешской нации сводился в их работах к деятельности политических лидеров. Все внимание эти историки уделяли политической борьбе и переговорам лидеров чешской буржуазии с правительством. Борьба трудящихся за свои права, рабочее движение замалчивались.

С 1911 г. начала выходить под редакцией В. Новотного (1869— 1932) «Чешская политика», первый том которой в 3-х частях охватывал период до 1253 г. Издание было продолжено в буржуазной Чехословакии, отличалось богатством материала, критическим отношением к источникам. Вместе с тем в нем проявились слабые стороны позитивизма, прежде всего отсутствие идейной концепции.

Ограничение тематики исследований областью политики, идеалистическая трактовка исторического процесса были характерны для буржуазной историографии нового времени. Отказ от создания общей концепции истории вел к абсолютизации исторического факта, к отрицанию целесообразности обобщений, к признанию лишь эмпирических работ. Уход от вопросов теории, от методологического поиска был слабой стороной чешского позитивизма.

Историко-социологическое направление

Одновременно с утверждением позитивистской историографии шло становление историко-социологического направления. Определяющее влияние на его развитие оказал Томаш Гарриг Масарик (1850—1937). В 1883 г., объединив вокруг себя молодых ученых, Масарик приступил к изданию журнала «Atheneum» («Атенеум»), на страницах которого была оспорена подлинность Краледворской и Зеленогорской рукописей.

Масарик рассматривал национальную историю сквозь призму политической борьбы и сформулировал свое понимание чешского вопроса. Главные его труды — «Чешский вопрос» (1895), «Ян Гус» (1895), «Наш нынешний кризис» (1896) и др. имеют философско-социологический характер. Считая себя последователем Платона, Масарик полагал, что реальный мир являлся несовершенным отражением некоего идеального прообраза. Это привело его к отрицанию объективных законов развития. Смысл чешской истории он видел в осуществлении гуманистического идеала, в котором соединялись «гуманизм» и «религиозность». В результате Масарик пришел к гипертрофированию роли религиозных представлений в жизни общества и к. теологической интерпретации исторического процесса.

Масарик сконструировал искусственную схему чешской истории. Он выделил в ней две тождественные, по его мнению, эпохи: чешскую реформацию и национальное возрождение (весь XIX в.). Разделявший их длительный период контрреформации, писал он, привел к уничтожению сущности «чешского гуманизма», который в наиболее чистом виде проявился в деятельности Общины чешских братьев, национальное же возрождение в своих идейных исканиях развило идеи, высказанные П. Хельчицким и другими деятелями Общины. Исходя из этой схемы Масарик и оценивал деятельность выдающихся представителей национального возрождения. В работе «Карел Гавличек» (1896) он отрицательно отозвался о руководителе Пражского восстания 1848 г. И. В. Фриче, а само это выступление студентов и рабочих назвал безумством, оценив его как «роковую ошибку».

В своих работах Масарик проповедовал необходимость религиозно-нравственного обновления, самоусовершенствования чешского общества. Его взгляды подверглись критике со стороны ряда чешских ученых, отметивших, что он произвольно трактовал труды и концепции других историков, политиков и философов.

Выступая как против политического радикализма, так и против политической реакции, Масарик воспевал реформизм, социальный либерализм, способствовал разработке буржуазно-либеральной программы преобразований, осуществление которой должно было служить утверждению позиций чешской буржуазии. Он пропагандировал- идеи классового мира и национального единства, решительно осуждал идею социальной революции. В работе «Социальный вопрос» (1898) Масарик выступил как убежденный противник марксизма.

Начало научной деятельности Нидерле

В начале XX в. развернулась научная деятельность Любомира Нидерле (1865—1944), характеризовавшаяся комплексным подходом к изучению прошлого славянских народов. Нидерле хорошо знал труды и методику французских и русских позитивистов. При изучении ранней истории славян он использовал широкий круг чешских и русских источников, особенно достижения археологии. Нидерле подверг серьезной критике выдвинутую П. И. Шафари-ком романтическую концепцию ранней истории славян, отрицал автохтонность славян в Центральной Европе и единство славянской культуры. В работе «Славянские древности» (т. 1—4, 1902— 1924; частично опубликована на русском и польском языках, в сокращенном виде — на французском) он показал высокий уровень культуры древних славян и тесную'связь их истории с развитием всей Европы. Применив сравнительно-исторический метод, Нидерле уточнил древние границы расселения славянского и неславянского населения в центрально-европейском регионе. Широкую известность получила также его работа «Славянский, мир» (1909), переведенная на французский, русский и словенский языки.

Демократическое направление

В начале XX в. в условиях нового подъема национального движения, усиления активности чешского пролетариата, выразившейся в борьбе за всеобщее избирательное право, получила дальнейшее развитие демократическая линия в чешской историографии.

В рамках буржуазной историографии она представлена первыми трудами Зденека Неедлы (1878—1962), тесно связанного в этот период с позитивизмом.

Поставив перед собой цель написать историю гусизма, Неедлы опубликовал три работы об истоках и развитии гуситского песне-творчества: «История догуситской песни в Чехии» (1904), «Возникновение гуситской песни» (1907), «История гуситских песен в период гуситских войн» (1913). Он рассматривал гуситские литургические песнопения как неотъемлемую часть гуситского движения, считая, что в них отразились революционные настроения народных масс, их чаяния и стремления. Впервые в чешской историографии он обосновал тезис о тесной взаимозависимости расцвета культуры с подъемом освободительного движения.

Принципы связи, единства между различными явлениями общественного развития Неедлы положил в основу своей концепции национальной истории. Другим ее принципом было понимание истории как борьбы нового со старым, борьбы масс за лучшее будущее. Неедлы пришел к выводу, что народ — творец истории, и подчеркивал роль народных масс как решающей созидательной ее силы. Борьба народных масс, революционные периоды в истории, считал он, двигают исторический прогресс. Убеждение, что история имеет свой смысл, который придают ей люди своей деятельностью, борьбой, стремлениями к лучшему будущему, выделяло его среди других историков начала XX в.

Большое значение в идейной борьбе, которая велась накануне первой мировой войны, имела статья Неедлы «Спор о смысле чешской истории» (1913). В ней раскрыта связь истории с политикой и отмечено, что «философия истории функциональна именно с точки зрения ориентации в истории». Неедлы выступил против религиозного понимания чешской истории Масариком. Гуситское движение, подчеркнул он, надо рассматривать как борьбу чешского народа за освобождение. Специфика гусизма заключалась в том, что в нем религиозные лозунги являлись лишь одним из компонентов национальной и социальной программы гуситов. Неедлы трактовал гуситское движение как революционное, как кульминацию средневековой чешской истории. Он показал в той же статье значение национального возрождения, выделив при этом как совершенно новое обстоятельство вступление рабочего класса и крестьянства на арену политической борьбы. Неедлы критиковал отрицательные стороны позитивизма и подчеркнул активную роль историка в познавательном процессе. В высказываниях Неедлы содержались ростки того нового, что развила позднее марксистская историография.

Летописью чешского рабочего движения конца XIX в. являются мемуары Ладислава Запотоцкого (1852—1916), видного деятеля рабочего движения Чехии. Первое издание «Воспоминаний о начале рабочего движения в Чехии» Запотоцкого вышло в 1889 г., второе, переработанное, — в 1911 г. В книге освещалась история рабочего движения с конца 60-х годов XIX в., рабочей печати того периода, участия рабочих в национальной борьбе. Широко используя материалы первых социал-демократических изданий, Запотоц-кий показал распространение идей Маркса в чешском рабочем движении и весьма критически отозвался о направлении «Рабочей газеты» в период, когда ее редактором был И. Барак, подчеркнув зависимость ее тогдашнего политического курса от лозунгов либеральной буржуазии. Книга Запотоцкого прокладывала путь к новому пониманию истории, выдвигала новую проблематику.

Выдающаяся роль в формировании марксистского направления в историографии принадлежит Богумиру Шмералю (1880—1941), теоретику рабочего движения, основателю К.ПЧ. В 1906 г. он перевел на чешский язык работу Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Его статья «Исторический материализм Маркса» (1908) была направлена против ревизии марксизма и его вульгаризации. В эти же годы им написана серия статей о социал-демократии и рабочем движении: «Кто такие и чего хотят социал-демократы» (1906), «Материалы к истории рабочего движения в Австрии с упором на чешское рабочее движение» (1908) и др.

Шмераль одним из первых начал изучение истории социал-демократии, рабочего движения. Особенность его работ состояла в том, что они отличались политической заостренностью, отвечали на злободневные вопросы, стоявшие перед чешской социал-демократией. Самое крупное сочинение Шмераля «Национальный вопрос в социал-демократии до Гайнфельдского съезда» (1909) представляет собой очерк развития социал-демократического движения в австрийской части монархии Габсбургов. Первым выступив против оппортунизма в политике социал-демократической партии, Шмераль в то же время подчеркнул необходимость борьбы против национализма, в защиту пролетарского интернационализма. Очерк содержал ряд верных наблюдений относительно развития чешского рабочего движения 60—80-х годов XIX в., его связей с немецким рабочим движением и отношения к национальной буржуазии. Однако Шмераль был тогда еще непоследователен в оценке перспектив существования Австро-Венгрии, высказываясь за преобразование ее в федерацию свободных наций.

Словацкая историография

После глубокого идейно-политического кризиса 50-х годов XIX в. начался новый этап словацкого национального движения. Хотя замедленное социально-экономическое развитие Словакии, сохранение двойного национального и социально-политического гнета продолжали тормозить процесс формирования словацкой нации, национальной идеологии и культуры, в 1861 г; была сформулирована новая программа национального движения «Меморандум словацкого народа», включавшая требования о выделении автономной территории, введении словацкого языка в школах и административных учреждениях. В 1863 г. возникла Матица словацкая — культурно-научное просветительское общество. Одной из важнейших сторон ее деятельности явилось издание документов по отечественной истории. В журнале «Letopis Matice Slovenskej» («Летопись Матицы словацкой») (1864—1875) наряду с публикацией фольклора, статей по истории печатались источники, прежде всего по средневековой истории Словакии. В 1868 г. при Матице словацкой был учрежден исторический отдел, занимавшийся также археологией, этнографией и другими науками.

После преобразования империи Габсбургов в дуалистическую Монархию в условиях усиления мадьяризации Словакии наиболее острой оставалась проблема утверждения ее национальной самобытности. Важное значение в борьбе за нее имела идея автохтонности словаков. Она нашла отражение в выступлениях национальныx деятелей, широко привлекающих исторический материал и утверждавших таким образом закономерность борьбы за националь-Ные права. Примером может служить серия статей Йозефа Гурбана «Чему нас учит история» (1868).

В последней трети XIX в. были закрыты Матица словацкая и Подавляющее число словацких периодических изданий, почти полностью ликвидированы начальные школы, где обучение велось на словацком языке. Представители словацкой интеллигенции в этот. Период активно собирали и изучали памятники старины, организо-вывали библиотеки и музеи. В 1893 г. с этой целью было создано Музейное словацкое общество. Вокруг него объединились словацкие историки. Регулярно издавались «Sbornik Muzealnej slovenskej spolocnosti» («Сборник Музейного словацкого общества») (1894— 1914) и популярный «Casopis Muzealnej slovenskej spolocnosti» («Журнал Музейного словацкого общества»).

Значительный вклад в развитие словацкой историографии внес Франтишек Сасинек (1830—1914). Он был автором многочислен-ньгх работ по истории словаков и других народов, населявших венгерскую часть монархии Габсбургов. Им опубликован ряд источников по истории Словакии, а в 1876—1882 гг. он издавал журнал «Slovensky letopis» («Словацкая летопись»), печатавший статьи по истории, археологии и этнографии.

Сасинек старался с позиций романтизма защитить национальное достоинство словацкого народа от нападок шовинистически настроенных венгерских дворянско-буржуазных ученых, утверждавших, что словаки не имеют собственной истории. Большое внимание он уделял Великой Моравии, славянским поселениям в Пан-нонии, отстаивая тезис об автохтонности славян в Карпатской долине. Славянские ученые поддержали Сасинека. Он горячо выступал за национальное равноправие словаков и венгров. Привлекая многочисленные источники, он не владел, однако, методом их критики, допускал их ошибочное толкование. Несмотря на это, труды Сасинека, написанные в условиях мадьяризации, способствовали формированию национального самосознания, пробуждали у словаков интерес к прошлому.

Во многом романтическому направлению следовал- и наиболее известный в то время историк Юлиус Ботто (1848—1929), создатель буржуазной концепции истории Словакии. В работе «Словаки, развитие их национального самосознания» (т. 1—2, 1906—1910) он защищал национальные интересы словаков, доказывал их самобытность. Внимание автора привлекали лишь наиболее яркие страницы политической истории словацкого народа, подробно освещено в книге национальное возрождение. Рассматривая национальное движение, Ботто не указывал на его социальные аспекты, на формирование рабочего класса. В 1914 г. он издал научно-популярную «Краткую историю словаков», за которую подвергся преследованиям со стороны венгерских правящих кругов. Весь тираж книги был конфискован.

* * *

В чешской буржуазной историографии во второй половине XIX — начале XX в. выявилось несколько направлений. Определяющим среди них был позитивизм, представленный школой Я. Голла. Дальнейшее развитие получила демократическая тенденция, в рамках которой шел процесс формирования материалистической концепции национальной истории. В словацкой историографии романтизм сохранил свои позиции и в начале XX в.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'